Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 39. Чечено-Ингушская АССР

Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 39. Чечено-Ингушская АССР расположена на Северном Кавказе. Северную ее границу составляет Терек, за которым расположен Моздокский район Орджоникидзевского края, на юге ЧИАССР граничит по линии Кавказского хребта с Грузией, на востоке и юго-востоке — с Дагестаном, на западе — с Северной Осетией, на северо-западе — с Кабардино-Балкарией.

В дореволюционное время территория современной ЧИАССР входила в состав бывшей Терской области (см.). В марте 1920 года, как только Северный Кавказ был очищен от белогвардейцев, из состава Терской области была выделена Горская АССР, куда вошли и районы, населенные чеченцами и ингушами. 1 декабря 1922 года чеченские районы были выделены из состава Горской АССР и образовали Чеченскую автономную область. В 1924 году Горская АССР была упразднена, а территория ее расчленена по национальному признаку на автономные области Северной Осетии и Ингушетии. В 1929 году в состав Чеченской автономной области были включены округа бывшего Северо-Кавказского края Сунженский и Грозненский вместе с городом Грозным. В 1934 году автономные области Чечни и Ингушетии, как населенные родственными народами, были объединены в Чечено-Ингушскую автономную область, которая после утверждения Сталинской конституции была преобразована в АССР. По размерам территории (15 208,1 кв. км) ЧИАССР — крупнейшая, после Дагестана, автономная республика Северного Кавказа. По переписи 1926 года на территории современной ЧИАССР население достигало 512 194 человека, по переписи 17/I 1939 года оно исчисляется в 697 408 человек (увеличение против 1926 г. на 36,1%), в том числе 198,7 тыс. городского и 498,7 тыс. сельского. Национальный состав Чеченской и Ингушской областей, в то время еще не объединенных, был следующий (не считая городского): в Чеченской автономной области 94% составляли чеченцы, 2,9% русские, 3,1% прочие; в Ингушской автономной области 93,1% было ингушей, 3,4% чеченцев, 1,2% русских и 2,3% прочих. Преобладающее население бывших Сунженского и Грозненского округов составляют русские.

По физико-географическим условиям ЧИАССР делится на три основных зоны: плоскость, предгорье и высокогорную зону. На плоскости, в самой северной части республики, длинной и узкой полосой, шириной до 20 км и длиной более 100 км, вдоль правого берега реки Терека тянется надтеречная плоскость, являющаяся крупнейшим в ЧИАССР массивом, со спокойным равнинным рельефом, не имеющим ни поверхностных, ни грунтовых вод. Населенные пункты расположены здесь по берегу реки Терека.

Южнее тянутся с запада на восток параллельно два невысоких хребта — Терский и Сунженский, между которыми заключена Алхан-Чуртская долина, длиной в 150 км и шириной в 8-15 км. Начинаясь у границы ЧИАССР с Северной Осетией, Алхан-Чуртская долина тянется до Грозного. В ее восточной части, недалеко от города Грозного, на северном склоне Сунженского хребта, располагаются старые промыслы Грознефти, а в западной части, на южном склоне Терского хребта, находятся нефтепромыслы Малгобека. Как и надтеречная плоскость, Алхан-Чуртская долина располагает богатыми черноземными почвами, но совершенно лишена воды. В силу этого она почти не заселена и в сельскохозяйственном отношении слабо освоена, в то время, как и по природным условиям и по своему географическому положению она могла бы быть и должна стать богатейшим сельскохозяйственным районом. Десятки лет, начиная с 60-х годов прошлого столетия, составлялись проекты обводнения Алхан-Чуртской долины, но только при советской власти, в годы первой и второй пятилеток, сооружена здесь Алхан-Чуртская обводнительная система, по разнообразию и сложности гидротехнических сооружений одна из выдающихся в СССР.

 Прежде, чем попасть в Алхан-Чуртскую долину, расположенную в 50 км к северу от города Орджоникидзе (Северная Осетия), воды Терека проходят бетонную плотину — так называемое головное сооружение. Далее следуют акведуки через реку Камбелеевку и железнодорожную линию, затем 9 гигантских деревянных труб-водопроводов (дюкеров) диаметром в 2,5 м. Поток воды Терека по двум тоннелям проходит через Сунженский горный узел; один из тоннелей длиной в 1 056 м, другой — в 775 м; и, наконец, гигантский «быстроток» — красивейшее сооружение, по которому вода с огромной быстротой сбрасывается с высоты в 143 м в долину. Когда впервые пускали воду по второму дюкеру, посмотреть на необычайное зрелище явился «и стар, и млад» со всех окрестных ингушских селений. Муллы и старики, смотря на гигантскую змею, перекинувшуюся через Барсуковскую балку и поднимающую голову со дна балки на высокий ее обрыв, утверждали, что «вода не пойдет», «вода не может идти вверх». И надо было видеть страх и удивление одних и полный восторг других, когда, поднявшись наверх, вода хлынула из дюкера в открытый канал. Инженерная наука оказалась сильнее мулл. «Большевик захочет — погонит воду на Казбек», — долго говорили ингуши. Алхан-Чуртская система меняет лицо важнейшего района Чечено-Ингушской республики. Бурные воды Терека по ней уже текут от города Орджоникидзе на 200 с лишним км по направлению к Грозному. 200 тыс. га безводной земли Чечено-Ингушетии будут получать воду из ее каналов. Падение воды будет использовано для устройства мощной гидростанции на 15 тыс. кВт.

Другим крупным гидротехническим сооружением в ЧИАССР должно явиться обводнение и орошение надтеречной плоскости. К западу от нее лежит в пределах Кабардино-Балкарской АССР Малая Кабарда. Здесь еще в 1925-1929 годах построена крупная оросительно-обводнительная Мало-Кабардинская система. В настоящее время составлен проект расширения магистрального канала этой системы и проведения его на 134 км в ЧИАССР, что даст возможность обводнить 150 тыс. га и оросить 13 тыс. га в надтеречной плоскости.

Еще южнее, между Сунженским хребтом и предгорьями Главного Кавказского хребта, лежит самая густонаселенная и экономически наиболее развитая часть ЧИАССР — Чечено-Ингушская равнина — переходная полоса от плоскости к горам. В связи с этим меняются и физико-географические условия. Предкавказские черноземы сменяются здесь почвами переходной и подзолистой полосы, охватывающей горные местности.

Иную картину представляет этот район и в гидрографическом отношении. Расположенный в бассейне реки Сунжи и ее многочисленных правых притоков, берущих начало в горах, он хорошо обводнен. Этот район является основным земледельческим сельскохозяйственным районом ЧИАССР. Преобладающей культурой здесь, как впрочем, и в большинстве других районов ЧИАССР, является кукуруза, за ней следует озимая пшеница и другие культуры. На Гудермесской низменности, как и в надтеречной полосе, все более укрепляется и получает значение культура хлопчатника, введенного здесь в годы социалистической реконструкции сельского хозяйства и имеющего большое будущее. Столь же новой является здесь культура сои. Вся плоскостная часть ЧИАССР, и в частности бассейн реки Сунжи, не защищена от приходящих из закаспийской пустыни знойных ветров, быстро повышающих температуру и весной крайне неблагоприятно действующих на молодую неокрепшую растительность полей. Наиболее сильны восточные ветры в марте и апреле, когда они достигают временами такой силы, что местами сносят поверхностный пахотный слой почвы и уничтожают посевы. Летом упорные и длительные восточные суховеи в отдельные годы влияют на налив зерна; вследствие «захвата» зерно в таких случаях делается щуплым и легким. Засушливость климата и наличие рек — Сунжа, Асса, Аргун, Аксай и др. — со значительным уклоном и частыми паводками, позволяющими при помощи несложных сооружений выводить воду в каналы (ср. XXIII, 62/63), обусловили развитие в восточной части ЧИАССР искусственного орошения. Здесь имеется свыше 30 мелких небольших систем и каналов, орошающих более 15 тыс. га садов, овощных посевов, зерновых культур. Системы эти устроены, однако, весьма примитивно; в них обычно отсутствуют сооружения для сброса вод, в результате чего в некоторых местах появилась заболоченность почв (Истисунские болота площадью в 4 тыс. га). В связи с этим ближайшие задачи в области водного хозяйства заключаются здесь в осушении болот, что будет иметь огромное значение в борьбе с малярией, в упорядочении существующего орошения и в дальнейшем его расширении. Большое значение для борьбы с суховеями имеет здесь полосное лесоразведение.

Климатические условия в предгорной и горной части резко меняются. В то время как в Моздоке — несколько выше северной границы ЧИАССР — годовая сумма осадков достигает 473 мм, а в Грозном 502 мм, в Орджоникидзе (близ западной границы ЧИАССР) выпадает в год 840 мм, в Ведено — 819 мм. Средняя годовая температура падает: в Грозном она достигает +10,6°, в Орджоникидзе +8,7°, в Ведено +8,1°. В богатом осадками и более умеренном климате предгорий большая часть площади занята лесами с преобладанием в центральной их части бука. Общая площадь лесов и кустарников в ЧИАССР составляет 461,7 тыс. га. Такая большая лесная площадь с наличием ценных пород (бук и др.) открывает большие перспективы для лесной промышленности. До революции эта промышленность здесь совершенно отсутствовала; в настоящее время она занимает заметное место. В ЧИАССР существует несколько лесопильных заводов. Но имеющиеся в этом деле возможности используются еще недостаточно: в 1933 году, например, фактический отпуск древесины по лесам государственного значения составлял по Чечено-Ингушетии всего 18,3% от возможного. Наряду с этим беспорядочная рубка леса в отдельных малолесных предгорьях Чечни и Ингушетии повела к обнажению их и развитию оползневых явлений. В ЧИАССР заготовляется преимущественно деловой лес; так, из заготовок 1937 года 64,6% падают на деловую древесину и 35,4% на дровяную.

Горная часть Чечено-Ингушетии образует сложное разветвление ряда хребтов. Высокие плоскогорья чередуются здесь с замкнутыми долинами, почти не сообщающимися друг с другом. Почвенный покров там, где он есть, представлен в основном почвами высокогорной, альпийской зоны, покрытой луговой и пастбищной растительностью. Площадь пахотных земель ничтожна: в горных районах количество пашни снижается до 0,25 га на человека. Результатом этого является смена преобладающего направления сельского хозяйства: сокращение земледелия и рост животноводства, что иллюстрируется следующими данными, относящимися к 1929 году: количество всего скота на 100 хозяйств было на плоскости 862 головы, в предгорьях — 1 520 голов, в высокогорной зоне — 2 351 голова.

Тяжелую борьбу пришлось вынести коренному населению Чечено-Ингушетии за свое национальное и экономическое возрождение. Во время завоевания Кавказа (см. Кавказские войны, XXIII, 43/47) население Чечено-Ингушетии являлось наиболее активным и сильным противником царских войск. В частности чеченцы, занимавшие плодородные земли по долинам Сунжи и Терека и важнейшие ущелья, ведущие в Дагестан и Грузию (Веденское, Шатойское, Ассинское), поставляли главные боевые силы и продовольствие для борьбы горцев с царизмом.

Методическое вытеснение чеченцев и ингушей с плоскости путем уничтожения аулов, рубки лесов, устройства крепостей и заселения «освобожденных земель» казачьими станицами, раздача их офицерам и чиновникам продолжалась и после «покорения» Кавказа. По закону 1888 года все земельные пространства, не закрепленные за туземным населением, хотя и находившиеся в его пользовании, были отобраны в казну, а население, пользовавшееся ими, загонялось в далекие горы. Одновременно с тем много горцев было выслано в безводные местности на плоскости (Ачалуки, надтеречная полоса), где люди целыми днями простаивали в очередях за питьевой водой. Самое расположение казачьих станиц было произведено царскими чиновниками и военными властями так, что чеченцы были отрезаны от ингушей, а те и другие от находившихся ранее в их пользовании земель. Вопиющее малоземелье коренного населения Чечено-Ингушетии обрекало его на вымирание. По статистическим подсчетам того времени только 10% населения могло прокормиться на оставленных в его пользовании наделах, а 90% было обречено на голодное существование. Чеченцы и ингуши платили казачьим верхам и кулачеству одной арендной платы 450 тысяч рублей в год.

Огромные потери среди населения во время национально-освободительной войны, голод и нищенские условия жизни в горах, искусственно поддерживавшаяся царизмом крайняя культурная отсталость населения, в свою очередь породившие широкое распространение социальных болезней, как туберкулез и сифилис, полное отсутствие медицинской помощи — все это вело к массовой гибели населения. По официальным данным население Чечни с 1847 по 1850 годы уменьшилось в 2 с лишком раза, а с 1860 г. к моменту революции — почти вчетверо. Только после победы Октябрьской революции чеченцы и ингуши при помощи русских рабочих и крестьян, в частности рабочих Грозного и Владикавказа, и при участии бедноты из «иногороднего», главным образом, населения казачьих станиц отвоевали землю, изгнали навсегда как русских, так и своих чеченских и ингушских эксплуататоров. Борьба против белогвардейцев в Чечено-Ингушетии в 1918-1920 годах велась под непосредственным руководством Серго Орджоникидзе, С. М. Кирова и погибшего в боях Асланбека Шерипова.

В 1936 году в письме на имя товарища Орджоникидзе, подписанном многими десятками тысяч трудящихся Ингушетии, они рассказывают о своей прошлой и теперешней жизни: «У нас всей земли было 32 тыс. га на 70 тыс. населения. Теперь у нас более 70 тыс. га одной плодородной пашни. Закончено строительство Алхан-Чуртской оросительной системы стоимостью в 28 млн. рублей, которая позволит оросить десятки тысяч га земли и получать высокие урожаи и доходы... Мы ковыряли нашу несчастную каменистую землю мотыгой и деревянной сохой, урожай снимали серпом и голыми руками, грузы возили только на ишаках. Теперь у нас работают в колхозах более сотни новых мощных тракторов, 15 комбайнов, до 50 грузовых автомобилей».

Разительны перемены, которые внесла Великая Октябрьская социалистическая революция в сельское хозяйство Чечено-Ингушетии. До революции сельскохозяйственного инвентаря в Чечено-Ингушетии почти не было. Были деревянные бороны, деревянные плуги да просто железные палки, которыми ковыряли землю. А имевшиеся сельскохозяйственные орудия принадлежали 26% кулацких и зажиточных крестьян, которые с помощью этих орудий жестоко эксплуатировали бедноту. У кулаков же был и рабочий скот. Почва на плоскости тяжелая, суглинистая. Поднимать ее впору только хорошей машиной да сильным рабочим скотом, а между тем, кроме 25% бестягловых, здесь было еще 14,2%, имевших лишь по одной голове рабочего скота, с которой тоже ничего нельзя было сделать. Таким образом, без тягла было по существу до 40%, и бедноте приходилось арендовать у кулаков и землю, и скот, и инвентарь. После уплаты за землю и скот да податей от урожая оставалось хлеба на два, самое большое на три месяца. Чтобы как-нибудь просуществовать, приходилось опять идти к кулаку и вымаливать у него хлеба «взаймы». Кулаки отказывали редко, но брали «божеские» проценты: за один пуд кукурузы надо было вернуть три. На посев снова надо было брать семена у богача. Так и билась беднота в тисках жестокой нужды, не находя из нее выхода.

Социалистическая перестройка сельского хозяйства в чечено-ингушском ауле шла сравнительно с другими районами страны не такими быстрыми темпами. Еще в 1933 году даже в плоскостных районах Чечено-Ингушетии процент коллективизации крестьянских хозяйств не превышал 40-60, в горах же этот процент был еще ниже. В 1935 году, в связи с принятием сталинского устава сельскохозяйственной артели, произошел резкий перелом; начался массовый прилив трудящихся единоличников в колхозы, и к июлю 1938 года в них состояло уже 92,7% всех крестьянских хозяйств. Всего в ЧИАССР было в это время 469 колхозов, объединявших 13,2 тыс. крестьянских дворов. Рост колхозов шел одновременно и в связи с усилением технической базы колхозного земледелия: на 1/I 1938 г. в ЧИАССР было 18 МТС, имевших 680 тракторов мощностью в 14 4 тыс. лошадиных сил, 175 комбайнов, 117 грузовых автомашин и сотни других сложных сельскохозяйственных машин. Наряду с ростом коллективизации крестьянских хозяйств шло образование совхозов, начавшееся главным образом с 1931 г. К 1936 году на территории ЧИАССР было 11 совхозов (зерновые, овцеводческие, овощные, овощно-молочные), располагавших 356 тракторами. В 1938 году все сельское хозяйство Чечено-Ингушетии обслуживали 1 083 трактора, 340 комбайнов, 335 грузовых автомашин.

Результатом социалистической реконструкции сельскохозяйственного производства явилось огромное увеличение посевных площадей. Посевная площадь 1913 года на территории ЧИАССР достигала 219,2 тыс. га, в 1928 г. здесь засевалось 221,7 тыс. га, а посевная площадь под урожай 1938 года достигла 365,1 тыс. га. Полеводство ЧИАССР характеризуется значительным преобладанием ярового клина, занимавшего в 1913 г. 72,6% всех посевов и почти такое же значение сохранившего в 1938 году (71,3% посевов), но по удельному весу отдельных культур земледелие подверглось значительной реконструкции. В 1913 г. зерновые и бобовые занимали 87,6% посевных площадей, в 1938 году их удельный вес снизился до 77,8%, при росте самих посевов зерновых на 48,0% (с 192,0 тыс. га до 284,2 тыс. га), в то же время посевы пшеницы увеличились на 117% (с 44,2 тыс. га до 95,9 тыс. га). В 1938 году удельный вес пшеницы среди зерновых и бобовых составлял 33,7% (против 23,0% в 1913 г.), при этом яровая пшеница имела ничтожное значение (2,6 тыс. га в 1938 г.). В 1938 году в озимых посевах пшеница занимала 89,3%. Почти половину посевов зерновых и бобовых составляла кукуруза, занимавшая в 1938 г. 144,5 тыс. га. За счет уменьшения удельного веса зерновых значительно увеличилось значение технических и кормовых культур. Технические культуры в 1913 г. занимали площадь в 1,9 тыс. га, или 0,9% всех посевных площадей, в 1938 году эти культуры заняли 19,9 тыс. га, составив 5,5% всех посевных площадей. Единственной технической культурой здесь до революции был подсолнечник (1,9 тыс. га), после революции появились другие культуры, в том числе хлопчатник, занявший в 1938 году 7,1 тыс. га. Посевы подсолнечника сравнительно с 1913 г. увеличились почти в 6 раз (11 тыс. га в 1938 г.). Кормовые культуры в 1913 г. занимали 3,5 тыс. га, или 1,1% всех посевов, в 1938 г. их посевная площадь составила 37, 8 тыс. га, или 10,4% всех посевов. На 38,1% увеличились в 1938 г. в сравнении с 1913 г. посевы овощебахчевых культур и картофеля. В 1937 году урожаи кукурузы в передовых колхозах достигали 50-80 ц с га, а в стахановских звеньях — 110-130 ц.

Большие задачи стоят перед ЧИАССР в области животноводства. Развитие этой отрасли хозяйства, являвшейся в прежнее время у чеченцев и ингушей важнейшей, резко отстает от общих темпов реконструкции сельского хозяйства. Если в нагорной части количество лошадей и крупного рогатого скота за последние годы превысило цифры 1929 года, то на плоскости и в целом по республике поголовье от этих цифр еще отстает. За последние годы и в этой, наиболее пострадавшей от сопротивления классового врага отрасли хозяйства имеются в ЧИАССР значительные достижения. Уже к концу 1935 года в республике было организовано 32 колхозных молочно-товарных фермы, 15 овцеводческих, 14 свиноводческих, 3 коневодческих, 15 птицеводческих и 19 пчеловодческих. В 1938 году было уже 163 молочно-товарные фермы, 118 овцеводческих. Таким образом, за 3 года количество МТФ возросло в 5 раз и овцеводческих ферм — в 8 раз. Несмотря на такой рост, число овцеводческих ферм еще недостаточно. Количество скота на коневодческих, молочных, овцеводческих и свиноводческих фермах, достигшее в 1935 году всего 16,5 тыс. голов, в 1938 г. уже выражалось следующими цифрами: крупного рогатого скота — 19 805 голов, овец — 71 116 голов и т. д. Общее количество крупного рогатого скота в республике достигло на 1/I 1938 г. 324,6 тыс. голов, овец — 234,0 тыс. голов, коз — 109,6 тыс. голов, лошадей — 60,5 тыс. голов. Улучшается качественный состав стада и т. д. Вместе с тем растет и оборудование ферм постройками и инвентарем, растет спецперсонал.

Коренным образом изменилась социальная структура скотоводческого хозяйства. До революции скотоводство (количественно) было развито, но скот находился в основной своей массе у богачей. В горных районах не имели коров 43% дворов, на плоскости бескоровные бедняцкие хозяйства составляли еще более высокий процент. При введении сталинского устава сельскохозяйственной артели плоскостные районы Чечни и Ингушетии отнесены к числу земледельческих районов с развитым животноводством, где каждый состоящий в колхозе двор может иметь в личном пользовании 2-3 коровы и, кроме того, молодняк и мелкий скот, горные же районы отнесены к числу районов кочевого или полукочевого животноводства, где земледелие имеет небольшое значение, а животноводство играет решающую роль в хозяйстве, и где каждый колхозный двор может иметь, не считая молодняка и мелкого скота, 4-5 коров. На каждые 100 хозяйств в личном пользовании колхозников на 1/I 1938 года было 330,9 голов крупного рогатого скота, 306,9 голов овец, 9,1 голов свиней. От былой бескоровности и бесскотности бедноты здесь не осталось и следа. Как результат отсталого в прошлом бытового уклада еще незначителен в ЧИАССР интерес к свиноводству.

Подавляющее большинство чечено-ингушского населения республики занято сельским хозяйством. Но ЧИАССР, наряду с этим, является одним из крупнейших промышленных районов СССР. В ЧИАССР находится один из главнейших нефтяных районов нашей страны — Грозненский район. Промышленная добыча нефти в Грозном началась еще в 1893 году. Однако, в дореволюционное время промыслы находились на очень низком техническом уровне, добыча нефти носила хищнический характер и в 1913 г. достигла 1 610 тыс. т. Во время гражданской войны Грозненские промыслы были сожжены, и полное восстановление их начинается в 1920 году. За годы советской власти была произведена полная техническая реконструкция нефтепромыслов, и добыча нефти поднялась в 1925 году до 2 026 тыс. т. В 1938 году добыча нефти в Грозненском районе составила 2 763 тыс. т.

Ярким примером несостоятельности защищавшейся вредителями теории «исчерпания» Грозненского нефтеносного района является открытие нефти в Малгобеке. Добыча нефти в Малгобеке начата с 1933 года; по заключению академика Губкина, этот район имеет огромное будущее. Помимо этого, ведутся разведки в Горно-Чеченском районе, еще в 1931 году давшем один фонтан белой нефти и в 1934 г. — второй. В феврале 1937 года начала фонтанировать скважина № 8 на горе Горской, в центральной части Терского хребта, с дебитом в 500 т в сутки, чем подтверждено наличие в недрах этого хребта больших запасов нефти. Известны месторождения нефти и выходы газа и в других местах ЧИАССР. Громадные перемены произошли в годы социалистической реконструкции и в деле переработки нефти, бывшей до революции очень примитивной: из светлых продуктов получалось 7,8% керосина и очень незначительная часть бензина. Основным продуктом являлся мазут. Никаких сложных процессов Грозный не знал. Выработка бензина в 1913 г. достигала 121,3 тыс. т, в 1934 г. — 459,2 тыс. т, керосина в 1913 г. — 109,7 тыс. т, в 1934 г. — 1 334,6 тыс. т. Это стало возможно благодаря постройке 12 крекинг-установок, реконструкции кубовых батарей, постройке ряда новых усовершенствованных трубчаток, развитию производства газового бензина. Грознефть организовала выработку низковязких, а также автомобильных масел высокого качества. Новым продуктом производства является мылонафт, идущий как жир для выработки мыла. Помимо этого, организовано производство асфальта, церезина. Вместо единственной маломощной электростанции времен капитализма Грознефть имеет три электростанции и мощную теплоцентраль им. Коминтерна, полной мощностью в 25 тыс. кВт.

Процессы технической реконструкции распространились не только на добычу и переработку нефти, но и на транспорт. Расширение Грозненского железнодорожного узла, увеличение мощности подвижного состава (цистерн) и автоблокировка пути позволили во много раз увеличить отправки по железной дороге. Исключительное значение в транспортировке грозненской нефти имело устройство ряда трубопроводов. С 1924/25 г. вступает в эксплуатацию построенный еще до революции трубопровод Грозный—Махач-Кала, давший выход нефтепродуктам Грозного к Каспийскому морю, а через него на Волгу. За первые 10 лет его эксплуатации при советской власти по этому трубопроводу перекачано 3 761 тыс. т. С 1928/29 г. началась перекачка по вновь устроенному десятидюймовому трубопроводу Грозный—Туапсе, протяжением в 618 км, соединившему грозненские нефтепромыслы с Черным морем и давшему выход нефтепродуктам Грозного на внешний рынок. За 1929-1934 годы по этому трубопроводу было перекачано 5 773 тыс. т. С 1933 г. начал работать присоединенный к Грозненско-Туапсинскому двенадцатидюймовый трубопровод Армавир—Трудовая (488 км), пропустивший в 1933 г. 1 181 тыс. т и в 1934 г. — 1 509 тыс. т нефтепродуктов. Наконец, с 1934 года начал действовать небольшой по протяжению (25 км) трубопровод нового района промыслов в Малгобеке.

В нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности ЧИАССР в 1937 году было занято 5 292 человека рабочих, что составляло 18,8% всех рабочих крупной и мелкой промышленности ЧИАССР. Валовая продукция нефтедобывающей промышленности оценивалась в 69,6 млн. рублей и нефтеперерабатывающей — 321,4 млн. рублей. По отношению к общей валовой продукции промышленности ЧИАССР (572,4 млн. руб. крупная и 15,4 млн. руб. мелкая) это составляло 18,8% (нефтедобыча) и 54,6% (нефтепереработка). Таким образом, добыча нефти и ее переработка, занимая 18,8% рабочих, давала 73,4% стоимости валовой продукции промышленности ЧИАССР.

Помимо нефти и горючих газов, на территории ЧИАССР имеются месторождения меди, цинка, свинца, серебра, мергелей, извести.

Город Грозный сосредоточивает в себе, помимо нефтяных, и ряд других промышленных предприятий, возникших преимущественно в годы первой и второй пятилеток. Здесь находится крупнейший машиностроительный завод «Красный молот», в прошлом подсобная механическая мастерская «Молот» с 70 рабочими, к началу второй пятилетки превращенная в огромный завод с 3 тыс. рабочих (1938). За последние два года проведена дальнейшая реконструкция завода, и в 1939 г. он должен дать продукции на сумму 55 млн. рублей вместо 10 млн. в 1932 году. Завод специализирован на изготовлении оборудования для нефтяной промышленности и в первую очередь изготовляет мощные грязевые насосы, цепи Галля, станки, долотья и прочее буровое оборудование, ранее ввозившееся из-за границы. За эти же годы вырос и другой крупный завод «Красный труд», выпускающий цистерны для горючего (валовая продукция завода свыше 5 млн. руб.). Выросла химическая промышленность, выпускающая кислород, ацетилен, ацетон и другую продукцию, стоимость которой в 1937 году достигала 23,5 млн. рублей. Помимо того, за первую пятилетку ЧИАССР получила: крупный механизированный кирпичный завод, стоимостью в 757 тыс. рублей, с годовой производительностью 16,5 млн. кирпичей; три крупных консервных завода — в Грозном, с. Базоркине и ст. Ассинской, выпустивших в 1937 г. 29 млн. условных банок разных консервов; хлебозавод, стоимостью в 1 млн. рублей и производительностью 100 т в сутки; мясокомбинат с производительностью 6,4 млн. рублей, холодильник, емкостью в 500 т, стоимостью в 1 150 тыс. рублей, ряд лесопильных заводов, кровельно-сланцевый рудник в с. Ларе. В горах, где имеются богатейшие лесные массивы, построены крупные механизированные лесозаводы, перерабатывающие 100 тыс. куб. м древесины в год. На лесозаводах работает 2 400 рабочих. Строятся: завод пластических масс и завод синтетического каучука. Построены и строятся заводы: цементный, известковый и алебастровый, стекольный, консервной тары, хлопчатобумажная фабрика, шелкомотальная фабрика в ауле Шали. Создается полиграфическая база национального издательства с сетью типографий и выпуском газет во всех районах.

Рост промышленности ЧИАССР за годы революции и, в особенности, за годы первой и второй пятилеток показывают следующие цифры. В 1913 году на территории ЧИАССР было 25 промышленных предприятий, выпускавших продукции на 9 409 тыс. рублей. В 1937 году, без нефтяной промышленности, в республике было 52 предприятия, давших продукции почти в 22 раз больше — на 196 млн. рублей. Рабочих, опять-таки без нефтяной промышленности, было в ЧИАССР в 1934 году 6 761, в 1935 г. — 8 520, в 1936 г. — 12 043, в 1937 г. — 19 652 человека. В результате технической реконструкции нефтяной промышленности, технической вооруженности рабочих и применения социалистических форм труда резко выросла здесь производительность труда. Если в 1927/28 г. выработка на одного рабочего составляла (в ценах 1926/27 г.) 38,1 тыс. рублей, то в 1937 г. она поднялась до 71,8 тыс. рублей, то есть увеличилась почти вдвое.

Неузнаваемо изменилась вся жизнь занятых в промышленности рабочих. До 1905 года рабочие на буровых работах имели 12-часовой рабочий день, другие рабочие-нефтяники — 10-часовой; только в 1905 году, после длительной стачечной борьбы, рабочим-нефтяникам Грозного удалось добиться 9-часового рабочего дня. Теперь на нефтепромыслах Грозного полностью осуществлен 7-часовой рабочий день. Больничная помощь фактически отсутствовала. Единственная на промыслах больница не вмещала и одной шестой всех больных. Медикаментов недоставало. Борьба с эпидемическими заболеваниями не велась. Больницу содержал «Совет съездов нефтепромышленников». Он же содержал и полицию, отдавая заботам о ней, безусловно, больше внимания, чем больнице. В 1907 году, например, на содержание полиции нефтепромышленники отпустили 5 875 рублей, а на содержание больницы — 2 800 рублей. Первая школа на промыслах была устроена в 1903 г. Никаких культурно-просветительных учреждений на промыслах не было; их заменяли церковь и казенная винная лавка. Продуктами питания рабочие промысла обычно снабжались через потребительское общество, полностью контролировавшееся нефтепромышленниками. Здесь был открыт рабочим небольшой кредит «до первой получки», что служило одним из средств закабаления. Товары в потребительских лавках были в два раза дороже обычных рыночных цен. Основная масса рабочих жила впроголодь, одевалась плохо. Жили рабочие промыслов в тесных и грязных казармах, принадлежавших нефтепромышленникам; кроме того, в узкой тридцатиметровой полосе вдоль нефтяной зоны образовалось целое поселение из хибарок, землянок и сарайчиков, в которых ютились не получившие места в казармах. Из-за скученности, сырости и грязи здесь процветали эпидемии, которым способствовала также плохая вода, так как водопровода не было (воду возили из р. Сунжи за 22 км). Промыслы и рабочие поселения тонули в грязи и темноте; во время дождей сообщение между отдельными участками и городом прерывалось. Сам город Грозный, с населением в 1913 году в 35,8 тыс., по своему неблагоустройству скорее походил на станицу или большое село. Город состоял в большей части из саманных и глиняных землянок, крытых камышом. Первый электрический фонарь на главной улице Грозного появился в 1914 году; первая мостовая была построена в 1913 г. За неблагоустройство и грязь рабочие справедливо называли город не Грозным, а Грязным. По переписи 1926 года в Грозном насчитывалось 97 087 человек, по переписи 1939 г. — 172 468 человек. Город превратился в крупный индустриальный центр с благоустроенными домами, асфальтированными улицами, электрическим освещением, водопроводом (с 1929 г.), канализацией, трамваем (с 1931 г.), автобусами. В заводском Сталинском районе построен прекрасный дворец культуры, обслуживающий одновременно до 4 тысяч человек. В городе много хороших клубов, несколько кинотеатров, городской театр оперы и драмы и национальный театр.

Неузнаваемы стали рабочие районы на промыслах. На месте старых казарм и полуразвалившихся домишек выросли прекрасные поселки со светлыми, окруженными зеленью двухэтажными домами со всеми удобствами, вплоть до газового отопления, с правильной планировкой улиц, покрытых асфальтом, со всеми необходимыми служебными постройками, кооперативными ларькам, амбулаториями, клубами. На Новых промыслах выстроено три таких рабочих городка на несколько тысяч населения. Три городка выстроены и на Старых промыслах.

Рабочий класс города Грозного дважды награжден орденами СССР. Первый орден — Красного Знамени — героический пролетариат Грозного получил за то, что в годы гражданской войны в течение ста дней отвоевывал город от белогвардейцев, отстаивая его до последней капли крови. Второй орден — орден Ленина — рабочие Грозного получили за выполнение первой пятилетки в 21/2 года.

В Грозном в настоящее время имеются высшие учебные заведения — нефтяной институт, педагогический, высшая сельскохозяйственная школа, в которых учатся 1 436 человек. Часть специальных учебных заведений размещена в селах: педагогический техникум находится в с. Асламбеково, зоотехнический рабфак — в с. Урус-Мартан, агрономический — в с. Шали. Помимо того, подготовка кадров из коренных национальностей идет на различных курсах.

Чтобы понять громадное значение перемен, происшедших в ЧИАССР в области культуры за период меньше чем в 20 лет, следует вспомнить недавнее, но представляющееся уже невероятным, прошлое. В 1916 году грамотных среди чеченцев и ингушей было 0,3%. В 1924 г. число знающих арабскую грамоту было среди чеченцев меньше 2%. По переписи 1926 года чеченцы занимали по грамотности 37-е место среди 40 крупнейших национальностей Советского Союза. Можно сказать, что в наследство от царизма советская власть получила в Чечено-Ингушетии стопроцентную неграмотность. В 1936 году было уже грамотно 75% населения. До революции чеченцы и ингуши вовсе не имели своей письменности. Революция дала им эту письменность. До революции, в 1916 г., на одну душу населения тратилось на просвещение в Чечне 20 копеек и в Ингушетии 50 копеек за год. В 1936 году, без капиталовложений в школьное строительство, расходовалось по области в среднем 20 рублей 14 копеек на человека, притом в сельских районах больше, чем в городских. В 1937 году было израсходовано на просвещение 40 млн. рублей. Борьба за ликвидацию неграмотности развернулась в Чечне и Ингушетии в массовый культпоход. Вот, например, как проходила в годы первой пятилетки работа по ликвидации неграмотности и культурной отсталости в далеком горном Нажай-Юртовском районе, одном из самых заброшенных районов, расположенном на границе Чечни с Дагестаном. В этом районе было 10 тыс. обучающихся неграмотных, в том числе 5 тыс. женщин-горянок. 500 пунктов по ликвидации неграмотности густой сетью покрыли район, проникли в самые его глухие углы, в маленькие аулы, прятавшиеся за облаками. Под ликвидационные пункты были заняты кулацкие дома, мечети. В Шуане ликвидационный пункт работал в бывшем имамском доме. В каждом ауле будущие ученики сами пилили доски, сколачивали самодельные парты, везли дрова, дарили ликвидационному пункту свою единственную лампу. Культурный поход, начатый партией, превратился в подлинную культурную революцию. До войны в Чечено-Ингушетии было всего три школы, в которых учились почти исключительно дети военных чиновников, шейхов, кулаков, мулл. На 1/Х 1937 года в ЧИАССР было 358 школ (в т. ч. 136 неполных и 21 полная средняя школа), в которых обучалось 108,9 тыс. учащихся, в том числе в V-VII классах 17,1 тыс. и в VIII-Х кл. — 2,1 тыс. В 1939 году число учащихся достигло уже 118,9 тыс. Во всей республике введено всеобщее начальное обучение, а в городах — семилетнее. Еще немного времени и семилетнее обучение станет всеобщим по всей республике. Необходимые для этого условия быстро создаются. Горные аулы, где раньше о школах и не слыхали, имеют прекрасные новые школьные здания. Почти в каждом районе открыты семилетки. В горных районах, где затруднено сообщение, при школах устраиваются интернаты. Республика имеет (1939 г.) 4 059 учителей, из которых 2 272 — чеченцы и ингуши; в школах далеких горных аулов можно встретить учителя с высшим образованием. Широкое распространение получила в ЧИАССР библиотечная и клубная сеть. К 1/ХІ 1937 года насчитывалось 110 библиотек с 274,7 тыс. книг, в том числе в сельских местностях 55 библиотек с 54,6 тыс. книг. Клубных учреждений на это же число было 193, из них колхозных клубов — 8 и изб-читален — 144.

Учебники, газеты, журналы, книги печатаются в настоящее время на родных языках. До революции в Чечено-Ингушетии не существовало печати на родном языке; в 1937 году на местных языках выходило 4 газеты и было выпущено 54 книги общим тиражом в 398 тыс. экземпляров. В Грозном выходит газета «Грозненский рабочий» на русском языке и республиканская газета на чеченском и ингушском языках. Республика имеет своих талантливых писателей, поэтов, композиторов и музыкантов. Музыкальная студия, в которой с начала организации обучалось несколько десятков человек, преобразована в республиканский музыкальный техникум. На 1/I 1938 г. ЧИАССР имела 3 театра, в том числе 1 чеченский, 58 киноустановок, в том числе 41 звуковую; широкое развитие получила радиофикация в городе и в сельских местностях.

Значительные достижения имеются в области здравоохранения. Раньше Чечня имела 3 больницы в Грозном, а на 1/І 1938 года в ЧИАССР насчитывалось 7 больниц на 1 007 коек и 4 специальных родильных дома на 205 коек в городах и 19 больниц на 623 койки в сельских местностях, где имелось еще 10 колхозных родильных домов. Кроме того, в городах имелось 46 и в селах 72 врачебно-амбулаторно-поликлинических учреждения. Широко раскинута сеть и других лечебно-санитарных учреждений: диспансеров, рентгеновских установок, фельдшерских стационаров и амбулаторий, малярийных станций и проч. Создана сеть курортных учреждений и домов отдыха; ЧИАССР располагает в этом отношении большими возможностями, до революции малоизвестными и почти неиспользованными. Одним из наиболее интересных курортов, приобретающих всесоюзное значение, является горная долина Армхи, или Солнечная, расположенная в 10 км от Военно-Грузинской дороги, на высоте 1 200 м между Снежным и Скалистым хребтами Кавказа. В 1928 году здесь открыт санаторий, значительно после того расширенный, и проведено шоссе до Военно-Грузинской дороги. Исключительная живописность и целительный климат Солнечной долины обещают ей богатое будущее. Другим горным курортом всесоюзного значения является курорт в ауле Шатой и климатическая станция в ауле Ведено (бывшая резиденция Шамиля). Крупными бальнеологическими курортами являются Серноводск и Брагуны. В 40 км от города Орджоникидзе, в широкой горной долине, по течению рек Большой и Малый Ачалук расположены Ачалукские минеральные воды и грязи.

На всю Чечню и Ингушетию до революции в сельских местностях было 2 врача; на 1/I 1938 года ЧИАССР имела в селах 45 врачей и в городах 222 врача. Острый недостаток кадров чувствуется особенно в этой области, хотя кадры медицинских работников растут, в том числе и из коренных национальностей. До Октябрьской революции не было ни одного медицинского работника из чеченцев и ингушей. В 1936 году из них было 7 врачей, 13 работников среднего медицинского персонала и 848 человек младшего. Исключительно большой рост санитарно-медицинского обслуживания населения сильно снизил заболеваемость. В 1935 году по сравнению с 1913 г. количество заболевших оспой снизилось на 75,5%, брюшным тифом — на 68,6%, корью — на 62,4%, дифтерией — на 78,4%, дизентерией — на 78,4%. В старое время чеченская и ингушская женщина, согласно адату (обычаю), рожала без медицинской помощи, часто в сараях и на конюшнях; теперь она пользуется акушерско-медицинской помощью, для нее построены и строятся новые родильные дома, детские ясли, учреждаются консультации. На 1/I 1938 года в ЧИАССР насчитывалось в городах 11 и в сельских местностях 21 консультация по охране материнства и младенчества, 28 яслей в городах на 1 358 мест и 53 яслей на 1 139 мест в селах. Кроме того в селах организованы сезонные ясли на 4 005 мест.

В положении раньше совершенно бесправной женщины вообще произошла резкая перемена: как и всюду в СССР, она стала полноправным членом общества и пользуется своими правами. Еще в 1925 году в выборах сельсоветов участвовало только 5% женщин, в 1929 году -  30%, а теперь женщины участвуют в выборах столь же активно, как и мужчины.

Темна и безрадостна была жизнь чечено-ингушского аула в старое время. Невежественный знахарь (лор) был единственным целителем всех болезней. Арабская школа и мечеть с их мертвящей атмосферой были единственными очагами догматического, ограниченного и бесполезного «образования». Тейповщина (от слова «тейп» — род), кровная месть, умыкание женщин, родовая вражда — все отличительные черты патриархально-родового уклада тяжелым бременем лежали на бедняке и батраке-горце, суживая круг его мировоззрения, притупляя его развитие, низводя его на степень раба природы и господствующих классов. Так обрисовывается жизнь в чеченском и ингушском ауле в дореволюционное время. Совсем другим содержанием наполнена жизнь аула теперь. Вот, например, что рассказывал один из участников совещания передовиков урожайности в 1935 году об условиях работы своей бригады бригадир колхоза «Путь Ленина» Урус-Мартановского района: «Мы построили в поле культурный стан. На стану хороший дом, разделенный на две половины: для женщин и для мужчин. Есть кровати и другая обстановка. Для каждого члена колхоза имеется отдельное полотенце, зубная щетка и свое мыло. Полевой стан соединен телефоном с колхозом, имеется радиоприемник, волейбольная и футбольная площадки. Женщины у нас принимают активное участие в этих играх. Кроме того, мы имеем красный уголок, в котором находится до 700 книг. В бригаде все мужчины грамотны настолько, что могут сейчас поступить на рабфак, а из девяти девушек пока только четыре могут свободно читать газеты. При бригадном стане имеется столовая, кухня, специальное помещение для сбруи, специальный навес для лошадей и навес для скота. Имеется ларек с промтоварами, парикмахерская. Два раза в месяц выпускается бригадная стенная газета».

Благодаря колхозному строю быстро улучшается материальное положение населения аулов. Член колхоза «Красный чеченец» Абдул Мунам, выступая на съезде колхозников-ударников еще в 1933 году, заявил: «Мне 60 лет. С раннего детства я ходил работать по найму. Вечно грязный, оборванный, не имея пристанища, я ходил от хозяина к хозяину, едва зарабатывая себе кусок хлеба. Только сейчас, работая в колхозе, я начал жить. 180 пудов кукурузы и 60 пудов пшеницы я получил в этом году, а раньше я ел пшеничный чурек только по праздникам. Перед лицом всех колхозников я говорю: колхоз для нас спасение от нищеты и невежества, это то, о чем когда-то мечтали батраки, работая на богатых».

У колхозников не редкость встретить теперь кровати с пружинными матрацами, ковры, швейные машины, радио, мебель, новую посуду.

Теперь Чечня и Ингушетия имеют своих врачей, инженеров, учителей, директоров, машинистов, токарей, буровых мастеров, электромонтеров, слесарей и т. д. В 1926 году на промыслах Грознефти чеченцев и ингушей было всего 330 человек, в 1932 г. — 3 217 человек, в настоящее время — 4 000 человек; треть из них работает в наиболее технически сложной нефтеперерабатывающей промышленности. Среди выращенных социалистическим строем национальных кадров имеются машинисты, монтеры и буровые мастера, награжденные орденом Ленина.

Горные районы и плоскостные степи покрываются сетью хороших дорог. В труднейших условиях выстроена горная дорога Шатой-Шарой протяжением 52 км; выстроены мосты через р. Аргун, Сунжу и др. (общим протяжением 1 400 погонных метров), реконструированы шоссе Грозный—Шатой, Итум—Кале, Грозный—Орджоникидзе, Грозный—Червленая, Слепцовская—Карабулак; проложено 36,1 км гравийных дорог, 24 км грунтовых улучшенных дорог и т. д. До революции регулярной почтовой связи между отдельными районами не было: почта доставлялась от случая к случаю. Сейчас не только установлена почтовая связь, но во все крупные пункты проведен телефон.

Номер тома58
Номер (-а) страницы176
Просмотров: 13

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я