Эпоха мирового кризиса. XVI. Латвия

Эпоха мирового кризиса.  XVI. Латвия (ср. XLVII, 730 сл.) В первые же годы после возникновения Латвии как независимого буржуазного государства, она испытывала серьезные экономические трудности, объяснявшиеся в первую очередь тем, что она потеряла прежние связи с Советским Союзом, ее экономика была недостаточно конкурентоспособна для сбыта продукции на внешних рынках, а внутренний рынок был чрезвычайно сужен ввиду низкого жизненного уровня широких масс латвийского народа.

Наступление мирового экономического кризиса значительно обострило внутренние и внешние противоречия латвийского капитализма. Сельское хозяйство Латвии почти не выходило из кризиса после войны. Промышленный кризис в Латвии разразился в 1930 г. В 1931 году кризис охватил уже все отрасли промышленности, сельского хозяйства, финансов и внешнюю торговлю. Обострение классовых противоречий на почве переживаемого кризиса создало серьезную опасность для устоев латвийского буржуазного государства. В этих условиях нарастания революционного кризиса в стране реакционные круги латвийской буржуазии и кулачества прибегли к установлению насильственным путем фашистской диктатуры как средства сохранения капиталистической системы и как средства для переложения всех тягот кризиса на плечи трудящихся масс.

Фашистский переворот в Латвии произошел 15 мая 1934 года. Движущей силой его явилась кулацкая партия «Крестьянский союз», руководимая Карлом Ульманисом и генералом Балодисом. Установив фашистскую диктатуру в стране, правительство Ульманиса стало на путь реакции в области внутренней политики. В качестве мер подавления революционного движения в стране и в целях подавления любого голоса критики, правительство распустило все политические партии в стране, арестовало левых политических деятелей, произвело чистку государственного и коммунального аппарата от всех неугодных фашистскому правительству лиц и насадило везде своих сторонников. В области внутреннего устройства страны правительство Ульманиса, подражая итальянскому фашизму, стало на путь создания по принципу итальянских корпораций камер, представляющих различные слои населения в зависимости от их профессии. В этом плане создано 9 камер: промышленная, сельскохозяйственная, ремесленная, труда, культурная и т. д. Венчает эту систему государственный хозяйственный совет, объединяющий все камеры. В задачу корпоративной системы входит примирение «классовых противоречий» в стране. В области экономической политики латвийское правительство стало на путь широкого поощрения монополии, на путь государственных субсидий кулацким слоям деревни и капиталистическим классам города, выплаченных за счет налогов, выжимаемых из народных масс.

Приход к власти фашизма отразился, естественно, не только на внутренней, но и на внешней политике Латвии. Но раньше, чем охарактеризовать внешнюю политику фашистского правительства, необходимо остановиться на политике Латвии до прихода к власти фашистов.

Традиционной политикой буржуазной Латвии с момента ее возникновения явилась ориентация на государства Антанты и в первую очередь на Англию, в лице которой буржуазная Латвия видела гаранта своей независимости. Латвийские буржуазные круги многие годы работали над тем, чтобы втянуть Латвию в блок прибалтийских государств, целью которого явилась бы война против Советского Союза. Пропагандирование в печати идей блока прибалтийских государств сопровождалось враждебной пропагандой против Советского Союза, который враждебные Советскому Союзу в Латвии круги пытались представить как государство агрессора, стремящегося, якобы, поглотить прибалтийские государства. В отношении других государств латвийская внешняя политика стремилась к поддержанию нормальных отношений. Такова была в частности политика Латвии в отношении Германии.

Изменение политической обстановки Европы в связи с приходом к власти германского фашизма и изменение вслед за этим расстановки сил на европейской арене отразилось соответственно и на настроениях латвийских буржуазных кругов и на внешней политике Латвии. Победа в январе 1933 года фашизма в Германии е его открытой программой захватов и, в частности, превращения государств Прибалтики в свою колонию, не могло не вызвать серьезных опасений у латвийской буржуазии за судьбу независимого латвийского государства.

Вслед за приходом к власти Гитлера в Германии отношения между Латвией и Германией резко обострились. В Латвии широко проводился бойкот германских товаров, в печати и в сейме раздавались резкие выпады по адресу германского фашизма. В ответ на это Германия запретила 10-го июня 1933 года ввоз в Германию латвийского масла. Это еще более обострило латвийско-германские отношения. Результаты кризиса латвийско-германских отношений резко сказались на внешней торговле Латвии. Последняя сильно сжалась в своем объеме.

Особенно остро стала ощущаться в Латвии угроза германской агрессии с момента заключения 26 января 1934 года польско-германского пакта о ненападении, с подписанием которого в печати определенно связывались слухи о германо-польском сговоре о разделе Прибалтики.

Ясно вырисовавшаяся угроза германской агрессии заставила латвийское правительство сделать известные выводы в вопросах внешней политики. В этой связи можно отметить (во второй половине 1933 и в первой половине 1934 гг. до прихода к власти в Латвии фашистского правительства Ульманиса) тенденцию к возможному укреплению связей с Англией и Францией и улучшение отношений с Советским Союзом. В качестве одного из новых для данного момента элементов во внешней политике Латвии следует отметить широкую пропаганду в печати о необходимости образования Прибалтийской Антанты в составе Латвии, Эстонии и Литвы.

Идея создания блока прибалтийских государств не являлась новой. Инициатива образования блока прибалтийских государств исходила от держав Антанты. Первые попытки создания блока были сделаны в момент образования прибалтийских государств, с целью использования государств Прибалтики в качестве плацдарма для интервенционистской войны против СССР. Блок мыслился в двух вариантах: в составе государств Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и Румынии (южный блок), и в составе государств Прибалтики, Польши и Скандинавии (северный блок). Начиная с 1920 года, по инициативе Франции и ее союзника Польши неоднократно происходили конференции в столицах государств участников соглашения, где обсуждался вопрос о создании блока, направленного против Советского Союза. Наивысшего развития идея создания блока прибалтийских государств получила в 1922 году, когда в Варшаве было подписано соглашение об образовании блока, так называемый «варшавский аккорд». Однако, этому соглашению не суждено было реализоваться ввиду того, что Литва выпала из этого блока в силу своего конфликта с Польшей из-за Виленщины, а Финляндия отказалась ратифицировать это соглашение вследствие того, что оно имело антигерманское острие, на что не могла пойти Финляндия, состоявшая в очень близких отношениях с Германией. Позже в Латвии возникала в 1923 и 1927 годах идея о создании малого блока прибалтийских государств в составе Латвии, Литвы и Эстонии, но ввиду сдержанного отношения к нему Литвы Соглашения достичь не удалось.

С приходом к власти в Германии Гитлера, выступавшего не только с угрозами, но и прямыми агрессивными действиями против Литвы в Мемельской области, меняется отношение Литвы к прибалтийскому блоку. На этот раз в качестве инициатора создания прибалтийского блока выступает Литва.

25 апреля 1934 года Литва обращается с меморандумом к Латвии и Эстонии, в котором излагает необходимые условия создания блока прибалтийских государств. Инициатива Литвы встретила весьма активное германо-польское противодействие, выразившееся в исключительно сильном нажиме указанных государств на Латвию и Эстонию в смысле их отказа от принятия литовского предложения. После длительных переговоров соглашение было подписано 12 сентября 1934 года в Женеве.

Соглашение между Латвией, Литвой и Эстонией от 12 сентября 1934 года не является военно-оборонительным союзом и не содержит военной клаузулы. Основная цель соглашения — координация действий указанных государств в области международной политики. В этой связи устанавливается также тесное сотрудничество дипломатических и консульских представительств государств, участников соглашения. Соглашение, однако, устанавливает, что предусмотренная координация действий в области внешней политики не распространяется на некоторые специфические вопросы литовской внешней политики. Имеется в виду литовско-польский конфликт из-за Виленщины. Соглашение является открытым для вступления других государств при условии согласия всех участников его. Срок действия соглашения — десять лет.

Вопрос о создании Прибалтийской Антанты, как указано выше, возник до прихода к власти в Латвии фашистского правительства Ульманиса.

Поскольку основным ядром фашистской группировки, ставшей у власти в Латвии, явился «Крестьянский союз», — кулацко-буржуазная партия Латвия, которая всегда добивалась хороших отношений с Германией, — и поскольку идеологически латвийский фашизм близок гитлеризму, можно было ожидать, что латвийское правительство будет стремиться добиться дружбы с гитлеровской Германией. Последующее развитие показало, что эти предположения целиком оправдались. Если в первые месяцы своего пребывания у власти, то есть летом 1934 года, латвийское правительство вынуждено было проявлять сдержанность к гитлеровской Германии, ввиду выявившихся совершенно очевидных агрессивных действий Германии, как то: попытка фашистского путча в Австрии 25 июля 1934 года, подрывная работа в Мемеле и т. д., и отсюда стремление оградить свою безопасность путем подписания соглашения о Прибалтийской Антанте, совместная с Эстонией декларация в Москве о том, что Латвия относится благожелательно к восточному пакту, — то уже осенью 1934 года латвийское правительство делает серьезные шаги, направленные к расчистке атмосферы в латвийско-германских отношениях и установлению дружбы с гитлеровской Германией. В этой связи можно упомянуть о таких фактах, как вынесение 25 октября 1934 года исключительно мягкого приговора участникам нелегальной гитлеровской организации в Латвии, так называемого «Немецко-балтийского братства», отмена 26 октября решением кабинета министров Латвии празднования 22 июня годовщины победы латвийско-эстонской армии под Венденом над немецкими оккупационными войсками так называемой «железной дивизии» фон дер Гольца и немецко-балтийским ландсвером. Далее, следует указать на изменение позиции латвийского правительства в вопросе о восточном пакте ввиду выявившегося резко отрицательного отношения к пакту со стороны Германии и Польши.

Последующие годы, 1935 и 1936, прошли под знаком дальнейшего развития германо-латвийских отношений в области экономической, торговой и культурной. Особенно значительно экономическое проникновение Германии в Латвию. Достаточно указать, что в 1935 году на долю Германии падало 21,7 млн. лат, или 25% всего иностранного капитала, размещенного в Латвии. На долю Германии падает 65% акционерного капитала в металлопромышленности. Велико влияние Германии также и в других отраслях промышленности. Очень значительна доля Германии во внешней торговле Латвии. Достаточно сказать, что в 1935 году на долю Германии падало 37,2% латвийского экспорта, в то время как Англия оттеснена на второе место. На долю последней падает 22,9 % импорта и 32,3% экспорта. Интенсивно развивались также отношения между Германией и Латвией и в других областях, как-то: печати, «культурной» и т. д. Следует отметить, что так называемая «культурная» связь служит ширмой для шпионской работы.

Отношения между Латвией и Англией за указанное время шли по линии главным образом укрепления экономических связей. 17 июня 1934 года Латвия заключила с Англией торговый договор, гарантирующий определенный контингент товаров латвийского производства, ввозимых в Англию беспошлинно. К такого рода товарам относится бекон, масло, сыр, яйца и птица. В свою очередь Латвия взяла на себя твердое обязательство покупать в Англии 10 тысяч тонн сельдей и расширить импорт некоторых других промышленных изделий Англии. Правительство Ульманиса признало старый довоенный долг города Риги лондонскому банку «Братья Лазар». В Англии создалось общество сближения с прибалтийскими государствами, созданное по инициативе консервативного депутата Артура Боссом. В 1934 году английский флот нанес визит Риге и был там встречен весьма дружественно. В 1935 году Латвия направила торговую делегацию в Англию для расширения связи с английскими промышленными кругами. В октябре 1935 года для переговоров по экономическим делам в Лондон выезжал Монтерс, товарищ министра иностранных дел Латвии.

На протяжении ряда лет Латвия стремилась к укреплению политических отношений с Францией, поскольку она рассматривала ее, так же, как и Англию, как одного из гарантов сохранения независимости латвийского государства. Однако, никаких соглашений серьезного характера между Францией и Латвией заключено не было. В сентябре 1933 года Латвию посетил, проездом из Москвы, видный французский государственный деятель Эдуард Эррио. В последующем латвийско-французские отношения развивались главным образом по линии торговли. Франция отнеслась благожелательно к заключению пакта прибалтийских государств.

На латвийско-польской дружбе весьма серьезно отразилось заключение германо-польского пакта от 26 января 1934 года, который в Латвии рассматривался как пакт, направленный к разделу Прибалтики. Это убеждение подкреплял факт отказа Польши от принятия предложения советского правительства от декабря 1933 года о совместном гарантировании территориальной неприкосновенности прибалтийских государств, а также статьи в польской печати, в которых некоторые «литераторы», например, Студницкий, призывали к разделу Прибалтики и, в частности, к разделу части латвийской территории. В июле 1934 года министр иностранных дел Польши Бек посетил Ригу и стремился рассеять латвийские опасения на счет польско-германских планов раздела Прибалтики, однако ничего нового в латвийско-польские отношения этот визит не внес.

Серьезно сказывается на ухудшении латвийско-польских отношений существующий между Латвией и Польшей спор из-за шести волостей Илукского уезда, отошедших Польше, а также огромный пассив в торговле Латвии с Польшей. Между Польшей и Латвией существуют весьма развитые отношения по линии военной.

С Эстонией Латвия связана военно-оборонительным договором, заключенным в 1923 году на 10 лет и вновь продленным на тот же срок. С Литвой Латвия связана договором от сентября 1934 года. Отношения между тремя государствами развиваются сейчас на базе указанного выше договора.

Развитию добрососедских отношений Латвии с Советским Союзом долгие годы после образования Латвии мешало, с одной стороны, классово-враждебное отношение латвийской буржуазии к Советскому Союзу, как к стране социализма, с другой — постоянно оказываемое иностранное влияние на латвийскую внешнюю политику, направленное на ухудшение отношений с СССР и на участие Латвии в военной интервенции против Советского Союза: последняя, как известно, готовилась в свое время весьма энергично враждебными Советскому Союзу Англией и Францией. Известный перелом в отношениях Советского Союза с Латвией сыграло подписание в 1927 году советско-латвийского торгового договора, происшедшее после разрыва англо-советских отношений. В последующие годы, в связи с ростом мощи советского государства и превращением его в первоклассный фактор международной политики и активнейшего борца за мир, отношения Латвии к Советскому Союзу стали меняться. Изменение европейской обстановки в связи с нарастанием угрозы со стороны агрессивного германского фашизма заставило руководящие круги Латвии искать скорейшего урегулирования и улучшения латвийско-советских отношений. Это нашло свое выражение в целом ряде актов, подписанных между Латвией и Советским Союзом. В этой связи в первую очередь следует указать на подписание 28 августа 1932 года пакта о ненападении между Латвией и СССР, заключение которого до того времени латвийские руководящие круги долго саботировали. Летом 1933 года Латвия примкнула к советскому предложению об определении агрессора и подписала это соглашение в Лондоне в числе восьми других государств. 19 июля 1933 года между Латвией и Советским Союзом был заключен новый торговый договор, подведший базу под торговые отношения между обеими странами. В декабре 1933 года Советский Союз выступил с предложением, обращенным вначале к Польше, а затем к Германии, о совместной декларации о гарантировании неприкосновенности и территориальной целостности прибалтийских государств. Хотя это соглашение было отклонено Польшей и Германией, однако, прибалтийские государства и Латвия в том числе не могли не оценить этого важнейшего акта Советского Союза, направленного к гарантии безопасности Восточной Европы. 4 апреля 1934 года между Латвией и Советским Союзом был подписан протокол о продлении пакта о ненападении на 10 лет, до 31 декабря 1945 года. В июле 1934 года Латвия, наряду с Эстонией, декларировала в Москве о своем благожелательном отношении к восточному пакту.

Наряду с указанными актами можно отметить развитие отношений между Советским Союзом и Латвией по другим линиям. Так, в апреле 1934 года Советский Союз посетила группа видных латвийских журналистов. В мае 1934 года в Москве была открыта выставка латвийского искусства. В апреле 1936 года Советский Союз посетила группа видных латвийских военных во главе с начальником латвийского генерального штаба.

Наряду с этими положительными явлениями нельзя не отметить того обстоятельства, что латвийская печать уделяла много места всевозможным враждебным и лживым высказываниям о Советском Союзе, как собственной фабрикации, так и иностранной, главным образом немецкой, отказываясь от помещения объективной информации о СССР, чем наносился серьезный ущерб советско-латвийским отношениям.

В 1936 году внешняя политика правительства Ульманиса продолжала развиваться по указанным выше линиям. Наряду с германофильской линией латвийского правительства нельзя не отметить некоторых актов, относящихся к области внутренней политики Латвии, которые, тем не менее, оказали известное влияние на латвийско-германские отношения. Сюда следует отнести такие акты латвийского правительства, как ликвидация немецких ремесленных гильдий, некоторое урезывание прав германских фирм, немецких школ и т. д. Все это вызвало резкое недовольство в Германии. В свою очередь в Латвии вызвали разочарование результаты германо-латвийского торгового договора, на который возлагались большие надежды.

Наряду с германофильским курсом правительства нельзя не отметить того обстоятельства, что указанный курс вызывает недовольство в различных кругах латвийской общественности, в том числе и среди офицерства, осознающих серьезную угрозу германского фашизма для латвийской независимости.

Следует отметить также и то, что с момента вхождения Латвии в Совет Лиги наций, как представительницы Прибалтийской Антанты, латвийское правительство стало сдержаннее афишировать свои симпатии к Германии. Это объясняется тем, что Латвия как член Совета Лиги наций, не может не учитывать линии поведения других членов Совета Лиги наций, в первую очередь великих держав.

В отношениях Латвии с Советским Союзом нельзя не отметить все большего роста симпатий широких масс трудящихся Латвии к народам великого Советского Союза, добившихся величайших побед на фронте строительства социализма, закрепленных в новой Сталинской Конституции. На протяжении 1936 года изменился и стал несколько корректней тон высказываний латвийской печати в отношении СССР.

Март 1937 г.

Номер тома55
Номер (-а) страницы714
Просмотров: 16

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я