Эпоха мирового кризиса. XIII. Норвегия

Эпоха мирового кризиса.  XIII. Норвегия (ср. XLVII, 708 сл.) занимает западную и северную часть Скандинавского полуострова. Она является самой северной капиталистической страной — ей принадлежит Шпицберген и остров Ян Майей, — и самой южной, так как в Антарктике она владеет островом Петра I, островом Буве и Землей принцессы Рангильды на так называемом Антарктическом материке, как базами для ее китобойной промышленности. По переписи 1936 г. население Норвегии составляет 2 884 000 чел., плотность 9 чел. на 1 кв. км, — самая низкая в Европе.

С 1935 г. у власти в Норвегии находится норвежская рабочая партия. Впервые она пришла к власти в январе 1928 г. в результате выборов в стуртинг (парламент) в 1927 г., давших Н.Р.П. 59 мест из 150. Реакционная политика консервативного правительства Ивара Люкке (1926 — 1928), проводившего политику дефляции, снижения зарплаты и принудительного арбитража за счет рабочего класса, правела к резкому обострению классовых противоречий и к победе Н.Р.П. Однако, первое рабочее правительство Кр. Хорнсруда оставалось у власти лишь три недели; организованный крупной буржуазией и норвежским государственным банком саботаж его первых мероприятий, утечки капиталов за границу и искусственная паника на бирже быстро ликвидировали это правительство. Буржуазия не могла простить кабинету Хорнсруда наличие некоторых демагогических фраз в его декларации, напоминавших лишь в отдаленной степени игру в «социализм». К власти пришло правительство либеральной  партии «Венстрэ»—Мувинкеля, получившей на выборах лишь 17% голосов. Правление Мувинкеля совпало с расцветом норвежской индустрии в период 1928—1930 гг., так как действия мирового экономического кризиса стали сказываться в Норвегии лишь в конце 1930 г. Н.Р.П. на выборах 1930 г. получила 31,40% голосов вместо 36,80% в 1927 г. Правительство И. Л. Мувинкеля осталось у власти.

Однако, в начале 1931 г. норвежская экономика вступает в мировой экономический кризис. Буржуазия предпринимает новое наступление на рабочий класс. При пересмотре тарифов колдоговоров весной 1931 г. союз предпринимателей требует снижения зарплаты. Это приводит к забастовке рабочих бумажно-целлюлозной промышленности, химической, строителей, типографов. Буржуазия требует принятия решительных мер против рабочих Либеральное правительство оказалось бессильным. Крупный капитал ставит у власти правительство кулацкой аграрной партии. Новое правительство Колстада, имевшее в своем составе фашистского военного министра Квислинга, жестоко расправляется с рабочими, посылает войска в бастующие районы, арестовывает рабочих руководителей. Кулацкое правительство Колстада не имело ни одного представителя от городов, и на парламентских выборах 1930 г. оно собрало только 16% голосов.

Аграрное правительство не способно было справиться с задачами, вызванными все растущим кризисом в норвежской экономике. К тому же разногласия в самом правительстве между умеренным крылом и фашистом Квислингом, потеря процесса в Данаи по гренландскому вопросу*) поколебали доверие буржуазии к аграрной партии. К власти в 1933 г. вновь пришло правительство И. Л. Мувинкеля. Однако, и это правительство не смогло разрешить трудности кризиса. Политика Мувинкеля направляется в первую очередь по пути снижения зарплаты, при недостаточных государственных ассигнованиях на борьбу с безработицей и искусственного роста цен на сельскохозяйственные продукты. В 1933 г. выборы вновь дали большую выборную победу Н.Р.П. Соотношение буржуазных политических партий в стуртинге за период 1927—1933 гг. распределяется следующим образом (если не считать нескольких представителей мелких партий; во всем стуртинге —150 депутатов):

*) В 1931 г. норвежские фашисты, под руководством некоего Девольда, высадились в Гренландии и аннексировали ее в пользу Норвегии Дания подала жалобу на Норвегию в Гаагский трибунал, который признал датский суверенитет над всей Гренландией и присудил Норвегии платить судебные издержки. Авантюру Девольда финансировала фашиствующая газета «Тиденс Тейн» и Квислинг.

Буржуазия, однако, еще не решалась передать власть Н.Р.П. Лишь в начале 1935 г., когда Н.Р.П. вошла в соглашение с аграрной партией об общих мероприятиях по борьбе с кризисом, мероприятиях весьма умеренного порядка и нисколько не затрагивающих основ капиталистического строя, буржуазия решила передать ей власть. Опыт «плодотворной работы» с.-д. с буржуазией в Швеции и Дании также успокоил норвежских капиталистов относительно выветривания революционной фразеологии Н.Р.П. На выборах 1936 г. Н.Р.П. получила 71 мандат и 42% голосов. Это укрепило позицию правительства Н.Р.П.— Ньюгордсвола.

Революционные и демократические традиции норвежского рабочего класса за последний период проявляются в растущих антифашистских настроениях трудящихся масс. Приход к власти наци в Германии и поддержка Берлином фашистской организации «Национальное возрождение» Квислинга, наконец, опыт последней мировой войны, когда немцы потопили 1,3 млн. тонн норвежского флота с командами, и возможность его повторения в будущем вызвали сильное антифашистское движение в стране. Стремление к общей военно-оборонительной солидарности скандинавских держав против эвентуальной фашистской агрессии, увеличение ассигнований на оборону в бюджетах 1938—1940 гг. отражают эти настроения. Визит министра иностранных дел Кута в Москву в апреле 1936 г. и его заявление о верности Норвегии делу мира и принципам Лиги наций также являются отражением этих настроений. Одновременно норвежскому рабочему классу приходится бороться: 1) против своей буржуазии, собирающейся на принципе так называемого «нейтралитета» заработать во время войны на обслуживании «свободы мореплавания» для агрессоров, и 2) против тех «пацифистов», которые в оказании несопротивления агрессору усматривают цель настоящей «мирной политики». Норвежские трудящиеся массы чувствуют, что в предстоящей тотальной войне, подготовляемой фашизмом, ни одна страна не может быть гарантирована от оккупации агрессором.

За период 1920—1930 гг. Норвегия продолжала дальнейший хозяйственный процесс превращения в индустриально-аграрную страну, где промышленность, построенная на использовании последних усовершенствований техники, именно химическая и электрохимическая, занимает доминирующее положение в экономике. В период кризиса хозяйственное положение этой страны, зависящее в первую очередь от внешних рынков, резко ухудшилось, но с переходом к депрессии особого рода, а затем к оживлению, оно заметно улучшается, хотя и не в такой, степени, как в соседних Швеции и Дании. В 1931 г. индекс производства составлял 78,1 (1929=100), в 1935 г. — 107,6 и в 1937 г. — 124,7. Процесс индустриализации страны за последние несколько десятков лет характеризуется следующей таблицей:

Для характеристики диспропорции между удельным весом аграрной в промышленной отраслей национальной экономики укажем, что на каждого производителя в группах 1 и 6 приходится ежегодно 2 000 крон, в группах 3 и 5 — по 5 000 кр. В мореходстве занятость населения почти в 10 раз меньше, чем в сельском хозяйстве и рыболовстве, но его доля в Национальном доходе только в три раза меньше.

Норвежская экономика в исключительно сильной степени зависит от мировой экономики. Она специализировалась на некоторых отраслях, имеющих исключительно экспортное значение, как лесоматериалы, бумажно-целлюлозная и химическая промышленность, торговый флот, китовый жир, и, наоборот, сильно зависит от заграницы в отношении ввоза предметов первой необходимости, некоторых видов сырья и т. п. На каждого жителя в среднем внешний товарооборот составляет от 420 до 480 кр. в год.

Сельское хозяйство не в состоянии прокормить страну. Свыше 50% зерновых продуктов приходится ввозить из-за границы. Всего ввозится в год от 400 до 500 тыс. тонн зерна. Благодаря искусственным и дорогостоящим мероприятиям правительству удалось в годы кризиса удержать зерновое хозяйство на предкризисном уровне. Особые внутренние протекционистские мероприятия были приняты в отношении развития производства пшеницы. За каждый центнер сданной зерновой монополии пшеницы земельный собственник получает премию, прогрессивно увеличивающуюся по мере увеличения сдачи. Фонд этих премий образуется путем поддерживания цен на высоком уровне при государственной монополии зернового ввоза. Производство зерна в стране рисуется в следующем виде (в тысячах тонн):

Правительственные мероприятия по поддержанию высоких цен на продукты животноводства привели в годы кризиса к известному росту собственной мясной и молочной продукции. Естественно, что потребитель и малоземельный крестьянин оплачивал государственные кризисные мероприятия по помощи кулацким хозяйствам. При наличии стада в 180 тыс. лошадей. 1 350 тыс. голов рогатого скота, 315 тыс. свиней, 1 750 тыс. овец и 340 тыс. коз продукция животноводства рисуется в следующем виде (в тыс. тонн):

1934 г.; 1928 г.

Говядина – 42; 30;

Баранина – 14; 13;

Жиры – 35; 30;

Молоко – 1310; 1190.

Животноводство имеет более товарный характер, чем зерновое хозяйство. Из валового дохода полевого хозяйства в 400 млн. крон товарный характер имеют только 120 млн. крон, между тем как из валового дохода животноводства в 420 млн. на товарный рынок попадает продукции на 330 млн. крон. Таким образом, доход в целом составляет 450 млн. крон.

Норвегия является по преимуществу страной мелкого землевладения, и малоземельный крестьянин не может прокормиться на своем карликовом участке; он обычно имеет побочные заработки, как рыболовство местного значения, кустарничество, мелкая пищевая промышленность, разведение пушных зверей, обслуживание туристов и т. д. Таким образом, главный рыночный доход от товарного обращения сельскохозяйственных товаров перепадает капиталистическим хозяйствам, составляющим около 10% сельских хозяйств. Последняя перепись распределения собственности обрабатываемой земли, составляющей около 1 000 000 га, рисуется следующим образом:

Многолошадные сельские хозяйства являются вполне капиталистическими хозяйствами, эксплуатирующими живую рабочую силу малоземельных и безлошадных крестьян. Кулацкие помещичьи хозяйства задают тон в норвежской деревне. Они также сильно выиграли от такого кризисного мероприятия, как списание с них части задолженности государству. При последней переписи 1933 г. все сельское хозяйство оценивалось в 3 078 млн. крон, задолженность была 1 391 млн., или 45,2%, причем задолженность мелких крестьян составляла 50%, а кулаков – 44%. Списание долгов касалось хозяйств, которые «временно попали в затруднительное финансовое положение», т. е. опят-таки кулацких элементов.

Исторические условия Норвегии не способствовали созданию здесь ни крупного землевладения, ни класса феодалов и крепостных. Застрельщиком борьбы за национальную независимость против датского владычества (до 1814 г.) и затем против унии со Швецией (1905) выступало в первую очередь норвежское крестьянство и демократические элементы города. Норвежская конституция и по сию пору носит следы крестьянской демократии, прежде столь характерной для этой страны с ее разрозненными населенными пунктами, хуторским устройством, отсутствием деревень, самой низкой в Европе плотностью населения и редкими путями сообщения. Но ошибочно было бы думать, что и на сей день сохранились в норвежской деревне первобытно-демократические отношения, известные нам по произведениям крестьянских писателей Кристофорсена или Гарборга.

Индустриализация страны внесла расслоение в деревню и неравномерное развитие отдельных частей страны. У подножия сильного водопада, у излучины реки, в диком ущелье, у истока глубоко вдающегося в страну фиорда вырастали электрические станции, рудники и фабричные поселки. Одновременно с этим в других частях страны крестьянское хозяйство оставалось нетронутым, как и несколько поколений тому назад. В то время как на западе страны, в прибрежных рыболовных районах, сохранились в общем мелкие крестьяне, в восточной, Эстланде, создалось крепкое крестьянство, кулачество, эксплуатирующее наемную рабочую силу. Остатки старинного германо-скандинавского права о переходе крестьянского двора к одному сыну создавали относительную перенаселенность в норвежской деревне. Неблагоприятные естественные условия наряду с остатками отсталого права наследования мешали дальнейшему расширению обрабатываемой земли. Часть избыточного населения поглощалась развивающейся городской индустрией, часть пополняла ряды сельскохозяйственного пролетариата, но значительно большая часть эмигрировала в США и Канаду. В последних двух странах живет свыше двух миллионов норвежцев при наличии в самой Норвегии 2 800 000 жителей. Главную массу сельскохозяйственного пролетариата, как мы ниже указывали, составляют лесные рабочие, известная же часть батраков находится в услужении крепких крестьян. Положение этой группы батраков является наиболее тяжелым. Их насчитывается в норвежской деревне от 45 до 50 тыс. человек  рабочая неделя в среднем 70 часов, заработная плата от 15 до 25 крон в месяц при хозяйских харчах и жилье. В последние годы, в связи с ограничением эмиграции в Америку, избыточное население норвежской деревни растет, давя на заработок батраческого труда В годы кризиса даже наблюдалась реэмиграция из Канады: канадские фермеры и лесорубы норвежского происхождения, гонимые безработицей и непосильными налогами, возвращались на родину.

Из этой группы батраков пополняются ряды многочисленной городской домашней прислуги, число которой доходит в Норвегии до 80 000 человек. Положение домашней прислуги несколько лучше, чем в деревне, заработная плата поднимается до 50 кр.

В лесном хозяйстве, приносящем ежегодно от 100 до 120 млн. кр. дохода, собственность является крупнокапиталистической. В руках нескольких помещичьих семейств, как Левеншольды, Ведел-Ярлсберги, Анкеры, и промышленных обществ, как Боррегор, сосредоточены колоссальные лесные массивы. В период кризиса процесс капиталистической экспроприации лесных площадей у мелких крестьян продолжался усиленным темпом. Норвежская бумажно-целлюлозная промышленность создает себе постоянную и крепкую базу в лесном сырье. 150 лесовладельцев на сегодняшний день владеет 11,7, млн. мол леса, или 16% лесных массивов, а 63% крестьян — только 8,7%. Рентабельными по существу являются лесные хозяйства крупных обществ. Капитализм и банки по мере создания дифференциальной ренты в новых лесных районах, связанной с проведением дорог, постройкой электростанций и т. п., присваивают себе крестьянские участки, бывшие в фермерском владении одного семейства в течение нескольких сот лет.

Положение рабочих лесной промышленности, рубщиков, сплавщиков, возчиков, является особенно тяжелым. В годы кризиса зарплата лесных рабочих спустилась ниже голодного минимума. Волнения в 1931-1933 гг. беспрестанно повторялись в Хейдмарке, основном лесном районе страны. Необходимость применения «крепкой руки» против лесных рабочих была одной из причин прихода аграрной партии к власти в 1931 г.

Рыболовный промысел является одной из самых старых отраслей промышленности Норвегии. Целые районы, как север Норвегии, Финмаркен и Нурлан, живут только от ловли трески. В соседней прибрежной Норвегии ловится зимняя сельдь, стурсиль, и южнее — весенняя сельдь, ворсиль; брислинг ловится в юго-западной Норвегии и является главным сырьем для рыбоконсервной промышленности Ставангера; жирная, мелкая сельдь ловится круглый год. Рыболовный промысел работает преимущественно на экспорт. Сушеная и вяленая рыба направляется в южные католические страны (главная пища во время постов), свежая — в Англию, соленая сельдь — в Германию, в СССР — треска и одно время соленая сельдь, приготовленная по специально «русскому засолу.» Рыболовное население северной и средней Норвегии находится в кабале у крупных рыботорговцев. В период сезонного лова в Финмаркене, на Луфутенских и Уфутенских островах, в Мере, Согн и Фьюрдане рыбоэкспортеры заранее скупают весь предполагаемый улов по низким ценам у задолжавшихся у них же и их агентов рыбаков. Благоприятный улов, особенно в период кризисов, является несчастьем для рыбаков. Большая часть улова тогда перемалывается на удобрение. Норвежский улов является самым высоким в Европе, но его доход для рыбацкого населения является весьма низким, вследствие зависимости его от экспорта и акул-экспортеров. За годы кризиса улов и его стоимость выражались в следующих цифрах:

Годы

Улов в тыс. тонн

Стоимость в млн. крон

1929

980

89

1930

1000

90

1931

740

64

1932

910

61

С 1933 г. конъюнктура на рыбном рынке улучшается; доход от рыболовства поднимается до уровня 1929 г.

В рыболовстве участвует от 100 до 110 тыс. населения, средний доход их в 600 крон не является высоким.

Рыболовство местного значения, не включенное в статистику, составляет в среднем около 100 тыс. тонн в год, приносит до 10—12 млн. кр. дохода, и является подсобным промыслом для крестьян.

Норвежская промышленность, специализированная на норвежском специфическом сырье — дешевой гидроэнергии, азоте и лесоматериалах, — является на 30% экспортной промышленностью. Это в первую очередь относится к электрохимической промышленности, бумажно-целлюлозной и рудной. Если взять первый год перехода экономического кризиса в депрессию особого рода — 1933 г., то валовая продукция норвежкой промышленности составляла 1 330 миллионов кр., из которых 400 млн., или 30%, шло на экспорт. При экспорте в 1933 г. в 558 млн. кр. вывоз промышленного производства составлял почти 75%.

Норвежская обрабатывающая промышленность в 1934 г., за вычетом стоимости сырья, подсобных материалов, амортизации и т. п., представляется в следующем виде (см. таблицу).

Отрасли 1, 2, 7, 8, 10 и 11 работают главным образом на экспорт. Наиболее концентрированными являются те отрасли, где применяется гидроэнергия как целлюлозная, электрохимическая, рудная и электроснабжение. В отношении производства некоторых видов электрохимической промышленности, как селитры, ферросплавов, алюминия, Норвегия занимает выдающееся место. Почти все производство алюминия в 30 000 тонн при производственной мощности в 37 000 тонн идет на экспорт.

Заработная плата в Норвегии в номинальном выражении равняется шведской. Но, учитывая более высокий индекс жизни в Норвегии и несколько более низкий курс норвежской кроны, можно считать, что реальная зарплата в Норвегии на 15% ниже, чем в Швеции. Она выражается, считая, что часть фонда оплаты служащих, как тантьемы, дивиденды, совмещение руководства предприятием с владением акциями, относится к капиталистической прибыли – в 50% ценностей, создаваемых обрабатывающей промышленностью. Другими словами, норма эксплуатации выражается в 100%.

Дешевая гидроэнергия является базой норвежской электрохимической индустрии По степени электрической энергооснащенности она является первой страной в мире. Мощность действующих гидростанций исчисляется в 2,6 млн. л. с., из коих используется 80 — 85%. Электрическая энергия распределяется следующим образом: химическая и электрохимическая промышленность — 25%, прочая индустрия - 50%, освещение и пр. — 25%.

Кризис, охвативший страну в 1931 году, когда индекс производства спустился за один 1931 г. на 30% содействовал созданию в этой маленькой стране хронической безработицы, не рассосавшейся до сих пор. Число занятых рабочих за годы кризиса выражается следующим образом:

В настоящее время число рабочих достигает уровня 1930 г. при росте производства больше чем на ¼. Если учесть, что в 1930 г. безработных в городах было 50 000 чел. и традиционным норвежским промыслом. Как отрасль народного хозяйства, зависящая исключительно от мировой торговли, она в период кризиса переживала исключительно тяжелые времена. Это видно из следующей таблицы (валовая сумма фрахтов за кризисные годы):

Чистый доход от торгового мореплавания, за вычетом текущих расходов в заграничных водах, составлял от 250 до 300 млн. кр. ежегодно в последние предкризисные 1927—1930 гг. В связи с падением курса кроны в 1932—1934 гг. до 60—54% паритета, производственные расходы арматоров в заграничных водах значительно повысились в норвежском валютном выражении, и доход от мореплавания спустился за эти годы ниже 200 млн. кр. В последующие годы депрессии особого рода и оживления норвежское торговое мореплавание еще не могло достигнуть уровня 1928 г., отчасти благодаря существующим низким фрахтам на мировом рынке и разрыву между курсом кроны и иностранных валют. Так, в 1934—1935 гг. фрахтовая ставка была 76, в 1936 г. — 90, и только в 1937 г. она достигла уровня 1929 г. В 1931 г. более норвежского тоннажа была на приколе. Прекрасные современные пароходы превратились в дешевые гостиницы в Ословском и Бергенском портах. Мелкие арматоры разорялись, многие суда продавались на слом. Крупные навигационные общества, как В. Вильгельмсен, Ив. Ан. Кристенсен, Бергенске Дампшибселскап, владеющие сотнями тысяч тонн, вышли из кризиса без мелких конкурентов, сбивавших обычно высокие фрахтовые ставка, и с обновленным флотом. Норвежский флот теперь является технически самым усовершенствованным в мире. Больше половины регистровых тонн, 2 000 000 т, составляет моторный флот. Только одна Англия в абсолютных цифрах моторного флота (3 000 000 т) превышает Норвегию.

На 1 января 1938 г. норвежский флот насчитывал 4 540 000 т и превосходил японский (4 216 000). В течение года он перегнал японский и стоит на третьем месте после Англии и США. Нужно также учесть, что часть норвежского флота, во избежание налогов на родине, плавает под чужим флагом. Некоторые страны, как Панама, Эквадор и др., создали целую индустрию из торговли своим национальным флагом. Удельный вес торгового флота в жизни страны виден из следующей таблицы:

На каждые 1000 жителей приходится тоннажа:

В Англии – 470;

В США – 107;

В Японии – 65;

В Германии – 60;

В Норвегии – 1500.

Строительство норвежского флота проходит на 80% за границей, в Англии, Дании, Швеции. Отечественные верфи не могут конкурировать с иностранными. Отсталость норвежской судостроительной промышленности служит у буржуазии беспрестанным поводом наступления на зарплату, выдвигая ее снижение как средство конкурентоспособности с заграницей.

С норвежским мореплаванием тесно связан зверобойный флот и зверобойный промысел, развившийся в крупную индустрию. Эта индустрия в ее современных размерах является совершенно новой для Норвегии и насчитывает всего каких-нибудь 15 лет. Она развивается исключительно за счет боя кита в Антарктике. Развитие маргариновой промышленности после войны, связанное с ухудшением положения широких масс, предъявило большое требование на китовый жир. Норвежцы оказались пионерами в антарктическом китобойном промысле и дают около 2/3 мировой продукции китового, жира. В Антарктику отправляются целые экспедиции с салотопками в 20—30 тыс. тонн. Все процессы производства от боя кита до консервирования китового мяса проходят на месте. Ежегодно армада норвежских китобоев в составе флота в сотни тысяч тонн отправляется в августе-сентябре из городов Сандефьюр и Торнсберг, расположенных на обоих берегах входа в Ословский фиорд, в Антарктику. Развитие китобойного флота и добыча китового жира шли следующим образом:

Китобойная промышленность в Норвегии в известной степени определяет внешнюю политику страны. Оккупация островов Буве и Петра I в антарктических водах, занятие Земли им. принцессы Рангильды на антарктическом материке, «теоретический» спор о том, является ли Россово море открытым или внутренним, взаимоотношения с Новой Зеландией и т. п. определяются интересами китобойной промышленности, приносившей стране в хорошие годы до 150 млн. кр. Знаменитые антарктические экспедиции полярника Рисер-Ларсена, открывшего новые земли и доказавшего, что «Антарктика кишит непроходимыми для судов китовыми стадами», были предприняты на средства китобойных магнатов Ларе Кристенсена и Свен Фойн Брюнна и должны были опровергнуть требование ихтиологов и зоологов об ограничении убоя кита. Норвежский хищнический убой кита временно в кризисные годы регулировали не бессильные выкладки ученых, но политика мирового жирового треста братьев Унилевер.

В 1931—1932 гг., в разгар мирового кризиса, трест Унилевер, скупивший всю норвежскую китово-жировую продукцию, отказался платить прежние высокие цены. Это повлекло за собой крах многочисленных китобойных обществ, разорение целых районов страны, живущих от антарктического китобойного промысла. В 1931—1932 гг. от этого промысла было реализовано всего от 15 до 20 млн. кр. вместо 150 млн. в сезон 1930 г. В 1932 г. норвежский флот почти не участвовал в промысле. В 1932—1933 гг. было заключено новое соглашение с Унилевером об ограничении производства жира и снижении цен. В 1932—1933 гг. продукция китового жира составила 70% продукции 1930 г., но его ценностное выражение составило только 35%  - 54 млн. крон. В 1935—1937 гг. она составляла по 70 млн. кр. Реализация улова последующих лет не должна выйти за пределы цен и валовой продукции, указываемой ежегодно Унилевером. Унилевер активно вмешивается во внутреннюю жизнь Норвегии. В 1931 г. он заставил правительство Мувинкеля продать ему, вопреки норвежскому законодательству о концессиях, маргариновые и жировые фабрики Денофа и Лилеборг. Правительство пало по этому вопросу, но пришедшее на смену Мувинкелю правительство аграрной партии Колстада вынуждено было полностью подчиниться требованию Унилевера контролировать норвежскую жиро-маргариновую промышленность.

Состояние норвежской внешней торговли за годы 1929—1936 отражает тяжелые для страны экономические последствия кризиса:

1937 год является рекордный для  норвежской внешней торговли. За январь-ноябрь ввоз составляет 1 186,4 млн. крон против 832,2 млн. за соответствующий период прошлого года. Вывоз за тот же период — 825 млн. В круглых цифрах за весь год ввоз составит 1 300 млн. крон и вывоз 900 млн. крон.

Алюминия вывезено 21 тыс. тонн против 14 тыс. тонн, никеля — 6,5 тыс. тонн против 5,8, железной руды — 900 тыс. тонн против 80, древесной массы и целлюлозы — 845 тыс. тонн против 720, или на 100 млн. крон против 77 млн. за 1936 г.

Первое место во внешней торговле Норвегии занимает Англия, второе — Германия. Это явление характерно для всех стран Скандинавии. Оборот Норвегии с Англией и странами Ословской Антанты, составляет свыше 45% импорта и около 50% экспорта. Германия в последнее время увеличила свою долю в норвежском экспорте, главным образом, за счет вывоза медной и железной, руды и алюминия.

Резкая пассивность норвежского баланса покрывается благоприятным платежным балансом, главным образом за счет доходов от судоходства, китобойного промысла и туризма. Благоприятный расчетный баланс постепенно уменьшает внешний долг Норвегии, содействует накоплению иностранных, фондовых ценностей в стране и выкупу предприятий с иностранным капиталом. За 1932-1936 гг. уменьшение иностранной задолженности выражалось следующей тенденцией увеличения внутреннего долга:

Для характеристики норвежского расчетного баланса приведем данные за 1933 г., когда вследствие резкого сокращения пассивного торгового сальдо — 107 млн. крон против 394 в 1931 г. — удалось свести расчетный баланс с активом в 85 млн. кр.:

Активное расчетное сальдо выражается в 84 млн. крон.

Хозяйственное положение страны за последние 1936—1937 гг. заметно улучшилось, отчасти благодаря военным заказам Германии и занятости торгового флота при перевозке шведской руды для Германии через норвежский порт Нарвик, усиленному мировому спросу на норвежский алюминий, ферросплавы, медь и т. п. Действия надвигающегося кризиса в Норвегии скажутся на сей раз значительно раньше, чем в 1929—1930 гг. Об этом уже свидетельствуют довольно пессимистические прогнозы статей норвежской прессы в конце декабря 1937 года, и наметившееся с апреля 1938 г. падение индексов производства и цен.

Май 1938 г.

Номер тома55
Номер (-а) страницы654
Просмотров: 20

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я