Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 6. Ленинградская область

Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР.  6. Ленинградская область. Ленинградская область образована постановлением президиума ВЦИК 1 августа 1927 года; в состав ее вошли следующие губернии дореволюционной России: почти полностью Петроградская (см.), Новгородская (см.) и Псковская губернии (см.), Александровский уезд Архангельской губернии, образовавший Мурманский округ Ленинградской области, несколько уездов из Олонецкой и Витебской губерний и часть Пошехонского уезда Ярославской губернии. При образовании Калининской области 29 января 1935 года к ней была присоединена часть Ленинградской области — Великолуцкий округ, а 23 сентября 1937 года, когда постановлением Президиума ЦИК СССР была образована Вологодская область, к ней отошли 18 восточных районов Ленинградской области. По указу Президиума Верховного Совета СССР от 28 мая 1938 года Мурманский округ был отделен от Ленинградской области и преобразован в Мурманскую область. Территория Ленинградской области, до образования Вологодской и Мурманской областей, была равна 318,4 тыс. кв. км; в Вологодскую область была выделена территория, равная 53 тыс. кв. км, бывший Мурманский округ занимал 128,5 тыс. кв. км. Таким образом, Ленинградская область в настоящее время занимает территорию в 136,9 кв. км. Ленинградская область граничит: на севере с Карельской АССР, на востоке с Вологодской областью, на юге с Калининской областью, на западе и северо-западе с Латвией, Эстонией и Финляндией.

Население Ленинградской области до выделения восточных районов и Мурманского округа, исчисленное на 1 января 1933 года, равнялось 6 641 5 тыс. человек. В том числе было сельского населения 2 932,9 и городского 3 708 6 тыс. человек. По переписи 1926 года всего населения области было зарегистрировано 5 500,2 тыс. человек, из них городского — 2 161,6 тыс. человек и сельского — 3 338,6 тыс. человек. По исчислениям на 1/ХІІ 1931 года эти величины выражались соответственно в таких числах: 6 291,0, всего, 3 052,2 городского и 3 238,8 сельского. Таким образом, получается, что население в целом выросло по отношению к 1926 году на 14,4% в 1931 г. и на 21% в 1933 г. Городское население росло еще быстрее. На 1/VІІ 1931 года прирост по отношению к 1926 г. равнялся 41%, а на 1/I 1933 г. — 71%. В выделенных в Вологодскую область районах на 1/I 1933 г. было 613,4 тыс. человек и в Мурманском округе — 112,8 тыс. человек населения.

Территория Ленинградской области расположена между 56,5° и 61,5° северной широты и между 27,5° и 35,5° восточной долготы. Следствием такого положения является умеренно-континентальный климат, характеризующийся теплым влажным летом и холодной сухой зимой. Годовая изотерма +4° проходит приблизительно в направлении Октябрьской железной дороги; к северо-востоку от этой линии годовая температура от +2 до +4°, к юго-западу от +4° до +5°. В северо-восточной части январская температура -11°, -12°, в юго-западной -7°, -9°. Летние температуры (средняя месячная июля) соответственно +17,0°, +17,5°, +18°. Годовое количество осадков 570 мм. Пора наибольшего выпадания осадков — лето, наименьшего — зима и весна. Летом выпадает около 40% осадков, зимой и весной — по 15-18%, осенью — 25%. В соответствии с климатическими условиями находится и растительность. В области могут быть намечены две зоны: таежная и таежно-широколиственных лесов. Первая подразделяется на подзону средней тайги, которая занимает северо-восточную часть области, и на подзону южной тайги — в центральной части. Юго-запад области относится к таежно-широколиственной зоне. Лесистость, вследствие более давней заселенности юга и юго-запада, в этом направлении убывает. Почвы области — подзолистые супеси и суглинки, торфяники и перегнойно-глеевые.

Ленинградская область в первом районировании входила в Западно-Озерный край. Само название показывает на обилие озер. Действительно, на территории Ленинградской области находится значительная часть огромного Ладожского озера, части Чудского и Псковского озер, озера Ильмень, Великое, Валдай, Велье и др. Очень развита речная сеть. Крупные реки — Нева, Волхов, Свирь, Сясь, Мста, Ловать, Полисть, Шелонь, Великая и др. Эти реки составляют два стока — балтийский и каспийский. Кроме того, такие реки, как Ловать, своими верховьями очень близко подходят к рекам Днепровского бассейна. В древности они-то и представляли звенья большого пути «из варяг в греки». При современных гидротехнических возможностях вопрос стоит о Большом Днепре или прямом водном пути Балтийское-Черное море. Многие из рек Ленинградской области обладают значительными гидроэнергетическими ресурсами. По подсчетам атласа гидроэнергетических ресурсов, все более уточняемым в сторону увеличения, Ленинградская область в прежних границах имела 1 021 тыс. кВт средней годовой мощности брутто (эти запасы гидроэнергии делятся почти пополам между теперешней Ленинградской областью и Кольским полуостровом). Из других энергетических ресурсов на первом месте надо поставить торф. Изученность торфяного фонда в дореволюционное время была незначительна; только по настоянию Ленина и Сталина приступили к этому делу. Всего в области (без бывшего Мурманского округа, но с территорией, отошедшей к Вологодской области) считается ориентировочно около 4 млрд. т воздушно-сухого торфа. Чрезвычайно ценным сырьем области являются горючие сланцы гдовских и веймарнских месторождений. Их основная ценность заключается в том, что они одновременно являются и энергетическим, и химическим сырьем. Запасы сланцев доходят до 1 млрд. т по категории А+В и до 2,5 млрд. т по категории А+В+С. Запасы бурого угля (А+В+С) в районе города Боровичи равны 5,2 млн. т. Боровичские угли не обладают высокими качествами и имеют исключительно местное значение.

До революции существовало мнение о бедности недр области. Оно объяснялось почти полной не изученностью. До 1929 года было заснято всего 26% территории и то лишь в масштабе 1:420 000 (10 верст в дюйме), дающем возможность произвести только общую геологическую ориентировку. К 1935 году в этом масштабе была заснята вся территория области. Более детальные геологические съемки масштабов — 1:200 000, 1:100 000 — произведены пока что на очень небольшой части территории области, главным образом в районах, где производится уже промышленная добыча тех или других полезных ископаемых. Однако, даже при этой неполной изученности недра Ленинградской области обнаружили богатое содержание. Главная масса вновь открытых месторождений полезных ископаемых находится на Кольском полуострове (см. Мурманская область, стб. 90/95), но и в теперешних границах Ленинградской области открыт ряд новых месторождений, значительно увеличена изученность известных раньше.

В 1917 году впервые возникла мысль о поисках боксита. На 1/I 1933 года разведанные запасы бокситов определялись в 4,5 млн. т, в том числе по категории А+В — 4,1 млн. т, на 1/I 1935 г. общие разведанные запасы бокситов определялись в 7,2 млн. т, в том числе по категории А+В — 5,2 млн. т. Основным месторождением цементного сырья является Пикалевское с запасами известняков и ленточных глин до 78 млн. куб. м. Кроме этого, имеются еще месторождения: Чудовское и Порховское. Другие полезные ископаемые Ленинградской области (в прежних границах) показаны в таблице (А+В+С):


Кроме полезных ископаемых в своих недрах, Ленинградская область имеет значительные богатства на поверхности своей территории. Богатство это — лес. Хотя от области и отошли наиболее богатые лесом восточные районы и Мурманский округ, все же и теперь лесные площади Ленинградской области достаточно велики. В следующей таблице приведены основные данные по лесным фондам современной Ленинградской области:

Леса показаны уже без тех 18 районов, которые отошли в 1937 году к Вологодской области. Эти отошедшие районы являются лесными по преимуществу. На востоке Ленинградской области было 6 районов, имеющих лесистость свыше 60%. Из этих районов 3 больших по территории — Борисовский, Ковжинский и Шольский — отошли к новой области, а Вознесенский, Оятский и Капшинский остались в Ленинградской области. Тем не менее, можно думать, что лесистость осталась довольно близкой к прежней — 37,8% (без бывшего Мурманского округа).

Промышленность. В резолюции XVII Съезда ВКП(б) перед старыми промышленными районами, к которым относится и Ленинградская область, была поставлена задача дальнейшего роста «на основе углубления начатой в первой пятилетке специализации и более равномерного внутрирайонного размещения промышленности». Такое развитие старых районов должно было стать основой, на которой создаются новые опорные базы индустриализации на востоке. В частности, Ленинградская область 1) должна была, как это изложено в докладе В. В. Куйбышева, во втором пятилетии «производить 20,8% союзной продукции машиностроения, 18,66% производства бумаги, 9,03% выработки электроэнергии, 12,5% производства металлического алюминия, 13,5% союзной добычи торфа, 30% добычи сланца, 7,45% производства деловой древесины и 18,29% всего улова рыбы». Говоря другими словами того же доклада, «к концу пятилетия область сохраняет первое место по производству бумаги, второе по продукции машиностроения, третье место по добыче торфа и выпуску хлопчатобумажных тканей, выходит на второе место по сланцевой промышленности и улову рыбы. Ленинград продолжает оставаться в области машиностроения всесоюзной конструкторской лабораторией и технической школой кадров».

1) Здесь, как и в дальнейшем изложении раздела о промышленности, речь идет о Ленинградской области в границах до сентября 1937 г.

Таким образом, Ленинградская область, наряду с областями старого центрального промышленного района, в деле реконструкции своего хозяйства и хозяйства всей страны занимает несколько особое по сравнению с другими территориями Союза положение.

Чтобы лучше понять и усвоить это положение, необходимо отчетливо представить себе экономическое прошлое Ленинградской области. Исторически Петербургская губерния складывалась как второй по величине промышленный центр старой России. Приведенная ниже таблица, относящаяся к Северо-Западной области, характеризует развитие промышленности по основным показателям в % к промышленности на всей территории СССР.

Линия развития и за предвоенные годы XX столетия оставалась та же, какая наблюдалась и раньше, в последней четверти XIX века: продукция показывает определенный рост, число рабочих уменьшается. Значит, увеличивается постоянный капитал, промышленность Петербургской губернии механизируется больше, чем в остальной стране. Эти сдвиги особенно хорошо показывает следующая таблица, дающая величину производства на одно предприятие и одного рабочего:

В позднейшие годы Ленинградская область сохраняет свое ведущее значение в крупной промышленности. По данным ЦУНХУ в 1925/26 и в 1930 годах на одно предприятие приходилось всего продукции:

                                                                              по СССР                                           по Ленинградской области

1925/26                                                               1,012 тыс. руб.                                       2 000 тыс. руб.

1930                                                                     1 450 » »                                              3 800 » »

Один рабочий производил:

                                                                           по СССР                                      по Ленинградской области

1925/26                                                          4 450 руб.                                                     5 300 руб.

1930                                                               5 850 »                                                         7 000 »

За эти же годы удельный вес Ленинградской области в промышленном производстве выражался следующими цифрами:

Как и прежде, в начальные годы первой пятилетки Ленинградская область стоит на третьем место после Московской области и УССР по основным показателям. Причем количество рабочих и валовая продукция в указанные годы несколько повышают удельный вес, а фонды, наоборот, немного снижаются. Это значит, что старые промышленные районы относительно меньше строят, чем окраинные области и национальные республики, но зато имеют большие возможности привлечь из резервов новых рабочих и взять от старого и вновь построенного оборудования больше, чем могут это сделать новые районы.

Отдельные отрасли промышленности были, понятно, неравномерно представлены в Ленинградской области. Это также было исторической традицией. Для доказательства живучести указанной традиции можно сопоставить два периода, достаточно удалениях один от другого — 1900 год и 1930 год. Сопоставление ведется только по некоторым отраслям в зависимости от наличия материалов:

1) 1900 год пересчитан для современной территории СССР.

Приводимая таблица говорит о том, что в дореволюционное время область производила почти 9/10 всей резины, больше трети всего машиностроения, обрабатывала почти сорок процентов цветных металлов, выпускала чуть ли не все 100% металлоизделий для электротехники, давала 40% бумаги. Хотя удельный вес уменьшился по всем названным отраслям, но, тем не менее, почти все они сохранили одно из первых или первые места в Союзе. Любопытно, что еще за пять лет до этого, в 1925/26 г. доля ленинградского машиностроения равнялась 24,5%. Такое значительное уменьшение удельного веса и притом в короткий сравнительно срок показывает огромную работу, которую проделала страна в создании новых машиностроительных заводов в местах, не имевших до начала первой пятилетки никакого машиностроения. Но в то же время приведенная цифра говорит, что и при огромном новом строительстве в других республиках и областях Союза Ленинградская область остается в производстве машин ведущей и по удельному весу уступает только УССР, производящей 30,0%, и Московской области, дающей 19,4% продукции машиностроения.

Характерной чертой этого сравнительно крупного дореволюционного производства было неправильное размещение предприятий промышленности, которое отражало основное направленно всякого капиталистического размещения и в особенности российского. В России промышленность осела в некоторых крупных центрах. Если взять такие районы, как Центральный, Украину и Северо-Западный, то они вместе давали по стоимости 66% всей продукции России и в 1900 и в 1912 гг. Еще более уродливое размещение было в самой Северо-Западной области. По различным источникам в 1910-1913 гг. на долю области приходилось 5-7% продукции, остальное производил город Петербург. Таким образом, и с точки зрения размещения промышленности во всей стране, и с точки зрения расстановки промышленных предприятий внутри области Петербургская губерния может служить примером того уродливого размещения, которое было характерно для России предреволюционных годов.

Вместе с тем эти особенности петербургской промышленности привели к тому, что питерские рабочие, руководимые Лениным, Сталиным, большевистской партией, совершили победоносную Октябрьскую революцию, дали стойких борцов за революцию на все фронты гражданской войны, отстояли Петроград от Юденича, первые начали с огромным успехом восстанавливать петроградскую промышленность, одновременно переводя ее на производство таких предметов, которые в первую очередь нужны были стране строящегося социализма. Тут можно указать, прежде всего, на оборудование электростанций и тракторы-фордзоны Путиловского завода. Когда Сталин наметил перед народами Советского Союза гениальные планы первой и второй пятилеток, промышленность Ленинградской области получила в этих планах свои ответственнейшие и важнейшие задания и с честью выполнила их. Этот старый промышленный и машиностроительный центр должен был в самые кратчайшие сроки реконструировать свои заводы и фабрики так, чтобы заложить фундамент общей индустриализации страны и тем самым в возможно более короткие сроки освободить СССР от иностранной зависимости в области импорта машин и деталей. А так как для того широкого развития производства, которое намечалось этим планом, необходимо было и широкое увеличение энергоснабжения, то Ленинградская область должна была явиться пионером и в этом отношении — она должна была дать новые мощности, используя местное топливо.

Выполняя поставленные задачи, Ленинградская область добилась огромных успехов. Ниже приведены цифры, которые эти успехи характеризуют. К сожалению, ряды цифр не всегда непрерывны, так как получались из разных источников, но для показа основных тенденций они являются совершенно достаточными.

Капиталовложения за первую и вторую пятилетки выражаются в следующих цифрах 1):


Здесь заслуживает внимания то обстоятельство, что Ленинградская область, наряду с выполнением общесоюзных задач по реконструкции промышленности, переломила и ту порочную традицию размещения промышленности внутри области, которая стягивала все промышленные предприятия в центр области, в город, оставляя всю территорию области без заводов и фабрик. В результате этих капиталовложений произошло большое возрастание и в то же время значительная территориальная передвижка фондов. Итоговые цифры (на 1/I 1938 г. — но плану) даны в следующей таблице:

                                Движение основных фондов промышленности

 В дальнейшем изложении будут более подробно освещены результаты технической реконструкции, которая была произведена в ленинградской промышленности за две сталинских пятилетки; в этих же общих показателях необходимо отметить лишь то, что промышленные фонды по всей Ленинградской области увеличились в 43/4 раза, но городу Ленинграду в 3 раза и по области в 10 раз. В этих данных последняя цифра плановая — она может несколько измениться. Поэтому здесь она показывает лишь тенденцию. Для конкретных выводов могут быть использованы отчетные цифры.

1) Цифры взяты из материалов Ленинградского облплана. Возможно, что при уточнении они несколько изменились.

УНХУ РСФСР по своим материалам дает такое движение фондов по Ленинградской области и по РСФСР:

Эти два ряда цифр ясно показывают, что фонды Ленинградской области имели весьма крупный вес в фондах РСФСР, но что вес этот снижается. В 1928 году он равен 20,5%, а в 1934 г. — всего 15,6%. Снижение это, конечно, относительное. Вложения в промышленность области велики, но индустриализация охватывает весь СССР, и старые промышленные районы, оставаясь фундаментом технической реконструкции всей страны, окружаются бурно растущей промышленностью новых районов.

Указанное увеличение производственных фондов и все мероприятия по реконструкции привели к очень крупному увеличению продукции промышленности Ленинградской области. В начале 1-й пятилетки в 1927/28 г. валовая продукция определялась в 1 408 млн. рублей. К концу этого пятилетия, в 1932 году, она выразилась в 5 754 млн. рублей. Первая пятилетка, как известно, была выполнена в 4 года. Следующие годы дают еще большее увеличение продукции. Если выписать в одну строку данные по годам, то получится следующий ряд цифр (здесь же приводятся по некоторым годам и отдельные сведения о валовой продукции Ленинграда и области):


За первое пятилетие продукция увеличилась в четыре с небольшим раза, за 10 лет это увеличение достигло почти девяти раз. Таким образом, с точки зрения общих количественных показателей, Ленинградская область выполняет спою задачу — помочь индустриализации новых районов, потому что приблизительно треть всей продукции является машиностроительной, притом эта треть растет быстрее других частей продукции. Особенно значительно выросла промышленность, вырабатывающая орудия и средства производства. В промышленности Ленинградской области в период двух пятилеток удельный вес отраслей, вырабатывающих средства производства, достиг еще большей величины в сравнении с довоенным временем. Это видно из приводимой ниже таблицы («Ленинград и Ленинградская область за XX лет советской власти», Ленинград, 1937); данные этой таблицы немного расходятся с данными, приводимыми выше, что объясняется, по-видимому, несколько иным охватом учитываемых предприятий. Однако, как видно из сопоставления таблиц, тенденции развития ленинградской промышленности в обеих таблицах отражаются одинаково.

                     Валовая продукция промышленности Ленинградской области.

Как видно из таблицы, удельный вес отраслей, производящих средства производства, составлявший до империалистической войны и революции 58,3%, к началу первой пятилетки снижается до 50,2% (1927/28). Это объясняется тем, что в восстановительный период легкая промышленность не только в Ленинградской области, но и во всем Союзе восстанавливалась несколько быстрее, чем отрасли тяжелой промышленности. Иную картину мы наблюдаем в период сталинских пятилеток. Реконструкция всего народного хозяйства на социалистических началах, необходимость всемерно освободиться от иностранной зависимости для технического вооружения нашей собственной промышленности заставили усиленно разливать отрасли, производящие средства производства. Эта тенденция, естественно, сказалась и на развитии соответствующих отраслей промышленности Ленинградской области. Уже к концу первой пятилетки (1932) удельный вес отраслей, вырабатывающих средства производства, в Ленинградской области поднялся до 64,2%. Этот же примерно удельный вес сохранился и во второй пятилетке, составив в 1936 году 63,3% от стоимости валовой продукции всей крупной промышленности Ленинградской области.

Из приведенной выше таблицы продукции по Ленинграду и области видно, что, начиная с 1932 года и кончая 1937 годом, продукция города Ленинграда выросла в 2 раза, а продукция области увеличилась в 2,8 раза. Выше мы видели, что фонды по Ленинграду увеличились в 1,8 раза за 2-ю пятилетку, а фонды области за это же время — в 5 раз. Следовательно, мы можем сделать вывод, что область своих фондов не освоила, и у нее помимо резервов стахановско-сметанинских имеются еще просто резервы неосвоенного оборудования. Но, с другой стороны, даже это не полное увеличение продукции говорит о выправлении неправильного размещения, о более равномерном размещении промышленности по территории Ленинградской области. Если в 1932 году на долю собственно области падало 15,3% всей продукции, а в 1937 году область должна дать 20,2%, то при большом повышении абсолютной величины продукции эти 5% роста промышленности вне города Ленинграда являются показателем огромных сдвигов в размещении.

Такие же сдвиги можно видеть и в росте рабочей силы. По материалам 2-й пятилетки Ленинградского облплана мы имеем следующие данные:


В связи с этой таблицей необходимо привести еще одну, показывающую по тем же годам рост выработки на одного рабочего (таблица взята из тех же материалов):

Как видно из приведенных таблиц, рост числа рабочих по сравнению с ростом продукции не очень значителен. Продукция опережает в отношении 1,62 к 1,29 на протяжении пятилетки. Другими словами, средняя выработка с 1932 по 1937 годы растет на 62%, а число рабочих на 29%. Сам же по себе рост рабочих очень велик. Всех этих успехов промышленность Ленинградской области достигла в результате почти полной реорганизации существовавшей раньше в Ленинградской области промышленности. Можно сказать, что в значительной степени промышленность Ленинградской области создана заново при советской власти. Это видно из следующих данных, показывающих, что предприятия, вновь построенные при советской власти или полностью за это время реконструированные, уже в 1936 году дали значительно больше половины продукции всей крупной промышленности Ленинградской области. Особенно это относится к отраслям, вырабатывающим средства производства.

Однако, и в легкой промышленности такие отрасли, как трикотажная, швейная, первичная обработка льна, как отрасли крупной промышленности, почти полностью созданы при советской власти.

Валовая продукция новых и полностью реконструированных заводов Ленинградской области в 1936 году в процентах ко всей продукции данной отрасли дается в следующей таблице (см. табл. на стр. 150).

 Последний вопрос, которого необходимо коснуться, это вопрос о месте ленинградской промышленности в ряду других экономических районов. Для этого ниже дается таблица, в которой на три года приведены сравнительные данные по численности рабочих, фондам и валовой продукции. Причем взяты только те области и края из РСФСР, по которым соответствующие показатели выражены двухзначными числами (в %%).

Эта таблица особых объяснений не требует. С первого взгляда видно, что в старых промышленных районах машиностроения, в частности в Ленинградской области, производство поднимается даже в удельном весе. Московская область, имеющая еще в первой пятилетке значительные элементы «ситцевости», понижается в весе валовой продукции. Совсем резко снижается «ситцевая» Ивановская область. В этих снижениях видна определенная закономерность. Первая пятилетка — это время, когда гиганты нового строительства еще только зачинались. Они требовали оборудования. Районы, которые производили такое оборудование, усиленно перестраиваются, реконструируются и резко повышают, поэтому, свою продукцию. Ленинградская область увеличивает свой вес по валовой продукции с 15,86 до 20,15 за первую пятилетку. Московская область, правда, несколько снижает свой вес, но это происходит, несомненно, за счет не машиностроения или тяжелой промышленности вообще, а за счет других отраслей. Во вторую пятилетку, когда уже начинают вступать в строй новые гиганты промышленности, старые районы продолжают понижаться в удельном весе, но это понижение идет значительно более медленными темпами. Так, за первую пятилетку Московская область снижалась в среднем на 0,65 пунктов в год, а в первые годы второй пятилетки всего на 0,33; Ивановская область в первую пятилетку на 0,92, а во вторую — на 0,19. Это значит, что во вторую пятилетку даже в старых районах легкой промышленности начинает развертываться тяжелая и в частности машиностроительная промышленность. «Ситцевые» районы превращаются, и довольно быстро, в «металлические». В Ленинградской же области, где машиностроение в 1934 году составило 28,5% от всей продукции области, оно вместе с тем к концу 1-й пятилетки значительно повысило свой удельный вес в промышленности РСФСР — с 15,86 до 20,15, или на 4,29 пунктов за пять лет. Только в первые два года второй пятилетки началось небольшое падение, на 0,19 пунктов в год, что явилось следствием роста новых районов. Эти районы имеют значительно меньший удельный вес, чем Ленинградская область, но они быстро растут.

Еще более наглядны и показательны успехи реконструкции промышленности Ленинградской области по отдельным отраслям. Товарищ Молотов на XVII партконференции сказал: «По Ленину единственной материальной основой социализма является крупная промышленность, неразрывно связанная с электрификацией всей страны» (Стенографический отчет, стр. 150). Ленинградская область является по преимуществу областью машиностроения — следовательно, она должна быть и областью высоких темпов развития электрификации.

Первая пятилетка поставила перед Ленинградской областью очень большие задачи по электрификации. Об этом говорят такие цифры. План ГОЭЛРО определял для Ленинградской области мощность районных станций в 160 тыс. кВт (Красный Октябрь — 30 т., Волхов — 30 т., Свирь II — 60 т. и Свирь III — 40 тыс. кВт). На 1.XII.1928 г. фактически была уже установлена мощность в 172,5 т. кВт (Красный Октябрь — 20, Волхов — 58, IV Ленинградская городская — 94,5). На 1932 год мы имеем установленную мощность 332,4 т. кВт. За первую пятилетку, таким образом, установленная мощность увеличилась почти в два раза, причем производство энергии увеличилось значительно больше благодаря лучшему коэффициенту использования. В 1928 году на районных станциях было получено 548,6 млн. кВт/час., а в 1932 году — 1 522,7 млн. кВт/час. Другими словами, с установленного кВт в начале первой пятилетки получалось 3 180 кВт/час., а в конце — 4 580. Приведенные цифры относятся только к районным станциям. Вся же мощность по всем станциям Ленинградской области за первую пятилетку развивалась следующим образом. По данным УНХУ РСФСР в 1928 году установленная мощность равнялась 286,7 тыс. кВт, в 1932 г. она достигла 434,3 тыс. кВт. Причем в названных материалах дается мощность по категориям (в тыс. кВт):


Мощность всех станций выросла до 151%, мощность районных — до 179%. По данным Госплана СССР мощность электростанций в 1935 и 1936 годах достигала таких величин:

                                                                                                    1935 г.                                       1936 г.

Все станции                                                                                   682,5                                          733,5

в т. ч. районные                                                                            540,0                                          590,0

Значительный рост районных станций имеет огромное значение для реконструкции энергетического хозяйства. Высокое техническое совершенство районных станций, с одной стороны, а с другой — работа их на единую высоковольтную сеть дает возможность снимать с установленной мощности несравненно большее число киловатт-часов, чем на мелких коммунальных, промышленных или транспортных станциях. Выше уже была приведена цифра — 4 580 кВт/час., получаемые с установленного киловатта районных станций в конце первой пятилетки. В 1935 году с районных станций получается всего энергии 2 446,0 млн. кВт/час., а в 1936 г. — 2 850,0 млн. кВт/час. Таким образом, кВт установленной мощности в 1936 году давал 5 278 кВт/час. Другие категории станций имеют несравненно меньшую отдачу. Так, в 1933 году фабрично-заводские станции давали 2 983 кВт/час., коммунальные — 2 554, транспортные — 2 333 и сельскохозяйственные — 1 565 кВт/час.

Кроме перехода на большие районные мощности и на кольцевание, увеличивающее выработку электроэнергии, реконструкция ленинградского энергохозяйства велась и в направлении перевода на местные энергоресурсы. Довоенная энергетика Ленинградской области опиралась полностью на дальнепривозное топливо — нефть, донецкий уголь, уголь из Англии. Ленинградская область одна из первых после призыва Ленина и Сталина вступила на путь использования местных энергетических запасов. Станции Волховстрой, несколько очередей Свирьстроя использовали энергию порожистых северных рек, мощная Дубровская и ряд других станций получили торф. Некоторые станции потребляют горючие сланцы (IV Ленинградская ГЭС). В результате в 1934 году 62,8% электроэнергии получались от воды и торфа, а в 1935 г. доля этой энергии выразилась в 77,7% (Народнохозяйственный План на 1936 год, т. II, стр. 17).

Вместе с переходом на местное топливо происходило и правильное размещение крупных энергетических узлов. Таким образом, электрификация Ленинградской области была реконструирована в трех направлениях — она очень сильно увеличена, в значительной мере переведена на районные станции и объединена единой высоковольтной сетью и, наконец, размещена в области в соответствии с требованиями социалистической реконструкции народного хозяйства и местными энергетическими ресурсами. Реконструктивные работы первой и второй пятилеток явились фундаментом для еще более глубокой и широкой реконструкции топливно-энергетического хозяйства, осуществление которой будет уже задачей третьей пятилетки.

Выше говорилось, что машиностроение является основной специализацией Ленинградской области. Совершенно понятно поэтому, что в этой отрасли промышленности реконструкция проводилась особенно активно и дала наилучшие результаты. В количественном отношении эти результаты характеризуются одним, но весьма существенным фактом — второй пятилетний план области по машиностроению был выполнен уже в 1935 году, за два года до срока. Весь план металлообработки был намечен в 2 765 млн. рублей в 1937 г. В 1935 году Ленинградская область дала 2 785 млн. рублей, а на 1936 г. было намечено 3 480 млн. рублей, на 26% больше, чем ранее намечалось на последний — 1937 год пятилетки. В первую пятилетку Ленинградская область специализировалась на точном и сложном машиностроении — в результате было освоено не менее 200 видов машин, до того времени у нас в стране не производившихся. Таким образом, Ленинградская область выполнила в первую пятилетку две задачи: дала стране новые машины и освободила СССР в значительной доле от иностранной зависимости. Среди этих новых машин были: блюминги, котлы высокого давления, паровые турбины, мощные дизели и пр. Наряду с этим тяжелым машиностроением, заводы Ленинградской области производили оборудование для легкой промышленности, для пищевой промышленности, для бумажной и химической промышленности, ряд электротехнических материалов и т. п. Быстрыми темпами развивалось судостроение. Для сельского хозяйства Союза Ленинградская область дала первый трактор — фордзон, теперь она производит тракторы-пропашники. Хозяйство связи — телефонное и телеграфное — имеет своей основной снабжающей базой заводы Ленинградской области. Вторая пятилетка углубляет и расширяет все эти производства. Оставаясь, по выражению Куйбышева, всесоюзной лабораторией по машиностроению, Ленинградская область за вторую пятилетку должна была создать новые, технически наиболее совершенные типы «металлообрабатывающих станков, турбин, турбогенераторов, дизелей, гидрогенераторов, точных приборов, телефонии, наборных и пишущих машин, а также машин по обслуживанию легкой индустрии» (Второй пятилетний план развития народного хозяйства СССР, стр. 26).

1935 г. — год выполнения Ленинградской областью второго пятилетнего плана по машиностроению — показывает, что из этого плана выполнено в натуре. Благодаря стахановско-сметанинскому движению многие отрасли промышленности в 1935 г. перевыполнили план, но в особенности блестящими были достижения машиностроения. «В 1935 г. машиностроением области было освоено около 100 новых видов производств энергетического оборудования, транспортных механизмов, станков, текстильных, полиграфических машин, слаботочной продукции и т. д.» (Народнохозяйственный план на 1936 г., т. II, стр. 16). Тот же документ перечисляет еще ряд новых производств машиностроительной промышленности: мощные паротурбины, теплофикационные турбины в 25 тыс. кВт с регулируемым отбором пара, котлы мощностью 160-200 т пара в час, первый прямоточный котел, новые судовые котлы, бесподвальные теплофикационные турбины, высоковольтные генераторы, моторы для звуковых киноаппаратов, электросварочные машины, танк-паровозы, новые типы платформ, портальные краны, перегрузочные механизмы и т. д. и т. п. Все эти новые объекты создавались на новых или реконструированных заводах. Перечисление этих заводов здесь, конечно, невозможно. Но уже по величине продукции и по перечню производимых объектов можно получить представление о мощности строительства и реконструкции заводов ленинградского машиностроения.

К области производства металлоизделий необходимо отнести и создание собственной металлической базы. Ленинградская область всегда жила привозным металлом. Но сложное, точное, высококачественное машиностроение требовало и качественных металлов. Нужна была высококачественная сталь, нужны были легкие металлы. Поэтому было обращено особое внимание на качественную металлургию области. В результате в 1935 году освоено производство новых сортов легированных сталей, а производство проката превысило проектировку 1937 г. Первый в СССР алюминиевый комбинат на тихвинских бокситах в 1936 году достигает почти предельной мощности и дает продукции 9,5 тыс. т алюминия, что составляет больше четверти всей выплавки алюминия в СССР. В этом отношении Ленинградская область проделала исключительную работу, потому что и источники сырья были найдены лишь в последние годы и переработка их была поставлена сейчас же по открытии сырьевых ресурсов.

Химическая промышленность Ленинградской области получила особенно широкое развитие за годы двух пятилеток. До революции химическая промышленность Ленинградской области, сосредоточенная целиком в Ленинграде, базировалась почти исключительно на привозном сырье. В годы первой и второй пятилеток химическая промышленность Ленинградской области получила громадное развитие и вместо привозного сырья почти полностью перешла на переработку сырья отечественного происхождения. Строительство новых заводов и полная реконструкция существовавших значительно увеличили выпуск и ассортимент вырабатываемой продукции. Химическая промышленность города Ленинграда, следовательно — Ленинградской области, без учета возникшей во вторую пятилетку химической промышленности города Кировска Мурманской области, в сравнении с довоенным временем увеличилась в 11,6 раза: в 1913 г. было выработано продукции на 42 млн. рублей, в 1936 г. на 486 млн. рублей. Основные фонды химической промышленности за годы двух пятилеток увеличились в 5,2 раза. Ленинградская химическая промышленность вырабатывает теперь продукты, которые раньше ввозились из-за границы.

Для характеристики реконструкции в других отраслях промышленности достаточно привести лишь те, о которых говорил Куйбышев в докладе на XVII Съезде ВКП(б): машиностроение, производство бумаги, выработку электроэнергии, производство алюминия, добычу торфа и сланца, производство деловой древесины. В своем месте уже было сказано о машиностроении, электроэнергии и производстве алюминия. Остается сказать о других отраслях, вошедших в перечень.

В 1913 году в губерниях, вошедших в состав Ленинградской области, было добыто 13 тыс. т торфа. Необходимость всемерно использовать местные ресурсы вызвала громадное развитие торфодобычи, и уже в 1932 году торфа было добыто 1 509 тыс. т, в 1935 г. — 2 038 тыс. т и в 1936 г. — 2 871 тыс. т. Добыча 1936 г. дает Ленинградской области третье место после Московской и Ивановской областей. Сланцев до революции в Ленинградской области не добывалось, эта промышленность получила развитие по инициативе С. М. Кирова; в 1936 г. было добыто 183 тыс. т. Здесь Ленинградская область занимает первое место в Союзе и по добыче превышает наметки пятилетнего плана.

По пятилетнему плану вывозка деловой древесины определялась на 1937 год в 7,45%, или в 12,5 млн. м3. Такой вывоз обеспечивал области четвертое место. В 1936 г. по плану должно быть вывезено 11,8 млн. м3, что составляло 8,51% ко всей вывозке и давало области третье место после Северного края (старые границы) и Свердловской области. В 1936 г. значительно повысилась заготовка леса в северо-восточных лесоизбыточных районах, которые, обладают большими запасами спелой и приспевающей древесины.

Ленинградская область должна была по плану дать в 1937 году 18,66% союзного производства бумаги, или в абсолютном выражении — 186,6 тыс. т. В 1932 г. производство области равнялось 160 т. т, или 33,9% по удельному весу. Но уже в 1935 году было получено 197,4 тыс. т. Другими словами, уже в 1935 г. была перевыполнена программа последнего года пятилетки. В 1936 г. намечена была программа выработки в 226 тыс. т, на 21% больше того, что первоначально предполагалось произвести в 1937 г. Такое перевыполнение плана объясняется тем, что была завершена реконструкция Дубровской бумажной фабрики и успешно продолжались работы по новому действующему Сясьскому целлюлозно-бумажному комбинату.

Рыбная промышленность, подвергавшаяся значительной реконструкции и значительно увеличившая свою продукцию, почти полностью была сосредоточена в ныне отошедшем Мурманском округе (см. Мурманская область).

Из этого обзора видно, что и реконструктивные работы и новое строительство успешно осваиваются и дают такие результаты, которые в ведущих отраслях, превосходят наметки II пятилетнего плана.

Сельское хозяйство Ленинградской области относится к числу тех районов нечерноземной полосы, где сельское хозяйство в дореволюционное время находилось в состоянии резко выраженного кризиса: в течение ряда десятилетий пореформенного периода сельскохозяйственное производство здесь не росло, не развивалось, а находилось в упадке, сокращалось.

Этот упадок сельского хозяйства продолжался до самого последнего времени, до начала империалистической войны. Даже для продовольствия сельского населения (четырех губерний Озерной области) не хватало ежегодно около 2,5 млн. ц хлеба. Ленинградская область, поэтому, с полным правом относилась к районам потребляющим, живущим привозным хлебом. Преобладающее место в посевах занимали зерновые хлеба, главным образом озимая рожь и овес. Товарную продукцию давал лен, однако и эта отрасль находилась в упадке.

Накануне Октябрьской революции на территории нынешней Ленинградской области насчитывалось около 600 тысяч крестьянских хозяйств. На каждое крестьянское хозяйство приходилось около 2,5 га посевов. Но это было только «в среднем». На самом же деле в 1916 г. в Петербургской и Новгородской губерниях около 16,2% хозяйств не имели никаких посевов, около 13,8% хозяйств не имели никакого скота, и около 25,6% не имело рабочего скота. За счет этой массы бедняцких безлошадных, беспосевных и безынвентарных хозяйств на противоположном полюсе деревни крепло кулачество.

В период империалистической и гражданской войн произошло значительное сокращение посевной площади (с 1 383 тыс. га в 1913 г. до 1 000 тыс. га в 1921 г.). Период гражданской войны на количестве скота в Ленинградской области отразился сравнительно слабо. К 1921 году снизилось несколько количество свиней, овец, молодняка крупного рогатого скота. Количество коров за те же годы (1916-1921) несколько возросло (на 5%).

В восстановительный период, с 1921 по 1927 годы, сельское хозяйство области быстро перешагнуло довоенный уровень. Уже в 1925 г. посевная площадь области достигла довоенных размеров, количество рабочих лошадей превысило довоенный уровень на 12%, а количество коров на 22%. Господствующей формой сельскохозяйственного производства в этот период оставалось единоличное крестьянское хозяйство, в среде которого оставалось экономическое неравенство, хотя и в меньших размерах, чем в довоенное время.

 В 1929 году в области оставалось 5,8% крестьянских хозяйств, имевших в среднем 0,5 коровы на двор, и в то же время было 3,1% хозяйств, которым принадлежало в среднем 2,63 коровы на двор. Те же самые 5,8% пролетарских и полупролетарских хозяйств имели посева по 0,86 га на двор, а группа кулацких хозяйств сеяла в среднем 5,63 га на двор. Особенно резкое различие между этими крайними социальными группами ленинградской деревни было в отношении обеспеченности их сложным сельскохозяйственным инвентарем. В то время как в пролетарской и полупролетарской группах хозяйств имели сложный сельскохозяйственный инвентарь лишь 5 дворов из 100, среди кулацкой части деревни число таких хозяйств достигало 79,1 из 100. Этому неравенству и порождаемому им классовому делению положен был конец в период социалистической реконструкции, начавшейся в годы первой пятилетки.

Размах, который приняла социалистическая перестройка сельского хозяйства, рост социалистического сектора сельского хозяйства за годы первой пятилетки виден из следующих цифр (в границах Ленинградской области того времени):

                                                                                    1928 г.                                          1932 г.

Число колхозов                                                              237                                               10 897

Посевная площадь колхозов (в тыс. га)                            9,5                                                900,3

За годы второй пятилетки продолжался дальнейший рост социалистических форм и охвата ими сельскохозяйственного производства. В 1937 году в области было 12 421 колхоз, объединявший 91,3% всех крестьянских дворов, и 98% всего посева колхозно-крестьянского сектора. Одновременно продолжается рост совхозов и кооперативных сельскохозяйственных предприятий. В 1931 году в области было всего 230 совхозов и подсобных хозяйств 1 232, в 1937 г. — 888, в том числе свиноводческих — 60, молочных — 20, молочно-овощных — 110. Главную массу совхозов составляли ОРС'ы (отделы рабочего снабжения). Не считая ОРС'ов, в 1937 году в Ленинградской области было 150 совхозов. Посевная площадь в совхозах возросла с 18,6 тыс. га в 1928 г. до 99 тыс. га в 1932 г. и 132,7 тыс. га в 1936 г. Однако, преобладающее место в сельскохозяйственном производстве Ленинградской области принадлежало колхозам. В 1936 году из всей посевной площади Ленинградской области только 6,6% принадлежало совхозам, ОРС'ам и подсобным хозяйствам, остальное — колхозам. В 1936 г. землепользование колхозного сектора было еще более расширено: по постановлению правительства часть земель совхозов и подсобных хозяйств (161,9 тыс. га) была передана колхозам. Организация колхозов и их организационно-хозяйственное укрепление сопровождались и обусловливались созданием и быстрым ростом технической базы сельскохозяйственного производства. Эта база создана в виде большого числа МТС, вооруженных быстро растущим количеством тракторов и разных сложных сельскохозяйственных машин. Уже к началу 1933 года в Ленинградской области в тогдашних ее границах было 39 МТС с 1 041 трактором. В годы второй пятилетки продолжалось дальнейшее укрепление технической базы. Число МТС в 1937 г. достигло 106, число тракторов в них 5 191 (а в переводе на 15-сильные — 5 963).

Чтобы представить, какие исключительного значения перемены произошли в деле технического вооружения сельскохозяйственного производства в Ленинградской области в эпоху социалистической реконструкции, интересно сделать некоторое сравнение с тем, что имелось здесь еще в недалекое прошлое время и что имеется теперь. В 1910 году, то есть почти накануне мировой войны, в крестьянских хозяйствах нынешней Ленинградской области было 55 тысяч железных плугов и в то же время 110 тыс. деревянных плугов, 366 тыс. сох и косуль (пахотное орудие, переходное от сохи к плугу), 471 тыс. деревянных борон. Теперь главная масса пахотных работ производится тысячами мощных многокорпусных тракторных плугов. Каждый из этих плугов (в 1936 г. число их в МТС достигало 4 897) производит работу, равную работе, по меньшей мере, сотни деревянных плугов или сох, принадлежавших единоличному крестьянину. Почва и поверхность Ленинградской области представляет немало затруднений для тракторной ее обработки (наличие камней, болот, разбросанность пашни мелкими кусками и т. д.). Однако, несмотря на это охват колхозов МТС из года в год растет. В 1935 году, например, МТС обслуживали всего 25% колхозов и 33% пашни, а в 1936 г. уже 47% колхозов и 54% пашни.

Сравним другие виды сельскохозяйственных орудий. В 1910 г. в четырех губерниях приозерного района было всего 1 100 конных сеялок, в 1936 г. в МТС Ленинградской области — 5 248 конных и 995 тракторных сеялок; в 1910 г. там же было всего 600 жаток, в 1936 г. в МТС Ленинградской области — 10 318. В 1910 г. было 3,9 тыс. ручных и 2,5 тыс. конных молотилок; паровых молотилок совсем не было. В 1936 г. в МТС было механических молотилок (сложных и полусложных) — 1 398. В 1937 г. на полях Ленинградской области работало 400 северных комбайнов, (замечательной машины, изобретенной колхозниками сельскохозяйственной артели «Вальтер-Клейн» Кингиссепского района), 550 широкозахватных льнотеребилок, 450 картофелесажалок, 1 008 грузовых и тракторных машин, о возможности применения которых до революции, да в единоличном хозяйстве и после революции, и не думали.

Надо при этом напомнить, что и тот сложный инвентарь, который имелся, до революции принадлежал исключительно помещикам и кулакам, в то время как теперь работой тракторов, молотилок, комбайнов, льнотеребилок и т. д. пользуется вся без исключения масса крестьян. Следующее существенное обстоятельство заключается в том, что имевшийся в дореволюционное время сложный инвентарь был исключительно иностранного происхождения (впрочем, и такие несложные орудия, как косы, ввозились большей частью из Австрии). Между тем, все теперешние машины и орудия сделаны на социалистических предприятиях нашей страны.

Надо сказать, что все достигнутое было получено не сразу, что для создания всего того богатства и мощи, которыми уже располагает сельское хозяйство и которые растут из года в год, потребовались крупные затраты и усилия. Первые тракторы в большом числе (20 МТС) появились в Ленинградской области в 1931 году. Это были исключительно слабосильные «фордзоны», часто неисправные, изношенные. Из-за плохого качества тракторного парка, неуменья организовать работу, неопытности наспех подготовленных трактористов эффективность тракторных работ была невысока. При задании 1 500 часов работы в год тракторы работали в 1931 г. всего 900 часов. Расход горючего на вспашке 1 га целины составлял 40,5 кг (при норме 31 кг), а на старопахотных землях расход горючего превышал норму на 42%. В использовании тракторов и сельскохозяйственных машин царила обезличка. В некоторых МТС половина тракторов стояла без использования. К концу сезона, в результате обезлички и неопытности и вследствие работы пользовавшихся всем этим врагов, в 1931 г. было искалечено 65% тракторов и 75% машинного парка МТС. Надо при этом сказать, что таких наиболее сложных машин, как комбайн, льнотеребилка и т. п., в области в то время вовсе не было. Всего этого нельзя не отметить, ибо только при сравнении с этими первыми неумелыми шагами социалистического земледелия в области становится попятным значение того пути, какой был проделай за последующие годы, и достигнутых успехов.

На смену маломощным, истрепанным фордзонам появились в области новые мощные советские гусеничные тракторы, появились новые сложные машины, как северный комбайн, льнотеребилка и др. На место неумелых, неопытных трактористов явились такие водители машин, которые в 1935 году вырабатывали на тракторе ХТЗ с подсменным 746 га, а в 1936 г. — 1 274 га с огромной при этом экономией горючего, или такие комбайнеры, которые выполнили по 252 га на комбайн, такие льнотеребильщики, которые дают по 132 га на льнотеребилку, и т. д. Эти примеры стахановской работы механизаторов сельского хозяйства области можно было бы значительно продолжить. Средняя выработка на один трактор ЧТЗ в 1936 году составила в Ленинградской области 476 га, на один комбайн — 86 га, на одну льнотеребилку — 31 га. Это еще далеко до того, что дают передовики-стахановцы, меньше того, что дают ушедшие вперед по части механизации сельского хозяйства другие районы СССР, но и за каждой из этих цифр кроется уже экономия труда десятков и сотен людей, каждая из этих цифр показывает такой уровень развития производительности труда, какой был немыслим в условиях единоличного хозяйства.

За один 1936 год МТС вспахали 1 214 тыс. га (в переводе всех работ на мягкую пахоту), больше, чем за все предыдущее пятилетие. Главная и ответственная работа, которую провели МТС — весновспашка. Она механизирована на 43%. Яровых силами МТС посеяно 12%, картофеля посажено 8%, паров поднято 62%, льна вытереблено 15%, зяби поднято 49%. Социалистическая реконструкция и, прежде всего, проведенная под руководством партии организация 12 с половиной тысяч колхозов, нескольких сот совхозов и МТС, создание мощной механической базы подготовили почву для решения задачи, которая не могла быть ни поставлена, ни тем более разрешена в условиях капиталистической системы, а именно — задачи превращения области из потребляющей, какой она была в эпоху капитализма, в производящую, какой она становится в эпоху социализма. Наиболее ярким показателем этого процесса является рост посевных площадей. Как уже указывалось, до войны посевная площадь в губерниях Приозерного района сокращалась или в лучшем случае оставалась стабильной. В 1913 году посевная площадь на территории Ленинградской области достигала 1 383,4 тыс. га; к началу эпохи социалистической реконструкции (в 1929 году) она поднялась до 1 662 тыс. га. За годы первой пятилетки посевная площадь вновь увеличилась до 2 041 тыс. га (1932), то есть по сравнению с тем, что сеяло единоличное хозяйство в пору его наибольшего развития (1929), посевная площадь к началу 2-й пятилетки возросла на 400 тыс. га, или на 25%, а по сравнению с довоенным временем почти в 1,5 раза. В 1936 году посевная площадь достигала 2 283 тыс. га. Рост посевных площадей шел за счет освоения разного рода бросовых земель, расчистки кустарников, распашки целины и т. д. Ленинградская область расположена в полосе избыточного увлажнения и располагает огромной площадью земель, требующих тех или иных видов осушения (болот — 3 млн. га, заболоченных земель — 3,4 млн. га, временно избыточно увлаженных — 2,1 млн. га). За годы 1930-1936 в области осушено 225 тыс. га, раскорчевано и расчищено от кустарников 345 тыс. га. Снабжение МТС тракторами канавокопателями (в 1936 г. — 40 шт.), кусторезами, тракторными корчевалками и т. д. дают новый толчок росту мелиоративных работ. В период 2-й пятилетки борьба за превращение Ленинградской области из потребляющей в производящую и за передовое место в этой борьбе развернулась по линии улучшения организации и техники земледелия и животноводства, поднятия урожаев, освоения северных районов и продвижения на север пшеницы. Во всех этих отношениях к 1936 году были достигнуты значительные успехи. Рост посевных площадей и урожайности повели к значительному увеличению сбора хлеба. В 1913 г. валовой сбор всех зерновых на территории Ленинградской области достигал 8,7 млн. ц, в 1936 году он определился в сумме 13 млн. ц.

Огромный рост получили за последние годы посевы такой ценной зерновой культуры, как пшеница. В довоенное время пшеница на территории Ленинградской области встречалась в очень небольших количествах. В 1913 году в Ленинградской области было посеяно озимой и яровой пшеницы всего 3,4 тыс. га. В 1928 г. эта площадь достигла 16 тыс. га, в 1932 г. — 32 тыс. га, однако это было только начало дела. Резкое увеличение посевов пшеницы имеет место во второй пятилетке: в 1938 г. только яровой пшеницы было посеяно в колхозах Ленинградской области 77,3 тыс. га. Валовой сбор пшеницы в 1913 г. составлял всего 20 тыс. ц, в 1936 г. — 1 330 тыс. ц.

Особенное внимание было обращено в области за годы второй пятилетки на создание собственной овощно-картофельной базы. Задача здесь состоит в том, чтобы город Ленинград снабжался овощами преимущественно из совхозов и колхозов своей области и не зависел бы от дальнепривозных овощей. Результаты видны из роста посевов такой, имеющей особо важное значение для продовольственного снабжения, культуры, как картофель. В 1913 году на территории Ленинградской области картофель занимал всего 84,5 тыс. га, в 1928 г. — 152 тыс. га, в 1932 г. — 183 тыс. га, в 1937 г. — 229,3 тыс. га. Площадь, занятая овощами, возросла с 14,1 тыс. га в 1913 г. до 45,6 тыс. га в 1937 г. На основе роста посевной площади и повышения урожайности уже в первой половине второй пятилетки был достигнут значительный рост овощно-картофельной продукции. Валовой сбор картофеля поднялся с 6,3 млн. ц в 1913 году до 12,7 млн. ц в 1931 году и до 22,5 млн. ц в 1936 г. Валовой сбор овощей с 479,7 тыс. ц в 1931 г. поднялся до 853,2 тыс. ц в 1936 г. Количество парниковых рам в совхозах и колхозах увеличилось с 632 тыс. рам в 1931 г. до 799,5 тыс. рам в 1934 г., площадь теплиц с 12 тыс. кв. м увеличилась за то же время до 107,4 тыс. кв. м. Серьезнейшим фактором в деле организации высокотоварного овощного хозяйства в колхозах явилось создание овощных машинотракторных станций.

Расширение посевной площади, усиление роли технических культур (льна), картофеля, пшеницы проводилось в порядке плановой специализации сельского хозяйства области и отдельных ее районов и сопровождалось изменением географического размещения сельскохозяйственного производства. Ведущими культурами в полеводстве Ленинградской области в дореволюционное время были рожь и овес: ими вместе было занято 63,2% всей посевной площади. В 1928 году удельный вес обеих этих культур снизился до 51,9%, а в 1935 г. до 40,8%. В особенности значительно снижение удельного веса ржи, которая занимала в дореволюционное время 37%, в 1928 г. — 32,9%, а в 1935 г. всего 19,3%, то есть в относительных цифрах почти в два раза меньше (при уменьшении посева озимой ржи в абсолютных цифрах с 511 тыс. га в 1913 г. и 522 тыс. га в 1928 г. до 386 тыс. га в 1935 г., т. е. примерно на 25% по сравнению с довоенным временем). Что касается овса, культура которого имеет важное значение для снабжения конного транспорта столицы и лесной промышленности и для растущего животноводства области и ее пригородных районов, то его удельный вес сократился меньше, а за последние годы даже возрос: в 1917 г. под овсом было 26,2% посевной площади, в 1928 г. — 19,0%, в 1936 г. — 21% (в колхозах). В абсолютных же размерах площадь посева под овсом возросла с 334 тысячи га в 1928 г. до 430,3 тыс. га в 1935 году. Если в дореволюционное время полеводство Ленинградской области, за исключением пригородной зоны, можно было назвать ржано-овсяным, то теперь такая характеристика его была бы не верна. В озимом поле, где прежде все 100% занимала рожь, в 1935 году 11% приходилось на долю пшеницы. Наряду с увеличением посевов пшеницы и, как сказано было выше, картофеля возросла и в абсолютных и в относительных размерах площадь посевов льна (в 1917 г. — 9%, в 1936 г. — 10%), кормовых культур (10,4% в 1917 г. и 16,4% в 1936 г.), в частности многолетних трав (с 10,0% в 1917 г. до 12,0% в 1935 г.). Приведенные выше цифры характеризуют те сдвиги в организации полеводства, какие произошли за последние 18-20 лет в Ленинградской области в целом, при этом в тех ее границах, в каких она существовала до осени 1937 года. Впрочем, выделение 18 районов восточной части Ленинградской области в состав Вологодской области мало отразилось на удельном весе отдельных культур.

Организация крупного социалистического сельского хозяйства и его механизация обусловили быстрый рост применения приемов правильной агротехники. Основным вопросом правильной агротехники в условиях Ленинградской области является введение травопольных севооборотов. В начале нынешнего столетия на территории Ленинградской области господствовала трехпольная система земледелия, а в некоторых лесных районах Новгородской и даже Петербургской губерний сохранилась первобытная система лядинного, подсечного хозяйства, состоявшего в периодической вырубке и выжигании леса под пашню. Борьба за травосеяние и за травопольные севообороты, как условие, обеспечивающее высокие урожаи всех культур и подъем животноводства, становится одним из главных лозунгов сельского хозяйства Ленинградской области к концу второй пятилетки.

Развитие клеверосеяния в частности является одним из первых условий получения высоких и качественных урожаев льна, поскольку клеверища в условиях Ленинградской области являются для этой культуры лучшими предшественниками. Культура же льна на волокно в Ленинградской области имеет огромное народнохозяйственное значение. Выше уже было отмечено увеличение удельного веса льна в полеводстве, имевшее место за годы революции. На первый взгляд это увеличение не велико, в действительности же перемены, произошедшие и происходящие в области льноводства в Ленинградской области, огромны. Первая и весьма существенная перемена заключается в изменениях в географическом размещении льна внутри области. Культура льна на волокно на территории современной Ленинградской области известна очень давно, но до революции географически она сосредоточивалась на небольшой сравнительно территории юго-западной части области. Это были (из уездов, целиком или частично вошедших в состав Ленинградской области): Островский, Порховский, Псковский уезды Псковской губернии, Старорусский уезд Новгородской губернии, Гдовский и Лужский уезды Петербургской губернии, то есть территория, заключенная между озерами Ильменем, Псковским и Чудским. На всей остальной обширной территории, в особенности в бывшей Петербургской губернии, лен встречался на небольшом проценте площади (1-2%). В 1935 году из 79 районов области не более 15-20 районов имели посевы льна небольшие. Это преимущественно районы северной части области, заключенные между озерами Белым, Онежским и Ладожским, и пригородная зона. Во всех остальных районах лен занимал не менее 10% посевной площади. Произошло, таким образом, сильное продвижение этой ценной технической культуры далеко на восток и север области. В годы первой пятилетки форсированное развитие льноводства (с 150 тыс. га в 1928 г. до 262 тыс. га в 1932 г.) повело в ряде случаев к отрицательным результатам в отношении урожайности льна. В период борьбы за качество в годы второй пятилетки площадь подо льном была сокращена, однако продвижение его в новые районы и рост пашни дали возможность сохранить площадь льна на высоком уровне (в 1937 г. — 202,3 тыс. га, т. е. в 2 раза больше чем в 1913 г.). Быстрый рост посевных площадей в новых районах, недостаток подготовленных площадей, низкий уровень агротехники и неналаженность в организации труда в колхозах были причиной низких урожаев льна в первые годы социалистической реконструкции сельского хозяйства. В дальнейшем льноводство Ленинградской области начало выправляться и в этом отношении. Если в начале первой пятилетки была обычной урожайность льноволокна 1,5-2,5 ц с га, то во второй пятилетке средний урожай поднялся до 2,5-3,0 ц, многие же колхозы стали получать 4,6 ц, а передовые даже 8-9 ц с га. По сравнению с дореволюционным временем валовой сбор льноволокна увеличился больше чем в два раза (со 197 тыс. ц до 452,7 тыс. ц). Самым хорошим по качеству еще в 1933 году считалось волокно 10-12 номеров, а в 1936 г. многие колхозы сдавали лен 14-16-18 номером, а передовики — 26 номером и выше. Все это явилось результатом применения более высокой агротехники и организации труда.

Огромные успехи достигнуты в деле механизации уборки и первичной обработки льна — этих наиболее трудоемких операций. Особо большое значение в этом деле имело изобретение и широкое распространение тракторных льнотеребилок. Число этих машин, открывающих огромные перспективы в деле экономики труда в льноводстве, их качество и уменье управлять ими растут с каждым годом. Вместо 9,4 га выработки на одну льнотеребилку, как было в первые годы их появления, в 1936 году МТС Ленинградской области дали 31 га, а отдельные мастера льноуборки дали на льнотеребилку 100 га и больше. Еще в 1933 году лен обрабатывался исключительно ручным способом, теперь не только теребление его, но и дальнейшая обработка производится машинным способом. Льнотрепальные машины становятся в колхозах обычным явлением, и выработка на них также повышается и улучшается с каждым годом. Наряду с механизацией труда в колхозах выросла механизированная первичная переработка льна на специальных заводах, впервые возникших после революции.

В последние годы второй пятилетки в Ленинградской области наметились крупные сдвиги в части агротехники полеводства, в особенности в отношении обработки почвы. Широкое распространение получила, например, зяблевая вспашка. В 1935 году в колхозах Ленинградской области было поднято зяби 388 тыс. га, в 1936 г. — 904 тыс. га. Быстро растет применение минеральных удобрений: в 1935 г. колхозами было вывезено 39 тыс. т, в 1936 г. — 75,7 тыс. т. Большое распространение получило применение местных удобрений: в 1936 г. одного торфа заготовлено и вывезено колхозами на поля 1 310 тыс. т, собрано и внесено золы 18,1 тыс. т. Следует отметить также рост посевов сортовых семян. Правда, в этом отношении сделано было пока много меньше того, что можно и нужно было сделать, тем не менее, уже в 1936 году 53% озимой пшеницы и 45% яровой были засеяны сортовыми семенами. Значительно хуже обстояло дело со льном: сортовыми семенами было засеяно всего 12%.

Направление животноводства в Ленинградской области еще в дореволюционное время определилось как молочное, таким оно остается и останется в будущем. Потребности Ленинграда с его 3-х миллионным населением таковы, что молоко приходится завозить в свежем виде из соседних Калининской и Вологодской областей. Естественно, что в пределах Ленинградской области, в особенности вдоль линий ведущих к нему железных дорог, развитие молочного хозяйства является делом первостепенной важности.

Восстановление стада крупного рогатого скота после тех потерь, какие оно понесло в годы империалистической и гражданской войн, закончилось к 1925 году, когда количество, например, коров достигло 1 099,4 тыс. голов и превысило уже то, что имелось в области в 1916 г. (в трех губерниях приозерного района, Петроградской, Псковской и Новгородской, т. е. на территории большей, чем Ленинградская область, по переписи 1916 г. было 1 032 тыс. голов). Однако, дальше, в условиях единоличного хозяйства поголовье не росло, а в 1929 году число коров заметно снизилось (до 988 тыс. голов). Та часть молочного стада, которая давала товарные излишки, находилась в руках кулацкой части деревни. Сопротивляясь коллективизации, кулацкие слои деревни начали уничтожение скота. Наиболее сильно это отразилось на молочной части стада: кулаки и поддавшаяся их агитации часть середняков резали молочных коров и сбывали их на мясо. К началу второй пятилетки (1932) количество коров сократилось до 775,9 тыс. голов. Уничтожение за предыдущие годы ремонтной части стада повело к тому, что численность коров уменьшалась и в последующие годы (в 1936 г. — 670,6 тыс. голов), однако, общее поголовье крупного рогатого скота в годы второй пятилетки начинает быстро восстанавливаться: обеспеченность колхозников рабочим и продуктивным скотом по сравнению с 1930 г. возросла в 1,5 раза: в 1930 г. на 100 хозяйств колхозников приходилось 59,3 лошади, в 1936 г. — 86,8 лошади. Количество коров (обобществленного и индивидуального пользования) соответственно возросло со 106,2 голов до 131,2 голов, крупного рогатого скота — со 173,7 гол. до 282,5 гол. и т. д. На 1/VІ 1936 года общее число голов крупного рогатого скота достигло 1 379 тысяч (против 1 107 тыс. голов в 1933 г.). Значительно возросло за последние 4 года количество мелкого скота. Количество овец (всех возрастов) возросло с 1 111 тыс. голов в 1933 г. до 1 246 тыс. голов в 1936 г. Количество свиней (всех возрастов) за те же годы возросло с 274,2 тыс. голов до 624,3 тыс. голов.

Обеспеченность сельского населения Ленинградской области крупным рогатым скотом и мелким продуктивным скотом довольно высокая. В этом отношении Ленинградская область занимает одно из первых мест в СССР. В 1936 году на 100 дворов колхозников приходилось здесь 282 головы крупного рогатого скота, из них 148 голов в личном пользовании и 134 головы обобществленного стада, то есть по преимуществу находившегося на колхозных фермах. Овец на 100 дворов в том же 1936 году приходилось 268 голов (преимущественно в личном пользовании), свиней 72 головы (из них 49 в личном пользовании и 23 головы на фермах). Таким образом, на каждый колхозный двор приходилось всякого скота (личного и общественного пользования вместе) 6,2 головы.

Обобществленный скот содержался преимущественно на колхозных фермах, число которых достигло по области 16 295. Больше всего было (в 1936 г.) смешанных (6 196) и затем молочных товарных ферм (6 092). Далее следовали по числу их свиноводческие (2 988) и овцеводческие (794) фермы. Общее число лошадей (всех возрастов) достигало в 1936 году 435 тыс. голов; число коневодческих колхозных ферм — 225. Колхозные товарные фермы, первоначальная организация которых шла в неприспособленных или наспех, плохо оборудованных помещениях, за последние годы быстро обстраиваются и превращаются в солидно обставленные крупные животноводческие хозяйства. В особенности большое строительство скотных дворов на КТФ было развернуто в 1937 г. В этом году к декабрю месяцу только 47 районов построили 270 скотных дворов на 12 тыс. коров. 15 колхозных ферм получили водопровод. Большой, светлый скотный двор выстроен в колхозе «Красный маяк» Гдовского района. Здесь оборудованы водокачка и котел для нагревания воды. Колхозники сельскохозяйственной артели «Восход» Кингисеппского района установили на своем скотном дворе автоматические поилки. Колхоз «Алку» Красногвардейского района построил специальный цех для приготовления кормов. В Лодейнопольском районе на многих скотных дворах оборудованы подвесные дороги для вывоза навоза. Улучшение условий содержания и кормления скота, улучшение его породного состава ведут к быстрому росту его продуктивности. По среднему удою Ленинградская область еще уступала (1935) таким передовым по организации молочного животноводства областям, как Московская, Ярославская и Западная. Средний удой в Ленинградской области составлял всего 968 кг на одну фуражную корову. Однако, многие передовые совхозы и колхозы имеют в этом чрезвычайно большие успехи. Таким, например, является совхоз Торосово, где средние удои на одну фуражную корову росли за последние годы следующим образом: 1932 год — 900 литров, 1933 г. — 1 385, 1934 г. — 2 031, 1935 г. — 2 690, 1936 г. — 4 004. Таков колхоз «Алку» Красногвардейского района; в 1934 г. средний удой коров составлял здесь 3 000 литров, в 1935 г. поднялся до 3 600 л, а в 1936 г. каждая дойная корова дала в этом колхозе 4 200 л.

Изложенная выше характеристика сельского хозяйства Ленинградской области и тех сдвигов, которые произошли в нем за годы социалистической реконструкции, относится к области в ее границах до конца 1937 года.

В результате выделения (23.IX. 1937 г.) 18 административных районов восточной части Ленинградской области в состав вновь образованной Вологодской области изменился несколько общий объем сельского хозяйства Ленинградской области (отделение Мурманского округа в мае 1938 г. но отразилось сколько-нибудь существенно на объеме сельского хозяйства Ленинградской области). Выделенные в состав Вологодской области районы относятся к числу наименее плотно населенных. Средняя плотность населения на 1 кв. км достигает здесь во многих случаях от 3 до 9 человек и не превышает 33,5 человек (Пришекснинский район), в то время как в районах, оставшихся в составе Ленинградской области, обычна плотность населения 15-20 человек на 1 кв. км, в таких же районах, как Дновский, достигает 45,3, а в Ленинградском пригородном даже 67,0 человек. Меньшая плотность населения восточных районов Ленинградской области отражает меньшую сельскохозяйственную освоенность их территории. В частности выделенные районы отличаются большей заболоченностью. Площадь болот здесь достигает 1 099 тыс. га, или 20% территории, в то время как в Ленинградской области в ее новых границах остается 2 млн. га болот, или 7,5% всей площади. Площадь леса в Ленинградской области уменьшается на 3 096,5 тыс. га, или на 1/3, в то время как площадь пашни уменьшается всего на 517,8 тыс. га, или на 21,2%. По направлению хозяйства выделенные районы характеризовались как животноводческо-зерновые, в то время как на территории Ленинградской области в ее новых границах ряд районов имеет льноводное и молочно-овощное направление хозяйства. Посевная площадь Ленинградской области уменьшилась (по данным 1935 г.) на 22,5%, однако состав культур в границах, установленных в 1937 г., в общем итоге изменился незначительно: удельный вес ржи в новых границах области несколько меньше (18,3% вместо 19,3%), картофеля — несколько больше (12,4% вместо 11,8%), удельный вес льна остался тот же.

Ленинград и другие города Ленинградской области. Главный город Ленинградской области является одновременно вторым по величине, по своему экономическому и культурному значению городом СССР. До революции Ленинград являлся столицей России; здесь же находилось в первый период своего существования советское правительство до переезда его в Москву (10 марта 1918 г.). Будучи в течение двух столетий центром политической и общественной жизни страны и крупнейшим центром промышленности, Ленинград больше чем какой-либо другой город СССР отражает историю страны за эти два столетия, рост культурного и революционного движения вплоть до Великой социалистической революции 1917 года, решающие события которой имели место в этом городе. Здесь возникло первое в мире пролетарское государство.

Историческое и экономическое значение Ленинграда во многом обусловливается его географическим положением. Ленинград является одним из крупнейших морских портов СССР. По общим размерам грузооборота, достигшего в 1935 году 4 320 тыс. т, ленинградский порт занимал пятое место среди других морских портов нашей страны. Исключительно велико значение ленинградского порта во внешней торговле. В этом отношении ему принадлежит первое место. По сравнению с довоенным временем удельный вес Ленинграда во внешней морской торговле вырос во много раз. В то время как в 1913 году на долю петербургского порта приходилось только 9% в общем морском экспорте России, в 1932 году на долю ленинградского порта приходится 17,4, а в 1935 г. — 23,9% всех грузов, вывезенных через морские порты СССР. В морском импорте на долю ленинградского порта приходится 45,3%. Ко времени мировой войны в Ленинграде (Петербурге) насчитывалось 2 217,5 тысяч человек населения (1914), а к моменту революции — 2 415,7 тыс. человек (1916).

В годы гражданской войны много десятков тысяч пролетариев города Ленина отправились защищать пролетарскую революцию на многочисленных фронтах, десятки тысяч передовых рабочих приняли активное участие в организации советской власти и советского хозяйства в разных районах страны. В самом Ленинграде рабочее население оказалось в очень тяжелом положении. Блокада со стороны империалистических государств и удаленное от районов, производящих хлеб, положение Ленинграда крайне затрудняли снабжение его предметами питания. Много фабрик и заводов из-за отсутствия сырья прекратили производство, и в силу этого многие рабочие и их семьи покинули город. По окончании гражданской войны начинается обратный прилив населения. Уже в 1918 г. население Ленинграда сократилось почти вдвое (до 1 469 тыс. чел.), за последующие два года еще вдвое, в 1920 году в Ленинграде было столько же жителей, сколько было в старом Петербурге 20-х годов прошлого столетия (740 тыс. человек). С 1921 года количество населения начинает сперва медленно, а затем быстро возрастать и к 1931 г. превышает довоенный уровень, дойдя до 2 439 тыс. человек. В последующие годы идет дальнейшее увеличение населения. Растущая промышленность Ленинграда привлекает все новые и новые массы рабочих из деревни, наряду с этим возрастает естественный прирост населения. На 1/I 1936 г. население Ленинграда достигает 2 928,5 тыс. человек. По количеству населения Ленинград в 1934 году занимал 7-е место среди крупных городов мира.

Подавляющее большинство населения Ленинграда и до революции составлял рабочий класс, но лучшие части города, лучшие кварталы и здания были заняты многочисленным чиновничеством, офицерством, крупной и средней торговой буржуазией и прочими группами нетрудовых классов. В настоящее время Ленинград по социальному составу своего населения является, после Москвы, крупнейшим в СССР пролетарским центром. Общее число рабочих и служащих на 1 апреля 1935 года достигало здесь 1 323 380 человек, в том числе женщин — 587 581 человек. Половина всего числа рабочих и служащих (616 тыс.) была занята в промышленности. На 1 января 1936 года число рабочих и служащих, занятых в цензовой промышленности, возросло до 665,3 тыс. человек. Насколько выросло число промышленных рабочих в Ленинграде по сравнению с дореволюционным временем, видно из следующих цифр о числе рабочих и учеников цензовой промышленности: в январе 1914 года их было в Петербурге 242 580 человек, в январе 1937 г. — 582 800 человек. Из этого числа 46,3% приходилось на металло-электропромышленность, 10,9% — на текстильную, 9,1 — на химическую (включая резиновую и мыловаренно-жировую), 7,2 — на пищевкусовую и т. д. Еще в 1925 году во всей крупной промышленности Ленинграда было 2 450 человек инженерно-технических работников, а в 1937 г. число их достигло 68 900 человек. Нетрудовое население в 1910 году составляло среди мужчин 8,6%, среди женщин 10,2%. В настоящее время нетрудовое население составляет небольшую долю процента (в 1931 г. среди мужчин — 0,2, среди женщин — 0,4%). Таким образом, Ленинград по общему своему облику является городом рабочего класса, занятого в промышленности, прежде всего металло-технической. Чрезвычайно характерны цифры, показывающие те сдвиги, какие происходили за годы революции в части женского труда. В 1910 году из 100 самодеятельных женщин 33,4 относились к категории младшего обслуживающего персонала или работали в качестве личной прислуги. В 1931 году в этой группе было всего 8,9% самодеятельных женщин. Женщины Ленинграда в большом числе наполнили фабрики и заводы, становясь рука об руку с мужчинами за станки социалистической промышленности. В 1914 году во всей цензовой промышленности женщины составляли 31,5%, в 1935 г. — 47,1%. В особенности сильно возросло участие женщин в металло-электропромышленности: в 1914 г. женщины составляли здесь всего 3,3% рабочих, в 1935 г. — 25,7%. Возросло участие женщин и в химической, текстильной и других отраслях промышленности.

В дореволюционном Петербурге существовала резкая разница бытовых условий в буржуазных и пролетарских районах города. В буржуазных кварталах среднее число жителей на одну комнату в 1909-12 годах составляло 1,5 человек, в пролетарских — 3,3 человек. Процент неграмотных в буржуазных кварталах составлял 15,7, в пролетарских — 35,1. В то время как в Адмиралтейской части города, где жила знать и купечество, умирало на тысячу населения 6 человек, в пролетарских районах за Нарвской заставой смертность достигала 23,9 человек на тысячу, на Выборгской стороне — 20,2 человек. В сравнении с дореволюционным временем Ленинград обнаруживает резко отличную картину уже в первое десятилетие после революции. Общая смертность на 1 000 человек населения в 1911-13 годах составляла 21,8 человек, в 1928-29 г. — 14,4-15,0 человек. Число детей, умерших на первом году жизни, по отношению к 100 родившимся за то же время уменьшилось с 23,8 человек до 14,9 человек. В 1936 году смертность в Ленинграде снизилась до 11,3 человек на тысячу человек населения, то есть была ниже, чем в любой столице Европы (Берлин — 13,1, Париж — 12,2, Лондон — 12,2). В 1910 году в Петербурге на 100 тысяч населения умерло от брюшного тифа 38 человек, в 1935 г. — 3 человека, от оспы умерло в том же 1910 г. 26 человек на 100 тысяч жителей, за последние годы не было ни одного случая смерти от оспы. Вот уже 10 лет как исчезла холера, раньше частая гостья этого города. От дифтерии в 1913 году умерло 41 человек (на 100 тыс. населения), в 1935 г. — 5 человек. Старый Петербург считался городом туберкулеза, что многими относилось за счет его климата. Климат в Ленинграде не изменился, но число умерших от туберкулеза (на 100 тыс. населения) упало с 345 до 235; в частности, среди рабочих в возрасте от 25 до 29 лет смертность от туберкулеза сократилась в 4 раза. Общая смертность в современном Ленинграде по сравнению с дореволюционным Петербургом снизилась на 39%, а средняя продолжительность жизни увеличилась больше чем на 12 лет. Причина этого, разумеется, кроется в улучшении бытовых условий и повышении материального и культурного уровня жизни трудящихся, а также в громадном развитии дела здравоохранения. В 1913 году бесплатная помощь на дому оказывалась в Петербурге 40 врачами, находившимися на службе у городской думы; ими было сделано 144 тысячи посещений. В 1935 году в Ленинграде было 740 городских квартирных врачей и около 3 500 врачей в амбулаториях, оказывавших бесплатную медицинскую помощь. На дому этими врачами было обслужено 700 тысяч человек и сделано было 2 275,8 тысяч посещений. В амбулаториях за год было свыше 20 млн. посещений. Вот один из примеров того, как была прежде и как теперь организована медицинская помощь на заводе (завод им. Сталина — бывший Санкт-Петербургский металлический завод). На этом заводе в прежнее время был один врач и один фельдшер, по воспоминаниям старых рабочих всегда пьяный, лечивший все болезни касторкой. Теперь на заводе им. Сталина 20 врачей, имеются кабинеты: физиотерапевтический, рентгенологический, зубоврачебный. Если это необходимо, рабочие получают бесплатную помощь квалифицированных специалистов и профессоров медицины. В 1913 году родильной помощью было охвачено 59%, в 1935 г. — 99% всех рожениц. В огромных размерах возросло количество детских яслей и разного рода других учреждений, обслуживающих мать и ребенка; в 1936 г. в Ленинграде родилось 51,3 тыс. детей, в 1937 г. — 94,1 тыс. Возросло число больниц, организованы разные виды санаторно-курортной помощи. Расходы на здравоохранение быстро растут из года в год. За всю первую пятилетку на это дело было израсходовано в Ленинграде 262,1 млн. рублей. Другой причиной резкого снижения смертности населения является улучшение жилищных условий в пролетарских районах столицы. В 1910 году в этих районах на 1 человека приходилось от 3,8 до 6,4 кв. м, в 1930 г. — 5,1-7,0 кв. м. До революции 150 тысяч человек жило в 1-коечнокаморочных помещениях и 63 тысячи в подвалах. Несмотря на то, что недостаток жилой площади и теперь остается еще огромным, заметное улучшение в обеспечении жилищами рабочих очевидно. Рост жилищного строительства за последние годы идет все более быстрыми шагами. В 1935 году введено в эксплуатацию 78 тыс. кв. м, в 1936 г. — 300 тыс. кв. м жилой площади.

Наряду с этим общий подъем материального уровня жизни трудящихся, улучшение питания, уничтожение безработицы, культурный рост населения явились самыми сильными причинами достигнутого уменьшения бытовых и социальных болезней и смертности. Культурный рост населения находит ближайшее отражение в росте грамотности. Поэтому не случайным является то обстоятельство, что в послереволюционном Ленинграде снижение смертности и неграмотности шло параллельно:

Царизм старался, чтобы и в этом первом городе страны рабочий класс был неграмотным. В 1918 году, то есть в первом году после революции, среди рабочих-мужчин число неграмотных достигало 11%, среди работниц — 35%. Процент неграмотных был высок среди основных групп ленинградского пролетариата: среди металлистов было 14% неграмотных, среди текстильщиков — 39%. К 1926 году число неграмотных среди рабочих металлистов уменьшилось до 3%, среди текстильщиков — до 18%. К началу 1931 г. в составе взрослого населения (17-40 лет) оставалось только 2% неграмотных, причем и этот процент поддерживался за счет приходящих из наиболее отсталых районов деревни, где еще не было осуществлено всеобщее обучение. В настоящее время Ленинград является городом сплошной грамотности. План второй пятилетки наметил охват всего взрослого рабочего населения обучением в объеме семилетней школы. Уже эти цифры показывают наличие громадного подъема культурного уровня рабочего класса. О том же свидетельствует ряд других фактов.

Старый Петербург (см. XXXII, 99 сл.) в отношении планировки и в архитектурном отношении занимал первое место среди всех других городов России. Пушкин определил его замечательный облик («Люблю твой строгий стройный вид... »). Но это относилось только к центру города. Величественная красота «Невской перспективы», сверкающая позолотой, адмиралтейская «игла», монументальные произведения лучших европейских зодчих, Нева в гранитных берегах — все это делало императорский Петербург одним из красивейших городов мира. Однако, вся эта красота кончалась центральной частью города. Рабочие районы Петербурга по своему благоустройству и внешнему виду ничем не отличались от сотен провинциальных городов и заштатных местечек «российской империи». Те же жалкие одноэтажные или двухэтажные домишки, та же грязь, отсутствие водопровода, канализации, света, элементарных коммунальных удобств.

Коммунальное хозяйство старого Петербурга, несмотря на то, что он был первой столицей страны, было крайне отсталым. Известна пресловутая история городского водопровода и канализации, об усовершенствовании которых петербургская городская дума вела дискуссии в течение 50 лет и так и не приступила к их переустройству. 70% канализационных труб были деревянные, совершенно изношенные, сточные воды спускались в реки и каналы города без всякой очистки и т. д. По запущенности своего городского хозяйства Петербург выделялся даже среди ряда других крупных городов России.

Революция, выгнавшая чиновников и буржуазию из дворцов и особняков и поселившая на их место рабочих, тем самым изменила облик этого города, ставшего крупнейшим пролетарским центром. Одновременно с этим советская власть главное внимание по коммунальному благоустройству перенесла на рабочие районы. В результате, уже в первое десятилетие в этих районах появилась канализация, водопровод, усиленное освещение и т. д. Особенно большой размах реконструкция Ленинграда получила после постановления пленума ЦК ВКП(б) от 15 июня 1931 года и последовавшего 3 декабря того же года обращения ЦК ВКП(б) и СНК СССР о превращении Ленинграда «в образцовый центр советского городского хозяйства и подлинный социалистический город». В последовавшие за этим годы в Ленинграде получило невиданный ранее размах жилищное и коммунальное строительство.

Протяжение водопроводной сети к концу 1936 года достигло 1 017 км (против 674 км в 1913 г.), средняя подача воды увеличилась с 288,8 тыс. куб. м в 1913 г. до 588 тыс. куб. м. Протяжение канализационной сети к концу 1936 г. достигло 1 063 км (против 539 км в 1913 г.), причем 70% труб были теперь бетонные. Громадное развитие получил городской транспорт. Эксплуатационная длина трамвайных путей в 1936 году была в 4 раза больше, чем в 1913 г., число вагонов возросло с 619 до 2 361, созданы сеть и парк троллейбусов и автобусов, значительно возросла поверхность замощенных площадей и улиц, причем 26,7% ее имеет усовершенствованное покрытие (асфальто-бетон, диабаз и др.), в то время как до революции улучшенное покрытие было всего на 1% замощенной площади. В 1935 году вступил в эксплуатацию коксогазовый завод мощностью в 60 млн. кубометров газа, в 1936 г. начато строительство кировской ТЭЦ. Длина теплофикационной сети достигла 70 км, а отпуск тепловой энергии — 700 млрд. калорий. Громадный рост дает выработка и потребление электроэнергии. В 1913 году было выработано всего 159 млн. кВт/ч. энергии. В 1936 году выработка электроэнергии достигла 2 854 млн. кВт/ч., то естьт почти в 20 раз больше, чем в старом Петербурге, и в 1,5 раза больше, чем во всей царской довоенной России.

На заброшенных ранее пустырях построены гигантские жилищные массивы — Батенинский, Крестовский, у завода «Электросила», Щемиловский и др. Бывшие рабочие окраины — Выборгская сторона, Нарвская застава, Московская застава — превращаются в благоустроенные районы. Улица Стачек или Лесной проспект, например, теперь так же залиты огнем, как и любая улица центра, а возникшие на месте прежних «окраин» Кировский, Володарский, Выборгский, Московский районы по благоустройству находятся на уровне центральных районов Ленинграда. Здесь появились шеренги новых капитальных домов, новые здания школ и больниц, мощные корпуса домов социалистической культуры, усовершенствованные мостовые, зеленые насаждения и много других объектов социалистического культурного и коммунального строительства. Выстроен ряд новых мостов, среди них гигантский Володарский мост, новый мост для Желябовской трамвайной линии, мосты Харламов, Никольский, Кашин; заканчивается реконструкция моста лейтенанта Шмидта через Неву. Огромное внимание уделяется архитектурному оформлению улиц, площадей и новых зданий Ленинграда. В 1938 году закончена реконструкция Проспекта 25 октября (бывший Невский), Кировского проспекта и др. Среди нового строительства имеются такие памятники зодчества первых двух десятилетий после Октября, как пропилеи у Смольного, памятник В. И. Ленину у Финляндского вокзала, Дом культуры им. Кирова на улице Стачек, с его замечательным залом, дом Кировского райсовета, фабрика-кухня Нарвского района и ряд других. За эти же годы произведена реконструкция ряда старых зданий и площадей (Инженерный замок, бывший Александринский театр, Нарвские ворота, площадь Урицкого, Площадь жертв революции). Обсуждение и разработка планов нового строительства на каждый год ведется при активном участии широких трудящихся масс — хозяев нынешнего Ленинграда.

Большая часть капиталовложений идет на дальнейшее развитие города в новых районах — Московское шоссе, правый берег Невы и Малой Охты. Рост города идет в направлении местностей более возвышенных, неугрожаемых наводнениями и более здоровых. На Московском шоссе, будущем центре города, начато в 1936 году строительство Дворца Советов. Все эти и многие другие перемены и достижения совершенно изменили весь облик этого старого города на Неве. Глубоко правильны были слова С. М. Кирова: «В Ленинграде остались старыми только славные революционные традиции петербургских рабочих — все остальное стало новым».

В связи с выполнением указаний партии и правительства, данных в 1931 году, архитектурно-планировочный отдел Ленсовета разработал схему развития Ленинграда, в основу которой положено передвижение нового городского строительства на юг, юго-запад и юго-восток, на здоровые обширные территории вдоль Невы и Финского залива. По этой схеме Ленинград превращается в грандиозный приморский город с новыми центральными частями, правильной геометрической планировкой районов, окруженной широким (в 10 км) поясом парков. В 1936 году началось освоение четырех новых районов: Автова, правого и левого берега Невы и Московского шоссе. Сюда были проведены водопроводные и канализационные трубы, здесь проложены новые магистрали, а вслед за тем началось и строительство новых домов. Длина заасфальтированных улиц в новых районах — свыше 30 км, водопроводных магистралей — 36 км, и т. д. Застройка Московского шоссе, длина которого в общей сложности составит 15 км, небывалая в практике градостроительства работа. В 1938 году здесь строилось 24 дома с жилплощадью в 100 тыс. кв. м. Новые кварталы заполняются шестиэтажными домами с зелеными насаждениями во дворах.

Одновременно с Ленинградом растут и другие города Ленинградской области. За 1931-34 годы население городов и рабочих поселков области увеличилось почти на 400 тысяч человек, или на 62%. В таких городах, как Псков, Боровичи, Луга, за эти годы началось строительство огнестойких многоэтажных зданий с водопроводом, канализацией, электрическим освещением и центральным отоплением. Тем не менее, рост населения городов обгоняет темпы жилищного строительства. Вложения в коммунальное строительство шли главным образом на электростроительство, водоснабжение и банно-прачечное строительство. За последние годы построены водопроводы в Боровичах и Волховстрое, построен новый водопровод (взамен старого, пришедшего в негодность) в Пскове, проведен значительный ремонт водопроводов в Ораниенбауме, Новгороде. Большие работы в городах области проведены по электростроительству. Построена теплоэлектростанция в Пскове и электростанции в Луге и Новгороде, проведено расширение электростанций в Острове, Старой Руссе и других городах. До 1931 года механизированных общественных прачечных в городах области не имелось. Теперь построено 12 таких прачечных и 23 новых бани. В Старей Руссе и Пскове расширено трамвайное движение.

Культурное строительство. Школы в Ленинградской области, особенно во второй пятилетке, росли очень быстро. Но не так характерна для них быстрота темпов общего роста, как его качественная характеристика: увеличивались школы повышенных типов, и даже несколько уменьшалась четырехклассная начальная школа. В таблице очень хорошо видно своеобразие этой динамики:

 Количество начальных школ уменьшается на 1/4. Но зато число неполных средних школ увеличивается в 18 с лишним, а средних — в 7 с лишним раз. В 1936 году было выстроено вновь 90 школ. Открыто 190 школ, из них в Ленинграде 106. Мест в новых школах 131,6 тысяч, в том числе в Ленинграде 85,6 тысяч. Очень сильно увеличивается количество учащихся в начальных и особенно в средних школах:

 Учительские кадры вырастают с 22 217 человек в 1930/31 г. до 35 064 человек в 1936 году. Соответственные данные по Ленинграду (в том числе) — 7 571 и 14 112 человек. Кроме школы Всеобуча, существует еще обучение неграмотных и малограмотных. На 1/I 1933 года обучалось неграмотных 52,9 тысяч в области и 18,4 тысяч в Ленинграде; малограмотных в области 52,2 тыс. и в Ленинграде 51,3 тысяч. На 1/I 1937 года обучалось неграмотных 44,0 в области и 4 тысячи в Ленинграде, малограмотных 65 и 15 тысяч соответственно.

Расход на 1 учащегося в школах всеобуча составлял:


В подготовке кадров «в 1936 г. закрепляется роль области как всесоюзной школы кадров и крупнейшего культурного центра страны. Строятся и расширяются высшие учебные заведения, научно-исследовательские институты, техникумы и т. д. в самых различных отраслях народного хозяйства: Электрофизический институт, Индустриальный институт НKTП, Центральный научно-исследовательский институт лесосплава, Лесная академия, Гидротехническая лаборатория и Институт инженеров водного транспорта и т. д.» (Народнохозяйственный план на 1936 г. т. II, стр. 23). Всего вузов в Ленинграде было на 1/Х 1934 года 57, на 1/Х 1936 г. — 64, техникумов — 132 и 152. Учащихся в вузах, втузах и в техникумах было в 1913/14 г. 59,6 тысяч, в 1927/28 г. — 78,9 тысяч и в 1936/37 г. — 170,1 тысяч. Удельный вес Ленинградской области во всем Союзе по количеству учащихся в вузах — 16%, в техникумах — 7%. Особенно характерно для Ленинградской области как кузницы кадров то, что вес ее по количеству учащихся в технических учебных заведениях достигает 22% и значительно превышает общий вес. Эти цифры показывают, что область готовит высококвалифицированных инженеров и техников для всей страны. Это же положение доказывается и количеством научно-исследовательских учреждений Ленинградской области. В 1914 году было 24 таких учреждения, а в 1937 году — 157.

По богатству общеобразовательных и культурных учреждений Ленинградская область (точнее город Ленинград) стоит на первом-втором месте в Союзе. Такие сокровищницы искусства, как Эрмитаж и Русский музей, такие книгохранилища, как библиотека им. Салтыкова-Щедрина, ряд технических музеев, исследовательских институтов и т. д., богатства архитектуры — строения величайших мастеров — все это делает Ленинград ведущим центром в развитии культуры народов нашей страны.

Основная линия реконструкции Ленинградской области прошла по промышленности. Нет ни одной области хозяйства и быта, куда бы властно не вошла реконструкция, не сломала бы там всего, оставшегося от старого и непригодного для социалистической жизни, и не создала бы повсюду новых условий для развертывания еще более грандиозного строительства социализма.

Номер тома57
Номер (-а) страницы136
Просмотров: 21

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я