Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 36. Орджоникидзевский край.

Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 36. Орджоникидзевский край. В дореволюционное время территория, занимаемая Орджоникидзевским краем, в значительной части входила в состав Ставропольской губернии (см.). За исключением западной части Медвеженского уезда и Больше-Дербетовского улуса, территория этой губернии входит в Орджоникидзевский край и составляет около половины его площади. Кроме того, в состав края из бывшей Кубанской области вошел Баталпашинский отдел, из Терской области — Пятигорский, часть Моздокского и (с 1938 г.) Кизлярский округ. В 1924 году указанная выше территория была включена в состав образованного тогда Северо-Кавказского края, который в то время занимал огромную территорию от Верхнего Дона до Главного Кавказского хребта и Каспийского моря. В феврале 1934 года северо-западная половина Северо-Кавказского края была отделена и организована как самостоятельный Азово-Черноморский край. После утверждения (5/ХІІ 1936 г.) Сталинской конституции СССР из состава Северо-Кавказского края были выделены Дагестанская, Северо-Осетинская, Чечено-Ингушская и Кабардино-Балкарская АССР, и край получил те границы и размеры (78,2 тыс. кв. км), какие он имел до февраля 1938 года, когда к Орджоникидзевскому краю был присоединен Кизлярский округ, образованный из пяти районов, до этого входивших в состав Дагестанской АССР, расположенных по левому берегу Терека (Ачикулакский, Каясулинский, Караногайский, Кизлярский и Шелковский). Переименование Северо-Кавказского края в Орджоникидзевский состоялось по постановлению ЦИК’а СССР от 13/III 1937 года. Центром Северо-Кавказского края (после выделения из него Азово-Черноморья) являлся Пятигорск; в 1937 году центр Орджоникидзевского края переведен в Ворошиловск (бывший Ставрополь, переименованный 27/I 1935 г. в ознаменование XV годовщины освобождения Ставрополья от белых).

Географически Орджоникидзевский край занимает центральную и восточную части Северного Кавказа. Северную границу края составляет Манычская впадина, а южную — Главный Кавказский хребет. На западе Орджоникидзевский край граничит с Краснодарским краем, на северо-западе — с Ростовской областью, на севере и северо-востоке — с Калмыцкой АССР, на востоке омывается Каспийским морем, на юге граничит с Дагестанской, Чечено-Ингушской и Кабардино-Балкарской АССР и на юго-западе — с Абхазской АССР.

В состав Орджоникидзевского края входят две автономные области: Карачаевская и Черкесская. Размеры территории Орджоникидзевского края — 101,5 тыс. кв. км (в том числе Карачаевская автономная область — 9,9 тыс. кв. км, Черкесская автономная область — 3,3 тыс. кв. км и Кизлярский округ — 23,3 тыс. кв. км). Количество населения по переписи 1939 года — 1 949 340 человек (в том числе Карачаевская автономная область — 149,9 тыс. чел. и Черкесская автономная область — 92,5 тыс. чел.); из общего количества — 394 469 человек составляют городское население и 1 554 871человек сельское. По сравнению с другими районами Северного Кавказа и Нижнего Дона Орджоникидзевский край имеет наименьшую плотность населения (19,2 чел. на 1 кв. км) и наиболее высокий процент населения, живущего в сельских местностях (79,8%).

Указанное выше географическое положение Орджоникидзевского края определяет и основные особенности его физического строения и природы. На протяжении 300 с небольшим километров (по прямой с севера на юг) полупустынная и безводная приманычская степь сменяется сначала волнистым рельефом Предкавказья, переходящим затем в предгорья и в мощные горные цепи Главного Кавказского хребта. Юго-западный угол Орджоникидзевского края в пределах Карачаевской автономной области упирается в высочайшую вершину Большого Кавказа — потухший вулкан Эльбрус (5 629 м). Здесь же находится один из самых высоких перевалов — Клухорский, лежащий на высоте 2 816 м по Военно-Сухумской дороге, между верховьями рек Кодора и Теберды. В этой части Кавказского хребта берут свое начало реки, составляющие бассейн реки Кубани (Теберда, Б. Зеленчук, М. Зеленчук и их притоки).

Предкавказская часть края в большей своей части заполнена Ставропольской возвышенностью, представляющей широкое и пологое сводовое поднятие. К югу от него находится своеобразный, вулканический по своему происхождению, Минераловодский, или Пятигорский район, с резко поднимающимися среди холмистого рельефа вершинами — Бештау, Железная, Машук, Развалка и др. К северу и востоку ставропольское плато сменяется степным ландшафтом, тянущимся до Каспийского моря. Если исключить область Кавказского хребта с обильными осадками, то остальная часть Орджоникидзевского края в климатическом отношении может быть подразделена на три зоны: а) зона предгорий с годовой суммой осадков 600-800 мм, б) ставропольское плато с осадками 400-600 мм в год (в Ворошиловске и всей верхней части плато свыше 600 мм) и в) приманычская и кумско-терская зоны, где годовая сумма осадков опускается ниже 400 мм. Таким образом, в своих северной и восточной частях Орджоникидзевский край входит уже в область засушливого юго-востока (ср. Ставропольская губерния, XLI, ч. 4, 306/11).

Почвы и растительность северной и восточной частей края характерны для всей прикаспийской низменности. Здесь преобладают светло-каштановые почвы, сменяющиеся к востоку солончаками, солонцами и песками Прикаспия. В центральной части преобладают темно-каштановые почвы, сменяющиеся, по мере приближения к Ворошиловску и южнее его, черноземами. По характеру растительности большая часть края представляет собою разнотравно-злаковую и ковыльно-полынную (к северу и востоку) степь, в Кизлярском округе на больших пространствах преобладает полупустыня. Леса встречаются лишь в предгорьях да в верхней части Ставропольской возвышенности.

Появление русского земледельческого населения на территории Орджоникидзевского края относится к концу XVIII и началу XIX веков. Особенно усилился прилив переселенцев после завоевания Кавказа русскими и после отмены крепостного права, то есть во второй половине прошлого столетия. Быстрый рост русского переселения повлек за собой все большее оттеснение коренного населения — черкесов, карачаевцев и др. в горы; туркмен, ногайцев, калмыков, которые раньше свободно кочевали в предкавказских степях, — за Маныч и к Каспийскому морю. В районах с исключительно кочевым скотоводством появляется и начинает быстро расти земледельческое хозяйство. Однако, как и на всем юге и юго-востоке Европейской России, земледельческое хозяйство, получившее особенно быстрое развитие в 70-х и 80-х годах, носило здесь колониальный характер. Об этом, как отчасти уже упоминалось выше в ст. Краснодарский край (стб. 37), писал В. И. Ленин в «Развитии капитализма в России» следующее: «Этот интересный факт громадного роста земледельческого производства в описываемом районе объясняется тем, что степные окраины были в пореформенную эпоху колонией центральной, давно заселенной Евр. России. Обилие свободных земель привлекало сюда громадный приток переселенцев, которые быстро расширяли посевы» (Ленин, Соч., 3 изд., т. III, стр. 194).

Переселение шло главным образом из центральных земледельческих губерний России и из Украины. Этим определился и национальный состав населения. По переписи 1920 года, отразившей национальный состав населения предреволюционного времени, на территории Орджоникидзевского края (в границах 1937 г.) было сельского населения 1 319,8 тыс. человек (всего населения 1 537,6 тыс. чел.), из них русских — 1 024 тыс. человек, украинцев — 329,4 тыс. человек; за ними следуют черкесы, карачаевцы, немцы и пр. Особую группу, выделенную в настоящее время в национальный район, представляют туркмены. Кизлярский округ заселен преимущественно русскими и ногаями, живущими главным образом в центральной и северо-западной части округа.

Вследствие позднего заселения края здесь почти не было крепостного права, помещичьего хозяйства, и сравнительно слабо было распространено частное землевладение. Земледелие носило с самого своего появления торговый характер, возникновение и быстрый рост его здесь являлся, как указывалось выше, результатом капиталистического развития России. Этим определился и характер социальных отношений и классовой борьбы в крае в дореволюционное время. Господствующее положение занимали здесь представители торгового земледелия — крупные посевщики, скупщики хлеба, овцеводы и сильное деревенское кулачество. Им противостояли десятки тысяч безземельной бедноты, батрачества, в большинстве из «иногороднего», то есть из переселившегося позднее и не наделенного землей населения. Ожесточенная классовая борьба, продолжавшаяся в течение многих десятилетий, затянулась надолго и после Октябрьской революции. «Иногороднее» население Ставропольской губернии приняло активнейшее участие в борьбе за советскую власть; оно давало прекрасные пополнения Красной армии, в частности Конной армии Буденного; из его рядов выдвинулись многие выдающиеся командиры.

Земледелие носило в крае зерновой экстенсивный характер и росло за счет распашки все новых и новых земель. Скотоводческое хозяйство, в частности овцеводство, было оттеснено на малопригодные для земледелия пространства между Манычем и Кумой и между Кумой и Тереком, на территорию теперешнего Кизлярского округа. Насколько быстро росла распашка новых земель, видно из следующих цифр: в Ставропольской губернии в 1898 году на 100 га всей земли приходилось 23,1 га посева, в 1905 г. — 50,9 га посева, в 1913 г. — 82,3 га. Одностороннее развитие зерновых посевов, главным образом пшеницы и ячменя, полное отсутствие севооборотов, отсталая, хищническая техника земледелия повели за последнее десятилетие перед войной к падению урожаев. В Ставропольской губернии за 8 лет, 1898-1905 гг., пшеница давала по 42 пуда, ячмень — 54 пуда в среднем, а за следующие 8 лет, 1906-1913 гг., урожайность пшеницы снизилась до 30 пудов, ячменя — до 39 пудов с десятины. Одновременно шло быстрое уменьшение количества скота. Количество овец за 1903-13 годы сократилось на 40%, крупного рогатого скота — на 7,8%, свиней — на 7,7%.

Длительная гражданская война, развернувшаяся на территории края, а затем исключительно засушливый 1921 год, повели к сокращению посевной площади во всем бывшем Северо-Кавказском крае в 1922 г. до 51,4% довоенной, количества скота — до 37,3% довоенного. К 1928 году посевная площадь поднялась до 77,6% довоенной. Однако, единоличному хозяйству не удалось довести производительность полей до довоенного уровня. Валовой сбор хлебов в 1927 г. составлял 67,4% довоенного, а пшеницы всего 51,6%. Урожайность была ниже довоенной на 15%.

Коренная реконструкция техники земледелия и животноводства, решительная и победная борьба за урожай начались со строительства совхозов и роста коллективизации хозяйства. В колхозах в 1927 году состояло менее 7% крестьянских дворов, а в 1936 году уже 94%. На 1/VІІ 1938 года в Орджоникидзевском крае (в новых границах) было коллективизировано 95,9% крестьянских хозяйств и 99,7% посевной площади колхозно-крестьянского сектора. Получившие широкое развитие в Орджоникидзевском крае совхозы имели в 1938 г. 402,6 тыс. га посевов (во всех государственных хозяйствах было 451,6 тыс. га посевной площади). Эти факты уже сами по себе означают коренную реконструкцию всего сельскохозяйственного производства. Накануне развернутой борьбы за коллективизацию, в 1928 году, 41,5% крестьянских хозяйств Северного Кавказа не имели никакого сельскохозяйственного инвентаря и 56% — никакого пахотного инвентаря; безлошадных хозяйств было 48,4%, без всякого рабочего скота — 36,8%. Лишь 23,4% хозяйств имели возможность целиком своими орудиями и своим скотом обработать землю. Вместе с тем кулацкая группа, составлявшая всего 5,9% хозяйств, обладала 30% с лишним всего сельскохозяйственного инвентаря. Теперь, благодаря обобществлению средств производства, это неравенство отдельных социальных групп полностью уничтожено. Одновременно с обобществлением сельскохозяйственного инвентаря началось чрезвычайно быстрое увеличение количества внедряемых в хозяйство колхозов сельскохозяйственных орудий. Особенно интенсивно механизация сельскохозяйственных работ шла во второй пятилетке. На 1/VІ 1933 года в Орджоникидзевском крае (без Кизлярского округа) было 94 МТС, обладавших 3 243 тракторами. На 1/I 1938 г. количество МТС равнялось 120, а число тракторов у них увеличилось до 8 919, общей мощностью в 160,7 тыс. лошадиных сил. С 1934 до 1937 года число комбайнов возросло на 708,4%, достигнув 2 581 штук, а на 1/I 1938 г. МТС края имели уже 3 414 комбайнов и кроме того 1 279 грузовых автомашин и тысячи других сельскохозяйственных машин. За вторую пятилетку обслуживание колхозов машинно-тракторными станциями увеличилось больше чем в два раза. В 1937 году 99,4% колхозных посевов края обрабатывались MTС. В конце 1936 года из 319,7 тыс. лошадиных сил энергетических ресурсов, которыми располагали колхозы края (без Кизлярского округа), 74% приходилось на механические двигатели. В не меньшей степени вооружены машинами и совхозы края.

Благодаря почти полной ликвидации мелких единоличных хозяйств и окончательному укреплению социалистических форм труда при громадной механизации, за вторую пятилетку были значительно расширены посевные площади Орджоникидзевского края, увеличившиеся с 2 856,7 тыс. га в 1913 г. до 3 135,8 тыс. га в 1938 г.; 82,8% всех посевных площадей в 1938 году принадлежало колхозам и 14,4% — государственным хозяйствам.

Важнейшая задача социалистического земледелия в крае заключалась не столько в расширении посевных площадей (за исключением отдельных частей края, как, например, Карачай), сколько в агротехнической реконструкции полеводства, в целях получения высоких урожаев и использования всех возможностей по разведению новых культур.

Главнейшие изменения в организации полеводства, по сравнению как с довоенным временем, так и с периодом господства единоличного хозяйства после революции, заключаются в рационализации состава культур. В 1913 г. в Орджоникидзевском крае, в современных его границах, 2 670,5 тыс. га, то есть 93,5% всех посевов приходилось на зерновые и бобовые культуры. При таком исключительно одностороннем направлении полеводства никакой речи о правильной агротехнике, севооборотах, высоких урожаях и т. д. не могло быть. В 1938 году площадь под зерновыми и бобовыми в Орджоникидзевском крае уменьшилась до 2 103,2 т. га, составив всего 67,1% всех посевов, снизив, таким образом, свой удельный вес на 26,4%. В то же время в громадной степени увеличились посевы технических, овощебахчевых и особенно кормовых культур. Технические культуры в 1913 году занимали в Орджоникидзевском крае всего 118,2 т. га, то есть 4,1% всех посевов. Больше половины всех посевов технических культур приходилось на подсолнечник (61,2 т. га). В 1938 году посевные площади под техническими культурами в сравнении с 1913 г. увеличились в 3 с лишним раза, заняв 374,7 т. га, то есть почти 12% всех посевов края. Основной технической культурой и теперь остается подсолнечник, посевы которого увеличились в сравнении с 1913 г. в 2,6 раза, заняв 162,6 т. га, но удельный вес его посевов среди всех технических культур снизился до 43,4%. Подсолнечник для большого количества районов Орджоникидзевского края является почти новой культурой; до революции в более или менее значительных размерах подсолнечник сеялся только в Баталпашинском и Пятигорском отделах. На втором месте среди технических культур стоит в настоящее время хлопчатник: в 1938 г. площадь его в крае достигала 125,5 тыс. га. По посеву хлопчатника Орджоникидзевский край занимает первое место в РСФСР (44,1% посевов хлопчатника РСФСР); в 1938 году его посевные площади составляли 6% хлопковых посевов в СССР. Значительный удельный вес среди посевов хлопчатник имеет в Кизлярском округе, особенно в Ачикулакском, Шелковском и части Кизлярского района, которые были одними из основных хлопководческих районов Дагестанской АССР. Вместе с тем культура хлопчатника проникла в значительных размерах и в центральную часть Орджоникидзевского края. До революции же, да и в первое десятилетие после революции, не только у населения, но и в среде агрономических работников существовало убеждение, что культивировать в крае хлопок по климатическим условиям невозможно. Среди других новых для края технических культур значительное место занимают: южная конопля (4,3 т. га), клещевина (40,3 т. га, 23,2% всех посевов клещевины в РСФСР), соя (8,6 т. га), лекарственные и эфиромасличные (9,8 т. га) и др. Почти отсутствовали в крае и посевы кормовых трав и вообще кормовых культур, занимавших в 1913 г. лишь 10,5 га, а в 1938 году под кормовыми культурами было 559,9 тыс. га, или 17,9% всей посевной площади. Увеличились посевы картофеля и других овощей, а также бахчевых.

Все это свидетельствует о громадных сдвигах в организации полеводства, имеющих огромное и разностороннее значение. Помимо оздоровления агротехники, это означает улучшение организации и использования труда колхозника, улучшение его продовольственной базы, поднятие производительности труда и доходности колхозного хозяйства.

Техническая и организационно-хозяйственная рационализация земледелия, приведшая к значительно лучшей обработке земли и сокращению сроков посевных работ, повела к повышению урожайности, особенно во вторую пятилетку. Так, в Ставрополье средняя урожайность во второй пятилетке увеличилась на 40%. Во всем Орджоникидзевском крае в 1934 году было собрано пшеницы в среднем 9,9 ц с га, а в 1937 году — 11,3 ц. В ряде районов урожайность повысилась еще больше: так, в Ипатовском районе в 1934 г. собрано было по 7,4 ц с га, а в неблагоприятном в климатическом отношении 1938 году — 16,9 ц, в Минераловодском районе сбор повысился с 3,9 ц до 15,7 ц. 1936 год по климатическим условиям был в крае исключительно неблагоприятным: с весны — необычайно сильные ветры с земляными бурями, причинившие огромный вред посевам, летом — засуха. Тем не менее, в большинстве колхозов был получен удовлетворительный, а во многих случаях хороший урожай. Так, в сильно пострадавшем от засухи Петровском районе в колхозе «За пятилетку» получили урожай озимой пшеницы со всей площади по 20 ц с га, а с площади в 10,5 га по 26 ц. В Гофицком районе в колхозе им. Грачева получили озимой пшеницы с площади в 46 га по 23,2 ц на га, а со всей площади колхоза в среднем — по 13,2 ц с га. В том же Гофицком районе в колхозе «Власть советов» с 85 га получено по 23,3 ц озимой пшеницы, в Евдокимовском районе в колхозе «Путь к социализму» — с 90 га по 22 ц. Эти примеры можно бы значительно продолжить. В своих выступлениях, статьях и книгах передовые колхозники края указывали, что особое значение в борьбе за урожай в 1936 году имела речь товарища Сталина о необходимости добиться 7-8 млрд. пудов хлеба в год. Яркие примеры борьбы за урожай приведены в книжке «Секреты агротехники» (Пятигорск, 1937), написанной звеньевой колхоза «Красный колос». Нет нужды доказывать, что ни звена, как первичной ячейки организованного труда в колхозе, ни звеньевой, женщины, которая не только блестяще организовала работу, но и сумела рассказать об этом в книге, ни такого трудового энтузиазма, ни таких, наконец, урожаев в прежних условиях не могло быть. Все это — яркие явления эпохи, когда в сельском хозяйстве восторжествовал социализм.

Следует еще отметить успехи передовых колхозов края в получении высоких урожаев хлопка. В первые годы появления этой новой для края культуры урожаи получались повсюду низкие, в лучшем случае 1-2 ц с га. Противники хлопководства в новых районах, утверждения которых о невозможности вызревания хлопка на Северном Кавказе были разбиты, выдвинули новую теорию о том, что в этом районе и не может быть получено высоких урожаев. Действительность опровергла и эту «теорию». Теперь в Орджоникидзевском крае удается получать и на богарных и на поливных землях такие урожаи, которые до колхозного строя считались неплохими и в соответствующих районах Средней Азии.

Терские, прикумские районы края, а также ряд других районов степной зоны (Петровский, Ворошиловский, Невинномысский, Либкнехтовский, Спицевский и др.) выделяются развитием плодоводства, в том числе виноградарства. В первые годы установления колхозного строя этой отрасли сельского хозяйства не уделялось достаточного внимания. С начала второй пятилетки колхозы широко развернули работы по восстановлению старых и закладке новых садов и виноградников.

Не меньшие сдвиги и перемены произошли и происходят в области животноводства. Здесь коллективному хозяйству приходится вести борьбу также в двух направлениях — за количество и за качество скота. Качество скота в прежнем хозяйстве было чрезвычайно низкое, количественно поголовье сильно пострадало в годы кулацкого сопротивления коллективизации хозяйства. В 1936 году в Орджоникидзевском крае (без Кизлярского округа) было 813,3 тыс. голов крупного рогатого скота, такое же примерно количество, какое было здесь в 1917 г. (в Ставропольской губернии, без Медвеженского уезда и др., не вошедших в край частей, но включая Баталпашинский и Пятигорский отделы, было 846 тыс. голов). Основной породой крупного рогатого скота, посредством которой здесь ведется улучшение качества стада, является краснонемецкая, появившаяся в крае в 60-х годах XIX века, но большого распространения в прежнее время не получившая. Крупную роль в массовом ее распространении сыграли сельскохозяйственные коммуны, организованные в 1920-21 годах в Минераловодской районе, — им. Шаумяна и «Пролетарская воля», но планомерная широкая работа по улучшению племенного состава скота началась только в последние годы. В феврале 1935 года оформлена организация Минераловодского государственного племенного рассадника крупного рогатого скота краснонемецкой породы, в район деятельности которого входят Минераловодский и Георгиевский районы, а также ферма колхоза «Пролетарская воля» Зеленчукского района. Динамика количества скота в районе племрассадника была такова: 1934 г. — 18 118 голов, 1935 г. — 25 062 головы, 1936 г. — 30 729 голов. Таким образом, за три года поголовье почти удвоилось. В целом по краю удельный вес скота краснонемецкой породы составляет 3,9%.

Сильно развито в Орджоникидзевском крае овцеводство. Если по крупному рогатому скоту край (в старых границах) имел на 1/I 1938 года 1,8% от всего поголовья этого скота в СССР, а по количеству свиней — 1,5%, то по овцам удельный вес Орджоникидзевского края поднимается до 4,1%. Общее количество овец в крае летом 1936 г. достигало 2 182,9 тыс. голов. В этом отношении Орджоникидзевский край уступал первое место в СССР только Дагестану (до выделения Кизлярского округа), Башкирии и Западно-Сибирскому краю (до его разделения). Главными овцеводческими районами, наряду с Карачаем, являются крупные районы северо-восточной части края — Арзгирский и Левокумский. В этих районах и до революции количественно овцеводство было сильно развито. В Ставропольской губернии (без Медвеженского уезда и Ачикулакского приставства) в 1916 г. было 1 829 тыс. голов овец. В Кизлярском округе, где скотоводство — главнейшая отрасль сельского хозяйства, основным видом скотоводства является овцеводство; количество овец в округе за последние три года (1935-1938) увеличилось в 2,8 раза.

До революции по Куме и Манычу, до самого Каспийского моря и Терека, паслись тысячные отары миллионеров-овцеводов, «королей шерсти»; однако, как не похожа их серая чесоточная баранта на современные колхозные отары великолепных рамбулье и каракулевых овец, управляемых колхозниками-чабанами, культурными, опытными, любящими свое дело людьми. Жестокой эксплуатации подвергались тогда и со стороны хозяина, и со стороны старшего чабана подпаски и «арбичи» — подростки, взятые «на выучку» из бедняцкой семьи или вовсе безродные. В рваном тулупчике, грязный, прокопченный дымом арбич возился в курной землянке-норе, готовя пищу, терпя постоянные побои. Теперь в колхозе все подростки учатся в школах. Их заменили старики или женщины. От арбича теперь требуется не только чистота и уменье приготовить пищу, но и уменье почитать вслух книгу и газету. Теперь не редкость уже встретить чабана, который прошел курсы и умеет обращаться с микроскопом, шприцем, микрошприцем и другими точными приборами и инструментами, употребляемыми на современной колхозной овцеводческой ферме, так же, как с герлыгой (посохом). Ряд овцетоварных ферм перешел за последние годы от разведения метисов к чистопородному тонкорунному овцеводству; таков, например, колхоз имени Сталина (село Урожайное), получивший в 1936 году больше миллиона рублей дохода, из которых 80% от овец. Место прежнего хищнического хозяйничанья миллионеров-самодуров и темных кулаков-овцеводов заняло высококультурное колхозное овцеводство, применяющее искусственное осеменение, травосеяние, электрострижку, выстроившее среди степей овчарни и баранники-дворцы. В 1935 году в крае организован Левокумский государственный племенной рассадник мериносовых овец, обслуживающий Арзгирский, Левокумский, Наурский районы и овцеводческую ферму «Терек» Моздокского района. На рассадник возложена задача создать в ближайшие годы сплошной массив высокоценных племенных мериносовых (тонкорунных) овец, улучшать породу, снабжать племенным материалом другие части края и другие районы нашей страны. Количество овец в районе его деятельности возросло с 194 тыс. в 1934 г. до 287 тыс. в 1936 году. Мериносовые овцы в этом поголовье составляют 39,3%, метисы — 55% и грубошерстные — 5,7%. Улучшение поголовья началось здесь еще с 1931 г. Овечьи стада ферм укомплектовывались в порядке обобществления овец и состояли первоначально преимущественно из грубошерстных овец и метисов, не отличавшихся высокой продуктивностью. В настоящее время на пунктах искусственного осеменения, ставших основой дальнейшего количественного роста и качественного улучшения овец, оставлены только высокоценные элитные бараны типа рамбулье и лишь незначительное количество новокавказских. В 1935 году в госплемрассаднике освоена техника искусственного осеменения овец. В колхозе «Свободный труд» Арзгирского района были искусственно осеменены одним бараном (асканийским рамбулье) 3 454 овцематки. В 1936 году в том же районе 6 мериносовыми баранами-улучшателями, проверенными по потомству, осеменено 43 тыс. овцематок (в то время как в 1932 г. на одного барана приходилось 125-150 осемененных овце-маток). В результате всех этих мероприятий произошло значительное увеличение качественных показателей. В 1931 году, при организации овцеферм, настригалось с головы 4,5-5 кг, при выходе ее 25-28%, а в 1936 году бараны дали по району племрассадника в целом 10,7 кг, матки — 8,3 кг, ярки — 6,7 кг шерсти при выходе 32%.

Рост шерстной продуктивности овец не мог не отразиться и на доходности колхозов. В районе деятельности госплемрассадника имеются такие колхозы, как «Красный буденновец» Левокумского района, колхоз «9 января» Арзгирского района и ряд других, получивших за одну только шерсть, сданную государству, свыше 2 млн. рублей. Растет вывоз племенных баранов за пределы района (в 1934 г. — 125 гол., в 1935 г. — 230 гол., в 1936 г. — 3 260 гол., в том числе за пределы края 1 946 гол.). Левокумский госплемрассадник получает в овцеводческом деле широкую общесоюзную известность. За выдающуюся работу в этом важном государственном деле несколько чабанов и других работников района награждены орденами.

Важное значение в организации и технике овцеводства в крае имеет время окота. Обычный в прежнее время апрельский окот имеет большие неудобства, так как в апреле здесь очень часто стоит ветреная и холодная погода, быстро сменяющаяся сильной жарой, иссушающей пастбища как раз к тому времени, когда ягненок начинает есть траву. Это замедляет нормальное развитие ягнят и делает их менее устойчивыми ко всякого рода заболеваниям. Поэтому в колхозах края ведется борьба за организацию раннего окота, в феврале-марте. Для этого строятся специальные утепленные, светлые кошары, заготавливается лучшее сено, широко применяется искусственное осеменение и т. д. Овцеводческая ферма колхоза «Красный буденновец» Левокумского района, имеющая стадо в 32 тыс. голов овец, добилась в этом деле больших успехов и получила премию на всесоюзном конкурсе за образцовую организацию хозяйства.

За годы второй пятилетки значительно выросло поголовье всех видов скота в крае: с 1934 по 1938 годы поголовье лошадей увеличилось на 24,3%, крупного рогатого скота — на 48,8%, овец — на 76,6%, свиней — на 76,6%. Особенно быстро росло стадо колхозов, в котором за те же годы количество крупного рогатого скота выросло на 96,5%, количество овец — на 171,6%. В соответствии с таким ростом общего поголовья значительно увеличилась и обеспеченность скотом крестьянских хозяйств. На 1/I 1938 года на 100 колхозных дворов Орджоникидзевского края приходилось голов скота:

Развитие земледелия и скотоводства чрезвычайно увеличило доходы колхозов и колхозников и в корне изменило всю их жизнь; так, например, все колхозы Наурского района в 1934 году получили около 3 млн. рублей дохода, а в 1938 г. — 17,3 млн. рублей. В 1934 году в районе было 30 тыс. тонкорунных овец, в 1938 г. — 100 тыс. Только от продажи шерсти колхозы получили 8,3 млн. рублей дохода. В колхозе им. Папанина в 1934 году на трудодень приходилось 1 рубль 33 копейки, в 1937 г. — 6 рублей. Особенно разительно изменилась вся жизнь Караногайского района. Издавна в прикаспийских степях кочевали ногайцы. Царские чиновники, духовенство, собственные баи, владельцы тысячных отар овец и табунов лошадей создали для крестьян-ногайцев такие условия жизни, что беднота массами должна была уходить на заработки в другие районы, главным образом в город Кизляр на работы в садах и виноградниках, где они получали нищенскую плату, едва позволявшую прокормиться. Женщины оставались работать за прокормление у кулаков и баев. На весь район имелась одна только русская школа на 30-40 детей и только одна аптека в с. Терекли-Мектеб, где жили русские чиновники. В результате количество ногайцев с 36 тысяч душ в 1912 г. упало до 10-11 тысяч в 1920 году, когда здесь окончательно установилась советская власть. Теперь в степях Караногайского района укрепились колхозы, особенно поднявшие свое хозяйство за годы второй пятилетки. В 1934 году в колхозах Караногая было 14,6 тыс. голов овец, 1,5 тыс. голов крупного рогатого скота, 0,6 тыс. лошадей. На 1 сентября 1938 года колхозное стадо имело уже 100 тыс. голов овец, 4 тыс. голов крупного рогатого скота, свыше 2 тыс. лошадей. Прежнюю нищету сменила зажиточная жизнь колхозников. Стоимость трудодня колхозника в среднем превышает 10 рублей; например, в колхозе им. Димитрова в 1936 году на трудодень приходилось 6 рублей 25 копеек, в 1937 г. — 14 рублей 12 копеек. В колхозных аулах теперь 24 начальных школы, в которых учатся 1,5 тыс. детей; в районе — 4 неполных средних школы. В районном улусе Терекли-Мектеб построена больница на 25 коек, есть амбулатория, аптеки, в аулах организованы медицинские пункты.

Успешное развитие социалистического земледелия и животноводства встречается в крае с рядом неблагоприятных природных условий. Первое место среди них занимают засухи и суховеи. Суховеи, сопровождаемые земляными, или «черными бурями», повторяются почти ежегодно. Иногда они длятся несколько дней при скорости ветра 20-25 м в секунду и больше. «Черные бури» выдувают пахотный слой на глубину 20-25 см. Посевы при этом погибают на больших площадях. В 1935 году в Буденновском районе засекло и выдуло до 3 тыс. га хлопковых посевов. В 1936 году от суховеев и бурь во всем бывшем Северо-Кавказском крае пострадало 305 тыс. га посевов, из них 77 тыс. га погибло совсем. В целях борьбы с суховеями в настоящее время в крае широко развернуты лесопосадочные работы. В 1936 году в Северо-Кавказском крае (в границах 1936 г.) посажено полезащитных лесных полос 5 200 га (из них более 1/2 приходится на Орджоникидзевский край). В целях ускорения этого дела применяется механизация лесопосадочных работ: в 1937 году в Орджоникидзевский край завезено 110 лесопосадочных машин.

Вторым неблагоприятным моментом является недостаток источников водоснабжения, в особенности в степной части края. Протекающие здесь реки Калаус и Егорлык с их притоками летом почти пересыхают, вода в них становится горько-соленой, для питья непригодной. Грунтовые воды во многих местах тоже или непригодны для питья, или находятся на большой глубине. Лучше дело обстоит с бассейном реки Кумы. Помимо самой Кумы и ее притоков, имеющих горное питание, этот район богат артезианскими водами. Кроме того, значительная часть края между Тереком и Кумой обводняется Терско-Кумской водной системой каналов. Строительство обводнительных систем здесь начато было еще во второй половине прошлого столетия; выстроенные в то время каналы вследствие плохой эксплуатации пришли затем в такое состояние, что давали очень мало воды или совсем бездействовали. За последние годы старая система заново реконструирована, построен ряд новых каналов. Самый большой из них — канал имени Ленина — тянется на 193 км по направлению к Каспийскому морю. Всего за последние годы прорыто 750 км каналов, возведено 9 железобетонных сооружений, построено 129 мостов. Закончилось строительство 106-километрового канала Правобережного и канала Малого Сухопадинского, также огромного сооружения, посредством которого воды реки Баксан отводятся в реку Малку. Закончилось строительство первой очереди Терско-Кумской водной системы. Каналы, проходящие на расстоянии 7-10 км друг от друга через 15 районов Орджоникидзевского края и Кабардино-Балкарии, позволяют обводнить огромную площадь — свыше 400 тысяч га. Многие колхозы начали рыть отводные каналы.

Чрезвычайная нужда населения ряда степных районов в воде видна из следующих цифр: по Дубово-балковскому сельсовету Курсавского района при нормальной годовой потребности в 13 350 куб. м воды население удовлетворено не совсем доброкачественной водой в размере 5 000 куб. м, или на 37%, по Красноярскому — на 54%, по другим еще меньше. Затраты на подвоз воды в Невинномысском и Курсавском районах составляют 3 600 тыс. рублей. Безводные районы Ставрополья затрачивают на доставку воды к населенным пунктам и к стадам скота 70% тяговой и до 35% рабочей силы. В 1935 году ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли специальное постановление об обеспечении сельского хозяйства Ставрополья водой. Для осуществления плана водного строительства на местном стоке на 1936 год СНК отпустил 3 535 тыс. рублей. В 1936 году начато строительство 10 водопроводов. Это — огромные сооружения; например, невинномысско-курсавский водопровод имеет протяжение свыше 100 км и снабдит водой 20 населенных пунктов; гофицко-благодарненский водопровод снабдит водой два крупных района с населением в 50,5 тыс. человек. В 1937 году началось строительство шести новых водопроводов, устроено 18 новых водохранилищ, отремонтировано 423 пруда, вырыто 19 артезианских колодцев, устроено орошение на 2 456 га и т. д. За один 1936 год выполнено гидротехнических работ на 8,1 млн. рублей; самим населением вложено 2,4 млн. рублей. 20 мая 1936 года правительством утверждена грандиозная программа работ по устройству Манычского водного пути. В программу этих работ входит переброска в степи Ставрополья и в реку Маныч вод Кубани, устройство для этой цели каналов Кубань-Егорлык, Кубань-Калаус, Егорлык-Калаус. Это не только обводнит и оросит безводные и засушливые степи Ставрополья, но и соединит грандиозным каналом Каспийское и Азовское моря. По докладу товарища Молотова XVIII съезд ВКП(б) постановил, что Невинномысский канал, строительство которого началось в 1936 году по специальному постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР, должен быть закончен в третью пятилетку. Канал этот, помимо питания кубанской водой Манычского водного пути от села Дивное до реки Дона, даст воду для орошения и обводнения степей Ставрополья, занимающих около 6,5 млн. га и составляющих большую часть Орджоникидзевского края. Канал идет от реки Кубань до реки Егорлык, протяжением в 53 км. Еще до окончания строительства канал даст воду территории с сельским населением в 100 тыс. человек и городу Ворошиловску. После поступления кубанских вод в реку Егорлык создастся возможность обводнить около 2,5 млн. га с населением в 500 тыс. человек и 1 млн. голов крупного и мелкого скота. Помимо этого канал явится источником энергии, на которой будут работать проектируемые здесь гидроэлектростанции. В восточной части края большие задачи мелиоративного характера стоят в связи с осушением, обвалованием и одновременно орошением низовьев Терека, а также с наилучшим использованием прикумских и прикаспийских песков. В низовьях Терека за годы революции произведены крупные гидротехнические работы по регулированию Терека (каргалинская прорва) и устройству орошения для посевов риса и других сельскохозяйственных культур. В 1939 году Каргалинский гидроузел сдан в эксплуатацию; этим создана возможность оросить и обводнить 100 тыс. га земель Кизлярского и Шелковского районов.

До революции промышленность в районах, вошедших в состав Орджоникидзевского края, была развита очень слабо; были лишь мукомольные мельницы да кузницы. В 1920 году здесь насчитывалось всего 5 565 промышленных предприятий (из них только 487 с механическими двигателями) с общим числом рабочих не более 15 тысяч человек. В результате советского строительства, в особенности за годы пятилеток, быстро развивается промышленность. Если еще в 1933 году стоимость валовой продукции промышленности края (в границах 1936 г.) достигала 797 млн. рублей, то в 1938 году она оценивалась (на той же территории) уже в 1 074 млн. рублей. Однако, главная часть предприятий по добыче и обработке металлов и нефти сосредоточена в тех частях края, которые находятся в пределах Чечено-Ингушской и других автономных республик, по Сталинской конституции выделенных из состава края. В новых границах Орджоникидзевского края остались, главным образом, предприятия пищевой и легкой промышленности. В Ворошиловске в 1936 году вступили в эксплуатацию обувная и швейная фабрики, в Моздоке — швейная фабрика. Кроме того, в крае развито мукомолье, маслобойная промышленность, шерстомойные предприятия (крупная шерстомойка, имеющая свыше 1 000 чел. рабочих, построена за последние годы в ст. Невинномысской), консервная промышленность, виноделие (Буденновский район, Кизлярский округ и др.). При этом преобладающей отраслью промышленности является пищевая. Например, в 1935 году в крае было всего 4 предприятия Наркомлегпрома (валовая продукция 3 106 тыс. руб.) и в то же время 169 промышленных предприятий Наркомпищепрома (53 729 тыс. руб. валовой продукции). Производительность труда на одного рабочего поднялась по краю с 10 640 рублей в 1933 году до 20 229 рублей в 1936 году.

Громадных успехов Орджоникидзевский край достиг в деле народного образования. До революции (в 1913 г.) в Ставропольской губернии грамотных насчитывалось лишь 31%. В конце второй пятилетки неграмотность среди населения почти ликвидирована. В 1914 году на теперешней территории Орджоникидзевского края было 82 3 тыс. учащихся в начальных школах и 4,4 тыс. в средних, причем средние школы сосредоточивались в городах, село средней школы не знало. К концу первой пятилетки число учащихся в общеобразовательных школах в Орджоникидзевском крае достигало уже 163,1 тыс. Особенно быстро дело народного образования двинулось в годы второй пятилетки. С 1914 до 1932 года число учащихся увеличилось на 88,1%, а только за пять последних лет на 85,5% — с 189,9 тыс. в 1933 г. до 352 3 тыс. в 1938 году. Особенно большое развитие получили средние школы. В то время как количество неполных средних школ возросло за эти годы на 44,9%, число средних школ увеличилось на 465%. Еще больший рост и числа средних школ и числа учащихся в них получился в сельских местностях, где школьная сеть средних школ с 1932 по 1937 годы возросла в 6 1/2 раз.

До революции в Орджоникидзевском крае почти не существовало специальных средних школ, и не было ни одного высшего учебного заведения. Громадный рост всего народного хозяйства края потребовал подготовки работников высших квалификаций. Это вызвало значительный рост числа вузов и техникумов и количества учащихся в них. В 1934 году в Орджоникидзевском крае было 19 техникумов, в 1938 г. — 31, число учащихся в них повысилось с 3,3 тыс. до 7,5 тыс.; в 1934 г. в крае было 4 вуза с 990 человек учащихся, в 1938 году насчитывалось уже 8 вузов, и число учащихся в них достигло 2 4 тыс. человек. Несравнимо с дореволюционным временем развились политико-просветительные учреждения. В 1914 году впервые на территории края был организован один «Народный дом», и в этом же году существовало 15 небольших библиотек. В 1938 году число массовых библиотек достигло 1 271, с книжным фондом в 1 5 млн. томов. В крае — 53 Дома культуры, 479 изб-читален, 545 колхозных клубов.

Не меньших успехов край добился и в деле организации здравоохранения. В 1914 году на всю Ставропольскую губернию имелось 2 городских врача, 5 уездных, 19 участковых и 56 больничных и вольнопрактикующих, сосредоточенных преимущественно в губернском городе. На 1/I 1938 года в Орджоникидзевском крае было 92 больницы с 3 658 койками, причем 76 больниц с 1 910 койками находилось в сельских местностях. Помимо общих больниц в это же время в Орджоникидзевском крае было 4 специальных родильных дома на 238 коек в городах и 6 на 52 койки в сельских местностях. Кроме того, в селах было 127 колхозных родильных дома на 447 коек. Широко развернулась в крае сеть врачебных амбулаторий и поликлиник (25 в городах и 282 в селах) и постоянных фельдшерских и акушерских пунктов (284 в селах). Число врачей в крае достигло 414 в городах и 169 в селах, среднего медицинского персонала — 201 человек в городах и 816 в селах. В результате поднятия общего благосостояния и культурного уровня населения края значительно снизилась заболеваемость; так, в Северо-Кавказском крае в границах 1937 г. на 1 000 призываемых в армию в 1913 г. было признано негодными по туберкулезу легких 4,05, в 1935 г. — 0,38; по грыже соответственно — 7,75 и 0,89, по трахоме — 3,02 и 0,93, по общему физическому недоразвитию — 7,15 и 0,51. В громадной степени уменьшилась заболеваемость населения края социальными болезнями; так, в 1935 году по отношению к 1927 г. число больных сифилисом (на селе) составило 43,7%, по трахоме — 22,5%, по грыже — 10,6%, по болезням органов дыхания — 33,3%.

Центром Орджоникидзевского края является город Ворошиловск. Прежде это был сравнительно небольшой город (см. Ставрополь). Теперь количество населения в нем (1939 г.) достигает 85 100 человек (против 58,6 тыс. чел. в 1926 г.).

Ворошиловск имеет ряд учебных и лечебных заведений и несколько научно-исследовательских учреждений. На Ворошиловской селекционной станции в течение ряда лет успешно ведутся работы по выведению многолетней пшеницы (в 1936 г. засеяно 5 га). В городе находится зоотехнический институт, имеющий республиканское значение; педагогический институт, фельдшерско-акушерская школа, биологическая фабрика, выпускающая всевозможные сыворотки против заболеваний животных. Большое значение имеют частично эксплуатируемые выходы горючего газа. Намечено соединение Ворошиловска железной дорогой со станцией Невинномысской, что обеспечит по ближайшему направлению связь краевого центра с восточными и южными районами края.

Крупную и своеобразную группу городов представляет Минераловодский район. Здесь в непосредственной близости один от другого расположены города: Пятигорск, Ессентуки, Железноводск, Кисловодск, Минеральные Воды и невдалеке — Георгиевск. Самым крупным из них является Пятигорск, постоянное население которого достигает (1939) 62 875 человек, а вместе с прилегающей станцией Горячеводской и поселком Свобода — 80 тысяч человек. Широкую известность получили эти города благодаря их исключительному бальнеологическому значению. Расположенные в северных предгорьях Кавказа, эти курорты занимают пространство 60 км в длину и 30 км в ширину. На таком сравнительно небольшом пространстве расположились четыре курорта, разнородные по своим лечебным факторам: Пятигорск с горячими серными источниками и радиоактивными водами, Ессентуки с богатейшими соляно-щелочными источниками, Железноводск с железистыми водами и Кисловодск со своим богатым нарзаном. Кроме того, около Пятигорска — Тамбуканское грязевое озеро, Баталинские и Лысогорские воды. Все эти курорты в период гражданской войны и владычества белых на Северном Кавказе находились в упадке. После очищения Северного Кавказа от белых начинается быстрое их восстановление. Широко развернулось строительство санаториев, к которому привлечены лучшие архитектурные силы. Особенно широкое строительство начинается в 1929 году в Кисловодске. В Железноводске строится мощная грязелечебница, в Ессентуках — физиотерапевтическая лечебница и мощный ингаляторий, в Пятигорске — первая в СССР радиолечебница. Попутно с ростом лечебного дела широко развернулась в этом районе научно-исследовательская работа. В 1929 году организован Центральный бальнеологический институт, работы которого получили мировую известность.

Невиданно быстрый рост курортов (по числу больных за 10 лет, 1926-1936 гг., больше чем в 5 раз) создал напряженное положение в области коммунального благоустройства и транспорта. В связи с этим проведены и проводятся большие работы по водоснабжению и канализации. Открытие Баксанской ГРЭС (Кабардино-Балкарская АССР) позволило электрифицировать с 1937 года железнодорожную ветку Минеральные Воды-Кисловодск и улучшить энергоснабжение и электроосвещение курортов. Помимо основной минераловодской группы курортов, Орджоникидзевский край имеет ряд других курортов местного значения, получивших в последнее десятилетие развитие, обеспечивающее нормальную их эксплуатацию. Сюда относятся Кумагорский источник, соленое озеро вблизи села Петровского и др.

Вместе с горными курортами Карачая Орджоникидзевский край обладает в этом отношении богатствами, какие редко можно встретить в другом месте, и его значение в деле обеспечения здоровья трудящихся Союза исключительно велико.

Черкесская автономная область расположена в юго-западной части Орджоникидзевского края по границе с Краснодарским краем; на юге Черкесская автономная область примыкает к Карачаевской автономной области. До революции территория Черкесской автономной области входила в состав Баталпашинского отдела (см.) Кубанской области. При образовании в 1922 году Карачаево-Черкесской автономной области территория, ныне занимаемая Черкесской автономной областью, вошла в ее состав, а в 1926 году была выделена в самостоятельную единицу — Черкесский национальный округ (см.), переименованный в 1928 году в Черкесскую автономную область. Черкесская автономная область принадлежит к числу сравнительно густонаселенных районов Орджоникидзевского края. Общее количество населения по переписи 1939 года составляет 92 534 человека, что при территории в 3,3 тыс. кв. км дает около 28 человек на 1 кв. км. Сельского населения насчитывается 63 888 человек, городского — 28 646 человек (31%). Около половины всего населения составляют черкесы, абазинцы и ногайцы, около 1/3 — русские; остальное население — украинцы и другие национальности.

В течение полувековой борьбы царские войска оттесняли плохо вооруженных, но упорно сопротивлявшихся черкесов от плодородных степей и от моря в бесплодные горы и скорее голодом, чем военными успехами, вынудили их сложить оружие. В результате наступления царизма некогда цветущий край был разорен, аулы стерты с лица земли, а население загнано в горы или вынуждено было выселиться в Турцию. У черкесов, оставшихся в горах, лучшие земли были отняты и отведены частично для колонизационных целей, а частично розданы в награду выслужившимся перед царизмом местным князьям и помещикам, которые путем обмана и насилия закрепили их за собой. В 1913 году 41% посевной площади и 53% скота области было сосредоточено в руках помещичье-кулацкой верхушки. 64% населения не имело посевов или располагало карликовыми посевами.

Октябрьская социалистическая революция ликвидировала частную собственность на землю и открыла доступ к земле трудящимся массам. Это привело к коренной перемене всей экономики области и к невозможному в прежних условиях росту земледелия. До революции население Черкесской автономной области занималось, главным образом, скотоводством. Земледелие было развито очень слабо. Посевная площадь в 1916 году составляла всего 18,6 тыс. га, хотя природные условия области земледелию благоприятствуют. Южная часть области занимает предгорья Кавказского хребта, по течению рек Кубани, Малого и Большого Зеленчука, к северу ландшафт принимает степной характер. При этом из общей территории в 338 тыс. га только 46 тыс. (13,2%) заняты лесами. Площадь неудобных земель, главным образом в предгорьях, занимает всего 11%. Три четверти территории приходится на долю сельскохозяйственных угодий, из которых на первом месте стоит пашня — 131 тыс. га (40%). К этому надо прибавить, что почвы (преимущественно черноземные) и климат (умеренно-влажный) Черкесии для земледельческого хозяйства весьма благоприятны.

За годы гражданской войны и господства в Черкесской автономной области белых сельское хозяйство пришло в полный упадок и в первые годы после освобождения Черкесии от белых не могло быть налажено. В 1923 году посевная площадь составляла лишь 10,9 га, или 58,7% дореволюционной. Поголовье лошадей в 1923 году составляло 23,6% от 1916 г., крупного рогатого скота — около 48%, овец — около 20%.

Уже в начале первой пятилетки земледелие значительно перешагнуло дореволюционный уровень. В 1929 году посевная площадь была в два с лишним раза выше дореволюционной (38 тыс. га против 18,6 млн. га в 1916 г.), что явилось непосредственным результатом аграрной революции, ликвидации частной земельной собственности, передачи крестьянам казенных и монастырских земель (в пределах Черкесской автономной области находился один из богатейших монастырей — Зеленчукский). Увеличение посевных площадей, имевшее место в период господства единоличного хозяйства, продолжалось в последующие годы, получивши исключительно бурный рост в период подъема коллективизации и строительства совхозов; в 1938 году посевные площади в Черкесской автономной области достигают 85,9 тыс. га, то есть превышают довоенную площадь в 4,5 раза, а посевную площадь 1929 года — более, чем в 2 раза.

Направление полеводства в Черкесской автономной области характеризуется преобладанием зерновых и бобовых культур, которые занимают почти 3/4 всей посевной площади. Среди этих культур значительное место занимает кукуруза, на долю которой приходится 27,8% всех зерновых; высокий удельный вес кукурузы был характерен для полеводства Черкесской автономной области и в дореволюционное время. Существенная перемена за годы социалистической реконструкции выразилась в сильном расширении посевов пшеницы, ставшей ведущей культурой и занимающей теперь 30% всей посевной площади и 40% площади зерновых. Расширение посевов пшеницы вызывало яростное сопротивление реакционной части черкесского аула. Классовые враги, стремясь к закреплению былого положения, когда единственную пищу бедняка-горца составляла кукурузная лепешка, пшеничный же хлеб являлся достоянием князей, кулаков и эфенди, распространяли «теории», что «черкесы не любят пшеничного хлеба и предпочитают ему кукурузный». Теперь пшеница прочно вошла в полеводство Черкесской автономной области. Вместе с тем колхозы высоко ценят и значение кукурузы, для возделывания которой, как и подсолнечника, здесь имеются особо благоприятные климатические условия. По сравнению с дореволюционным временем посевы проса, ячменя, овса остались почти неизмененными, посевы кукурузы, а также подсолнечника возросли в 6 раз, посевы пшеницы — в 10 раз.

Важно отметить также развитие в области посевов картофеля, до революции здесь почти отсутствовавшего. В 1931 году картофель занимал 3%, в 1938 г. — 4,7% посевной площади (4,1 тыс. га) Черкесии, в то время как в Орджоникидзевском крае в целом он занимал в 1938 году всего 1,2%. Значительное развитие получили в Черкесии также и другие овощи и бахчевые.

Направление животноводства в Черкесской автономной области — мясомолочное. По сравнению со всем Орджоникидзевским краем животноводство Черкесской автономной области характеризуется более значительным удельным весом крупного рогатого скота; так, на 1/I 1938 года во всем крае на 900,8 тыс. голов крупного рогатого скота приходилось 2 721 тыс. овец и коз, а в Черкесской автономной области на 51,0 тыс. голов крупного рогатого скота — всего 67,9 тыс. голов овец и коз.

Животноводство в Черкесской автономной области после значительных потерь, причиненных ему борьбой кулачества против коллективизации, стало оправляться уже с 1932 года и в 1938 году общее поголовье скота превысило поголовье периода господства единоличного хозяйства (1926 г.). Количество голов крупного рогатого скота в Черкесской автономной области в 1926 году составляло 49,1 тыс., в 1931 г. — 38,4 тыс., в 1938 г. — 51,0 тыс.; количество овец за те же годы — 58,1 тыс., 28,2 тыс. и 60,7 тыс.; лошадей — 7 тыс., 12,9 тыс. и 13,2 тыс. голов; свиней — 2,6 тыс., 3,3 тыс. и 11 тыс. голов. Последняя цифра весьма характерна, так как отражает не только укрепление и рост колхозного животноводства, но и существенный сдвиг в бытовых воззрениях населения, раньше избегавшего заниматься свиноводством.

Перемены, происшедшие за последние годы в направлении и организации сельскохозяйственного производства Черкесской автономной области, связаны с ростом и укреплением социалистических форм в сельском хозяйстве. Первые 9 колхозов возникли в Черкесской автономной области в 1927 году; объединилось в эти колхозы всего 5% дворов. В 1929 году коллективизация охватила уже 34,4% дворов, в 1933 г. — 85,2%, в 1937 г. — 97% дворов (и 98% всей посевной площади). В первые годы движения по пути коллективизации в Черкесской автономной области преобладала простейшая форма обобществления — товарищества по совместной обработке земли (тозы), господствовавшая еще в 1930 году; вскоре она уступила место сельскохозяйственным артелям. Уже в 1933 году из 90 коллективных хозяйств области было 86 сельскохозяйственных артелей и 4 коммуны. Первые МТС были организованы в Черкесской автономной области в 1930 г.; в 1936 году в ней было 4 МТС, располагавших 186 тракторами.

Еще в недавнее время область ввозила хлеб, коллективизация же хозяйства и быстрый рост посевных площадей открыли возможность превращения области в район хлебных излишков. Создание и укрепление колхозного строя в Черкесской автономной области протекало в условиях жестокой классовой борьбы, выразившейся в борьбе за хлеб, за выполнение посевных планов и хлебопоставок. В особо ожесточенных классовых битвах проходила посевная кампания и хлебозаготовки 1932 года. Борьба с кулацким саботажем, организованная партией, всколыхнула широкие колхозные массы. Колхозы, честно выполнявшие свои обязательства, посылали бригаду за бригадой лучших своих активистов в соседние отстающие колхозы для борьбы с саботажем. Женщины-горянки передовых колхозов области группами выезжали в отстающие аулы, непосредственно включаясь в активную борьбу за хлеб и проводя огромную по своей эффективности работу. Кулак был разгромлен. Колхозное дело победило. Лучшая часть бедняков и середняков-единоличников сотнями вступала в колхозы. Борьба за колхозы, за хлеб, за посевную площадь превратилась в борьбу за урожай. В 1933 году посевы области впервые были прополоты не менее двух раз, а большинство посевов — по три раза. Осенний сев 1934 года был выполнен сверх плана на месяц раньше, чем в 1933 г.

В 1936 году в Черкесии был выдвинут лозунг: «За дружбу с каждым стеблем кукурузы». Смысл этого лозунга, вокруг которого развернулось социалистическое соревнование на черкесских полях, сводился к применению высокой агротехники, такого интенсивного ухода за кукурузой и другими культурами, каких никогда не знало сельское хозяйство Черкесии. В ряде случаев урожаи кукурузы достигли 60-100 и даже выше 100 ц с га (например, колхоз им. 17 партконференции, колхоз «Заря труда» и др.).

Все эти достижения сопровождались борьбой за лучшие условия работы в полях, за новый культурный быт. Большое значение в этом деле имело социалистическое соревнование Черкесии с Кабардино-Балкарией в 1934 году. Черкесский научно-исследовательский институт в выпущенной им в 1935 году брошюре «Полевой стан колхозной бригады» рассказывает, что «вслед за возвращением делегатов из Кабардино-Балкарии в передовых колхозах буквально в дни росли новые культурные полевые станы. В ауле Кубина в течение одной недели было воздвигнуто 12 полевых бригадных станов. В ауле Баралки еще весной 1933 г. был оборудован стан, не только не уступающий кабардино-балкарскому стану, но по своему благоустройству его превосходящий. Освещенный фонарями, с детской площадкой, с амбарами для зерна, с шорной мастерской, кладовой для сбруи, кладовой для продуктов, с хорошо оборудованными теплыми конюшнями и общежитием для колхозников, этот стан явился примерным для всей области». В колхозах аулов Эрсакон, Кош-Хабль, Баралки и др. построены бригадные таборы, состоящие из большого дома со столовой, кухней, детской комнатой, мужской и женской спальнями и т. д. Здесь же на стану заложены фруктовые сады, устроены физкультурные площадки, бани. На другой стороне бригадного двора — конюшни, кухни, шорная, амбар для семян, навес для сельскохозяйственных машин. Непременную часть полевого табора составляет красный уголок, читальня, а то и клуб. Колхозная жизнь и социалистическая организация труда вызвали к жизни многочисленные новые культурно организованные производственные базы. Оживились ранее пустынные, отдаленные от аулов поля. Коренным образом изменились условия содержания скота. Малопродуктивный беспородный скот, вырождавшийся в условиях отсталой техники ведения хозяйства, варварских условий ухода за ним, в условиях вечного кормового голода из-за недостатка пастбищных угодий — таковы были основные черты дореволюционного скотоводства Черкесии. Теперь в каждом колхозе есть колхозная ферма, построены скотные дворы, в кормовом рационе появились сочные корма и концентраты. В целях улучшения пастбищ и водопоев проводятся агро- и гидромелиоративные работы; в ауле Таланта, Вако-жиле, в поселке Дружба прокладывается водопровод, в разных местах роют колодцы, каптируют родники. По всей области имеются профилированные дороги.

В области промышленности до революции в Черкесии (в ст. Баталпашинской) был только лесопильный завод, пивоваренный, зольный, кирпичное и кожевенное производство. Возникла было шерстопрядильная фабрика (в с. Эркен-Шахар), но в годы владычества белых была остановлена и пущена только при советской власти в 1926 г. За годы первой и второй пятилеток построено более 20 новых предприятий, и к 1937 году в области были: завод «Молот» по ремонту и производству сельскохозяйственных орудий, шерстопрядильная фабрика, завод «Сульфат», вырабатывающий сырье для стекольной промышленности, черкесский машзавод, два маслобойно-сыроваренных завода, электростанция, мясо-хладобойня, типография, мукомольное предприятие и т. д. Общее число рабочих, занятых в промышленности Черкесской автономной области в 1935 году, — 1 800 человек, стоимость валовой продукции (в ценах 1926/27 г.) — 9,9 млн. рублей. В 1930 году стоимость валовой продукции крупной и мелкой промышленности области (в тех же ценах 1926/27 г.) достигала всего 2,2 млн. рублей. Таким образом, за пять лет валовая продукция промышленности Черкесской автономной области выросла почти в 5 раз.

Одновременно с ростом промышленности формируются национальные рабочие кадры. В 1927 году рабочие из коренных национальностей составляли всего 7% ко всему числу рабочих, в 1933 г. — уже 43%; в промкооперации до 20% составляют женщины-горянки (в 1§30 г. их здесь не было совсем). Строительство новых крупных предприятий, в том числе крупного шамотного завода (общей стоимостью в 22 млн. рублей), стекольного, глиноцементного, алебастрового и др., еще более поднимет значение промышленности в Черкесской автономной области.

Геологоразведочные работы, произведенные в годы первой и в особенности второй пятилеток обнаружили в Черкесии целый ряд полезных ископаемых. В особенности в этом отношении выделяется Кяфар-Агурская долина и некоторые другие места, где обнаружены залежи коксующегося угля, магнетиты с содержанием хрома и никеля, выходы медного колчедана, асбест, барит, кровельные сланцы и т. д. Открытие месторождений золота широко используется в настоящее время, причем золотоискатели находят здесь золото крупными самородками не в аллювии, а в материковой породе — в мраморизированных сланцах.

При царизме Черкесия в культурном отношении стояла чрезвычайно низко. Она была сплошь неграмотной (грамотное население составляло 2,5%). Для «образования», и то лишь богатых людей, существовала только сеть медресе (школ при мечетях). Единственная книга, которой мог пользоваться горец, была коран. При помощи широко организованного школьного и внешкольного обучения уже в 1932 году 94% взрослого населения Черкесской автономной области ликвидировало свою неграмотность. 98,2% всех детей школьного возраста уже в 1931 г. были охвачены всеобщим начальным обучением, одна треть дошкольников к концу первой пятилетки была охвачена дошкольным воспитанием. Количество школ с 45 в 1930 году возрастает до 78 в 1933 году и до 94 в 1938/39 учебном году (в том числе 9 средних и 26 неполных средних); общее число учащихся достигает 19,5 тыс. человек. Девочки-горянки, которые в прошлом не могли и мечтать о школе, не только охвачены начальной школой в течение трех лет, но заполняют и средние учебные заведения области. Девушки-горянки учатся и в высших школах СССР. Для подготовки специалистов из коренных национальностей области в 1936 году было направлено в вузы СССР 185 человек. Первая газета появилась в Черкесской автономной области в 1923 году. В 1936 г. вместо одной газеты, печатавшейся арабским шрифтом один раз в неделю с тиражом в одну тысячу, область имела 4 газеты с разовым тиражом 8 тысяч экземпляров. Четыре школы крестьянской молодежи, педтехникум, животноводческий техникум, совпартшкола, 43 избы-читальни, 5 домов культуры, 64 колхозных клуба и 126 красных уголков являются базой подготовки кадров и культурного роста Черкесии. На конец 1937 года в Черкесской автономной области насчитывалось 65 библиотек, имевших 55,7 тыс. книг; из этого числа 56 библиотек с 35 тыс. книг находились в селах. Телефон, кино (в конце 1937 г. в области было 13 киноустановок), радио проникли в самые дальние углы области.

До революции на территории Черкесской автономной области не было ни одного агронома или ветеринарного врача. Уже в 1927 году существовало 5 агропунктов и 3 ветеринарных лечебницы. В настоящее время агрономическая работа широко развернута МТС и другими учреждениями. Лечебная помощь до революции оказывалась только знахарями. С первого же года советской власти началась организация медицинской помощи; от шарлатана-знахаря и обманщика-муллы с его молитвами черкесы и другие горцы пошли в советские амбулатории и больницы. Это означало отвоевание масс населения от власти темноты и невежества, но успех был достигнут не сразу. Еще в 1926/27 г. количество всех посещений медицинских учреждений области составляло 8 248, в 1928/29 г. это число поднялось до 15 346, а в 1936 г. оно составляло уже 127,7 тыс. посещений (по селу — 45,8 тыс. и по городу — 81,9 тыс.). В 1936 году в области существовало 4 больницы (из них 3 в аулах и селах) с 205 койками и 19 учреждений амбулаторно-поликлинического типа.

Коренным образом меняется облик областного центра — города Черкесска, бывшей захолустной станицы Баталпашинской (см.). Население города возросло до 28 тысяч (1939). Постройка электростанции, водопровода, Дома горца, Дома советов, областного Дома социалистической культуры, типографии, кинотеатра превращает «областной аул» в благоустроенный областной советский центр. Электроосвещение появляется и в станицах, и в аулах области.

Карачаевская автономная область занимает юго-западную, предгорную и горную часть Орджоникидзевского края. В дореволюционное время ее территория входила в состав Баталпашинского отдела (см.) Кубанской области (см.). Карачаевская автономная область возникла 12 января 1922 года как часть образованной тогда Карачаево-Черкесской автономной области; 26 апреля 1926 года Карачаевская автономная область выделена в самостоятельную административную единицу (в составе Северо-Кавказского края).

До революции самое название Карачая мало кому было известно и мало когда употреблялось. Известно было, что карачаевцами (см.) называется один из многочисленных горских народов (по переписи 1897 г. карачаевцев насчитывалось 27 222 человек), живущих на территории Кубанской области. Язык карачаевцев относится к тюркским языкам (см.). После завоевания Кавказа русскими карачаевцы были оттеснены в бесплодные горные районы. По указу 1862 года границы «отведенных» карачаевцам земель определены так: с севера — река Мара, с востока — водораздельный хребет между реками Малкой и Кубанью, с юга — Главный Кавказский хребет и с запада — правый берег Теберды. Фактически этим указом десятки тысяч горцев были прижаты к снегам и ледникам Кавказского хребта и обречены на вымирание.

Всего перед революцией Карачай имел немного более 350 тыс. га земли. В настоящее время площадь Карачаевской автономной области достигает 10,3 тыс. кв. км, то есть, увеличена почти в три раза. Это расширение территории произошло вследствие присоединения предгорных районов, более пригодных для сельского хозяйства и земледелия в частности. Уже один этот факт свидетельствует о громадной перемене, произошедшей в исторической судьбе этого маленького народа. Как и другие национальные меньшинства в царской России, Карачай испытывал, с одной стороны, все «прелести» царского режима в виде отобрания земель, попыток насильственной русификации, разгула казачьей нагайки и т. д., а с другой — гнет «собственных» эксплуататоров — князей (тауби), мулл, ростовщиков, торговцев, чиновников, помещиков, кулаков; как и другие народности Кавказа, он раздирался внутренними сословными, родовыми и классовыми противоречиями, страдая от пережитков феодально-родовых отношений.

Основные земельные угодья, например, Мало-Карачаевского района, с пастбищами и сенокосами были в руках национальных князей, кулаков и русских помещиков, которым принадлежало 41,7% этих угодий, и в пользовании казны находилось 18%. По всему Карачаю в 1917 году 126 помещиков и князей имели 4 тыс. десятин пахотной земли и 159 тыс. десятин пастбищ и сенокосов, а 45 000 трудящихся — также 4 тыс. десятин земли пахотной и 137 тыс. десятин пастбищ и сенокосов. Князья были владельцами лучших земель на правах наследования и арендаторами казенных земель как вассалы самодержавия. Казна предоставляла им огромные площади по 10 копеек за десятину, а они сдавали бедноте и середнякам по 10-15 рублей. Общая сумма арендной платы, выплачиваемой населением Карачая, достигала в 1907 году 790-800 тыс. рублей в год, что составляло 30-35% годового бюджета населения.

Использование за «отработки» покосов и пастбищ, отдаленных часто друг от друга на 100-150, а иногда и 200 км, обусловило кочевой образ жизни карачаевца. Три четверти населения круглый год кочевало с места на место: с сенокосов, где летом карачаевец заготовлял корм для своего скота и «отрабатывал» право на это, он переселялся осенью на горные пастбища, расположенные за 100-200 км, чтобы зимой вновь возвратиться к сенокосам, а весной опять кочевать в горах. За клочок земли для покоса или пастбища бедному карачаевцу приходилось целый год работать на богатого родственника — пасти его скот. К 1917 году, при наличии крепостнических пережитков, классовое расслоение представлялось примерно следующими данными: 3% всех хозяйств не имели ни одной головы крупного рогатого скота, 40% населения не имели ни одной овцы. Кулацкие хозяйства (5-8%) владели 52% всего поголовья и 49% всех лошадей. В среднем одно кулацкое хозяйство имело 70 голов крупного рогатого скота и 200 голов овец.

Великая Октябрьская социалистическая революция и советский строй (советская власть была провозглашена в Карачае I чрезвычайным съездом трудящихся карачаевского народа, состоявшимся в ауле Учкулане 11 ноября 1920 г.) начисто смели земельное неравенство и пережитки феодально-родовых отношений. Из земель, отнятых у помещиков, офицерства и чиновников, образовался фонд для переселения скотоводов из наиболее малоземельных районов высокогорий в предгорные, удобные для сельского хозяйства районы, где было образовано 18 новых аулов.

В 1927 году при впадении реки Теберды в Кубань был основан город Микоян-Шахар, имеющий население (1936) 4,5 тыс. человек и являющийся центром области. В наиболее населенном теперь Мало-Карачаевском районе до революции существовало только 3 аула (Хасаут, Старо-Абуковский и Кумско-Лоовский), остальные 9 заселены после установления советской власти, когда из горных ущелий и скал Большого Карачая спустилась безземельная беднота и поселилась на землях, отобранных у помещиков. В трех аулах в 1920 году числилось всего 825 хозяйств с 4 125 человек населения. В 12 населенных пунктах М. Карачая уже в 1931 году было 3 600 хозяйств с 16 831 человеком населения, причем только в одном было русское население, в одном жили кабардинцы, в двух — абазинцы, а в остальных восьми — карачаевцы.

Всего в Карачае более 10 национальностей. Кроме названных выше, здесь живут в небольшом числе осетины, дагестанцы, татары, турки и др. Общее количество населения Карачаевской автономной области по переписи 1939 года 149,9 тыс. человек. Почти все население области (92,6%) проживает в сельских местностях. Городского населения всего 10 623 человек. По переписи 1926 года население Карачаевской автономной области составляло лишь 64 623 человека, следовательно, за 13 лет население увеличилось в 2,3 раза. Плотность населения незначительна и составляет всего 14,5 человек на 1 кв. км.

Основным занятием населения как до революции, так и в настоящее время, является скотоводство. Это определяется, прежде всего, характером земельной территории и составом сельскохозяйственных угодий Карачаевской автономной области. Из 1 033 тыс. га площади на долю пашни и усадебных земель приходится всего (1935) 5,9%, зато кормовые угодья (сенокосы и пастбища) занимают 38,8%, а вместе с используемыми под выпас мелкого скота неудобными землями (24,3%) и лесными пастбищами — 50-60% всей земельной площади. Леса, расположенные главным образом в предгорьях, занимают около трети всей территории (31%). Скотоводческое хозяйство Карачая, как и до революции, имеет мясомолочное направление, но в организации и технике его произошли огромные перемены.

До революции больше половины всего скота сосредоточено было, как уже указывалось, в руках кулацкой части, получавшей доходы от скотоводства не за счет улучшения скотоводства, а за счет захвата лучших земель и жестокой эксплуатации дешевой рабочей силы. Хозяйство середняков и бедноты находилось в условиях глубокого кризиса и теряло скот, вследствие чего середняки и беднота частью переходили в батраки к богачам, частью искали заработков на стороне, в частности в прилегающих к Карачаю земледельческих районах Кубани. В результате общее поголовье скота быстро сокращалось и в 1916 году составляло лишь 68,4% от поголовья 1905 года. В годы империалистической и гражданской войн произошло дальнейшее сокращение поголовья. Сопротивление коллективизации со стороны кулачества, которому еще в 1928-29 годах принадлежало больше половины всего поголовья крестьянского скота, привело к значительной убыли скота. Так, летом 1932 года поголовье крупного рогатого скота упало сравнительно с летом 1931 г. на 30%, поголовье овец и коз за это же время сократилось вдвое. Всего в июле 1932 года в Карачаевской автономной области насчитывалось 78,7 тыс. голов крупного рогатого скота, 118,9 тыс. овец и коз, 19,5 тыс. лошадей. В это время было окончательно сломлено сопротивление кулачества, трудовое крестьянство успело организоваться в колхозы и в результате уже в 1933 году не только прекращается падение поголовья продуктивного скота, но начинается его значительный рост. Летом 1932 г. поголовье крупного рогатого скота увеличилось на 20,5%, количество овец и коз — на 10,8%. С того же года идет уже непрерывный рост поголовья продуктивного скота. На июнь 1936 года поголовье крупного рогатого скота в сравнении с летом 1932 года выросло на 66,8%, овец и коз — на 11,8%. Интенсивно растет поголовье всех видов скота в последние годы второй пятилетки. На 1/I 1938 года в сравнении с 1/I 1935 г. поголовье крупного рогатого скота увеличилось на 18,1%, достигнув 124,9 тыс. голов, овец и коз на 69,2% (214,1 тыс. гол.), свиней на 40,9% (17,9 тыс. гол.) и лошадей на 32,4% (24,5 тыс. голов). Особенно выросло за это время обобществленное стадо колхозов, давшее рост по крупному рогатому скоту на 156%, по овцам и козам на 400,2%, по свиньям на 88,9%, по лошадям на 260,3%.

В качественном отношении и в отношении организации животноводство Карачаевской автономной области далеко шагнуло вперед по сравнению не только с дореволюционным, но и с животноводством первых лет революции. Все теперешнее поголовье, находясь в пользовании всех трудящихся, служит не средством эксплуатации бедноты, как было до революции, а источником улучшения условий жизни трудящихся. В смысле уровня скотоводческой техники Карачай является одним из передовых районов Орджоникидзевского края. В Малом Карачае есть прекрасно организованные колхозы, располагающие поголовьем до 13-14 тыс. животных. В этих колхозах (им. Сталина в ауле Терезе, им. Кирова в ауле Учкекень) ведутся опытные работы по ряду специальных вопросов животноводства. Крупный рогатый скот состоит из завезенных в свое время пород, преимущественно серого степного и кубано-черноморского скота. Несмотря на то, что серый степной скот находится в Карачае в необычных для него горных условиях, он акклиматизировался здесь достаточно хорошо и имеет сравнительно хорошую молочную продуктивность. В среднем удои коров составляют около 1 000 л за период лактации, а в лучших хозяйствах Малого Карачая — 1 750 л; отдельные коровы дают до 3 500 л молока. Меньше распространен симментальский и красно-немецкий скот. За последние годы образовалось довольно большое поголовье, метизированное швицкими производителями.

Овечье поголовье представлено почти исключительно местной жирнохвостой грубошерстной овцой, наиболее крупной по сравнению с другими породами грубошерстных овец Кавказа и пользующейся широкой известностью благодаря вкусовым качествам ее мяса, — результат исключительно высокой питательности горных карачаевских пастбищ. В целях улучшения шерстных свойств распространяется метизация карачаевской овцы с прекосами. Большое значение для Карачая представляет козоводство. В районах Старого Карачая козы — главный источник получения молока.

Давно пользуется хорошей репутацией карачаевская лошадь, получившаяся от смешения кабардинской и донской. Она имеет небольшой рост, отличается хорошим, пропорциональным сложением и исключительной выносливостью и неутомимостью. Волы (21,2 тыс. голов при 8,0 тыс. голов рабочих лошадей) используются для медленной перевозки тяжестей по тяжелым горным дорогам, лошади же служат для быстрого передвижения на большие пространства в таких горных условиях, где механизированный транспорт неприменим. Примитивные, некультурные условия, в которых содержалась лошадь в прежнее время, выработали у нее способность существовать почти круглый год на подножном корму, но послужили также причиной большого распространения различных заболеваний. Теперь коневодство в Карачае организовано на новых основах. В колхозах построены большие и светлые конюшни, заготовляются корма на зиму, организовано ветеринарно-санитарное обслуживание. В области имеется государственный конный завод (основан в 1930 г.).

Все хозяйство Карачая, в том числе и животноводство, как уже указывалось, носило раньше исключительно кочевой характер. К этому принуждали главным образом существовавшие здесь аграрные отношения.

В настоящее время значительная часть населения переселилась в предгорья и перешла на оседлость. Однако около 30% населения, хотя и пользуется землями в предгорьях, продолжает жить в прежних аулах в горах. Их стада находятся в предгорьях только зимой, а на лето перегоняются на высокогорное пастбище (Байчесын). Это вызывает необходимость иметь жилища (кош) при летних пастбищах. Однако, современный кош совершенно не похож на старый. Еще в 1931 году (по описанию одного из путешественников) кош представлял собою самый незатейливый сруб из грубых бревен высотой в рост человека, без окон, даже без двери — ее заменяло отверстие в стене. Крыша — из досок, дранок или просто наваленного хвороста, поверх которого насыпана земля. Костер разжигался прямо посредине коша, так что дым выходил в отверстия крыши и стен. В углу набросано сено, на котором спали обитатели коша. На перевалах же и на горных альпийских лугах, где леса поблизости нет, кош строился из камней, а то и просто в пещере под большим камнем жила семья карачаевца весь период летнего пастбища. Борьба за культурный кош с первых же лет коллективизации стала в Карачае лозунгом дня. Кош, как его устраивают теперь, это не простая лачуга или пещера, где можно укрыться от дождя и согреться. Здесь обеспечивается весь необходимый минимум жизни колхозника с его потребностями в чтении, в чистой постели, посуде, столе и т. д.

В зоне летних пастбищ организован Бермамытский сырозавод, являющийся центром, с которым связано население летних кошей. Здесь расположены походная редакция и типография, издающие газету, почта, магазин, ветеринарный пункт. Колхозники приезжают сюда не только для сдачи молока, но и для покупок. Работа завода, представляющего прекрасно оборудованное предприятие, полностью механизирована. По всему Карачаю построено 13 сыроваренных заводов, вырабатывающих русско-швейцарский сыр и другие сорта сыра. Среди сыроваров уже есть много карачаевцев. В 1935 году сырозаводы Карачая переработали около 3 млн. л молока.

Самой трудной сельскохозяйственной работой в Карачаевской автономной области является уборка сена: необходимо в короткий срок, с июля по август, в период частых и обильных летних дождей убрать десятки тысяч га сенокосов, разбросанных в виде отдельных клочков по берегам рек, по плоскогорьям, по крутым покатостям гор и по отдельным возвышенностям, а также протянутых узкими полосами между скал. Это затрудняет применение машинной уборки. Сенокосы нуждаются в целом комплексе мелиоративных и агротехнических мероприятий (уборка камней, перепашка, посев трав, орошение и т. д.). Мелиоративного воздействия требуют также и многие пастбища. За годы революции областью проделана большая работа по изучению лугов и пастбищ (работы экспедиции Лугового института Академии наук). За последние годы для стационарного изучения всех этих вопросов основана опытная луговая станция. В 1934 году в ауле Хумаринском впервые появилась сенокосилка.

Земледелие в Карачаевской автономной области является второстепенной отраслью сельского хозяйства, однако за годы революции, особенно в период социалистической реконструкции, в этом деле достигнуты большие успехи, немыслимые в прежних условиях. Значительная часть населения Карачая в прежнее время никогда не видела хлеба, так как своего хлеба Карачаю хватало всего на один месяц. Обычной пищей бедняков были айран (кислое молоко) и сыр. И только зажиточные позволяли себе заедать айран киржанами, то есть лепешками из ячменной или кукурузной муки. Ряд аулов, как Хурзук, ранее никогда не сеял хлеба. Уже в первые годы освоения предгорий и роста коллективизации начинает расти площадь пашни. В Мало-Карачаевском районе в 1928 году было 1 600 га пашни, в 1932 г. — 3 802 га. Несмотря на рост числа хозяйств за то же время (с 2 903 до 3 600), площадь пашни, по расчету на 1 хозяйство, возросла с 0,55 до 1,05 га. Еще больший рост пашни и посева в Карачае шел в последующие годы. В 1938 году посевная площадь в Карачаевской автономной области достигла уже 54,5 тыс. га, из которых 47,8 тыс. га представляли посевы колхозов. Главное место в посеве занимают кукуруза, пшеница и другие зерновые, занимающие 34,1 т. га, или 64,0% всех посевов; решающее место среди зерновых принадлежит кукурузе — 14,7 т. га и озимой пшенице — 8,6 т. га. Столько же, как и пшеница, занимают овощебахчевые (8,4 т. га), из которых 7,5 т. га падают на картофель.

Еще в первое десятилетие после революции (а тем более до революции) население Карачая об огородничестве не имело и понятия. Например, в Мало-Карачаевском районе первая огородная площадь (3,5 га) появилась в 1930 году, а в 1932 году огородов по району было 46 га. Интересно отметить, что первыми среди карачаевцев начали заниматься огородными посевами женщины (в аулах Тебердинском и Каменномостском), а с них уже начали брать пример и мужчины, что в прежнее время было бы совершенно немыслимо.

До революции кормовых культур в Карачаевской автономной области почти не сеяли, а в 1938 году под кормовыми было занято уже 6,9 т. га. Посевы технических культур только начинали развиваться в Карачаевской автономной области, а в 1938 г. занимали 4,3 т. га, из которых 3,9 т. га приходится на подсолнечник.

Громадную роль в развитии земледелия в Карачаевской автономной области сыграла организация двух МТС, имевших в 1936 году 50 тракторов.

Из вспомогательных отраслей сельского хозяйства большое значение в области имеет заметно развивающееся пчеловодство. Природные условия для этого здесь исключительно благоприятны — огромные площади бесконечного количества продолжительно цветущих растений, мягкий влажный климат, обилие лесов и т. д. Однако, в прежнее время пчеловодство влачило здесь жалкое существование. В 1913 и 1914 годах во всем Карачае было не более 4 500 ульев. О культурном пчеловодстве в то время не имели понятия. Пчел держали в сапетках: из тонкого хвороста сплетали круглую корзину, сверху ее обмазывали глиной. Это «изобретение» передавалось из поколения в поколение. Ухода за пчелами в сапетках никакого не требовалось. Чтобы получить мед, пчел выкуривали. Мед выходил недоброкачественный, перемешанный с вощиной и мертвой пчелой. Сапетка давала не более 8 кг меду. Еще в 1928 году в Карачае было около 8 тыс. сапеток. В 1931 году впервые в колхозы Карачая была завезена небольшая партия рамочных ульев. Убедившись, что рамочные ульи дают меду в несколько раз больше и более высокого качества, чем сапетки, колхозы с величайшей охотой сами взялись за их изготовление. В 1933 г. в Карачае насчитывалось уже 6 тыс. различных ульев, в 1934 г. — 9 тыс., в 1935 г. — 15 тыс., в 1936 г. — 22 тыс. Рамочные ульи окончательно вытеснили дедовские сапетки, и пчеловодство получило большое развитие. В области организованы четырехмесячные курсы по пчеловодству; в ущелье «Учкулька» организовано матковыводное хозяйство.

Большие лесные пространства (301,8 т. га) ценных широколиственных, а в более высоких местах хвойных лесов послужили основой для развития лесозаготовок и лесосплава и организации лесной промышленности. В области 5 лесопильных заводов, производственной мощностью в 31 тыс. куб. м. В 1936 году начато строительство мебельной фабрики (г. Микоян-Шахар). Однако леса Карачаевской автономной области имеют большое защитное, водоохранное и курортное значение и потому подвергаются относительно незначительной промышленной эксплуатации.

Территория Карачаевской автономной области богата также полезными ископаемыми. Запасы крупнейшего на Северном Кавказе Хумаринского месторождения каменных углей исчисляются (по данным на начало 1935 г.) в 38 млн. т, из которых по категории А+В — 6,5 млн. т. Угли высокого качества отличаются пологим залеганием и во многих местах имеют выход на поверхность. При советской власти здесь впервые приступлено к добыче угля (в 1935 г. добыто свыше 20 тыс. т). Вследствие отсутствия железнодорожных путей вывоз угля производится пока автотранспортом. Кроме того есть еще несколько каменноугольных месторождений (Байчесын-Бермамытское, Зеленчук-Аксаут-Тебердинское и др.).

Организованными после революции изысканиями обнаружены новые месторождения золота, серебра, редких металлов (молибден), свинцово-цинковых руд, мрамора, барита и т. д. Залегания мрамора находятся в верховьях почти всех карачаевских рек — Кубани, Даута, Теберды, Агура, Маруха, Аксаута и др. Карачаевский мрамор отличается богатым разнообразием сортов, высокими техническими качествами и чрезвычайной красотой. Мрамор залегает иногда громадными пластами в 80 м толщиной. Здесь имеется снежно-белый, особенно редкий, мрамор; есть мрамор совершенно черного цвета. Особенной красотой отличается мрамор по реке Маруху. Он — темно-красного цвета; там же имеется мрамор желтого цвета. В результате обследования, произведенного по поручению правительства, карачаевский (тебердинский) мрамор признан пригодным для строительства Дворца советов в Москве.

Золото есть в верховьях многих рек Карачая. За самое последнее время (в 1937 г.) в реке Гиляш, притоке верхнего течения Кубани, обнаружены новые россыпи. На Урупском и Кизильчукском приисках старатели, промывая песок, нередко обнаруживают золотые самородки весом в 600-800 г. Многие самородки, найденные в реках, носят следы рудного золота.

Большое промышленное значение для области имеют месторождения свинцово-цинковых руд «Эльбрус», расположенные на реке Кубани на расстоянии 10 км от аула Учкулана, и полиметаллические месторождения на Даутском хребте, по рекам Индыш и Худее. На двух левых притоках Теберды, Азгеке и Муху, расположены молибденовые месторождения.

Построена ГЭС на реке Теберде, которая обеспечивает энергией город Микоян-Шахар и прилегающие к нему районы.

Общее число рабочих и служащих в Карачаевской автономной области на 1/I 1936 года составляло 8 тыс. человек; валовая продукция промышленности (1935) — 8,7 млн. рублей.

В отношении культурного развития Карачай до революции представлял исключительно отсталый район. Своей письменности у карачаевцев не было. Население было почти сплошь неграмотное. За несколько десятков лет (с 1862 г. по 1917 г.) в Карачае было основано всего 12 русских школ с 450 учащимися. Кроме того, существовало несколько «школ» при мечетях. Грамотность к 1917 году составляла едва 6,5%. Учились вообще только богатые люди, лица из духовного звания и т. д. Уже в первые годы после революции появляются школы ликвидации неграмотности, избы-читальни, за ними школы первой ступени и повышенного типа, за ними агро-колхозные курсы и техникумы.

Еще до 1928 года преподавание на пунктах ликвидации неграмотности шло на русском языке, в школах родной язык преподавался как особый предмет. С 1929/30 г. преподавание постепенно переходит на родной язык, и с 1932/33 г. преподавание на родном языке осуществлено полностью. В результате, в Мало-Карачаевском, например, районе уже в 1932 году грамотность достигает 84%. Дети школьного возраста в Карачаевской автономной области уже в 1932 году на 92% были охвачены школой.

В 1936 году в области было 67 начальных школ, 25 неполных средних, 3 средних. Общее число учащихся достигало 15,1 тыс. человек, преподавателей во всех школах было 728 человек, то есть почти в два раза больше, чем было до революции учащихся. В 1938/39 г. в области уже насчитывалось 102 школы с 28 тыс. учащихся; учителей в них — свыше 1 000 человек. Нет ни одного крупного села, где бы ни было средней или неполной средней школы. В Мало-Карачаевском районе есть сельскохозяйственное училище с отделениями молочного хозяйства и кормодобывания. В области существуют также учительский институт, педагогическое училище, медицинский техникум. Большие успехи достигнуты в деле дошкольного воспитания. Еще в 1928 году открытие в ауле (а. Терезе) детской площадки едва не вызвало женский бунт, а в настоящее время сеть дошкольных учреждений раскинулась по всей области. В конце 1937 года здесь было 12 детских садов, в которых воспитывалось 299 детей, из них 5 садов с 199 детьми в сельских местностях.

Широкое распространение получила в Карачаевской автономной области сеть культурно-просветительных учреждений, которые до революции здесь почти совершенно не были известны. В конце 1937 года Карачаевская автономная область имела 62 массовых библиотеки с 74,3 тыс. книг, из них 56 библиотек с 49,7 тыс. книг в сельских местностях, из 84 клубных учреждений на селе была 41 изба-читальня и 22 колхозных клуба, 19 киноустановок, из которых 10 звуковых. Печати на карачаевском языке до революции не было совершенно, а в 1937 году на карачаевском языке издавалось 2 газеты и было издано 40 книг с общим тиражом в 131 тысячу экземпляров.

Не знал Карачай в дореволюционное время и медицинской помощи. Первая больница на 25 коек была открыта в 1921 г. В 1936 году в области было 42 врача, 27 медицинских амбулаторий и поликлиник (255 тыс. посещений), 6 стационарных медицинских учреждений с 339 койками. Забота о людях, улучшение их культурно-бытовых условий, последовательно проводимые советской властью, находят в этих мероприятиях яркое выражение.

Карачаевская автономная область замечательна своими живописными долинами, бурными горными реками и прекрасным хвойным лесом. Исключительная красота местности и высокие горы привлекают ежегодно в летние месяцы большое количество туристов-альпинистов. В верховьях рек Учкулана и Хурзука, из слияния которых образуется Кубань, ледники спускаются до уровня 2 000 м. До этой границы местность покрыта хвойными лесами; встречаются участки со смешанным лесом. Некоторые из притоков названных рек берут начало из живописных озер, расположенных на высоте 2 800-3 000 м.

В особенности славится западная часть области, менее пригодная для сельского хозяйства, но очень ценная в курортном отношении (климатический курорт Теберда и др.). Ущелья рек Теберды, Аксаута, Зеленчука и их притоков являются сплошным парком, где каждый уголок своеобразно красив и привлекателен. В 1935 году в бассейне реки Теберды учрежден тебердинский государственный заповедник в 60 тыс. га, в задачу которого входит сохранение массивов леса и опыты по акклиматизации животных. Исключительные климатические условия Тебердинского ущелья и всего западного Карачая открывают возможность создать здесь всесоюзную здравницу с сетью горноклиматических станций.

Номер тома58
Номер (-а) страницы74
Просмотров: 22

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я