Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 29. Тамбовская область

Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 29. Тамбовская область. Тамбовская область образована по постановлению ЦИК СССР от 27 сентября 1937 г. путем разделения Воронежской области на Тамбовскую и Воронежскую и присоединения к Тамбовской области ряда районов Куйбышевской области. Всего в состав Тамбовской области вошли из Воронежской обл. 26 районов и города — Тамбов, ставший центром новой области, и Мичуринск, а из состава Куйбышевской обл. — 22 района и город Пенза. В дореволюционное время на территории Тамбовской области были расположены большей своей частью две губернии — Тамбовская (см.) и Пензенская (см.). В границах Тамбовской области находится 70% площади бывшей Тамбовской губернии (уезды Борисоглебский, Кирсановский, Козловский, Моршанский, часть Спасского, часть Темниковского и Тамбовский) и 69% бывшей Пензенской губернии (все уезды, кроме Писарского, Краснослободского и Саранского). По данным облплана общая площадь Тамбовской области составляет 50 627 кв. км (О численности населения см., соответствующие таблицы во II части цикла). Тамбовская область граничит на севере с Мордовской АССР и Рязанской областью, на западе и юго-западе с Воронежской обл., на юге — с Саратовской, на востоке — с Куйбышевской обл.

Географически Тамбовская область расположена в переходной полосе от Среднерусской к Приволжской возвышенности. Большая ее часть занята Тамбовской равниной (именовавшейся в старинных актах «плоскоместьем»). Центр области — гор. Тамбов, расположен вблизи водораздела; к западу и к югу от Тамбова и от линии, идущей от него на Пензу, берут начало реки, входящие в бассейн р. Дона, к северу — реки волжского бассейна. Крупнейшие реки южного склона: Ворона с ее притоками, Савала, Битюг. В юго-западном направлении берут начало реки Лесной и Польной Воронеж, образующие вместе реку Воронеж. Па север текут реки Цна, Мокша и Сура. Количество рек и речек в Тамбовской области значительно, но из них нет ни одной судоходной, многие же мелкие речки летом сильно мелеют и почти пересыхают. В результате проводимых в настоящее время работ по реконструкции Московско-Окской шлюзованной системы, с одной  стороны, и Верхнего Дона, с другой  возможно включение в новую судоходную систему и рек Тамбовской области. Один из двух вариантов предусматривает соединение Дона и Оки через реки Воронеж, Матыру, Липовицу и Цну; в этом случае Тамбов и прилегающая часть Тамбовской области будут на этом судоходном пути. В настоящее время московско-окское пароходство занято освоением р. Цны вверх по ее течению до с. Канабеево (84 км); в дальнейшем намечается освоить еще 270 км течения до Кузьминской Гати, с устройством гидроэлектростанций у Моршанска и Тамбова.

Тамбовская область относится к числу наиболее бедных природными сырьевыми и энергетическими ресурсами. Из топливных ресурсов в Тамбовской области имеются лишь торф и леса, из полезных ископаемых — фосфориты, битуминозные сланцы, краски, железная руда и разные строительные материалы.

Преобладающую почву в Тамбовской области составляет чернозем. Среди черноземов, в особенности в южной части области, имеют распространение деградированные солонцы («солоди») и солонцы черноземной зоны. Почвенный покров полосы, прилегающей с востока к р. Цне, составляют подзолистые песчаные почвы, а к востоку от р. Суры у гор. Пензы, Городища и севернее почвенный покров — пестрый, состоящий главным образом из подзолистых почв, с преобладанием легких суглинистых почв и супесчаных разностей. За этими двумя исключениями и за исключением речных долин с аллювиальными почвами разных типов, поверхность Тамбовской области покрыта черноземами, подстилаемыми валунными глинами, суглинками, песками меловых пород и проч.

Расчлененность рельефа, рыхлость почв и грунта способствуют тому, что сток воды, особенно сильный в период весеннего снеготаяния, смывает почву, выносит из нее массы питательных веществ, а в местах наиболее резкого уклона или нарушений поверхности вследствие неправильной пахоты и т. д. образует промоины и овраги, которыми Тамбовская область очень богата. Все эти явления с точки зрения сельского хозяйства представляют наиболее отрицательную сторону физико-географических условий Тамбовской области и требуют строгого соблюдения правильной пахоты поперек (а не вдоль) склонов. В условиях мелкого единоличного хозяйства и частной земельной собственности это требование не соблюдалось. Борозды при пахоте располагались не по соображениям уклона поверхности, а по направлению границ землепользования, хотя бы они шли вдоль склона. Это и явилось одной из важных причин развития оврагов. В остальном природные условия Тамбовской области для сельскохозяйственного производства благоприятны. Богатые почвы, умеренный климат, достаточное количество осадков (450—500 мм) — все это вместе представляет такие предпосылки для сельского хозяйства, какие имеются только в черноземной полосе нашей страны. Расположенная почти на юго-востоке европейской части СССР, с его континентальным климатом, Тамбовской область, тем не менее, мало подвержена влиянию засух.

Сельское хозяйство. Несмотря на эти исключительно благоприятные условия, крестьянское хозяйство Тамбовской области находилось в течение многих десятилетий до революции в состоянии застоя и отличалось низкой производительностью. Причиной этого были те социальные условия, которые господствовали в царской России и, в частности, в ее богатом по природным условиям, но «оскуделом» черноземном центре. «Оскудение центра» — так обозначалось и в официальных документах и в литературе то состояние длительного кризиса, в котором находилось в пореформенную эпоху сельское хозяйство черноземной полосы России, в том числе нынешней Тамбовской области.

Наиболее остро «оскудение»  проявилось в последние два десятилетия прошлого века. За 80-е и 90-е годы в Тамбовской губернии количество лошадей сократилось с 640 тыс. голов до 600 тыс. голов, количество мелкого скота — с 2 100 тыс. голов до 1 638 тыс. голов, количество крупного рогатого скота осталось без изменения. Полный застой наблюдался и в полеводстве:  ни посевная площадь, ни урожайность за это время не прогрессировали. В результате почти остановился рост населения. Естественный прирост населения в 90-х годах упал в Тамбовской губернии до 7 чел. и в Пензенской до 5 чел. на 1 000 чел. населения. Наряду с этим усиливалось переселение в Сибирь. За 1896—1914 гг. переселились за Урал из Тамбовской губернии 221 тыс. чел., из Пензенской —  124 тыс. чел. Значительная часть переселенцев (до 30%) возвращалась обратно, увеличивая количество безземельной бедноты. Массы безлошадной и безземельной бедноты ежегодно отправлялись в отхожие заработки в кулацкие и помещичьи хозяйства губерний Нижнего Поволжья и Северного Кавказа. Число отходников в 1906—1910 гг. достигало в Тамбовской губернии 8,2% и в Пензенской — 10% ко всему населению. По плотности населения, достигавшего в 1914 г. в Пензенской губернии 49,5 чел. и в Тамбовской — 53,0 чел. на 1 кв. км, обе они относились к одним из наиболее густонаселенных. К этому надо прибавить, что только 9% населения жило в городах, остальные 91% — в сельских местностях. Все это, вместе с невозможностью, вследствие отсталости промышленности, ухода из деревни, создавало в ней «аграрное перенаселение». В основе «оскудения» и «аграрного перенаселения», наряду с общим экономическим застоем царской России, лежала громадная задавленность крестьянства многочисленными пережитками крепостничества, особенно ярко выражавшаяся в распределении земельной площади. По данным одного исследования это распределение земли между основными классами в Тамбовской губернии в 1905 г. было следующее:

Недаром Тамбовская губерния была одним из главных центров могучего выступления крестьянских масс против помещиков в 1905 году. После 1905 г. помещики, напуганные революционными выступлениями крестьян, начали распродавать земли, однако и в 1917 г. им принадлежало в Тамбовской губернии свыше 1 500 тыс. га земли (24,3% ее площади), в Пензенской — свыше 1 200 тыс. га (33% площади).

В течение всего «пореформенного» времени шла беспрерывная пролетаризация крестьянства. В 90-х годах прошлого столетия в Тамбовской губернии было 23,7% безлошадных дворов, к 1912 г. число их поднялось до 35,8%. Если к этому добавить 17,8% однолошадных, имевших в среднем 4,8 десятин надела, то приходится заключить, что количество деревенской бедноты достигало 53,6%. При производстве сельскохозяйственной переписи 1917 г. в Тамбовской и Пензенской губернии вместе было насчитано 883 тыс. крестьянских дворов. Из этого количества 303 тыс. дворов (или 35%) не имели рабочего скота, 138 тыс. дворов не имели никакого скота, 56 тыс. дворов не имели земли и 113 тыс. дворов не имели посева. За счет скупки земли и скота из пролетаризировавшейся части крестьянских хозяйств росла деревенская буржуазия, хотя в этих губерниях она была и не так многочисленна, как, например, в соседних Самарской и Саратовской.

В настоящее время в Тамбовской области, как и в других областях и республиках СССР, нет безземельных крестьян. Три четверти ее территории (3 698 тыс. га) представляют   земли, переданные государством навечно в пользование колхозов; остальное занимают государственные леса, земли совхозов и т. д. Революция покончила с помещичьим землевладением, освободила крестьян от необходимости платить огромную дань помещику в виде арендной платы, но еще много лет преобладающей формой оставалось единоличное хозяйство. В 1925 г. в Тамбовской, например, губернии коммунам, артелям и товариществам принадлежало всего 1,2% всей земельной площади, совхозам — 2,57%, а 92,9% находилось в пользовании единоличных крестьянских хозяйств, организованных в земельные общества; количество хуторов и отрубов в Тамбовской губернии было ничтожно — они занимали всего 0,25% земельной площади (остальные земли представляли государственные земельные имущества, запасный фонд и т. д.). Еще в 1929 г. в бывшем Тамбовском округе в колхозах было объединено всего 2,3% сельского населения. В результате социалистической реконструкции преобладающей формой сельского хозяйства стали колхозы, которым в 1935 г. принадлежало 96,6% всех крестьянских посевов и 78,3% всей посевной площади области; почти вся остальная посевная площадь находилась на землях совхозов и других государственных и кооперативных сельскохозяйственных предприятий. В единоличном хозяйстве оставалось всего 0,4% посевной площади. Таким образом, сельскохозяйственное производство Тамбовской области в настоящее время охвачено социалистическими формами хозяйства полностью.

В дореволюционное время территория Тамбовской области отличалась высокой степенью распаханности. По переписи 1917 г. (см. «Сельское хозяйство России в XX в.», М. 1923) в Тамбовской губернии пашня занимала 66,0%, в Пензенской — 68,7%. Лесная площадь занимала в Тамбовской губернии 17,1% (леса находились преимущественно в северных уездах, оставшихся за пределами области), в Пензенской губернии — 13,8%. Площадь сенокосов и пастбищ была незначительна (в той и другой губернии составляла 8,0%). Под пашню и посев использовалось в Тамбовской и Пензенской губерниях все, что было возможно. Благодаря тому, что и в дореволюционное время в Тамбовской и Пензенской губернии распаханность была очень высокая, общий размер посевной площади в Тамбовской области по сравнению с дореволюционным временем изменился сравнительно мало. Всего в 1935 г. в Тамбовской области было посеяно около 2 680 тыс. га. Однако, и в социальном и в техническом отношении земледелие Тамбовской области и земледелие дореволюционных губерний существенно отличается. Прежде всего, вся посевная площадь, как уже сказано, принадлежит теперь целиком организованному в колхозы крестьянству и социалистическому государству, в то время как до революции огромная ее часть находилась в руках помещиков и кулаков и служила базой для эксплуатации батрачества и бедноты.

В организационно-техническом отношении земледелие и у крестьян и у помещиков отличалось крайней отсталостью. И у тех, и у других господствовала трехпольная паровая система. Травы занимали всего 1,9%, технические культуры — 3,4%, зерновые — 90,3% площади (остальное картофель, бахчевые и проч.). Еще в 1922 г. по обследованию Тамбовской областной опытной с.-х. станции все селения в районе этой станции вели трехпольное общинное хозяйство. Лугов у них почти не было. Пар везде пастбищный. Взмет пара производился в июне, а часто после 7 июля («Иванова дня»). Пар везде считали более полезным поднимать сохою, чем плугом. Культура озимой пшеницы совершенно не была распространена: крестьяне объясняли это тем, что она у них не родится. Скот пасли по парам и жнивью. Стойловым кормом для скота являлась солома. Сено давали только лошадям и то лишь в период работ. Помещения для скота — холодные, плетневые сараи. Агрономическая помощь населению в скудных размерах оказывалась земством. Опытно-исследовательская работа отсутствовала. Вопрос об организации опытной сельскохозяйственной станции земством обсуждался с 1893 до 1912 г., т. е. 19 лет. В настоящее время трехпольная система земледелия, сохранявшаяся во всей своей неприкосновенности со времен крепостного права, отошла в область преданий. Повсюду вводятся многопольные, паропропашные и паро-травопольные севообороты. Площадь под травами (по посевному плану 1938 г.) достигает 6,3%. Надо отметить, что рост травосеяния до последнего времени шел в Тамбовской области главным образом за счет однолетних трав. Площадь их, достигавшая в 1916 г. всего 12,7 тыс. га, в 1935 г. равнялась 156 тыс. га. Однолетние травы (преимущественно вика) находили место главным образом в занятом пару. Хуже обстояло дело с многолетними травами, введение которых связано с коренной ломкой севооборотов. Укосная площадь многолетних трав в 1935 г. достигала всего 21,2 тыс. га. Агротехническое значение их для восстановления структуры и плодородия почвы чрезвычайно велико, и за последние годы проводятся мероприятия по значительному расширению их площади. К весне 1938 г. укосная площадь многолетних трав (посевов прошлых лет) возросла до 41,7 тыс. га.

Удельный вес зерновых по сравнению с дореволюционным временем, наоборот, значительно сократился. В посевном плане 1938 г. зерновые занимают всего 77,4% площади. Наряду с этим произошли серьезные перемены в составе зерновых культур. Господствующими зерновыми культурами в Тамбовской области были и остаются рожь и овес, однако удельный вес их сильно снизился. Озимая рожь в 1911—15 гг. в Тамбовской губернии занимала 47,8%, в Пензенской — 48,7% от всего посева, т. е. почти всю ту площадь, какая может быть занята этой культурой при абсолютном господстве трехполья. В 1935 г. на территории Тамбовской области озимая рожь занимала всего 28,6%. Уже этот один факт является ярким показателем громадных сдвигов, произошедших в земледелии Тамбовской области. Уменьшение удельного веса озимой ржи явилось результатом, с одной стороны, введения многопольных севооборотов, с другой —  увеличения в озимом поле площади, занятой пшеницей. Площадь озимой пшеницы в 1916 г. на территории Тамбовской области достигала всего 7 510 га, а в 1935 г. — 76 253 га, т. е. увеличилась в 10 раз. Озимая пшеница в 1935 г. занимала 10% площади озимого клина (в 1916 г. — 0,7%). Еще более значительный рост получили посевы яровой пшеницы: с 8 590 га до 140 030 га в 1935 г. и 211,8 тыс. по посевному плану 1938 г. Всего в посеве озимая и яровая пшеница в 1916 г. занимала 0,7%, в 1935 г. — 8% и по плану 1938 г. — 12%. Наряду с ростом площади произошли серьезные изменения и в географическом размещении пшеницы и ряда других культур по территории области. До революции только в двух уездах, территория которых вошла в состав Тамбовской области — в Борисоглебском и Пензенском, яровая пшеница занимала более 5% в посеве; теперь нет ни одного района, где бы она опускалась ниже 5%, а во многих районах, особенно восточной части области, она занимает 10 и более процентов. Наряду с этим площадь под овсом, занимавшим в 1916 г. 28%, снижается (в 1938 г.) до 17%.

Значительный рост дают также технические и масличные культуры. Такая важная масличная культура, как подсолнечник, в 1916 г. занимала на территории Тамбовской области 41,2 тыс. га, в 1935 г. — 74,9 тыс. га (по плану 1938 г. только в колхозах — 78,8 тыс. га). В районах, лежащих к югу от Тамбова и к юго-востоку от Пензы, подсолнечник стал распространенной культурой. Еще более увеличились посевы сахарной свеклы — с 5,6 тыс. га в 1916 г. до 15,6 тыс. га в 1935 г., а также картофеля — с 87, 6 тыс. га до 196,7 тыс. га. Площадь льна возросла с 5,1 тыс. га до 10,3 тыс. Если до революции подсолнечник, сахарная свекла, картофель и лен занимали в общей сложности в посеве 5,3%, то в 1935 г. на их долю приходилось уже 11,1%. Столь значительное увеличение площади и удельного веса этих технических культур означает крупную перемену в организации полеводства, принимающего более интенсивный характер, и одновременно свидетельствует об укреплении сырьевой базы таких отраслей промышленности, как маслобойная, сахарная, спиртовая. Помимо того, в Тамбовской области из технических культур дали некоторый рост посевной площади: конопля (в 1935 г. — 30,3 тыс. га), махорка (7 954 га), кориандр (950 га). Среди технических культур появилось в некоторых районах новое растение — кок-сагыз (каучуконос); в Чембарском, например, районе в 1937 г. кок-сагыз сеяли в семи колхозах, получили хорошие результаты и решили с 1938 г. сеять его почти во всех колхозах района.

Коренным образом изменился облик земледелия в отношении орудий и средств производства с.-х. работ. До революции в земледелии Тамбовской области почти безраздельно господствовала соха. По данным переписи 1910 г. в Тамбовской губернии из 568,9 тыс. орудий подъема почвы было 472,6 тыс. сох. В Пензенской губернии сох было 244 тыс. из общего числа 286,9 тыс. орудий для обработки почвы. Железных плугов в обеих губерниях насчитывалось всего 82,2 тыс., таким образом на один конный железный плуг приходилось почти 9 сох. Уже в первые годы после революции сохи и косули быстро уступают место плугам; однако, решительный перелом произошел только в период двух сталинских пятилеток, когда ведущим звеном социально-технической реконструкции земледелия стали МТС и тракторы. В 1938 г. в Тамбовской области было 98 машинно-тракторных станций. К весне этого года они имели 5 299 тракторов, 4 800 тракторных плугов, 1 600 тракторных сеялок. К весеннему севу 1938 г. Тамбовская область получила новые мощные тракторы — 168 тракторов СТЗ НАТИ гусеничного типа, 200 тракторов ЧТЗ с дизель-моторами. За эти же годы широкое распространение получили в Тамбовской области комбайны и другие усовершенствованные уборочные машины.

Значительные трудности приходится преодолевать социалистическому хозяйству Тамбовской области в деле развития животноводства. Эта отрасль сельского хозяйства находилась в дореволюционное время и в период господства единоличного хозяйства после революции в наиболее угнетенном состоянии. Недостаток кормов, плохие условия содержания скота, о чем было сказано выше, обусловливали застой и количества и качества продуктивного скота. Выделялись некоторые уезды Тамбовской губернии лишь в части выращивания лошадей, в отношении свиноводства и грубошерстного овцеводства. Тяжелый урон скотоводству нанесло кулацкое сопротивление коллективизации, а также работа врагов народа, пробравшихся к руководству этим делом в совхозах и в земельных органах. Процессы правотроцкистских вредителей в 1937 г. в Пензе, в Беднодемьяновском и в Сампурском районах показали, что враги народа и изменники родины избрали животноводство объектом своих вредительских действий. Несмотря на это, животноводство в совхозах и колхозах Тамбовской области также выходит на путь быстрого количественного и качественного роста. Итоги переписи скота на 1 января 1938 г. показали, что количество продуктивного скота в Тамбовской области растет. За 1937 г. в Кирсановском, например, районе поголовье свиней выросло на 86,8%, в Ракшинском — на 83,7%. В целом по области поголовье крупного рогатого скота выросло за 1937 г. на 11,2%, свиней — на 52,4%, коз — на 53,2%, овец — на 37,2%. В абсолютных цифрах на 1/1 1938 г. в Тамбовской области насчитывалось; крупного рогатого скота — 449,3 тыс. гол., свиней — 261,1 тыс., овец — 683,7 тыс., коз — 43,5 тыс. и лошадей — 197,8 тыс.

Растет, в частности, тонкорунное овцеводство. Например, в Земетчинском районе колхозы приобрели за последние годы 410 баранов кавказской породы «рамбулье». Увеличивается поголовье метисов первой генерации; для них выстроены во многих колхозах хорошие теплые помещения. Развивается племенное рысистое коневодство. В 1937 г. в бегах на ипподромах Москвы, Ленинграда и других крупных городов Союза участвовало 200 колхозных и совхозных рысаков Тамбовской области.

За последние годы в колхозах Тамбовской области получают значительное развитие такие отрасли сельского хозяйства, как хмелеводство, пчеловодство и в особенности плодоводство. В пределах Тамбовской области находится пользующийся мировой известностью всесоюзный центр научного плодоводства. Здесь, в бывшем уездном городе Козлове, еще за несколько десятков лет до революции (с 1878 г.) начал свою деятельность величайший оригинатор-плодовод И. В. Мичурин. Свои гениальные опыты по гибридизации в области плодоводства, давшие блестящие результаты, Мичурин до революции вел без всякой помощи со стороны государства, на средства, зарабатываемые личным трудом, находясь в полной почти неизвестности. Только при советской власти дело Мичурина получило достойное признание и разнообразную поддержку государства. Не прекратилось оно и после его смерти. Еще при жизни Мичурина создана была школа учеников и продолжателей его дела, организован на средства государства ряд научных учреждений, получающих все большее развитие. Замечательна в этом отношении разница в судьбе двух великих плодоводов — Лютера Бербанка (см. VII, 168) в США и Мичурина в СССР. После смерти Бербанка торговая фирма, ранее его поддерживавшая, потеряла к его делу всякий интерес, знаменитый питомник Бербанка в Санта-Роза поделили между собой его наследники, и на его месте образовалось лишь несколько мелких садоводческих хозяйств, торгующих бербанковскими орехами. Совершенно другая картина на том месте, где работал И. В. Мичурин. Вблизи бывшего гор. Козлова, переименованного в 1931 г. в гор. Мичуринск, на живописном берегу р. Лесной Воронеж создана центральная генетическая лаборатория его имени, имеющая лучшее в Европе оборудование. В 1937 г. начато строительство новой оранжереи, стоимостью в один миллион рублей. В лабораториях и оранжереях идет огромная творческая работа. Ежегодно здесь опыляется до одного миллиона цветков, идет межвидовая гибридизация отдаленных форм растений: крыжовник скрещивается со смородиной, белая акация с горохом, яблоня с грушей и т. д. В ближайшие годы лаборатория доведет число гибридов до 400. В одном 1937 г. центральная генетическая лаборатория вывела 8 новых сортов плодовых растений и 49 элитных форм — кандидатов в сорта. Продвигая мичуринские сорта в колхозы и совхозы, лаборатория выпустила свыше 700 тыс. саженцев, 170 тыс. чубуков и черенков винограда, 340 тыс. черенков семечковых и косточковых пород. Все это направлено в 5 000 различных мест Советского Союза. В Мичуринске организован научно-исследовательский институт и высшее учебное заведение по плодоводству, техникум и совхоз-сад. База научно-исследовательского института им. Мичурина создается недалеко от генетической лаборатории. Там, где лежал прежде пустырь, теперь вырастает целый научный городок: строятся жилые дома, новое здание института, клуб, механические мастерские, замечательная оранжерея. Здесь, как и в питомнике Мичурина, проводятся смелые опыты по гибридизации, широко развивается мичуринское плодоводство, изобретаются плодово-уборочные машины. Сейчас институт располагает крупнейшей библиотекой по плодоводству. На участках научных учреждений и в окрестностях растет около 3 тыс. га насаждений. В ближайшие годы они будут давать 500—600 тыс. центнеров плодов.

Социалистическая реконструкция сельского хозяйства, проведенная в условиях огромных достижений социалистической системы Советского Союза в целом, не оставила и следа от «аграрного перенаселения». Место неуклонно разорявшегося и жестоко эксплуатируемого бедняцкого крестьянства заняло зажиточное, из года в год крепнущее и богатеющее колхозное крестьянство. В результате подъема агротехники, роста урожайности и укрепления животноводства начался быстрый рост благосостояния крестьянской массы. В особенности ярко это сказалось во многих колхозах области в 1937 г. Вот, например, сравнение того, что имел один из колхозов области — сельскохозяйственная артель «Заветы Ильича» Мичуринского района в урожайном 1933 г. и в 1937 г. Колхоз этот организован в 1930 г., имеет 1 376 га земли и 142 двора, т. е. приходится в нем почти 10 га на двор. В урожайный 1933 г. колхоз получил 11 ц ржи с га, в 1937 г. — 15 ц с га. В 1933 г. в средней получено по 720 литров молока с коровы, в 1937 г. — 1 286 литров. С 1934 г. колхоз начал сеять озимую пшеницу, с 1936 г. — топинамбур. На молочной ферме построили коровник, телятник, силосную башню. В результате этого в 1933 г. на трудодень приходилось в этом колхозе всего 1,8 кг зерна и по 44 коп. деньгами, в 1937 г. — по З кг зерновых, по 1 р. 24 коп. деньгами, по 7,7 кг кормовых культур для скота, находящегося в личном пользовании, по 4 кг овощей и корнеплодов. Валовой доход колхоза составил 213 669 руб. Колхоз «Красный Пахарь» в деревне Чутановке Кирсановского района на трудодень выдал в 1937 г. 7 кг хлеба и 93 коп. деньгами. Отдельные колхозники получили около 400 пуд. одной ржи. В колхозе нет ни одного бескоровного хозяйства. Имеется радиоузел, каждый двор выписывает газеты, возведен ряд новых построек (амбары, баня, ферма и др.). Собираются купить новую большую библиотеку, т. к. существующая уже не удовлетворяет возросших потребностей в книге. Приведенные случаи урожайности и доходности колхозов не являются исключительными. Многие колхозы получили значительно более высокие доходы. Так, например, колхоз им. Ленина Кирсановского района получил в 1937 г. урожай зерновых в среднем 26,7 ц с га, колхоз «Новая Заря» Больше-Вьясского района — 25,3 ц с га, «Великий Перелом» Уметского района — 22,6 ц с га. Колхоз «Политотделец» Бессоновского р., славящегося выращиванием лука, получил в 1937 г. свыше 2 млн. рублей дохода и выдал на трудодень по 13 р. 60 коп. В другом, специализировавшемся на выращивании лука колхозе того же района, «Парижская Коммуна» валовой доход в 1937 г. достиг 1 743 тыс. руб. Неделимый фонд колхоза возрос с 43 тыс. руб. в 1934 г. до 413 тыс. к началу 1938 г. На трудодень в этом колхозе выдано 11 р. 25 коп., 1,5 кг зерна, 11,8 кг картофеля. В зерновом колхозе «Путь Ленина» Покрово-Марфинского района выдано по 24 кг на трудодень, в колхозе «Трудовик» Кирсановского района — 23 кг. В большинстве колхозов Тамбовской области в 1937 г. выдано на трудодень по 7—10 кг хлеба. Из года в год растут доходы колхозов и их неделимые капиталы. В 1936 г. на счета неделимых фондов в сельхозбанке поступило от колхозов Тамбовской области 9 670 тыс. руб., в 1937 г. — более 14 млн. руб. Вклады колхозников в сберегательные кассы по одному Кирсановскому району в 1936 г. составляли 499 219 руб., в 1937 г. — 604 570 руб. Так освобожденная от капиталистического ига, вставшая на путь социалистического развития тамбовская деревня укрепляет базу своих дальнейших хозяйственных успехов.

В промышленном отношении районы, вошедшие в состав современной Тамбовской области, относились к числу отсталых даже для условий царской России. В бывшей Тамбовской губернии на 3 млн. чел крестьянского населения городского населения насчитывалось всего 200 тыс. чел., в том числе промышленных рабочих около 20 тыс. чел. То же самое представляла собой и Пензенская губерния. Во всей Тамбовской области в дореволюционное время было всего 30 тыс. чел. промышленных рабочих. Известностью пользовались лишь суконные фабрики (Моршанск, с. Рассказово и другие пункты), изготовлявшие грубошерстные сукна. Валовая стоимость шерстяных изделий оценивалась в 1913 г. (в пересчете на неизменные цены 1926/27 г.) в 38 437 тыс. руб. Стоимость же валовой продукции всех промышленных предприятий, расположенных на территории Тамбовской области, оценивалась в 116,5 млн. руб.; таким образом, шерстяные изделия составляли 33,2% стоимости всей промышленной продукции. Вслед за шерстяной продукцией шла водочная (10,6%), спиртовая (6,5%), мукомольно-крупяная (7,2%), сахарная и др. виды пищевкусовой промышленности. Заметное место занимала табачная (махорочная) промышленность (6,9%). На долю всех видов пищевкусовой промышленности в 1913 г. приходилось 42,5% стоимости промышленной продукции. Металлообрабатывающая промышленность, можно сказать, отсутствовала: на ее долю приходилось всего 1,8% от общей стоимости промышленной продукции. Вся металлообрабатывающая промышленность была представлена небольшими вагоноремонтными мастерскими в Тамбове и Козлове и небольшими механическими мастерскими.

За годы революции и, в особенности в период социалистической реконструкции промышленный облик Тамбовской области изменился коренным образом. Число рабочих, занятых в промышленности, к 1936 г. возросло больше чем в 2,5 раза (78,8 тыс. чел.), стоимость валовой продукции больше чем в 5 раз (с 116,5 до 591,3 млн. руб.). Стоимость основных фондов промышленности за годы первой и второй пятилеток возросла в 4 раза (с 82,3 млн. руб. в 1927/28 г. до 336,8 млн. руб. в 1936 г.).

Одновременно с ростом промышленности коренным образом изменился и состав ее. Отсутствовавшая прежде металлопромышленность заняла теперь в Тамбовской области первое место. За годы первой и второй пятилеток построено несколько крупных заводов и реконструированы существовавшие раньше предприятия. Возникли такие заводы, как завод «Ревтруд» в Тамбове, выпускающий турбогенераторы, моторы, полевые электростанции и т. д. (валовая продукция 1937 г. — 42 500 тыс. руб.), завод Автотрактородеталь (там же), изготовляющий поршни для тракторов СТЗ и ЧТЗ, велосипедный завод в Пензе, паровозоремонтный завод в Мичуринске, мощный вагоноремонтный завод в Тамбове, чугунолитейный завод им. Ленина в Кирсанове. В Пензе заканчивается строительство крупного часового завода.

Все эти и ряд других предприятий являются ведущими в Тамбовской области и определяют облик ее индустрии к концу второй пятилетки. Удельный вес металлообрабатывающей промышленности с 1,8% в 1913 г. к началу первой пятилетки достиг 9,2%, к началу второй пятилетки — 34,3%; в 1936 г. стоимость валовой продукции металлообрабатывающих предприятий достигла 265,9 млн. руб. (против 2,1 млн. довоенного времени) и составляла 44,7% стоимости всей промышленной выработки области. В соответствии с этим изменился удельный вес других отраслей промышленности. Пищевая промышленность, на долю которой в довоенное время приходилось 42,5%, в 1936 г. заняла второе место; на ее долю теперь приходится только 24,8%, однако по абсолютным показателям пищевая промышленность за годы революции дала рост больше чем в два раза. Стоимость ее валовой продукции поднялась с 47,4 млн. руб. в 1913 г. до 119,6 млн. руб. в 1936 г. За годы революции здесь построены: бисквитная фабрика в Пензе, макаронная в Кирсанове, мясокомбинат в Мичуринске и ряд других предприятий пищевой промышленности. Спиртоводочная промышленность, которая в 1913 г. давала 17,1% стоимости всей промышленной продукции, занимает теперь скромное место (5,4% в 1936 г.). Надо при этом отметить, что имеется рост производства спирта (в 2,5 раза), являющегося сырьем для химической промышленности, в то время как продукция водочных заводов осталась почти на уровне 1913 г. Производство шерстяных тканей выросло с 38,4 млн. руб. в 1913 г. до 46,4 млн. в 1936 г., т. е. всего на 20,8%. За последние годы произведено переоборудование ряда шерстоткацких фабрик в целях перехода к изготовлению тонких и полутонких сукон.

Рост промышленности наряду с той огромной культурно-политической работой, которая проведена за годы революции партией и советской властью среди широких масс трудящихся, громадные достижения в материально-бытовой области, в области жилищно-коммунального строительства и т. д. коренным образом изменили внешний облик, а еще больше внутреннее содержание жизни городов области. Возьмем центр области — гор. Тамбов. Этот город, о котором когда-то Лермонтов писал, что «Тамбов на карте генеральной кружком означен не всегда», вплоть до революции оставался глухим губернским городом, городом вырождающихся помещиков, купцов, чиновников и попов. Здесь было 30 церквей и очень мало школ; 40% мужчин и 60% женщин были неграмотны. Промышленность была представлена только вагоноремонтными мастерскими и др. мелкими предприятиями. Всех рабочих в городе было 1 900 чел. Раньше продукция Тамбова не выходила за пределы губернии. Теперь тамбовские заводы известны по всей стране. В 1935 г. продукция промышленности города оценивалась в 70 млн. руб., в 1936 г. она достигла 100 млн. руб., в 1937 г. — 130 млн. руб., т. е. за три года почти удвоилась. На заводах Тамбова работает 15 000 рабочих. Население Тамбова возросло на 60%; рабочие в общем числе населения до революции составляли 2,7%, теперь — 20,5%. В Тамбове имеется учительский институт, филармония и 6 специальных учебных заведений, более 20 средних школ и т. д. Выросла сеть медицинских учреждений, в частности к XX годовщине Октября открыта большая и образцово-оборудованная электро-свето-грязелечебница.

Подобно Тамбову вырос и другой бывший губернский город, находящийся на территории Тамбовской области — Пенза. Об этом городе М. Е. Салтыков-Щедрин, живший здесь в 1864—1866 гг., писал: «О Пензе могу сказать одно: не похвалю. Это до того пошлый, отвратительный городишко, что мне делается тошно от одной мысли, что придется пробыть в нем долго». Писано это было, правда, давно, однако за пятьдесят лет, прошедших после того до революции, в Пензе мало что изменилось. Только после революции начался быстрый культурный и экономический рост этого города. Характерно следующее сопоставление. За два с половиной века существования Пензы (с 1667 г. до 1917 г.) в ней было выстроено 50 церквей и только 15 школьных зданий. За 20 лет существования советской власти построено и приспособлено под учебные заведения 42 здания. Пенза — город учащихся. На 200 тыс. населения города в нем 32 тыс. учащихся. В 43 средних школах учатся 28 тыс. чел. и в 11 техникумах и училищах — 4 000 чел. Мощным потоком идет из Пензы самая разнообразная продукция ее фабрик и заводов.

Изменился облик и бывших уездных городов. В гор. Мичуринске, бывшем Козлове, сейчас около 80 тыс. жителей, 8 средних школ, высшее учебное заведение (по плодоводству), 5 техникумов, 2 рабфака, 3 фабрично-заводских училища и т. д. Промышленность его состоит из 89 предприятий, в числе которых крупнейшие: паровозоремонтный завод, спиртозавод, фабрика «Конволос», механический завод им. Ленина и др. До революции в городе была одна больница на 20 коек, сейчас — 4 больницы, 6 поликлиник, 4 диспансера, родильный дом и т. д. На охрану здоровья в городе тратится ежегодно 2 миллиона рублей при общем бюджете города в 1936 г. 6 362 тыс. руб. Подобные же перемены произошли в других бывших уездных городах Тамбовской и Пензенской губернии. Совсем иными стали и условия жизни рабочих в городах и рабочих поселках. Вот, например, небольшой рабочий поселок Новый Хутор Городищенского района, раньше состоявший из холодных, неуютных фабричных бараков, где рабочие спали на грязных мешках. Сейчас — это культурный, благоустроенный центр. В поселке построено много новых домов, образовались новые улицы. Есть школы: десятилетка, фабрично-заводского ученичества, в которых учится 1 300 детей. Имеется детский сад, родильный дом, аптека. В библиотеке насчитывается 17 тыс. книг, более 900 чел. состоят ее читателями. Население поселка выросло с 2-х тыс. до 8 тыс. чел. В Пензе, в рабочем городке завода им. Фрунзе (т. н. «Новой Пензе»), среди ряда других новых замечательных зданий особенного внимания заслуживает Дом культуры им. Кирова. Здесь можно увидеть воочию, как отдыхает рабочий новой социалистической Пензы. В здании Дома культуры имеются две библиотеки, звуковое кино, парткабинет, спортивный зал и т. д. В библиотеках насчитывается свыше 30 тыс. томов политической и художественной литературы. В 1937 г. библиотека обслужила 98 506 читателей. Свыше 200 тыс. человек посетили в том же году организованные в Доме культуры доклады, лекции, постановки, концерты. При доме культуры работают кружки: балетный, драматический, хоровой, струнный, сольного пения, джаз-оркестр, баянистов и пр., в их работе участвует 719 чел. Силами кружков художественной самодеятельности поставлен монтаж опер: «Евгений Онегин», «Наталка Полтавка», «Колокола Корневиля» и др. На огромной вращающейся сцене, которой могли бы позавидовать некоторые театры столиц, могут одновременно разместиться в массовых постановках до 500 чел.

Рост материального благосостояния колхозной деревни, сопровождаемый ростом культуры и проникновением системы социалистических отношений во все стороны крестьянского быта, неузнаваемо преобразил прежнюю полукрепостную тамбовскую и пензенскую деревню. Вот несколько примеров, показывающих происшедшие в этой деревне перемены. Село Екатеринино Никифоровского района до Октябрьской революции являлось глухим углом, где было 5 помещиков, два десятка кулаков и сельский поп, державший в кабале крестьян. Здесь была всего лишь одна школа, большинство крестьянских ребят не училось. Медицинской помощи в село нельзя было получить, почта отправлялась один раз в неделю. На все село выписывалось не более 15 газет, да и те только местными богачами. Другим стало село Екатеринино сейчас. На бывших помещичьих и кулацких землях раскинулись поля пяти екатерининских колхозов и совхоза «Коллективист». Здесь же расположен государственный участок по испытанию сортов зерновых хлебов. Крестьянство зажило зажиточно и культурно. В пяти школах, из которых одна средняя, обучаются все дети школьного возраста. В селе есть медицинский и ветеринарный пункты. Строится родильный дом. На территории сельсовета три клуба. Почтовое отделение производит ежедневный обмен почты. Село выписывает 600 экземпляров газет и 130 экземпляров журналов. До революции здесь подвизалось несколько лавочников, обдиравших крестьян; сейчас в селе торгует универмаг, имеющий два отделения в колхозах. Выросли кадры новой сельской интеллигенции. В селе работают 11 агрономов, 10 учителей, врач, 2 фельдшера, 2 санитарки. Знатные люди села — трактористы и комбайнеры. Трактористов здесь 34, комбайнеров — 7. Многие екатерининцы получили высшее образование и работают в городах.

Или вот огромное, в прошлом помещичье, село Соколово. Здесь жили девять помещиков, десятки купцов, кулаков, попов. В центре села высилась церковь, в селе было три грязных кабака и одна церковно-приходская школа. Теперь в Соколове несколько колхозов, в которые объединены все 697 хозяйств этого села. В селе есть неполная средняя школа, в которой обучается 450 детей колхозников, да в начальной школе 200 детей. Там, где раньше стояла церковь, выстроен хороший клуб, есть в селе изба-читальня, почта, радио, ветпункт, хата-лаборатория, больница с родильным отделением. Газеты и журналы стали необходимостью. Десятки людей из с. Соколова стали инженерами, агрономами, летчиками и т. д.

Последний пример — районный центр село Красивка. Со времени организации в с. Красивке районного центра прошло два года. За это время в селе построен дом социалистической культуры, в котором разместились звуковое кино, районная библиотека и читальня. Выстроены: неполная средняя школа, два магазина, здания райкома, райисполкома, почты, аптеки, райпотребсоюза и десять жилых домов. Заканчивается возведение большого двухэтажного здания Дома советов, ресторана и сберкассы. Начато строительство электростанции и бани.

Ярким показателем культурного роста населения Тамбовской области является развитие библиотек, клубов, домов социалистической культуры. В 1937 году в области было 102 библиотеки, 32 дома соц. культуры, 667 изб-читален, 225 колхозных клубов и 600 красных уголков. На политико-просветительную работу было израсходовано 8 127 тыс. руб. Вновь выстроенные районные дома культуры в Алгасовском, Ракшинском, Дегтянском и Гавриловском районах представляют собою большие светлые, хорошо оборудованные здания со звуковыми киноустановками. Одновременно с ростом числа библиотек и клубов бистро развертывается и объем их работы. Вот два-три примера: телегинская районная библиотека в 1934 году имела 4 тыс. книг и 400 читателей, в 1937 г. — 10 тыс. книг и до 2 тыс. читателей. Районная библиотека в Пачелме имеет 8 тыс. томов и ежедневно издает до 120 книг.

Номер тома57
Номер (-а) страницы789
Просмотров: 17

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я