Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 4. Мурманская область.

Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР.  4. Мурманская область. Мурманская область образована указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 мая 1938 года в составе районов, входивших до того времени в Мурманский округ Ленинградской области, и Кандалакшского района, выделенного из состава Карельской АССР. До революции нынешнюю территорию Мурманской области составлял в основном Александровский (еще раньше — Кольский) уезд Архангельской губернии (см. II, 112/13). После освобождения края от иностранных интервентов, захвативших его с июля 1918 года по 21 февраля 1920 года, в границах Александровского уезда была образована Мурманская губерния, вошедшая впоследствии в виде самостоятельного округа в состав Ленинградской области. В административном отношении Мурманская область делится на 7 районов. Имеется три города (Мурманск, Кировск, Кандалакша), 9 рабочих поселков (Мончегорск, Лесной, Апатиты, Нивастрой и др.), 50 сельсоветов. В числе районов — два национальных: Полярный — финский и Ловозерский — коми-ижемский. Кроме того, есть ряд национальных сельсоветов: 6 саамских (из них 2 кочевых), 7 финских, 1 норвежский, 2 коми-ижемских.

Область занимает всю территорию Кольского полуострова (см.), составляя крайнюю северо-западную оконечность европейской части СССР. Располагаясь между 66-70° северной широты и 29-42° восточной долготы, она, за исключением очень небольшой части, находится за полярным кругом. На западе, на протяжении 1 450 км область граничит с Финляндией; с севера и северо-востока ее берега омываются Баренцевым морем, с востока и юга Белым морем, с юга и юго-запада Кандалакшским заливом, на юго-западе же Мурманская область примыкает к границам Карельской АССР. Суровость климата, определяющаяся заполярным положением полуострова, несколько умеряется проходящей в 150 км от Мурманского берега ветвью теплого течения Гольфстрим. Средняя годовая температура за ряд последних лет колеблется на северном побережье от +1,6° до +0,2°С, в центре полуострова выражается в -2,2°, в Кандалакше -0,4°. Наиболее суров климат на востоке — в районе реки Поной. Атмосферные осадки довольно слабые — около 400 мм. Сильные ветры и частые туманы. В течение декабря-января непрерывная полярная ночь (сумерки), в июне-июле непрерывный день. Продолжительность лета в днях (то есть период времени со средней суточной температурой выше 10°) колеблется в разных местах полуострова от 71 до 10 и даже до 0 дней, длительность зимы (с температурой ниже 0°) — от 188 до 200 дней.

Весь полуостров представляет собой возвышенную поверхность, переходящую в высокие скалистые берега. Пересекается рядом горных массивов, из которых Хибинские горы и Ловозерские тундры более чем на 1 000 м выше уровня моря. Почвы в основном каменистые, каменисто-песчаные и песчано-подзолистые. Большую часть территории области занимают тундры, болота. Из общей площади 138,9 тыс. кв. км на долю лесов приходится около 27%, на долю тундровых пространств и болот около 69%, на долю внутренних водных пространств около 4%.

Различие климатических условий отражается на растительности Кольского полуострова. Северо-восточная часть его занята тундрой, сменяющейся к юго-западу полосой лесотундры, вся же южная и юго-западная части заняты хвойными (96%) лесами. В юго-западной части полуострова хвойная растительность поднимается до высоты 350-400 м, выше идут заросли березы до 500-550 м и, наконец, еще выше появляются тундровые растительные ассоциации альпийской зоны.

В области много рек и озер. Наиболее значительные роки Полярного моря: Кола, впадающая в Кольскую губу, Тулома, впадающая в реку Колу, Териберка, Иоканга, Поной; в бассейне Белого моря — Варзуга, Умба, Нива и много других. Реки порожистые, для судоходства непригодны. Потенциальные запасы гидроэнергии определяются по данным Академии наук до 930 тыс. кВт, в том числе: Тулома — 101 т., Кола — 20 т., Умба — 38 т., Нива — 204 т. кВт. Среди озер наиболее крупные — Имандра, Умбозеро, Ловозеро, Вялозеро, Ковдозеро.

В дореволюционное время Мурманский край принадлежал к числу самых отсталых и заброшенных районов империи. На огромной территории почти в 140 тыс. кв. км насчитывалось не больше 9-10 тысяч человек населения, и лишь на летнее время, в период рыбной ловли, оно увеличивалось до 11-12 тыс. Это население сосредоточивалось в трех местах: на Мурманском и Терском берегах и во внутренней Лапландии. По обследованию, произведенному в 1899 году, на всем Мурманском побережье было всего лишь 452 хозяйства с 2 185 жителями (см. XXIX, 422 сл.). На западе побережья и у Кольского залива преобладали финны и норвежцы, на востоке — русские. Побережье оживало лишь летом, когда сюда съезжались рыбаки-поморы с Онеги, Мезени, Архангельска и проч. Они жили в так называемых «станах», представлявших собой жалкие лачужки, сколоченные из досок.

На Терском побережье и по берегам Кандалакшской губы жило оседлое население, преимущественно русское, частично ссыльные, частично бежавшие от преследования царской власти раскольники. Последние построили ряд скитов, ссыльные поселенцы «кандальники» также организовали ряд поселков, в частности Кандалакшу, но общая численность населения и в этом районе не превышала 4 тысяч человек. Они занимались преимущественно ловлей семги, боем морского зверя в горле Белого моря, ловлей жемчужницы на реке Варзуге и т. д. Более или менее значительными селениями здесь были села Варзуга и Кандалакша.

Коренное население Кольского полуострова — саами («лопари»; см.) жили в основной своей части в центральных частях полуострова, ведя кочевой образ жизни. Их численность примерно составляла 1 700 человек, причем под влиянием очень тяжелых условий жизни население почти не увеличивалось. Основным занятием здесь было оленеводство, охота, рыбные промысла. Зимой и ранней весной саами жили в погостах, летом — в землянках на берегах рек и озер, осенью, в период собирания оленей — в легких чумах. Из других народностей, населявших в небольших количествах центральные части полуострова, отметим коми, выходцев с Ижмы, поселившихся в районе Ловозера, и ненцев.

Технический уровень промыслового хозяйства был исключительно низкий. Ловля рыбы производилась в узкой прибрежной полосе, так как орудиями для «глубьевого лова» в открытом море рыбаки не располагали. Рыбацкими судами обычно были большие, неуклюжие лодки, очень плохо приспособленные для борьбы с морскими стихиями. Обработка рыбы происходила примитивнейшими способами: солка — чердачным способом в трюме парусника, сушка — на воздухе, даже без навеса. Отходы выбрасывались в море. Рыбаки, как правило, жестоко эксплуатировались скупщиками, монастырскими факториями и т. п. Проводить мероприятия по развитию рыболовства до войны считалось бесполезным, так как преобладало мнение, что рыбы в северных морях мало. Министерство государственных имуществ самоуверенно заявляло: «В северном море приток питательных веществ мал, и потому там питаться рыбе нечем». «Только люди, не имеющие естественноисторических сведений и не сильные в зоологии, в состоянии возобновить предложение завести лов у берегов Лапландии».

О том, что недра Кольского полуострова хранят в себе огромные ископаемые богатства, в то время имелись очень скудные сведения, да и то благодаря работам некоторых иностранных исследователей (финна Рамзая, француза Рабо). Попытка промышленного использования была сделана до революции в отношении лишь добычи серебра, но и это дело было заброшено. Вся промышленность Мурманской области (то есть бывшего Александровского уезда Архангельской губернии) была представлена двумя небольшими лесозаводами. Вся продукция рыболовства, охоты, лесного и сельского хозяйств оценивалась в довоенное время суммой не более 5-5,5 млн. рублей.

В конце 90-х годов прошлого столетия царское правительство, в лице Витте, подняло вопрос о постройке на Мурманском побережье военного порта, но практического разрешения этот вопрос тогда не получил. Порт был построен в Либаве. На Мурмане же ограничились постройкой в устье Кольского залива Александровска — небольшого городка, не получившего никакого экономического развития. Насколько смутные представления о Мурмане имелись у представителей царской власти в то время, ярко свидетельствует следующий факт. В 1914 году, когда был снова выдвинут вопрос о постройке Мурманской железной дороги, министерство путей сообщения срочно просило по телеграфу архимандрита Соловецкого монастыря «беспристрастно осветить вопрос о наличии на Мурмане незамерзающих гаваней, а также о продолжительности навигации в Белом море». Таким образом, архимандрит являлся высшим авторитетом по вопросам океанографии, гидрографии и мореплавания. И лишь во время империалистической войны с Германией, вследствие блокады Балтийского моря, было решено для подвозки военного снаряжения использовать незамерзающие воды северного Мурмана. В кратчайший срок с помощью «союзников» была построена Мурманская железная дорога, причем в Семеновской бухте был построен порт и поселок под названием Романов-на-Мурмане. Поселок состоял из 100 переносных домов, привезенных из Лондона. Дорога строилась наспех, в виде времянки, и никакого влияния на возрождение хозяйства Мурманского края иметь не могла (подробнее о ней см. в статье о Карельской АССР).

Такой заброшенной, пустынной, дикой Мурманская область была накануне Октябрьской революции.

Гораздо большее внимание к богатствам Кольского полуострова было проявлено иностранцами в период интервенции на севере в 1918-1920 годах. Англичанин Шекльтон, представитель военных и промышленных кругов Англии, за период кратковременного господства интервентов в крае вел переговоры с белым правительством князя Куракина о сдаче Кольского полуострова в аренду англичанам на 99 лет.

После изгнания белых и интервентов (весна 1920 г.) и в особенности за период первой и второй пятилеток, Мурманская область, под влиянием широко развернутых разведок и строительства изменила свое лицо до неузнаваемости. В январе 1932 года правительство СССР принимает решение «О хозяйственном строительстве Мурмана», наметившее основные линии развития тогдашнего округа. Особенно большой толчок развитие хозяйства Мурмана получило после посещения Мурманска в 1933 году товарищем Сталиным вместе с товарищами Ворошиловым и Кировым, вызвавшего ряд важнейших решений партии и правительства об электрификации Мурманской железной дороги, о строительстве Туломской электростанции, об укреплении обороны на крайнем севере и т. д.

Очень широко были развернуты научно-исследовательские работы по изучению богатств полуострова. Об их размахе можно судить хотя бы по тому, что за 83 года — с 1834 по 1917 г. — на Кольском полуострове работало 25 научных экспедиций, а с 1921 по 1937 г. — 608 экспедиций. Наиболее разительные результаты на протяжении последних лет достигнуты в области горно-химической промышленности. Мы уже говорили, что в трудах некоторых иностранных исследователей еще до войны можно было найти упоминания о том, что тундра Кольского полуострова содержит в себе ценные минералы. Уже в 1920 году здесь были начаты разведочные работы Академии Наук, приведшие впоследствии к большим экспедициям — Кольской 1928 года и Карело-Мурманской комплексной экспедиции 1935 года. Этими экспедициями обнаружено огромное количество ценных минералов, годных для промышленного использования. В одних только Хибинах на площади около 1,5 тыс. кв. км известно уже сейчас до 110 различных минералов. Интересно, что среди них около 20 видов пород и минералов, ранее нигде в природе не найденных и вошедших в литературу под названиями: хибинит, луяврит, имандрит, ловчоррит, ферсманит, мурманит, лопарит, вудъяврит и т. д.

Наибольшую ценность среди ископаемых Хибинского района представили найденные здесь апатито-нефелиновые породы, представляющие собой исключительно ценное сырье для производства фосфорных удобрений, а также при производстве окиси алюминия, стекла, цемента и т. д. Мощность месторождений их, по последним данным, свыше 2 млрд. т (в том числе месторождение Кукисвумчорр — 1 153 млн. т, Юкспорр — 238 млн. т, Росвумчорр — 343 млн. т и т. д.). Апатито-нефелиновая руда представляет собою чрезвычайно ценное сырье для производства суперфосфата и других фосфорных удобрений. Хибинские месторождения апатито-нефелиновых руд являются богатейшими в мире. Весь мировой запас этих руд, известный до сих пор, определялся в 73 млн. т. Помимо получения нефелина как отхода при обогащении апатитовых руд, имеются еще два источника его получения: это — 1) нефелиновые пески на берегах острова Имандры, подсчитанные запасы которых достигают 10 млн. т, и 2) уртитовые породы (по примерному подсчету до 10 млрд. т).

Из других видов полезных ископаемых, открытых после революции на Кольском полуострове, отметим следующие. В хибинских тундрах найдены месторождения сфена, являющегося источником для производства окиси титана, используемого при изготовлении высококачественных белил, а также в металлургии. По предварительным подсчетам запасы сфеновой руды — 17 млн. т. Кроме того, имеются залежи титаномагнетита. Здесь же открыты промышленные скопления ловчоррита, содержащие в себе редкие земли — церий и торий. Церий имеет основное применение при производстве электродов, самосветящих составов; торий применяется в электротехнике, в производстве колпачков газовых горелок, светящихся составов и в медицине. Другой минерал — эвдиалит — содержит в себе циркон, материал очень ценный благодаря своим высокоогнеупорным качествам. Надо упомянуть также руды, содержащие ниобий, тантал (лопаритовые руды), ванадий, молибден.

Большое промышленное значение имеют открытые в 1930 году отрядом Академии Наук в Монче-Тундре (к западу от озера Имандры) залежи сульфидной руды, содержащей в себе никель и медь. Наличие крупных запасов этих руд было подтверждено позднейшими экспедициями и в частности в 1937 году. Залежи железной руды в значительных количествах обнаружены в районе Кольского залива (около 70 млн. т) и в районе озера Имандры (до 560 млн. т). Содержание железа в среднем 39%. В юго-западной части озера Имандры обнаружена железная руда с содержанием железа до 55-60%. В Хибинах найдены также месторождения пирротанов — сырья для сернокислотного производства. Надо упомянуть также о весьма значительных залежах торфа, всякого рода строительных и абразивных материалов, слюды и т. д. В Кандалакшском районе имеются залежи пегматита и разных строительных материалов (гранита, глин и пр.). Таким образом, «северная, тяжелая, бесплодная и бесполезная пустыня оказалась в действительности одним из богатейших мест на земле» (Киров).

В более или менее значительных масштабах разведки начаты лишь в 1928-1930 годах, но за немногие истекшие с того времени годы, несмотря на чрезвычайно тяжелые климатические условия, в пустынной тундре удалось создать важнейшие промышленные предприятия. Еще в 1929 году на месте будущего города, в пустынной тундре у берегов озера Большой Вудъявр, жило всего лишь две саамских семьи (вежи). На 1 января 1930 года здесь появилось поселение в 200 человек разведчиков. Уже в 1930 году начинает работать рудник на горе Кукисвумчорре. Начались разработки на г. Юкспорре. В сентябре 1931 года вступает в эксплуатацию крупнейшая в мире обогатительная фабрика. К основным месторождениям апатита проложена железнодорожная ветка и гужевая дорога. Развитие этого нового промышленного центра происходит чрезвычайно быстро. За 1930 год было добыто 275 тыс. т рядовой апатитовой руды, за 1932 г. — 385 тыс. т, в 1935 г. — 1 555 тыс. т, в 1936 г. — 1 044 тыс. т, в 1937 г. — 2 121 тыс. т. К 1 января 1938 года рудник им. Кирова уже выдал около 8,5 млн. т апатита, обогатительная фабрика выработала свыше 3,5 млн. т апатитового концентрата. По плану на 1938 год должно быть добыто 2 400 тыс. т руды и произведено 1 325 тыс. т концентрата (больше половины всей добычи должны дать подземные рудники). Благодаря этому СССР не только освободился от импорта марокканского сырья, но стал крупным поставщиком руды на все мировые рынки. В 1935 году было вывезено за границу 386 тыс. т.

За это время в тундре вырос город Хибиногорск, переименованный впоследствии в честь вдохновителя освоения Мурманского края в Кировск.

Апатитовая промышленность развивается как комплекс. Недалеко в Кандалакшском районе строится северный химический комбинат, который, используя дешевую энергию гидростанций на реке Нива, будет из кировских нефелинов изготовлять окись алюминия, суперфосфат, цемент и другие продукты. В начале 1938 года в Кировске начато строительство нефелиновой обогатительной фабрики для получения нефелинового концентрата из так называемых «хвостов» апатитовой обогатительной фабрики. В конце 1938 года она должна войти в эксплуатацию.

Один из авторитетов в области туковой промышленности доктор Крюгель в 1930 году на международном съезде по удобрениям в Интерлакене сказал: «Очень сомнительно, чтобы те большие надежды, которые Советы возлагают на применение апатита, когда-либо оправдались. Климат местности, где встречаются залежи, неблагоприятен, и люди там едва ли могут жить. По моему мнению, от гордых надежд Советов останется очень мало». Как видно из изложенного, то, что казалось немыслимым для буржуазного ученого, в кратчайший срок осуществлено в условиях социалистического хозяйства.

Другой крупный промышленный центр возник в Монче-Тундре (по-саамски «Красивой») на базе упоминавшихся выше медно-никелевых месторождений. Основные рудники для первой очереди комбината строятся на участке горы Ниттис и Кумучья-Варака. Руды Ниттиса настолько богаты никелем, что металлурги будут извлекать его почти прямой плавкой. Строящийся здесь никелевый комбинат во второй половине 1938 года вводится в эксплуатацию. Опытный завод уже начал работать. Около рудников и завода на берегу озера Монче за два года вырос новый город Мончегорск с населением в 25 тысяч жителей. Уже сейчас в городе имеются телефон, водопровод, школы, больницы, ясли, столовые, большой стадион.

Для создания энергетической базы растущей промышленности строятся электростанции. Гидростанция Нива II (пущено в эксплуатацию 2 агрегата мощи. 30 000 кВт из общей мощности 60 000 кВт) дает ток электрифицированной железной дороге, апатитовой промышленности. Строится ГЭС Нива III мощностью 152 тыс. кВт. На реке Туломе построена одна из наиболее северных гидростанций мощностью в 40 тыс. кВт для питания северного участка железной дороги и обслуживания промышленности мурманского побережья.

Результаты дальнейших горных разведок на Кольском полуострове позволяют рассчитывать на организацию в будущем новых промышленных комплексов по переработке в первую очередь железа, известняка и слюды на Ене, гранита и слюды на Поное, титана и железа в Африканде, возможно ниобия и редких земель в Ловозерских тундрах, кианита и пр.

Омываемый с трех сторон морями, обильно прорезываемый реками и озерами, Кольский полуостров по своему географическому положению как бы предназначен для значительного развития здесь рыболовства. Но, как указывалось уже, в довоенное время рыболовство, хотя и являлось основным занятием населения, находилось на чрезвычайно низком уровне. Лов производился на крючковую снасть — «яруса» (переметы с 3 000-8 000 крючками) и «поддевы» (голый крючок без наживки). Рыбацкие суда были беспалубные и безмоторные «посуды», древнего образца — «шняки» (с одним прямым парусом) и более нового — «ялы», грузоподъемностью в 5 тонн. Лишь у некоторых предпринимателей имелось несколько штук моторных судов, но и они были вооружены маломощными двигателями.

На Мурманском побережье ловилась только треска. Общая добыча не превышала в довоенное время (средняя за 1880-1913 гг.) 12,5 тыс. т. Лова сельди для продажи почти не было. Семги ловилось (на Терском берегу) 250-300 т. Очень примитивно организован был и бой морского зверя (тюленя) в горле Белого моря, продукция которого редко достигала 10-15 тыс. голов. При огромных рыбных богатствах наших вод в довоенное время ввозилось из-за границы в среднем около 16 млн. пудов сельди, пойманной, вероятнее всего, в наших же водах.

В 1925 году из Архангельска в Мурманск переносится база тралового лова. Особенно быстро развитие рыболовства происходит с 1929 года. Техническая база рыбной промышленности коренным образом реконструируется. В 1928 году было 19 траулеров, в 1929 г. — 23, в конце первой пятилетки — 54, а в 1937 г. — уже 70. Коренным образом изменилось лицо самих траулеров. В настоящее время это не только судно, предназначенное для лова рыбы, но одновременно и для первичной обработки ее — для вытопки жира, для утилизации отходов. В составе рыболовного флота появляются «комбайны», представляющие собой целые фабрики по ловле и переработке рыбы. Вместо «шняк» рыболовный флот получает несколько сот палубно-моторных ботов типа «касатка» с двигателями до 50 лошадиных сил. Для боя морского зверя построено несколько судов с ледовой обшивкой и т. д. Суда вооружаются более современными орудиями лова.

Траловый лов делает исключительные успехи. В 1928 году улов трески составил 366 тыс. ц, в 1932 г. — 547 тыс. ц, в 1937 г. — 2 157, то есть увеличился в 4 раза. Это происходят не только за счет увеличения количества траулеров, но и за счет значительного повышения их производительности. Если в 1932 году на 1 траулер приходилось 11,4 тыс. ц, то в 1937 г. — 29,1 тыс. ц, причем 15 траулеров сумели увеличить эту производительность до 40 тыс. ц и выше. Меньшие успехи сделаны в области сельдяного лова. В довоенное время лова сельди не было вовсе. В 1931 году он начинает организовываться, причем за 1931-1935 годы продукция систематически росла (с 203 т. ц в 1931 г. до 975 т. ц в 1935 г.). Этому способствовали исключительно благоприятные условия в эти годы захода сельди в губы. Последние перекрывались запорными неводами, сельдь вылавливалась тягловыми и кошельковыми неводами. Однако, в 1936 и 1937 годах, когда сельдь в губы не зашла, продукция снизилась до нескольких тысяч центнеров. В настоящее время лов сельди перестраивается по методу активного «дрифтерного» лова в открытом море. Такой метод устраняет зависимость объема вылова от случайностей «маршрутов» сельдяных косяков. На 1938 год вылов сельди запланирован в 250 т. ц. По всем видам рыбы вылов за последние годы составил: 1932 г. — 774 т. ц, в 1934 г. — 1 834 т. ц и в 1936 г. — 2 072 т. ц.

Параллельно рыбодобывающей растет и рыбообрабатывающая промышленность. Построены заводы: консервный, посольный, коптильный, завод медицинского рыбьего жира, рыбной муки, холодильник. В 1938 году вводится в эксплуатацию мощный холодильно-филейный комбинат. До войны вся обработка рыбы заключалась в грубом «поморском посоле». Еще в 1928/29 г. Мурманск давал 99% своей продукции в виде грубо-посоленных товаров. Сейчас в ассортименте мурманских товаров насчитывается несколько десятков названий. Удельный вес свежих и мороженых товаров достигает в общей продукции 35%. Крупный консервный завод построен также в Кандалакше.

Рыболовецкое хозяйство вызвало к жизни целый ряд вспомогательных производств, как, например, судоремонтную и судостроительную верфь, сетевязальные фабрики, заводы искусственного разведения рыб, бондарный завод и т. д.

Наряду с государственным ловом развивается также и колхозное рыболовство. В настоящее время почти 100% рыбацкого населения (около 1 500 хозяйств) уже объединены в колхозы. По плану на 1938 год рыболовецкие колхозы Мурмана должны выловить 230 тыс. т рыбы. Основным типом колхозного промыслового судна стал моторный бот, грузоподъемностью 15-20 т, с двигателями мощностью 35-45 лошадиных сил. Среди орудий лова — кошельковые невода, дрифтерные сети для лова сельди в открытом море, поддоны и т. д. Для обслуживания колхозов созданы 3 моторно-рыболовные станции, предоставляющие колхозам моторные суда, усовершенствованные орудия лова, производящие ремонт колхозного оборудования и т. д. Производительность труда колхозного ловца только с 1930 по 1934 годы увеличилась с 40 до 238 ц. Благосостояние колхозников растет. Многие из них зарабатывают до 8-10 тыс. рублей и выше в год. В ряде колхозов уже осуществлена электрификация, строятся кирпичные заводы, склады, брюги (пристани), двухэтажные рубленые дома, завозится молочный племенной скот и т. д. Быт ловцов в море по сравнению с довоенным стал неузнаваем. Непосредственно на лову организована плавучая культбаза. Здесь в часы досуга рыбаки читают газеты, слушают беседы, лекции, концерты. Здесь — радио, игры, кино. Здесь же выпускается многотиражка. Имеются плавучие медпункты, зубоврачебные кабинеты, баня, парикмахерская. На специально выделенных судах оборудован ряд торговых точек.

В связи с тем значением, которое получил город Мурманск как крупный рыболовный и портовый центр, в нем быстро развивается судостроительная промышленность. Кроме уже существующих Мурманской судостроительной верфи, строящей деревянные суда, и крупного судоремонтного завода, в 1938 году заканчивается строительство нового судоремонтного завода Севморпути, уже сейчас получившего название «здравницы арктических кораблей». Приступлено также к строительству крупного завода металлического судостроения.

Лесная промышленность, по сравнению с горно-химической и рыбной промышленностью, в Мурманской области имеет меньшее значение. На территории Кольского полуострова основные лесные массивы расположены в центрально-южной и в западной его частях. При обшей лесной площади в 10,4 млн. га, покрытая лесом и имеющая эксплуатационное значение площадь составляет 2,8 млн. га. Но вследствие крайней медленности роста по своему возрасту лишь половина леса пригодна к рубке. Но и из этого количества фактически используется лишь площадь, занятая сосной, — в размере 0,8 млн. га. Общий запас древесины на территории полуострова около 62 млн. куб. м, размер возможного ежегодного пользования может быть доведен до 1,5 млн. куб. м. Лесозаготовки на полуострове получили развитие в железнодорожном районе, питающем в основном город Мурманск, в Туломском районе (тоже), в Умбском районе (для экспорта и частично для Кировска), в Имандровском (для Кировска). Заготовки деловой древесины и дров с 474 тыс. ф./м. в 1930 году достигли свыше миллиона ф./м. к концу второй пятилетки. Более благоприятны условия лесозаготовок в Кандалакшском районе, где при площади лесного фонда в 1,04 млн. га и 624 тыс. га покрытой лесом — запас древесины 75 млн. куб. м, то есть больше, чем на всем Кольском полуострове. Качество леса здесь значительно выше. Объем лесозаготовок достигает до полумиллиона ф./м., причем часть леса экспортируется. Лесоперерабатывающая промышленность в области представляется 2 заводами на территории полуострова (в Зашееке и Лесном) и 4 заводами в Кандалакшском районе.

Помимо перечисленных отраслей промышленности, в области развивается ряд предприятий других отраслей — местной, строительной и пр. Следует отметить очень крупный кирпичный комбинат в Кильдине, вступающий в эксплуатацию в 1938 году.

О росте продукции всей промышленности в целом можно судить по таким цифрам: в 1920 году ее стоимость составляла 2,4 м. р., в 1928 г. — 12,7 м. р., в 1937 г. — 270 м. р. В эти величины не вошла продукция промышленности Кандалакшского района, также быстро растущая. Так, здесь имеется машиностроительный завод (реконструируется в завод лесотранспортного машиностроения), 4 лесопильных завода, большой рыбоконсервный завод и т. д., не говоря уже о строящемся химкомбинате.

Для развития сельского хозяйства природные условия Мурманской области чрезвычайно тяжелы. В широких размерах здесь возможно лишь оленеводство. Тем разительнее полученные результаты по внедрению, вопреки климатическим условиям, ряда сельскохозяйственных культур.

Основная заслуга в этом деле принадлежит энтузиасту «осеверения» сельскохозяйственных культур, «северному Мичурину», академику И. Г. Эйхфельду и полярному отделению Всесоюзного института растениеводства на станции Хибины. В период 1923-1927 годов были проведены большие исследовательские работы по отбору пригодных растений и по произрастанию их в условиях обогащения бедных органическими веществами карликовых подзолистых почв навозом и компостами. Избыточная влага с болотных почв удалялась осушкой, торфяники разрыхлялись машинами и обогащались минеральными удобрениями. Результаты получились хорошие. Так, урожаи моркови доходили до 110 ц с га, капусты «копенгагенской» — 483 ц, брюквы шведской — 805 ц, репы карельской — 358 ц, картофеля — до 300 ц.

Особенно трудным в условиях Кольского полуострова оказывается разведение зерновых культур, так как зона их широкого разведения на 400-600 км южнее Хибин. Зерновые культуры на Кольском полуострове раньше совершенно отсутствовали. Между тем опыты станции показали, что зерновые культуры на Кольском полуострове можно успешно возделывать. Безморозный период продолжается на Кольском полуострове в среднем 78 дней, при средней температуре периода июнь-сентябрь около 10°. Несмотря на особенности природных факторов (длинный, почти беспрерывный в июне и июле полярный день, низкие температуры почвы в период прорастания и всходов, резкая амплитуда колебаний температуры ночи и дня, периодические засухи), оказалось возможным почти регулярное вызревание в Хибинах некоторых скороспелых образцов овса, пшеницы и особенно ячменя. Практически вполне пригодным оказался определенный набор ультраскороспелых сортов овса скандинавской или североамериканской селекции. Они при низких температурах вызревают в 70-75дней. В целях создания еще более скороспелых сортов, пригодных для возделывания также на болотных почвах, где скороспелые сорта овса не всегда вызревают, начата синтетическая селекция. Уже теперь на практике ячмень и овес дают в Хибинах вполне удовлетворительные урожаи. Так, в 1936 году средний урожай скороспелых сортов ячменя на репродукционных участках станции был 20 ц с га, овса — 26 ц. Максимальный урожай ячменя 35 ц, овса — 29 ц. Ведутся также опыты по выращиванию пшеницы, ягодников и плодовых деревьев (смородины, яблонь, степной вишни, черемухи и т. д.).

Очень интересен с точки зрения перспектив развития сельскохозяйственных культур за полярным кругом опыт организации специального ботанического сада, посаженного в центре хибинских тундр, у подножья Вудъяврчорра (около Кировска). Этот сад в настоящее время любимое место прогулок трудящихся Кировска.

На основе всех этих работ за полярным кругом созданы 5 совхозов для снабжения работающих в области свежими овощами, молочными продуктами и т. д. Наиболее крупный совхоз «Индустрия» был создан в 1931 году на станции Апатиты для обслуживания работников апатитового района. Посевная площадь этого совхоза с 3 га в 1931 году увеличилась до 1 353 га в 1938 г. В 1936 году совхоз дал 103,5 тыс. ц валовой продукции вместо 136 ц в 1931 году. Поголовье крупного рогатого скота в 1936 году в совхозе достигло 922 голов. В настоящее время население города Кировск в значительной части снабжается овощами и молочными продуктами собственного производства. Кроме того, организованы совхозы: «Арктика», «Мурманск», «Нивастрой», ряд товарных животноводческих ферм (колхозных) и т. д. По плану на 1938 год совхоз «Арктика» засевает 153 га под овес и турнепс. Посевная площадь по всей Мурманской области (без Кандалакшского района) в 1938 году достигает 2 740 га (в 1931 г. было 200 га). Кроме того, имеется свыше 24 тысяч рам парников. Животноводство, помимо оленеводства, развито пока слабо: в 1938 году всего насчитывалось 4 126 лошадей и 5 735 голов крупного рогатого скота. Сельскохозяйственных колхозов в области (также без Кандалакшского района) — 48. Количественно продукция сельского хозяйства Мурманской области сравнительно еще незначительна, но качественно достигнутые результаты уже доказали, что развитие сельскохозяйственных культур за полярным кругом вполне возможно.

Оленеводство в Мурманской области является важнейшим занятием для коренного населения — саами и ненцев, давая им пищу, одежду, средства передвижения и т. п. До революции на Кольском полуострове насчитывалось до 74 тысяч оленей. Резкое сокращение оленьего стада началось во время империалистической войны в связи с мобилизацией пастухов, привлечением оленей на перевозки при строительстве бывшей Мурманской железной дороги и т. д. Период интервенции усилил этот процесс, и к 1922 году поголовье уменьшилось до 20-22 тыс. голов. За годы советской власти оленеводство в округе быстро развивается и к 1931 году достигает 63 тысячи голов.

«Левацкие загибы» при коллективизации, сопротивление кулачества были основными причинами нового уменьшения оленьего стада. Насколько велика была роль кулачества, можно видеть из того, что по данным переписи 1926/27 г. 30-ю процентами всего поголовья того времени владело 2,5% всех хозяйств. В каждом кулацком хозяйстве имелось от 250 до 3 тысяч голов оленей. На уменьшении оленьего поголовья сказалась также эпидемия «копытки». С 1931 по 1932 год поголовье упало с 63,1 до 53,4 тыс. голов. В этот момент принимаются меры по ликвидации ошибок и извращений коллективизации. Организационно-хозяйственно неокрепшие колхозы переведены на устав простейших производственных товариществ, возвращена часть оленей в колхозах в личное пользование и т. д. Одновременно организуются курсы пастухов, организуется выезд специальных отрядов по борьбе с копыткой, закреплены за колхозами, оленесовхозами, товариществами и единоличниками постоянные пастбищные угодья, определены маршруты движения стад на весенне-летний и осенний периоды, проведен ряд ветеринарно-профилактических мероприятий. Все это не могло не сказаться на росте поголовья, которое к началу 1935 года достигло 58,8 тыс. голов. Из них обобществленному сектору (колхозному и совхозному) принадлежало около 35 тыс. голов. На 1 января 1938 года общее поголовье возросло до 74,4 тыс., из них в колхозах 30,9 тыс., в совхозах 16,6 тыс. и в личном пользовании у колхозников и у единоличников 26,9 тыс. голов. В настоящее время имеется 3 крупных оленевых совхоза и 13 колхозов. Благосостояние оленеводов-колхозников быстро растет. Например, в оленеводческом колхозе «Тундра» (Ловозерский район) некоторые семьи в 1937 году заработали от 9 до 14 тысяч рублей.

Полное отсутствие внимания к богатствам Кольского полуострова со стороны царского правительства привело к тому, что Мурманская область вплоть до империалистической войны была почти совершенно лишена средств сообщения. Единственным способом попасть на побережье Мурмана (и то только в летнее время) было морское сообщение из Архангельска. Внутри полуострова путем передвижения служили оленьи тропы. Многочисленные реки Мурмана вследствие своей порожистости были несудоходны. Построенная во время империалистической войны Мурманская (ныне Кировская) железная дорога была настоящей «времянкой» с 30% от полной готовности. Из общего протяжения ее в 2 282 км на долю Мурманской области приходится около 400 км (от станции Полярный круг до Мурманска). Во время советской власти дорога коренным образом реконструирована и в процессе эксплуатации была использована для хозяйственного освоения края. Вдоль дороги были развернуты лесозаготовки, построено 3 лесозавода, были проведены работы по осушке болот, превращенных в сенокосные угодья, было переселено и устроено свыше 1 000 семей и т. д. «Тоненькая ниточка» превратилась, по выражению С. М. Кирова, в «канат», прочно связывающий богатый полуостров со всей остальной территорией СССР. Для связи с городом Кировском была построена ветка Апатиты-Кировск, длиной в 23 км. Параллельно хозяйственному росту края весьма интенсивно увеличивался грузооборот дороги, особенно сильно возросший после появления апатитовой промышленности и использования Мурманского порта для внешнеторговых операций. Поэтому в последние годы остро почувствовалась потребность в усилении пропускной способности дороги.

Горный пилообразный профиль дороги обусловливал при паровой тяге большой пережог топлива, недостаточный вес поездов, низкую техническую скорость. Поэтому правительством (в первой половине 1934 г.) было принято решение об электрификации этой дороги и в первую очередь участка Кандалакша-Апатиты-Кировск, обслуживающего промышленный комплекс кировских предприятий и кандалакшского химкомбината с питанием этого участка от гидростанции на реке Ниве. В ноябре 1935 года был пропущен первый электровоз. С этого времени все товарное движение было переведено на электротягу. В 1936/37 году продолжаются работы по дальнейшей электрификации дороги в сторону Мурманска. Ввод в эксплуатацию этого участка намечается в 1938 году.

В хозяйственном развитии Мурманской области не меньшую роль играет Мурманский порт. Его значение, прежде всего, в организации местных хозяйственных связей с помощью малого каботажа (местных перевозок). Эти перевозки развиваются в трех направлениях: 1) в сообщении с северным побережьем Кольского полуострова, 2) с портами Белого моря, 3) со Шпицбергеном. Но еще более важна роль незамерзающего порта во внешней торговле СССР. В зимнее время по апрель, когда выбывает из строя Ленинградский порт, Мурманский порт заменяет его. Важна роль порта и как базы крупнейшей морской, рыбной и зверобойной промышленности, как отправного и конечного пункта Великого северного морского пути, как хозяйственной базы арктических экспедиций. От царского времени порт перешел в самом жалком состоянии, имея всего 7-8 полуразрушенных свайных причалов, без складской площади, без жилищ для рабочих, без признаков какой бы то ни было механизации. За последние годы он в корне реконструирован. Были проведены большие дноуглубительные работы, созданы большие гидротехнические сооружения, второй пирс с каменной набережной, специальная лесная гавань и каботажная пристань, значительно увеличились число и мощность перегружательных механизмов, увеличилась длина железнодорожных путей порта, количество и мощность обслуживающего флота, расширились судостроительные мастерские и т. п. В 1937 году через Мурманский порт было экспортировано 756 тыс. т и импортировано 107 т. т.

Для укрепления хозяйственных связей Мурмана со всей остальной территорией СССР большое значение будет иметь огромный ныне строящийся порт в городе Кандалакше. Первая очередь его уже вступила в эксплуатацию. Порт будет служить для вывоза водным путем массовых грузов Мурмана, — и в первую очередь апатитов, удобрений, леса, разных минералов и т. д. Через Белое море, через Беломорско-Балтийский канал, через Мариинскую систему и т. д. эти грузы будут дешево доставляться в Каспийский, Волжский, Камский, Московско-Окский бассейны, то есть ко всем основным районам Советского Союза.

Строительство автогужевых дорог в округе развертывается пока слабо. Грунтовыми дорогами соединены Пулозеро-Ловозеро (92 км), Апатиты-Кукисвумчорра (27 км), Мурманск-Кола-Мурмаши (23 км) и т. д. Реки, как указывалось уже, судоходного значения не имеют. Протяженность сплавных путей 1 651 км. В условиях слабого развития местных путей сообщения большее значение начинает приобретать авиация. В 1938 году регулярно работает гражданская авиалиния на трассе Апатиты-Умба-Кузомень, перевозящая в месяц до 500 человек.

Хозяйственное освоение Мурманской области сопровождалось быстрым заселением ее. В 1913 году численность населения составляла 9-10 тысяч человек, в 1920 г. — 14,5 тыс. человек, в 1930 г. — 54 тыс. человек, в 1934 г. — 195 тыс., в 1936 г. — 250 тыс. человек, а с Кандалакшским районом — до 290 тысяч человек. Население концентрируется преимущественно в городах, фактически созданных лишь после революции. В городе Мурманске до революции было несколько сот жителей, в 1920 г. — 2,5 тыс., в 1930 г. — 21 тыс., в 1936 г. — свыше 100 тысяч человек. Во вновь созданном городе Кировске население достигает 32 тыс. человек, в Мончегорске — 25 тыс. человек, в Кандалакше — 20 тыс. человек. Созданы новые рабочие поселки: Зашеек, Порт-Владимир, Сайда-Губа, Лесной, Торос-остров, Апатиты, Териберка, Нивастрой. Города электрифицированы, имеют водопровод, улицы замощены, имеются дома культуры, кино и т. д. Принимаются меры к озеленению Мурманска, пока еще очень бедного зеленью.

Однако, внегородских поселений Кольский полуостров заселен крайне еще слабо. В огромной своей части — в центре и на востоке — он представляет собой почти безлюдную пустыню с населением 0,03-0,1 человек на кв. км. В западной части полуострова, а также на узкой полоске побережья в районе реки Поной и Терского берега плотность населения колеблется в пределах 0,1-1 человека. И только в районах Умбинских лесозаготовок и в полосе близ Кировской железной дороги плотность повышается до 1-1,9 и даже до 5-10 человек на кв. км.

Заселение области, происходящее столь быстрыми темпами, естественно резко меняет состав жителей. В настоящее время не менее 80-85% населения области приходится на долю городского. В подавляющем большинстве население области представляет собой пришлый элемент. Удельный вес населения из национальных меньшинств естественно резко снизился. В настоящее время в области насчитывается саами — 1 800 человек, финнов (без городского населения) — 1 800 человек, коми-ижемцев 900 человек, норвежцев — 150 человек и карелов — несколько сот. Как и до войны, основное занятие саами и коми-ижемцев — оленеводство, рыболовство и охота, норвежцев и финнов — молочное скотоводство и рыболовство.

Малая численность этих народностей не помешала, однако, проведению широких мероприятий по поднятию их материального благосостояния и культурного уровня. До войны же эти народности буквально вымирали. Школ почти не было. На 140 тыс. кв. км Лапландии имелось всего два фельдшера. Особенно большое значение имела коллективизация рыбацких и оленеводческих хозяйств. Коренным образом меняется быт. В местах наиболее длительного пребывания вместо первобытных «веж» (шалашей) строятся «тупы» (дома переносного типа) и стационарные избы. Выделяются специальные пастушеские бригады, кочующие вместе со стадами, другая же часть населения имеет возможность оставаться на месте, занимаясь рыбной ловлей, охотой и т. д. В колхозах появляются школы с обучением на родном языке, интернаты для детей кочующих родителей. Ленинградский институт народов севера уже с 1926 года начинает подготовку культурных кадров саамского населения. В 1931/32 г. в Мурманске создается педагогический техникум с саамским отделением. В 1932 году уже появляются первые учителя из саами. Начальное обучение в настоящее время охватывает почти все детское население. В 1932 г. научно-исследовательская ассоциация при Институте народов севера выработала письменность для всех малых народов крайнего Севера. В 1933 году появилась первая книга на саамском языке — саамская азбука. Здравоохранением охвачена большая часть населения. В Ловозерском районе создана больница, в ряде мест имеются врачебные и фельдшерские пункты. Большой толчок к росту материального и культурного уровня дан коллективизацией оленеводческих хозяйств.

По всей Мурманской области в целом состояние народного просвещения и здравоохранения характеризуется такими показателями на 1938 год: больничных коек — 1 489, здравпунктов — 21, врачебно-амбулаторных пунктов — 160, фельдшерских и акушерских пунктов — 74. В области — 35 453 учащихся во всех школах и 2 395 человек в школах для взрослых. Имеются 42 избы-читальни и 24 крупные библиотеки. Помимо сети школ, фактически охватившей все детское население, в области имеется несколько техникумов: в Мурманске — морской и педагогический техникумы, в Кировске — горный и медицинский техникумы. Широко развертывается в области научная работа. Над проблемами, связанными с рыбной промышленностью, работает Полярный институт рыбного хозяйства и океанографии (Мурманск). На станции Хибины расположено известное далеко за пределами Советского Союза полярное отделение Всесоюзного института растениеводства. По вопросам оленеводства работает находящийся в центре полуострова в Краснощелье опорный пункт научно-исследовательского Института оленеводства. Далее надо упомянуть об открытой Академией Наук СССР полярной геологической станции «Тиетта» в хибинских горах у озера Малый Вудъявр, а также о крупной комплексной лаборатории Апатиттреста.

Печать области представляется большой ежедневной газетой «Полярная Правда» и 17 районными, фабрично-заводскими и политотдельскими газетами.

«От Колы до ада — три версты. Наши места гиблые». Так характеризовали мурманское заполярье в довоенное время местные колонисты. Прошло всего 20 лет, и в суровых местах болот, пустынных тундр и полярной ночи появилась область с развитой промышленностью, быстро растущими благоустроенными городами, электростанциями, с вновь созданным сельским хозяйством, с рядом научно-культурных центров. Это — блестящая демонстрация огромных творческих возможностей, которые заложены в социалистической системе строительства.

Номер тома57
Номер (-а) страницы86
Просмотров: 19

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я