Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 33. Калмыцкая АССР

Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 33. Калмыцкая АССР. Калмыцкая автономная республика расположена на степных равнинах, в самой южной части нижневолжского правобережья; граничит на севере и северо-востоке со Сталинградской областью, с востока омывается Каспийским морем, на юге граничит с Орджоникидзевским краем, на западе — с Ростовской областью. До Великой Октябрьской социалистической революции территория, занимаемая КАССР, входила в состав Астраханской губернии под именем Калмыцкой степи. В самые напряженные дни гражданской войны калмыцким народом поставлен был вопрос о создании автономии. Этот вопрос был разрешен при непосредственной поддержке В. И. Ленина и И. В. Сталина. 4-го ноября 1920 года Всероссийский центральный исполнительный комитет выносит постановление об образовании Калмыцкой автономной области. 25 ноября того же 1920 года ВЦИК и Совет народных комиссаров РСФСР вторым постановлением своим оформляют территорию и границы автономной области Калмыцкого народа. В область включены были: 1) из Астраханской губернии 9 улусов (территория бывшей Калмыцкой степи); 2) из состава Царицынской губернии — волости и станицы Черноярского уезда, лежащие к югу от Абганеровской и Аксайской волостей; 3) из Ставропольской губернии — Больше-Дербетовский улус (почти полностью); 4) из Донской области — часть территории Сальского округа, связывающая Больше-Дербетовский улус с основной территорией Калмыцкой области; и 5) из Терской области — Кумский аймак. В 1928 году, при районировании Нижнего Поволжья, Калмыцкая область вошла в состав Нижне-Волжского края с подчинением краевым органам. В начале 1934 года, когда Нижне-Волжский край был разделен на Саратовский и Сталинградский края, Калмыцкая автономная область осталась в составе Сталинградского края. В 1935 году Калмыцкая автономная область преобразована была в автономную ССР с оставлением ее в составе Сталинградского края. С принятием Сталинской конституции КАССР непосредственно подчинена центральным органам РСФСР. Теперь Калмыкия имеет свою конституцию, утвержденную на 2-м Чрезвычайном съезде советов КАССР.

Площадь КАССР — 74,2 тыс. кв. км. Население Калмыцкой республики на 1/I 1933 года составляло 186 тыс. человек, из них 12,6 тыс. городского населения и 173,4 тыс. сельского. До революции на территории Калмыкии не было ни одного населенного пункта городского типа. В настоящее время Калмыцкая республика имеет свою столицу — город Элисту, построенную на чистом месте в степи всего только в 1928 году, с населением на 1/I 1936 года в 10,8 тыс. человек. Кроме Элисты, в Калмыкии из поселений городского типа имеется рабочий поселок Кануков, который, по существу, является уже городом с промышленными предприятиями, хозяйственными и культурными учреждениями. Наконец, довольно крупным населенным пунктом, приближающимся к городскому типу, является село Лагань, расположенное на Каспийском море и являющееся центром рыбной промышленности Калмыкии.

По своему рельефу территория КАССР — обширная и в значительной степени однообразная равнина. Вся восточная и северо-восточная часть КАССР представляет низменность, лежащую на высоте от 1 до 30 м ниже уровня моря и лишь у дельты Волги имеющую небольшие возвышенности (Бэровские бугры). Западная часть КАССР — несколько возвышенная равнина, на которой расположена цепь холмов, именующихся Ергени; сравнительно небольшая часть территории Калмыкии, расположенная к югу от Ергеней, вдоль границ Орджоникидзевского края, — смешанного рельефа (небольшие возвышенности равнины, балки, впадины и холмы).

Почвенный покров Калмыкии представляет следующую картину: восточная часть покрыта по преимуществу светло-каштановыми почвами, большею частью засоленными. В южной части идет зона смешанных солонцовых и солончаковых почв. В западной части республики (западнее Ергеней) — каштановые почвы. По склонам Ергеней возможно земледелие без искусственного орошения. Большую часть Калмыкии (центральные и южные районы) покрывают светло-бурые супесчаные почвы. Юго-восточная часть является областью сплошных песков.

Климат Калмыкии резко континентален, характерен небольшим количеством осадков и резким различием в температуре между летним и зимним периодом. Лето здесь бывает знойное, с безоблачным небом, с периодическими суховеями, с температурой до 50 и выше градусов. Зима сопровождается довольно крепкими морозами (достигающими 30 и более градусов), с губительными стенными буранами. По схеме Кеппена, разработанной для всего Нижнего Поволжья, КАССР можно разбить на две зоны по типам климата. Юго-восточная часть — зона господства континентально-пустынного климата, и северо-западная часть — зона с преобладанием континентально-степного климата. По количеству атмосферных осадков территорию КАССР можно разбить на следующие зоны: восточную с количеством осадков не больше 200 мм, центральную и юго-восточную — 250 мм и западную — 300-350 мм. Устойчив снеговой покров в северной части КАССР, где он начинается с 15 декабря; в центральной части снеговой покров начинается 20-23 декабря; в южной — или совсем не бывает длительного снежного покрова, или же бывает в течение самого короткого периода.

Гидрография КАССР не богата, но вместе с тем довольно любопытна и специфична. Реки Калмыкии очень небольшие, причем за исключением двух-трех все они теряются в сухих песках степных просторов. Большое количество озер КАССР расположено в северном и центральном районах, где они идут сплошной цепью до 47° северной широты, и в юго-западном и юго-восточном районах — по преимуществу близ Волги и Каспийского моря. Озера, за самым небольшим исключением, являются солеными. В юго-восточной части озера носят характер лиманов.

Растительный мир КАССР не богат. Это — типично степная и полупустынная флора. Только в западной части — в районе Ергеней — можно встретить кое-где небольшие группы деревьев или же одиночные экземпляры ивы, дуба и клена, разбросанных по склонам холмов и балкам рек. Вся центральная часть и большая часть территории юго-восточного района покрыты типичными представителями степного растительного царства (степная полынь, типчаки, желтушки и др.). В районе влажных дельт и вдоль Каспийского моря — всевозможная пойменная растительность (камыши, куга и пр.). Гораздо богаче животный мир. Особенно богата Калмыцкая степь грызунами — сусликами, хомяками, полевыми мышами, зайцами и пр. Из хищников довольно много волков, лисиц. Богата и пернатая фауна. Озера и речки Калмыкии богаты рыбой. Центральные степные и приморские районы Калмыкии представляют из себя места промысловой охоты. В степных районах охотятся на стрепетов, дроф, куропаток, перепелов, зайцев, лисиц и волков.

Особенными богатствами своих природных ресурсов КАССР похвалиться не может. Из полезных сырьевых ресурсов Калмыкии, прежде всего, укажем на наличие больших запасов соли в ее озорных водоемах. Запасы эти непрерывно увеличиваются за счет выщелачивания окружающих почв. Особенно богаты солью такие озера, как Тинаки, Яшкуль, Джанбой, Можарское, Цаганнур и ряд других. По самым скромным подсчетам в этих озерах имеется более пяти миллионов тонн соли высокого качества. Кроме соли, калмыцкие озера содержат огромное количество ила, который так же как соль является ценным сырьем для химической промышленности и вместе с тем может служить базой для курортного строительства. Наконец, нельзя не отметить еще одного вида сырья, это — всевозможные глины, идущие на производство самых разнообразных стройматериалов. В двух местах Калмыкии (в районе Элисты и на реке Маныче) обнаружены большие запасы гипса. В районе Зунду-Талга имеются месторождения известняка. В районе Элисты обнаружен алебастр. Топливных ресурсов КАССР почти не имеет, если не считать запасов камыша, которым очень богаты дельта Волги и побережье Каспийского моря.

Из сырьевых ресурсов Калмыкии самую крупную хозяйственную роль играют рыболовные угодья. На долю Калмыкии приходится значительный сектор северного побережья Каспийского моря и часть волжских дельт. Начиная от границы с Орджоникидзевским краем АССР до поселка Канукова (на протяжении более 200 км), Каспийское море и дельта Волги омывают берега Калмыкии. Эта часть Волго-Каспийского бассейна обладает богатыми рыбными запасами. По мнению одного из крупнейших русских исследователей рыболовства, академика Бэра, Волго-Каспийский бассейн в этой части является первым в мире по количеству и качеству рыбных запасов. Здесь в огромном количестве водятся самые разнообразные рыбные породы. Из осетровых — белуга, осетр, севрюга, стерлядь, из лососевых — знаменитая каспийская белорыбица, из частиковых — лещ, сазан, судак, щука, сом, язь и др. Особенно богаты калмыцкие воды сельдями, воблой и таранью.

Решающую роль в народном хозяйстве Калмыкии играет скотоводство. Обширные степные просторы, дельта Волги и угодья нижнего плеса, склоны Ергеней, лиманы Манычей чрезвычайно богаты травами как для выпаса скота, так и для сенокосов.

Вся площадь выгонов и пастбищ КАССР (по данным на 1/I 1936 г.) составляет 6 млн. га, или 80% от всего земельного фонда республики, 373 т. га занимают сенокосные угодья; следовательно, 85% земельного фонда республики составляют земли, являющиеся прочной базой широкого развития животноводства. По природным условиям в Калмыкии скот содержится на подножном корму 9-10 месяцев в году, а в районах «черных земель» — круглый год.

«Черные земли» представляют собой обширные пространства земли, около 20 тыс. кв. км, на которых пастбища перемежаются с движущимися и закрепленными песками, солончаками и солеными озерами. Слабо закрепленных и развеваемых песков на черных землях относительно мало, они занимают около 4% всей территории черных земель. Пески поздно покрываются снегом и рано его сбрасывают, на них обильно вырастает песчаный овес, верблюжья колючка и некоторые другие травы, дающие даже в годы «зуда» *) необходимый минимум корма для скота. В климатическом отношении эта часть Калмыкии отличается короткой весной, продолжительным летом, длительной, теплой и ясной осенью и суровой, но кратковременной зимой.

*) «Зуд» — стихийное бедствие, аналогичное «джуту» в областях Средней Азии, когда вследствие пониженных урожаев трав, при последующих зимних метелях, гололедицах и морозах, наблюдается громадный падеж скота.

В этом районе во все времена года бывает мало осадков. Черные земли в зимнее время не покрываются снегом или покрываются очень тонким слоем его и на непродолжительное время. Благодаря этим особенностям, территория черных земель является местом, где скот зимует, имея и зимой подножный корм. Значение черных земель как зимнего пастбища выходило всегда, выходит и теперь за пределы Калмыкии. И до революции на черных землях зимовал скот и из Терской области, из районов Грузии, расположенных на верховьях реки Терека, из степных районов Ставропольской губернии, из Царицынской и Астраханской губерний и из Области войска Донского. До революции эти земли, при помощи царского правительства, захватывались для своего скота калмыцкими богатеями, нойонами, зайсангами, и русскими кулаками и скотопромышленниками. Вместе с тем эти земли служили средством особенно жестокой эксплуатации трудового калмыцкого населения, кочевья которого ограничивались территорией своего улуса. Вынужденные поступать батраками к богатым скотоводам, трудовые слои калмыков получали за обслуживание на зимовье скота от нанимателей лишь скудное пропитание.

Бессистемное пользование черными землями приводило к тому, что места прекрасного травостоя выбивались, песчанились, превращались в летучие пески, в барханы. Случалось, что черные земли зимой оказывались покрытыми толстым слоем снега или же с осени не оставалось на них корма для скота; это приводило к тому, что они теряли свое значение зимних пастбищ, и скот, благодаря отсутствию зимних кормов, массами погибал.

Только после Великой Октябрьской социалистической революции трудовое крестьянство Калмыкии могло в полной мере использовать черные земли для зимовки своего скота. Однако, в первые годы после революции на планомерную организацию зимовок скота на черных землях обращали так же мало внимания. Лишь в годы двух пятилеток началась организация правильного хозяйства и оборудование черных земель. Большое влияние на организацию черных земель оказал разразившийся в 1931/32 г. зуд, приведший к гибели огромного количества скота. Начавшееся в 1931 году энергичное строительство в районе черных земель особенно развернулось в 1935 г. Только за годы второй пятилетки в этих районах выстроено 429 колодцев, 158 кошар, стандартных скотных дворов и конюшен 21, 206 баз и более 200 жилых построек. С 1938 года организация зимовок на черных землях значительно централизуется. Вводится постоянный штат зоотехников и агрономов; при главном штабе зимовки, в Нарын-Худуке, строится больница для колхозников, электростанция, радиостанция, оборудуется типография с выпуском газет-многотиражек. На крупных участках организуются фельдшерские и медицинские пункты, ветеринарно-врачебный участок и 4 ветеринарных пункта. В 1937/38 г. на черных землях зимовал скот 115 колхозов КАССР, кроме того скот колхозов Ростовской области, Орджоникидзевского края, Сталинградской области и Грузинской ССР. В феврале 1938 года на черных землях зимовало 500 тыс. овец и около 10 тысяч голов другого скота.

Несмотря на обширные степные просторы и малочисленное население, все же до революции калмыцкий народ, особенно беднота, не был обеспечен землею. Лучшие пастбищные земли, с одной стороны, захвачены были местной калмыцкой знатью (духовенством, зайсангами, нойонами и пр.), с другой стороны, очень быстро шел процесс захвата лучших земель русскими скотопромышленниками и кулаками. Калмыцкая беднота и трудовые скотоводы постепенно лишались лучших пастбищных и сенокосных угодий и оттеснялись на самые плохие участки.

Подавляющее большинство калмыков не имело достаточно скота даже для собственного пропитания и шло частью в батраки к богатым калмыкам и русским скотопромышленникам, частью нанималось на рыбные промыслы. Распределение скота по группам калмыцкого населения видно из следующих данных, относящихся к 1909 году:

Как видно из таблицы, больше половины скота сосредоточивалось у небольшой кучки богатеев и кулаков, в то время как беднота составляла 83,6% хозяйств, обладавших лишь 20% всего поголовья. Нужно, однако, сказать, что и среди этой части трудового крестьянства также наблюдалась значительная неравномерность во владении скотом: 3,2% всех хозяйств совсем не имели скота, 41,5% имели от 1 до 5 голов, 16,7% имели от 6 до 10 голов и 9,3% имели от 11 до 15 голов. Хозяйства, имевшие от 1 до 5 голов, совершенно не могли обеспечить своего существования скотоводством, и потому первые две группы, то есть почти половина всех хозяйств (44,7%), всех своих работоспособных членов направляла на работу по найму у ското- и рыбопромышленников. Во всей же группе хозяйств, владевших скотом в размере от 1 до 15 голов на хозяйство, по данным 1909 года, 62% отчуждало свою рабочую силу.

Небольшая группа хозяйств, имевшая в собственности больше половины всего скота, не была заинтересована в рациональном ведении скотоводства, так как наличие громадных пастбищных угодий и возможность, в условиях патриархально-родового быта, безудержной эксплуатации обеспечивали этой группе громадные доходы. Все эти условия привели к тому, что до империалистической войны скотоводство Калмыкии, в общем, по всем видам скота либо оставалось стабильным, либо регрессировало и в количественном, и в качественном отношении. Так, число лошадей равнялось в 1867 году 87,0 тыс. голов, в 1913 г. упало до 70,6 тыс., то есть снизилось почти на 19%, количество основного для Калмыкии вида скота — овец — с 735,3 тыс. снизилось приблизительно на 4%, достигнув 709 тыс., количество верблюдов с 22,8 тыс. снизилось до 21,3 тыс., количество крупного рогатого скота в 1867 г. составляло 163,6 тыс. голов, а в 1913 г. — 164,5 тыс. голов. За годы империалистической войны упало количество овец и верблюдов, и несколько повысилось количество лошадей и крупного рогатого скота.

Годы гражданской войны, а затем массовый бандитизм (в 1919-20 гг.) и страшная засуха 1921 года, можно сказать, довершили упадок степного скотоводства Калмыкии; в 1923 г. в Калмыкии оставалось лишь 6,4 тыс. голов лошадей, 3,4 тыс. верблюдов, 101,8 тыс. голов крупного рогатого скота и 112,5 тыс. овец. Трудовое скотоводческое население и беднота пролетаризировались и шли на отхожие промыслы, а земледелие и другие отрасли сельского хозяйства почти не прививались среди калмыков. Земледелие концентрировалось в руках пришлого населения (русского, украинского и немецкого).

Еще на всем юго-востоке молодой советской страны свирепствовала гражданская война, целый ряд юго-восточных районов (в том числе и большая часть Калмыкии) еще находился в руках контрреволюции, а Совет народных комиссаров РСФСР под председательством В. И. Ленина выносит 24 июля 1919 года постановление о новом устройстве земельного быта калмыцкого народа, «чтобы дать возможность калмыцкому народу, издавна угнетавшемуся и лишенному забот старой власти, спокойно подготовиться к проведению земельной реформы на занимаемых ими территориях, последние до выработки подробного плана землеустройства закрывались для всякого неорганизованного переселения», всякому произвольному и беспорядочному использованию земель посредством захвата их по праву сильного был положен конец. После этого постановления последовал целый ряд мероприятий по землеустройству, по строительству ирригационных и агротехнических сооружений (плотин, колодцев, дорог), по приобретению семенного материала, сельскохозяйственного инвентаря и пр. Советским правительством построено было более 10 крупных плотин, несколько десятков защитительных валов, десятки колодцев; таким образом, степное скотоводство в значительной степени обеспечено было водой. Кроме того, было отпущено более 200 тысяч рублей для поддержания скота. В 1924 году был проведен ряд мероприятий по водворению калмыцкого населения из других губерний на территорию автономной Калмыкии. Во время гражданской войны, бандитизма и после засухи в 1920 и 1921 годах очень много калмыцкого населения выехало в другие губернии и области (Уральскую, Оренбургскую, Донецкую и др.). Для вернувшегося населения было построено более 1 200 жилых культурных помещений, дан сельскохозяйственный инвентарь, средства на покупку скота, семенной материал, отведены лучшие земельные угодья, в первую очередь для земледелия. Благодаря такой всесторонней помощи и постоянной заботе со стороны партии и советского правительства сельское хозяйство Калмыкии быстро стало восстанавливаться.

К началу первой пятилетки поголовье основных видов скота в Калмыкии не только догнало, но и перегнало уровень 1917 года (294,8 тыс. голов крупного рогатого скота и 691,4 тыс. овец и коз). К 1928 году в Калмыкии насчитывалось 866,5 тыс. овец и коз, 302,3 тыс. голов крупного рогатого скота, 23,3 тыс. лошадей. Больше чем вдвое увеличилась и посевная площадь, достигнув 53,7 тыс. га в 1927 г., против 23,2 тыс. га в 1916 г. По-прежнему решающей отраслью хозяйства в Калмыкии являлось скотоводство. В 1928/29 году из общей суммы валовой продукции народного хозяйства Калмыкии 44% давало скотоводство и 28% полеводство. Однако, расслоение сельского населения в конце восстановительного периода продолжало оставаться значительным. Хотя кулацкая верхушка и потеряла свое решающее положение, все же в 1926 году группа хозяйств, владеющих свыше 51 головы скота на хозяйство, составляла 1,9% по отношению к общему числу хозяйств, а владела 28% всего количества скота, продолжая эксплуатировать бедняков. Группа хозяйств, имевшая от 0 до 20 голов скота на хозяйство, составляла 93% от всего числа хозяйств и обладала 52,2% всего скота. Окончательно было уничтожено такое неравенство в годы сталинских пятилеток, когда кулачество как класс было ликвидировано и на место отдельных индивидуальных хозяйств пришли колхозы. Колхозное строительство развернулось после 1929 г. В 1928 году было коллективизировано лишь 0,9% животноводческих хозяйств, обладавших лишь 0,38% общего поголовья, и лишь 5% земледельческих хозяйств. Уже в 1931 году процент коллективизации земледельческих хозяйств достиг 85 и животноводческих — 58. В период второй пятилетки социалистические формы в сельском хозяйстве Калмыкии вкоренились окончательно. На 1/I 1938 г. 99% скота принадлежит колхозам, колхозникам и совхозам, 97% всех крестьянских хозяйств вовлечено в колхозы.

Животноводство Калмыкии, как указывалось выше, потерпело значительный урон перед революцией, в годы гражданской войны и в голодный 1921 год. Достигшее довоенного уровня и даже превзошедшее его к 1928 году, стадо КАССР вновь уменьшилось в результате борьбы эксплуататорских групп против коллективизации и вследствие гибельного по климатическим условиям 1931 года. Во вторую пятилетку, с победой социализма, начинается интенсивное развитие животноводства.

Интенсивный рост основных для Калмыкии видов скота, овец и крупного рогатого скота, начинается с 1933 года, когда поголовье овец составляло 498,9 тыс. и крупного рогатого скота — 178,7 тыс. голов. Уже в 1936 г. количество крупного рогатого скота достигло 249,2 тыс., а овец и коз 827,9 тыс. голов, далеко превзойдя по ним уровень 1917 г. и почти достигнув уровня 1928 г. Особенно интенсивно, увеличивающимися из года в год темпами, растет стадо Калмыкии за последние годы второй пятилетки. Количество крупного рогатого скота в 1934 году в сравнении с 1933 годом увеличилось на 11%, в 1935 г. по отношению к 1934 г. на 10,9%, в 1936 г. по отношению к 1935 г. на 15% и с 1/I 1937 г. до 1/I 1938 г. на 11,6%. Рост поголовья овец и коз за те же годы выражается: 11,6%, 11,9%, 23% и 19,3%. Нужно при этом иметь в виду, что зима 1936/37 г. была крайне неблагоприятна для скотоводства, так как выпавший глубокий снег даже в районе черных земель почти совершенно лишал скот зимнего подножного корма. Такой рост стада позволил значительно увеличить обеспечение скотом всего трудового крестьянства. В 1909 году 83,6% крестьянства Калмыкии в среднем на хозяйство имело 11,4 головы всех видов скота, в 1926 году 93% крестьянства имело в среднем на хозяйство 12,3 головы скота, причем и в том и в другом году громадный процент хозяйств, как указывалось выше, совсем не имел скота. В 1936 г. бесскотность среди колхозников, то есть среди 70% крестьян (в 1936 г. было коллективизировано 70% крестьянских хозяйств), ликвидирована почти окончательно, и на одно хозяйство приходилось крупного рогатого скота 4,9 головы, в том числе 1,6 головы обобществленного и 3,3 головы в индивидуальном пользовании, овец и коз приходилось на двор 18,4 головы, в том числе 17,1 обобществленного и 1,3 в индивидуальном пользовании. Из года в год увеличивается количество скота в индивидуальном пользовании колхозников. Так, только с 1 июня 1935 года по 1 июня 1936 г. количество овец в индивидуальном пользовании на 100 дворов увеличилось на 36,8%, крупного рогатого скота на 13,3%. Особенно значительно увеличилось количество находящегося в индивидуальном пользовании колхозников крупного рогатого скота, давшего рост с 1/I 1937 г. до 1/I 1938 г. на 22,5%, в то время как общее его количество увеличилось на 11,6%.

Громадное значение для развития животноводства в Калмыкии и для увеличения количества скота в индивидуальном пользовании колхозников имели колхозные товарные фермы и совхозы. Непрерывно за последние годы растет как количество КТФ, так и их поголовье. Количество овец и коз в обобществленном колхозном стаде на 1/I 1937 года составило 394,7 тыс. голов, что равнялось 61,9% всего поголовья овец, а на 1/I 1938 г. это количество достигло уже 505,6 т., что составляло уже 66,5% поголовья, то есть за год удельный вес обобществленного стада увеличился на 4,6%; количество обобществленного крупного рогатого скота за то же время увеличилось на 9,4%, достигнув на 1/I 1938 г. 51,3 тыс. голов.

Параллельно с коллективизацией бедняцкого и середняцкого хозяйств в Калмыкии создан ряд крупных совхозов. Такие совхозы, как: «Большой царын», «Имени 10-летия Калмыкии», «Улан-Хелч» и ряд других, ныне играют крупную роль не только в народном хозяйстве Калмыкии, но и на всем юго-востоке европейской части РСФСР. Все это — совхозы животноводческие. 15 совхозов Калмыкии в 1936 году обладали 40,2 т. га посевов. Значительно выросло поголовье скота в совхозах. В 1931 году совхозы имели 913 голов лошадей, в 1936 г. число лошадей достигло 5,2 тыс. голов, на 1/I 1938 г. — 6,7 тыс.; количество крупного рогатого скота с 27,3 тыс. голов в 1931 г. увеличилось до 69,4 тыс. голов в 1936 г. и 71,2 тыс. на 1/I 1938 года; совхозы обладают значительным количеством овец и коз, составлявшим на 1/I 1938 г. 151,9 тыс. голов. Совхозам принадлежит 20% всего количества овец и коз Калмыкии.

 Земледелие всегда играло в сельском хозяйстве Калмыкии лишь второстепенную роль и было почти целиком сосредоточено в одном бывшем Больше-Дербетовском улусе. В 1900 году в Калмыкии было 33,3 тыс. десятин посевов, целиком сосредоточенных в Больше-Дербетовском улусе; в 1916 г. посевная площадь сократилась до 26,2 т. десятин, причем в Больше-Дербетовском улусе сосредоточивалось 22,6 т. десятин, в других улусах — 3,6 т. десятин. В 1917 году размеры посевной площади увеличились, достигнув 44,2 тыс. га. В годы гражданской войны, естественно, количество посевов значительно упало, составив в 1920 г. лишь 9,1 т. га. Уже в 1924 г. посевная площадь значительно превысила площадь 1917 г., достигнув 73,7 тыс. га. В годы двух пятилеток вместе с общим подъемом хозяйства растет и посевная площадь, составив в 1932 г. 100,8 т. га, в 1936 г. — 166,2 т. га и в 1937 — 193,7 т. га.

 Значительно изменилась за годы двух пятилеток и структура посевов. В 1929 году 90% посевов занимали зерновые и лишь 5,8% технические и 2,8% огородно-бахчевые, в 1936 г. удельный вес зерновых снизился до 83%, в то же время значительно повысился удельный вес технических, поднявшись до 10%, и огородно-бахчевых до 5%. Появились во второй пятилетке на полях Калмыкии посевы хлопчатника, раньше здесь не сеявшегося. В 1935 году хлопчатника засеивалось 1 т. га, в 1938 г. (по плану) — 2 тыс. га. Главное место среди технических культур занимают посевы горчицы. 72% всей посевной площади Калмыкии сосредоточиваются в колхозах, 2% у колхозников, 24% засевают совхозы.

 Несравнима с довоенным временем и с началом первой пятилетки техническая вооруженность земледелия. Поля колхозников в подавляющем большинстве обрабатываются МТС. В 1937 году в Калмыкии имелось 17 МТС, имевших 500 тракторов, 100 комбайнов и сотни других усовершенствованных машин и автомобилей. Внедряются в земледелие Калмыкии и новые приемы агротехники. Так, в 1936 г. поднято зяби 70 тыс. га, прополото 76% колосовых, посевы производятся в значительной степени очищенными и протравленными семенами.

Фактором, задерживающим еще большее развитие животноводства и земледелия в Калмыкии, является недостаточное снабжение водой. В 1931 году ВЦИК в своем постановлении от 10/Х отметил: «Превращение Калмыцкой автономной области в один из мощных районов социалистического животноводства и технических культур зависит в значительной степени от разрешения проблемы водоснабжения и орошения». В 1931 г. было приступлено к организации лиманного орошения с использованием местного стока. Был построен первый участок такого орошения на балках Амта-Бургуста и Элиста, оросивший около 4 т. га. В 1934 г. началось строительство первой в Калмыкии системы орошения инженерного типа в балке Аршань-Зельмень. В 1938 г. заканчивается здесь строительство 300-метровой плотины вышиной в 14 м, которая должна создать пруд с запасом воды в 10 млн. куб. м. Это сооружение должно оросить около 1 200 га. Помимо этого, десятки колхозов строят плотины для орошения своих полей. Это строительство особенно распространено в районах сева хлопчатника.

Описанные выше достижения в области животноводства и земледелия могли быть достигнуты благодаря созданию в Калмыкии кадров квалифицированных работников сельского хозяйства. Тысячи трактористов, комбайнеров, шоферов, тракторных бригадиров и механиков, бригадиров животноводства и полеводства работают в Калмыкии. На неизмеримую высоту в сравнении с довоенным временем поднято обслуживание скотоводства ветеринарной помощью. До революции ветеринарной помощи стада Калмыкии почти не знали. Теперь в улусах Калмыкии имеются 30 ветеринарно-врачебных пунктов и 40 фельдшерских, которые обслуживаются (в 1937 г.) 22 ветврачами и 100 фельдшерами. Раньше в Калмыкии не было ни одной ветеринарно-бактериологической лаборатории, теперь их 4.

Из года в год растет благосостояние колхозной деревни, а вместе с тем меняется и культурный облик ее. Все больше и больше переходят калмыки от кочевой и полуоседлой к оседлой жизни. Нищие кочевья калмыков превращаются в колхозы-миллионеры. Еще в начале второй пятилетки доходы колхозов исчислялись тысячами или десятками тысяч рублей, а в 1937 году из 126 колхозов Калмыкии 44 колхоза имели доход от 320 до 480 тыс. рублей, 10 колхозов — от 481 до 650 тыс. рублей, 17 колхозов имело дохода около или выше миллиона рублей. Так, колхоз им. Володарского получил дохода 3,4 млн. рублей, колхоз «10 лет Октября» — 2,1 млн. рублей, колхоз им. Кирова — 2,4 млн. рублей и т. д. Меняется и облик деревни. Вот, например, село Адык. До революции здесь стояло несколько кибиток богатеев-скотоводов, вокруг них в землянках жили в беспросветной нужде и темноте семьи их батраков, чабанов и гуртоправов. За 20 лет советской власти село Адык выросло и переродилось. В нем теперь насчитывается 100 настоящих домов, в которых живут колхозники. Построена школа, в которой обучаются 60 детей. В находящемся в селе колхозе Улан-Церег нет хозяйства, которое не имело бы в индивидуальном пользовании по несколько голов скота и птицы.

Большое значение для Калмыкии всегда имело рыболовство. В 1928/29 г. продукция рыболовства составляла примерно 11% всей валовой продукции области. С давних пор рыболовные угодья Волго-Прикаспийского района служили местом, куда стекались обнищавшие калмыки-скотоводы в поисках заработка. Здесь они попадали в кабалу русских купцов-рыбопромышленников, пользовавшихся крайней нуждой, невежественностью и полной беззащитностью пришлых калмыков для беспощадной их эксплуатации. Лишь в редких случаях пришлым калмыкам удавалось сделаться самостоятельными рыбаками.

Великая Октябрьская революция освободила ловцов от кабалы промышленников, но до начала двух сталинских пятилеток все же у громадного количества ловцов сохранилась полная зависимость от кулаков, которым принадлежало рыболовецкое оборудование.

За годы империалистической и гражданской войн рыбное хозяйство Калмыкии было сильно подорвано. В 1913 году имелось 9 404 ловецких хозяйства, обладавших 4,3 тыс. ловецких посуд. В 1926 году насчитывалось 3 832 ловецких хозяйства, обладавших 1,5 тыс. ловецких посуд. Освобождение ловцов от кулацкой эксплуатации принесла коллективизация, начавшаяся в 1928 г. и почти закончившаяся в 1935 году. Динамика коллективизации видна из следующей таблицы:

Колхозы из мелких хозяйств превратились в мощные организации, снабженные моторным рыболовецким флотом.

Большое значение для развития рыболовных промыслов имела организация в первой пятилетке рыболовецкой станции, обслуживающей колхозы, особенно при организации глубьевого лова. В 1931 году рыболовецкий флот калмыков состоял из 2 382 единиц, в подавляющем большинстве из мелких парусных и весельных судов. В 1935 г. число рыболовецких единиц уменьшилось до 1 109, но мощность флота увеличилась за счет ввода в эксплуатацию большетоннажных мощных судов глубьевого лова. Рыболовецкая станция вооружена совершенным техническим оборудованием. В весеннем лове 1938 г. рыболовецкие колхозы дали 5 300 ловцов. В лове участвовало 1 480 судов, из них 10 сейнеров, 23 кавасаки и сетеподъемников, 33 красноловных стойки и другие суда.

Неузнаваемо изменился рыболовецкий поселок. Поселок Зельця в 1930 году состоял из 20 кибиток и 39 землянок; в поселке имелось 15 лошадей и 30 коров. В 1935 г. совершенно исчезли землянки и кибитки, их заменили 80 каменных домов и 5 деревянных. Построена школа, организован кооператив. Число лошадей в поселке составляло 23 головы; больше чем в три раза увеличилось количество коров, достигнув 105 голов.

Село Лагань, расположенное недалеко от берега моря, до революции ничем не отличалось от таких же рыбацких сел с кабаком, церковью, несколькими маленькими лавочками, одной начальной школой и жалкими хибарками рыбаков. Нищета, пьянство, невежество царили в прежней Лагани. Теперь в селе Лагани находится колхоз «Каспиец», который в 1937 году получил доходов больше 800 тыс. рублей; заработки в 5-6 тыс. рублей на звено за одну путину не редкость в лаганском колхозе. Вместо хибарок строятся настоящие дома, появились двухэтажные дома, идет строительство новых кирпичных домов. В селе две начальных и одна средняя школа; в них обучается свыше полутора тысяч рыбацких детей. В селе имеется два детских сада, детские ясли, больница, малярийная станция, врачебная амбулатория. Организован сельский клуб со звуковым кино, клуб колхоза «Каспиец», библиотеки. В 1938 году строится новое здание для средней школы на 400 учащихся. Вся без исключения молодежь учится в школах. Организовано обслуживание рыбаков во время лова. В море выходит линейный мотор «Красный Медик», на котором находится амбулатория и аптека.

До Великой Октябрьской революции на территории современной Калмыкии не было никакой промышленности. С первых же дней существования автономной Калмыкии там стали расти различного рода производства, главным образом мелкие.

До революции даже продукция рыболовства не перерабатывалась на месте улова, а вывозилась в Астрахань. За годы второй пятилетки в Лагани построен крупный рыбоконсервный комбинат, являющийся одним из самых мощных в Союзе. При полной нагрузке комбинат может выпускать до 14 млн. банок консервов. В 1937 году рыбная промышленность Калмыкии дала 231 тыс. ц рыбной продукции и 1 147 тыс. банок консервов.

Другие отрасли промышленности не получили сколько-нибудь широкого развития. На втором месте в Калмыкии стоит промышленность стройматериалов. В Элисте, в Канукове и других местах создан ряд предприятий по производству кирпичей и других материалов для строительства. Всего в КАССР 7 кирпично-черепичных заводов, 1 известковый и 1 алебастровый. В 1937 г. выработано 9,3 млн. штук кирпича, 0,3 млн. шт. черепицы, 1,9 тыс. т извести. В Элисте, Канукове и Лагани выросли предприятия по ремонту автомобилей и тракторов (Элиста), речных судов (Кануково). В Элисте находится ряд предприятий пищевой и швейной промышленности. В Элисте, Канукове и Лагани имеются электростанции. В промышленности Калмыкии работают мастера, техники и инженеры из калмыков.

Транспорт всегда был узким местом Калмыкии. Еще и теперь Калмыкия не имеет железнодорожного транспорта. Но революция уже успела обогатить Калмыкию такими видами транспорта, как водный и автомобильный. По реке Волге и Каспийскому морю, от Канукова до Лагани и дальше до самой границы Оржоникидзевского края ходит значительное количество пассажирских пароходов, баржей, буксиров, катеров, связывающих все районы и пункты юго-восточной Калмыкии. Особенно крупную роль ныне играет автотранспорт Калмыкии. Целый ряд крупных автотранспортных магистралей связывает все районы Калмыкии. Дорога Кануково-Яшкуль-Элиста-Приютное-Дивное пересекает Калмыкию с востока на запад, от Волги до железных дорог Северного Кавказа. Несколько дорог идут от Канукова к Северному Кавказу, с севера на юг.

Дореволюционная история калмыцкого народа — это история его вырождения. На протяжении многих столетий калмыцкий народ вырождался и катастрофически убавлялся. Особенно катастрофический характер это вырождение калмыцкого народа приняло за последние столетия (см. калмыки). Не случайно ученые этнографы, побывавшие до революции в калмыцких степях, в один голос заявили, что через несколько десятков лет слово «калмык» останется только в литературе, реальных же калмыков не останется. Вымирающее калмыцкое население, разъедаемое бытовыми болезнями, до революции было поголовно неграмотно, до крайности невежественно.

В годы, предшествующие революции, население Калмыкии систематически уменьшалось. В 1897 году на территории Калмыкии (без Западного улуса) числилось 131 тыс. душ, в 1903 г. — 126 тыс., в 1907 г. — 122 т., в 1911 г. — 118 т., в 1915 г. — 114 т., в 1917 г. — 111 т., то есть за 20 лет население уменьшилось почти на 15%.

Великая Октябрьская социалистическая революция возродила Калмыкию. Поставленное в благоприятные экономические, правовые, культурные и бытовые условия, население Калмыкии стало количественно расти и менять свое профессиональное и бытовое лицо. После окончания гражданской войны в Калмыкии население из года в год увеличивается: в 1920 году на территории Калмыкии числилось 142,3, тыс. душ, в 1926 г. — 151,2, в 1928 г. — 161 2 т., в 1931 г. — 180,3 т., то есть за 10 лет население увеличилось почти на 27%. На 1/I 1933 года население Калмыкии составляло 185 тыс. душ. Появилось и быстро растет городское население. До начала пятилеток на территории Калмыкии городов не существовало. В центре республики, городе Элисте, на 1/I 1927 г. числилось 7,3 т. жителей, на 1/I 1936 г. число жителей достигло 10,8 тыс. душ. Появились фабрично-заводские рабочие и всевозможные специалисты из коренной национальности: врачи, педагоги, техники, агрономы, экономисты, инженеры, юристы, научные работники и т. д. Вместо прежних кибиток население ныне живет в культурных, светлых домиках. По своему национальному составу население Калмыкии представляет следующую картину (на 1/I 1933 г.): калмыков — 75,6%, русских — 10,7%, украинцев — 10%.

Совершенно изменился культурный облик республики. По грамотности калмыки до революции были одним из самых отсталых народов России. В 1913 году грамотных среди калмыков было 2,3%, а женщины калмычки были сплошь неграмотны. На всей территории теперешней КАССР было в 1913 г. 30 школ, в которых обучалось 629 детей. Школы эти преследовали не просветительные цели, а служили средством русификации и насаждения православия. Почти все школы были организованы при миссиях и церквах. Обучение велось исключительно на русском языке, которого дети сплошь и рядом не понимали. Употребление родного языка детям в школах запрещалось. С первых же лет революции проявилась тяга населения к просвещению. Уже в 1920/21 году в Калмыцкой области было 43 школы первой ступени с 5 760 учащимися, а в 1922 г. число школ первой ступени достигло 82, число учащихся в них 7 540, кроме того имелось уже 2 школы второй ступени с 125 учащимися. В 1920/21 году впервые в Калмыкии организуется педагогический техникум для подготовки учителей из коренной национальности. В это же время были организованы сельскохозяйственный техникум и совпартшкола. К началу первой пятилетки (в 1927/28 г.) в Калмыкии было уже 135 школ первой ступени (8 660 учащихся), одна школа второй ступени (80 учащихся) и 6 семилеток (1 040 учащихся). В 1928/29 г. 40% детей было охвачено обучением, в то время как в 1917/18 г. школы охватывали лишь 5-6% детей. С 1924/25 г., после подготовки соответствующих кадров, в школах Калмыкии начинает вводиться преподавание на родном языке учащихся. Еще больших успехов развитие образования достигло за годы двух пятилеток. В 1937/38 г. в КАССР было 206 начальных школ, 32 неполных средних и 7 средних, в которых обучалось 28,5 тыс. детей. В Калмыкии имеется теперь 5 техникумов и рабфаков. Значительное распространение получило и дошкольное воспитание и школы по ликвидации неграмотности среди взрослых. В результате такого развития школьной сети теперь дети школьного возраста почти на 100% охвачены школой; среди взрослого населения в 1937 г. считалось 86% грамотных.

Распространению просвещения среди населения способствует и ряд культурно-просветительных учреждений, которых до революции не было совершенно. В 1938 году в Калмыкии было 104 избы-читальни, 35 библиотек, 96 колхозных клубов и др. До революции в Калмыкии совершенно не издавалось газет; в 1938 году было 15 республиканских, улусных и других газет. Начинает развиваться и издание книг на калмыцком языке. В 1936 г. было издано на калмыцком языке 40 книг с общим тиражом в 201 тыс. экземпляров. В 1938 году для калмыцкого языка вместо латинского был введен русский алфавит.

Распространение культуры сказалось и в коренном изменении положения женщины-калмычки. До революции калмычка считалась в семье существом низшего порядка, являлась предметом купли и продажи. Теперь женщина-калмычка наравне с мужчиной строит социалистическую жизнь. По неполным данным в 1937 году в колхозах было 36 женщин-бригадиров животноводческих бригад, 12 женщин, заведующих фермами, 5 бригадиров по растениеводству и др.

Коренной реорганизации подверглась в Калмыкии и постановка здравоохранения. В 1900 году на территории Калмыкии было всего 3 больницы, в настоящее время число больниц достигло 28 с 550 койками. Врачебных амбулаторий не существовало, теперь имеется 21 врачебный и 66 фельдшерских пунктов. Во всей Калмыкии до революции было 3 врача и 21 средний медицинский работник, в 1938 году насчитывалось 79 врачей, 240 человек среднего медицинского персонала. Никаких учреждений по борьбе с социальными болезнями до революции не было; теперь в КАССР 9 вендиспансеров, 23 трахоматозных пункта, 10 малярийных станций-пунктов и др. Число больных трахомой за советское время снизилось на 75%; значительно уменьшилось и заболевание другими социальными болезнями.

Номер тома57
Просмотров: 26

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я