Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 40. Дагестанская АССР

Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 40. Дагестанская АССР образована в составе РСФСР постановлением ВЦИК 20 января 1921 года. В 1920 году весь Дагестан был охвачен острой борьбой с возглавляемыми имамом Гоцинским контрреволюционными бандами, которым помогали турецкие, английские и грузинские войска. Решительный перелом в борьбе наступил после того, как товарищ Сталин, прибывший на съезд народов Дагестана, происходивший в Буйнакске (бывший Темир-Хан-Шура) в ноябре 1920 года, сплотил трудящихся Дагестана, которые с помощью русского пролетариата и Красной армии в 1921 году окончательно разгромили силы контрреволюции. ДАССР была образована из прежней Дагестанской области (см. XVII, 495/507), к которой в 1922 и 1923 годах были присоединены восточные части Ставропольской губернии и Терской области. В этом составе, с незначительными изменениями, территория ДАССР, занимавшая 57,3 тыс. кв. км, просуществовала до февраля 1938 года, когда постановлением Президиума ВЦИК РСФСР 5 районов, расположенных по левому берегу реки Терека (Ачикулакский, Каясулинский, Караногайский, Шелковский и Кизлярский), были объединены в один Кизлярский округ и присоединены к Орджоникидзевскому краю. В новых границах ДАССР занимает 35,0 тыс. кв. км и граничит на севере с Орджоникидзевским краем, на западе — с Чечено-Ингушской АССР и с Грузинской ССР, на юге — с Азербайджанской ССР, с востока ДАССР омывается Каспийским морем. Входившая с 1931 года в состав Северо-Кавказского края ДАССР была по Сталинской конституции в декабре 1936 года из него выделена, с подчинением центральным органам РСФСР.

Редко где можно встретить на сравнительно небольшой территории такое разнообразие природных условий, такое нагромождение самых различных географических ландшафтов, начиная от полупустынь и тропических лесов до альпийских лугов и снежных вершин, как в Дагестане. По рельефу поверхности Дагестан делится на три части: равнинную, предгорную и горную.

Равнинная, или плоскостная, зона ДАССР занимает северную часть республики, от реки Терека до железнодорожной линии Хасав-Юрт—Махачкала, и узкую (10-25 км ширины) полосу вдоль Каспийского моря, от города Махачкала до границы Дагестана с Азербайджанской ССР. Климат плоскостной зоны в общем жаркий, со среднегодовой температурой воздуха +10,5° и среднегодовым количеством осадков около 500 мм. В прикаспийской, восточной полосе плоскости среднегодовая температура выше: +12° (Махачкала), +12,9° (Дербент). В северной части плоскости преобладают луговые, незасоленные или слабозасоленные почвы. Вдоль рек, особенно по правому берегу Терека, значительное место занимают плавни и заболоченные пространства. Северная часть прикаспийской полосы занята солончаками и песками. Растительность плоскостной зоны не отличается большим разнообразием. На севере преобладает полынная травяная степь; приморская низменность в северной своей части покрыта редкими зарослями седой приморской полыни, верблюжьей колючки, солянок; на юге же, особенно в дельте реки Самур, встречаются высокоствольные леса с лианами и многочисленными плодовыми кустарниками.

Предгорная часть, тянущаяся полудугой южнее железнодорожной линии Хасав-Юрт—Махачкала и вдоль приморской низменности, занимает, в общем, полосу около 260 км длины и 20-40 км ширины. Она состоит из долин, низин и котловин, заключенных между относительно невысокими хребтами примерно в 500-600 м над уровнем моря, достигающими, однако, на границе с горной зоной 1 000-1 200 м. Климат предгорной части мягкий, со среднегодовой температурой на высоте в 500 м от +10,5° до +11°, среднегодовое количество осадков колеблется от 350 до 500 мм. Почвы преимущественно каштановые, от малоплодородных светло-каштановых на низких горизонтах до темно-каштановых и обыкновенных черноземов на склонах в 600-1 200 м. В предгорной зоне, особенно в верхней ее части, сосредоточена большая часть дагестанских лесов, которыми, в общем, республика не богата.

Горную зону можно разделить на две подзоны: горную — внутренний Дагестан, и высокогорную. Первая — это бесконечный лабиринт крутых хребтов, изрезанных глубокими ущельями речных систем четырех Койсу (Андийского, Аварского, Лакского и Кара-Койсу). Все четыре Койсу (что в переводе значит «бешеная вода») сливаются в одну реку Сулак, прорывающуюся из гор на равнину через Гимринский хребет в грандиозном каньоне, глубиной в 1 500 м. Напор бешено-стремительного потока реки Сулак оценивается в 750 000 лошадиных сил, годных для использования. Климат внутреннего Дагестана отличается малой влажностью. Среднегодовое количество осадков сильно колеблется (от 334 до 558 мм) в зависимости от месторасположения того или другого пункта. Среднегодовая температура в Ботлихе +9°, в Хунзахе +6,4°. В горной зоне распространены горнолуговые почвы; южные крутые склоны почти лишены почвенного покрова. Растительность очень скудна; лесов почти нет.

В самой глубине гор, у границ Грузии и Азербайджана, расположена высокогорная альпийская зона. Она занимает область главного гребня Кавказского хребта, отдельные вершины которого поднимаются выше 4 000 м (например, Базар-Дюзи — 4 484 м). Наибольшего возвышения водораздельный гребень достигает в южном участке, севернее он понижается и открывает ряд сравнительно удобных перевалов в Грузию и Азербайджан, по которым в старое время пролегали торговые караванные пути, а ныне перегоняются из Дагестана стада овец на зимние пастбища Закавказья. Климат этой зоны прохладный, со значительным количеством осадков, в силу чего она богата растительностью, альпийскими лугами и прекрасными сосновыми лесами. (Подробнее о физико-географических условиях ДАССР см. XVII, 495/99).

Разнообразие естественно-климатических условий определяет многообразие сельского хозяйства в ДАССР. На Сулакско-Терской равнине земледелие возможно только в орошаемых местах и практикуется вдоль речных пойм; прочие же пространства используются под зимние пастбища для овец, проводящих лето в горах. В низовьях Терека и Сулака развито виноградарство и садоводство, широко распространены арбузные бахчи, на поливных полях разводятся пшеница, рис и, после революции, хлопок. Расположенные в равнинной зоне Баба-Юртовский район и частью Хасав-Юртовский являются важнейшими хлопководческими районами ДАССР. Тяжелую борьбу сельскому населению на низменной зоне, особенно по правому берегу Терека, приходится вести с ежегодными наводнениями во время летних разливов (в июле в момент наибольшего таяния горных ледников), которые почти всегда связаны с изменением русла Терека. Для борьбы с этими явлениями, приносящими громадный вред хозяйству, население принуждено было прибегать к насыпке валов по берегам, что привело к созданию искусственного ложа реки. Часто во время паводка Терек или прорывает валы то в одном, то в другом месте, или переливается через них и с высоты искусственного ложа бросается на прибрежные поля, сметая все на своем пути. На местах больших прорывов создаются так называемые «прорвы», ликвидировать которые очень затруднительно. Каргалинская прорва (выше г. Кизляра), через которую Терек ушел в совсем новое, более южное русло, оставив без воды северные станицы, ликвидируется в течение десятков лет. Такое положение создает так называемую проблему Терека, которая состоит в том, чтобы урегулировать Терек, заставить его идти по определенному руслу, сделать невозможным прорывы и наводнения, осушить колоссальные заболоченные пространства поймы и поставить правильное орошение прибрежных земель (см. Орджоникидзевский край, стб. 93/94). Основными источниками орошения полей плоскостной части ДАССР являются главным образом реки: Акташ, Аксай, Сулак и, в меньшей степени, Терек. В основных для полеводства, особенно для хлопководства, районах действуют в настоящее время четыре оросительные системы: Шабур-Вартазаровская и Юзбаш-Сулакская (Хасав-Юртовский район), Дадравская и им. Дзержинского (Баба-Юртовский район). Системы эти плохо еще оборудованы и далеко не в достаточной степени соответствуют выросшему здесь сельскому хозяйству, приходится ежегодно вкладывать значительные денежные средства, а колхозники вынуждены затрачивать сотни тысяч трудодней (до 800 тыс. человеко-дней в год) для расчистки оросительных систем и других необходимых работ. Развитие и усовершенствование оросительных систем не только в плоскостной, но и в предгорной и горной зонах ДАССР — дело третьей пятилетки.

В приморской низменности преобладают виноградарство и садоводство, в последнее время развиваются субтропические культуры.

Предгорную зону в сельскохозяйственном отношении принято разделять на два района: северный и южный. Северный район — почти сплошь поливной. На орошаемых землях разводят огороды, сады и виноградники; неполивные земли служат для зернового хозяйства и пастбищами для овец. Здесь часто встречается комбинированное хозяйство, в котором интенсивное садоводство и огородничество соединено с экстенсивным овцеводством. В больших количествах разводятся огурцы, помидоры, арбузы, кабачки и другие овощи. Из фруктов наибольшее распространение имеют черешня и абрикосы. Для консервирования овощей и фруктов построены заводы в Буйнакске и Хасав-Юрте. В последнее время в Хасав-Юртовском районе приобрели значительные размеры посевы хлопка, и этот район постепенно становится основным хлопководческим районом Дагестана. В южном предгорном районе ведется тоже виноградно-садово-огородное и земледельческое хозяйство, созданы крупные садоводческие совхозы. Виноград, фрукты и сбор орехов имеют здесь большее значение, чем в северном районе; в Дербенте работает большой консервный завод.

Во внутреннем, горном Дагестане, располагающем очень ограниченным количеством пастбищ и удобных земель, под земледелие используются террасы долин и искусственно создаются террасовые пашни на склонах гор. Почва здесь в большинстве каменистая, скудная, урожаи получаются ничтожные, и земледелие малорентабельно. По мере постройки дорог и введения механического грузового транспорта горное земледелие вытесняется, и пашни переводятся на взращивание кормовых культур. На орошаемых участках прекрасно растут фруктовые деревья, дающие большие урожаи, и потому здесь широко развито искусственное орошение. Введение морозоустойчивых мичуринских сортов позволяет поднять сады даже в высокогорные аулы.

В высокогорном Дагестане основой хозяйства является овцеводство. Большая часть населения 5 районов этой зоны на зиму покидает свои аулы и спускается вместе со своими стадами в степи и полупустыни Закавказья на зимние пастбища.

Недра ДАССР чрезвычайно богаты самыми различными полезными ископаемыми, которые до революции были очень мало изучены и использовались в совершенно ничтожной степени. На первом месте стоят топливные ископаемые. Почти все виды минерального топлива таятся в недрах ДАССР. Дагестан обладает (не считая нефтегазовых месторождений) самыми мощными в СССР месторождениями горючего газа, запасы которого только в трех наиболее изученных месторождениях (Огни, Дзулак, Хош-Мянзила) определяются в 200 млн. т условного топлива. До революции газы эти совершенно не использовались. После революции уже в продолжение 15 лет они частично эксплуатируются крупнейшим стекольным заводом «Дагогни». Запасы газа могут быть использованы не только как топливо (ставится проблема отопления городов Дербента и Махачкала при помощи естественных газов), но и для различных отраслей химической промышленности в широком масштабе.

Другим источником энергии является нефть, имеющаяся в Дагестане в значительных количествах. По мнению некоторых геологов, нефть залегает сплошной полосой вдоль предгорий, начиная от селения Миатлы, находящегося на границе Чечено-Ингушской республики, и дальше вдоль прикаспийского побережья до границ Азербайджана. Запасы основных месторождений нефти определяются в 145-160 млн. т; важнейшими являются: Берикейское, Избербаш, Ачи-Су, Каякент; в последние годы установлены значительные запасы нефти в непосредственной близости от города Махачкала. До революции эксплуатировалось в незначительной степени лишь Берикейское месторождение, но и здесь добыча нефти прекратилась еще до мировой войны. После революции разведаны и сданы в эксплуатацию богатейшие месторождения: Избербаш, Ачи-Су и Каякент.

Ископаемые угли и горючие сланцы залегают на площади в 5 тыс. кв. км, от бассейна Сулака до реки Самура. До революции угли Дагестана почти не разрабатывались. Население безлесных районов прибегало к поверхностным разработкам мелких пропластков для бытового потребления на месте. В последние годы началась промышленная эксплуатация Архитского и Акушинского месторождений. Угли Дагестана, кроме энергетического значения, могут представить и ценное сырье для химической промышленности.

Кроме топливных ископаемых, Дагестан обладает громадными энергетическими водными ресурсами. Гидроэнергетические ресурсы Дагестана по очень скромным подсчетам определяются примерно в 2,5 млн. кВт.

Из других ископаемых заслуживают быть отмеченными сидеритовые руды железа в Присамурском и в Присулакском районах, запасы которых по данным разведки 1932 года достигают 3 млрд. т. Широко распространены месторождения полиметаллических и медных руд, но они еще мало изучены. В южном Дагестане есть ртутные месторождения; на одном из них — Хпекском — уже заложен рудник.

В Аварии существует ряд серных месторождений, из которых наибольшего внимания заслуживают Кхнутское (где сера добывалась еще во времена Шамиля) и Гимрийское. Многочисленны месторождения селитры. Весьма значительны залежи фосфоритов, представляющие интерес ввиду возможности переработки их в суперфосфаты, необходимые для удобрения прикаспийских равнин с их ценными земледельческими культурами. Залежи гипса в Дагестане практически могут считаться неисчерпаемыми и при наличии дешевой гидроэнергии могут служить базой целого ряда производств. Стекольные пески в ряде месторождений, рассеянных от Дербента до Темиргое, обладают хорошими качествами и пригодны для варки высокосортного стекла. Огромны запасы известняков, дающих бутовый и тесовый камень, представляющий прекрасный строительный материал.

Исключительный интерес представляют разнообразные по составу и обильные по дебиту минеральные источники, имеющиеся как в приморской низменной полосе, так и в горах южного Дагестана. Наиболее известны целебные серные воды в Талгах (15 км от Махачкалы) и Исти-Су; высококачественные щелочные Рычальские, Ахтынские и Кутульские источники; иодо-бромные воды в скважинах Берикея и глауберово-щелочные воды вблизи города Махачкала.

Леса Дагестана эксплуатируются незначительно, причем заготовляются преимущественно дрова. Так, в 1937 году из всего заготовленного леса 73,6% приходилось на дрова и 26,4% на деловую древесину.

Древнейшими жителями страны являются горцы, относимые лингвистикой к восточно-чеченско-дагестанской группе яфетидов, условно делящейся на пять подгрупп: чеченскую, аваро-андо-дидойскую, даргинскую, лезгино-самурскую и лакскую. Приморскую низменность и северную равнину занимают тюркские народности (кумыки, ногаи, азербайджанские и дербентские тюрки). На территории ДАССР проживает больше 30 различных национальностей (см. XVII, 499/501); наиболее многочисленными являются: русские, авары, лезгины, даргинцы, кумыки, лаки. Русские живут главным образом в городах.

Население Дагестана по переписи 17/I 1939 года составляет 930 527 человек, из которых 196 480 человек городского и 734 047 человек сельского населения. По переписи 1926 года в Дагестане (в старых границах) насчитывалось 788,1 тыс. человек. Население распределено по стране крайне неравномерно. Плотность сельского населения в равнинной части значительно ниже, чем в горной, где она составляет около 60 человек на 1 кв. км.

Покоренные царизмом, после отчаянной полувековой борьбы за независимость под руководством Шамиля, дагестанские народы были загнаны в каменный мешок бесплодных гор. Плоскостные пастбища были отданы богатым кулакам-овцеводам. Промышленность развивалась очень медленно. Переход от феодального способа производства к капиталистическому бесконечно затягивался и был особенно мучителен для сельского населения, которое пауперизировалось, но не получало возможности перейти в ряды настоящего пролетариата. Свыше 30% трудоспособного мужского населения Дагестана, особенно горного района, не могли найти заработка в своей стране и принуждены были уходить за пределы области в отхожие промыслы. Находясь под двойным прессом — русских угнетателей и своих помещиков-ханов, беков, мулл, кадиев и шейхов, — дагестанские горцы жили в ужасающей бедноте. Продолжительная гражданская война и интервенция турецких и английских империалистов в период 1918-1922 годов окончательно разорили Дагестан. Города были разрушены (некоторые, как Хасав-Юрт, до основания), десятки поселений сожжены, дороги и мосты взорваны, оросительные системы пришли в негодность, сады и виноградники погибли на три четверти. Количество овец сократилось на 43%, размеры посевных площадей даже в 1923 году составляли лишь 33% от 1913 года. Кустарные промыслы пали на 75-90%, отхожие промыслы сократились на 70%. Жить стало буквально нечем. Люди одевались в шкуры. В таком положении получила Дагестан советская власть. Кроме разорения и упадка хозяйства, как прямых последствий гражданской войны и интервенции, советская власть получила в наследство в Дагестане еще весь тот комплекс природных и исторически сложившихся экономических и бытовых условий, которые создавали целый ряд препятствий на пути социалистического строительства.

Исторический обзор, изданный правительством ДАССР к десятилетию автономии Дагестана в 1931 году, отмечал как основные следующие из этих условий.

«Первое — гористость и труднодоступность страны. Второе — бездорожье, благодаря которому целые районы в горах ежегодно в течение ряда месяцев бывают отрезаны от всего мира, а расходы транспорта удваивают и утраивают стоимость ввозимых в горы товаров. Третье — чрезвычайная перенаселенность гор и неосвоенность, ненаселенность плоскостных земель. Четвертое — многолетняя окостенелость горного сельского хозяйства в примитивных формах, создающая огромную живучесть феодально-родовых пережитков и связанных с ними средневековых понятий и представлений. Пятое — большая сила и власть мусульманской религии, созданная историческими условиями и сохранившаяся в силу неизменности хозяйства и быта; крайне многочисленное духовенство, держащее под своим влиянием подавляющую часть населения. Шестое — разноплеменность и многоязычность населения, разделяющая его на маленькие обособленные группки и страшно затрудняющая всякую культурную работу, подготовку кадров и коренизацию советского аппарата. Седьмое — почти полная безграмотность горского крестьянства (5,3% грамотных обоего пола и один процент грамотных женщин по переписи 1926 г.), наряду с этим почти полный охват детей религиозными школами медресе, которых, по дореволюционной статистике, в Дагестане существовало 860, с 5 тысячами учителей-арабистов. Восьмое — вытекающая из предыдущих условий крайняя скудность, почти отсутствие национальных кадров, как технических, так и политических. Острый недостаток не только технической интеллигенции, но и промышленных рабочих, проварившихся в фабричном котле. Девятое — крайняя порабощенность горской женщины, созданная родовым бытом и шариатом, в силу чего забитая и робкая горянка становилась послушным орудием в руках духовенства и родовых старейшин-кулаков. Десятое — жуткая нищета карликовых хозяйств горцев, достаточно характеризуемая тем, что 75% их были освобождены от сельскохозяйственного налога» («10 лет строительства социализма в ДАССР», изд. ДЦИК, 1931).

Вот при каких данных, при каких исторически создавшихся условиях приходилось строить социализм в Дагестане. И, несмотря на такое тяжелое исходное положение, социализм победил, как и всюду в Советском Союзе.

Прежде всего, создана крупная промышленность — эта основная база социализма. До установления советской власти в Дагестане была одна текстильная фабрика, несколько мелких полукустарного типа фруктово-консервных заводов, 2-3 горнодобывающих предприятия, 3-4 десятка рыбных промыслов, где применялся исключительно ручной труд, несколько других мелких предприятий. Вся продукция дагестанской промышленности (вместе с Кизлярским округом, где промышленность была развита еще слабее, чем в других частях республики) в 1913 году дала валовой продукции на 13,4 млн. рублей (в ценах 1926/27 г.), причем 83,7% (11,2 млн. руб.) составляла пищевая промышленность, в том числе 8,7 млн. рублей, или 77,6%, давала рыбная промышленность; 14,4% продукции падало на текстильную промышленность. Во всей промышленности было занято около 600 постоянных рабочих, около 14,5 тыс. сезонных, приходивших в период улова рыбы. Местное коренное население давало лишь около 11% всего числа рабочих. Большое значение в Дагестане, особенно в горной его части, имела кустарная промышленность, в которой было занято около 30 тыс. кустарей и ремесленников. Основными изделиями кустарной промышленности были текстильные и металлические. За период гражданской войны промышленность пришла в полный упадок и в 1920/21 году дала продукции лишь на 7,8 млн. рублей. Основная для Дагестана пищевкусовая промышленность сократилась на 40%. Даже рыбная промышленность в 1917/19 гг. была почти заброшена. Сельдяные промыслы разрушились. Консервные заводы прекратили работу; в 1921 году удалось пустить в ход только 2 консервных завода, выработавших лишь 200 т фруктовых консервов. Продукция текстильной промышленности сократилась больше чем в два раза. Построенный в 1917 году стекольный завод сгорел.

С первых же лет после окончательного укрепления советской власти в Дагестане начались работы по созданию промышленности. Уже в 1925/26 г. промышленность дала продукции на 23,3 млн. рублей, то есть почти на 74% превысила продукцию 1913 г. и в 3 раза — 1920/21 года. В 1928/29 г., в первом году первой пятилетки, стоимость валовой продукции (в ценах 1926/27 г.) составляла уже 37,2 млн. рублей (в 2,8 раза больше 1913 г. и почти в 5 раз больше 1920/21 г.). Еще до начала первой пятилетки, в течение 6 лет в Дагестане был построен ряд значительных промышленных предприятий: в Махачкале выстроен крупный механизированный рыбоконсервный завод; на базе месторождения горючих газов возник первый в СССР механизированный стекольный завод «Дагогни»; в Дербенте начато было строительство шерстопрядильной фабрики «Дагюн» для снабжения пряжей кустарной, трикотажной и ковровой промышленности.

Особенно быстро росла промышленность Дагестана в годы сталинских пятилеток. Уже в 1932 году валовая продукция промышленности достигла 74,5 млн. рублей, в 2 раза превзойдя продукцию 1928/29 г. Коренным образом изменилась и структура промышленности. Появились новые отрасли промышленности, в связи с чем пищевкусовая промышленность, возросшая против 1913 г. больше чем в 3 раза, по удельному весу значительно упала, дав 52,4% от всей продукции; текстильная промышленность, увеличившая свою продукцию против довоенного времени в 6 раз и в 2,5 раза против 1928/29 г., сохранила свой удельный вес, дав 14,7% всей продукции. Значительный удельный вес приобрели: топливная промышленность (9,8%), строительных материалов (вместе со стекольной — 9,2%), химическая (1,3%); прочие отрасли промышленности, занимавшие в 1913 г. 1,9%, в 1932 г. дали 12,6% всей продукции. За годы второй пятилетки промышленность Дагестана дала дальнейший громадный прирост, увеличившись в 1937 году на 61% против 1932 года (стоимость валовой продукции крупной промышленности ДАССР — в новых границах — в конце второй пятилетки составила 110 млн. руб.). За эти годы производство стекла увеличилось в 3,9 раза, трикотажных изделий — в 2,3 раза, вина — в 4,8 раза и т. д. За годы двух пятилеток расширен стекольный завод «Дагогни», в котором введено механизированное производство стеклянной посуды; построены: химический завод для выработки сернистого натра, ремонтно-механический, пять больших пятилинейных консервных заводов для производства фруктовых, овощных и рыбных консервов, заводы — утилизационный, хлопкоочистительный, кожевенно-обувной и шерстопрядильная фабрика. Обновлена и значительно расширена текстильная фабрика. Реконструирована рыбная промышленность, промыслы которой теперь механизированы и вооружены моторным флотом, подъездными путями и большим холодильником в Махачкала. Значительно расширен улов рыбы и улучшена ее переработка. Построен один из крупнейших в СССР машиностроительных заводов — «Двигательстрой».

Начата промышленная эксплуатация нефти в Избербаше, Ачи-Су и Каякенте. На приморской низменности заложено много буровых. За годы двух пятилеток добыча нефти в Дагестане увеличилась в 25 раз, а за вторую пятилетку — в 20,4 раза (включая и газ в переводе на нефть). Дагестан находится накануне превращения в один из крупных нефтедобывающих районов. Заканчивается проектирование химического комбината на базе естественных газов, работает иодовая установка, извлекающая иод из горячих источников близ Дербента. Проведен нефтепровод Грозный—Махачкала, длиной в 125 км. Реконструирован нефтеперегонный завод.

Значительных успехов добилась ДАССР в деле электрификации народного хозяйства. В 1938 году в Дагестане работало 83 электрических станции, значительная часть которых обслуживает села и аулы. Заканчивается строительство самой высокогорной в Европе Гергебильской гидроэлектростанции, пуск в эксплуатацию которой окажет громадное влияние на развитие и реконструкцию промышленности и сельского хозяйства горной зоны. Эта станция поможет оросить значительные площади земли, нуждающиеся в искусственном орошении, сады Буйнакска и Гуниба получат необходимую им воду. В 1920 году мощность электростанций Дагестана выражалась в 1,3 тыс. кВт, в 1928 г. — 2,0 тыс. кВт, в 1936 г. — 17,1 тыс. кВт. Электроэнергии выработано было в 1928 году 4,5 млн. кВт/ч., в 1932 г. — 10,4 млн. кВт/ч., в 1936 г. — 25,4 млн. кВт/ч.

Больше чем в 10 раз в сравнении с дореволюционным временем увеличилось количество рабочих, занятых в крупной промышленности, в которой на 1/I 1936 года работало 7,3 тыс. человек; кроме того, в рыбной промышленности было занято 11,2 тыс. человек (в 1935 г.). Во много раз увеличился удельный вес рабочих-горцев. До революции удельный вес промышленности в народном хозяйстве ДАССР был очень невелик, в 1925/26 году промышленная продукция во всей продукции республики составляла меньше 1/3, в конце второй пятилетки она дала уже больше 50%. Отсталая аграрная страна превратилась в страну индустриально-аграрную. Там, где тысячи лет горные реки бесплодно ворочали камни, бесполезно растрачивая энергию, теперь вращаются турбины, дающие свет и энергию. Там, где тысячи лет горели «вечные огни», вызывая суеверный страх огнепоклонников, высится мощный стекольный завод, построенный по последнему слову техники, использующий эти «вечные огни» для варки стекла. Там, где в садах, перегруженных фруктами, пропадали за невозможностью обработки и сбыта многие тысячи тонн фруктов, создана мощная консервная промышленность. Горцам теперь не приходится уходить за пределы своей страны в поисках заработка: в самом Дагестане ощущается недостаток рабочей силы. Большое количество горцев уже сделалось квалифицированными рабочими, буровыми мастерами, начальниками цехов и директорами заводов. Тысячи горянок стоят за текстильными станками и у конвейерных линий консервных заводов. Среди них немало передовых стахановцев и стахановок.

Значительный рост за годы двух сталинских пятилеток получила и кустарная промышленность, которая и до революции была сильно развита в Дагестане, особенно в горной его части. Значительная часть населения горного Дагестана всегда занималась кустарной промышленностью и отхожими промыслами. На среднегорный Дагестан (районы: Лакский, Левашинский, Гунибский, Хунзахский, Ботлихский) приходится 85% всех кустарей ДАССР, 94% из них составляют женщины. Они изготовляют бурки, сукна, ковры и вязаные из шерсти изделия. В пределах этой зоны находятся крупнейшие ремесленно-кустарные центры Дагестана: железоделательный — Хробук, ювелирный и оружейный — Кубачи, лудильно-паяльный — Кази-Кумух, деревообделочный — Унцукуль, гончарный — Балхары и т. п. Жестоко эксплуатировали кустарей до революции перекупщики их изделий, платя гроши за изделия и втридорога снабжая их сырьем. Теперь кустари кооперированы. Организовано снабжение кустарей сырьем и полуфабрикатами из государственных предприятий. В горах возникают механизированные мастерские. При мастерских организуются детские площадки и ясли, общественное питание. Широкие массы горцев и особенно горянок принимают все большее участие в трикотажном и ковровом производстве, в производстве бурок и в производстве художественных изделий — керамических, деревянных, металлических. Художественные изделия дагестанских кустарей получили широкую известность далеко за пределами Дагестана. Изделия кубачинцев получили почетный диплом на всемирной Парижской выставке в 1937 г. В 1932 году кооперативная промышленность выпустила продукции на 19,9 млн. рублей, в 1937 г. — на 27,8 млн. рублей.

Больше чем в 10 раз увеличился грузооборот махачкалинского порта: с 700 тыс. т в 1913 году грузооборот порта достиг 2,5 млн. т в 1932 г. и 7 с лишним млн. т в 1937 г. Только за годы второй пятилетки на реконструкцию водного транспорта Дагестана, главным образом махачкалинского порта, затрачено 15 млн. рублей. В порту заканчивается строительство первой очереди новой нефтяной гавани.

Большим бедствием для Дагестана, особенно для горной его части, было до революции отсутствие дорог. Целые районы в зимнее время оказывались отрезанными не только от центра республики, но там прекращалось сообщение даже между отдельными аулами. Бездорожье в значительной степени ликвидировано. На дорожное строительство за две пятилетки затрачено 33 млн. рублей (в границах 1937 г.). За эти годы проложено, преимущественно в горной зоне, 793 км новых дорог и 1 800 км дорог улучшено. Там, куда можно было пробраться только верхом по ишачьим тропкам, где никогда не видали ни одного колеса, там сейчас курсируют автомобили, которых в республике больше 2 000.

Коренной реконструкции за годы советской власти подверглось сельское хозяйство. В сельскохозяйственном отношении Дагестан до революции был одним из самых отсталых районов России. На плоскости полеводство возможно только на поливных участках; между тем, оросительные системы были очень примитивны в техническом отношении и недостаточно развиты, а пользование ими было так организовано, что практически способствовало эксплуатации трудового крестьянства, обслуживая преимущественно помещиков и кулаков. В горах — крайний земельный голод, здесь на душу приходилось земли всего 1,8 га, а пашни — от 0,18 до 0,52 га. Скот крестьянства был малопродуктивен. Предгорный район находился в несколько лучших условиях, так как и почвы здесь отличаются большим плодородием, чем на плоскости, и удобной земли больше, чем в горной части. В земледелии Дагестана господствовало двуполье. Землю обрабатывали на плоскости тяжелыми плугами, в которые приходилось запрягать от четырех до шести пар волов или буйволов. Молотили палками или доской, утыканной острыми камнями. Ясно, что при такой «агротехнике» карликовое крестьянское хозяйство влачило жалкое существование. За годы гражданской войны, как указывалось выше, сельское хозяйство пришло в полный упадок. Особенно гибельно на земледелии сказалось разрушение оросительных систем. Этим объясняется, что земледелие до начала пятилеток восстанавливалось в Дагестане медленнее, чем промышленность. Так, в 1928 году (в старых границах) посевная площадь не достигла еще размера 1913 г., составив от этого года лишь 89,5%.

За годы сталинских пятилеток, вместе с победой в стране социализма, резко пошло на подъем сельское хозяйство Дагестана. На место эксплуатации крестьян кулаками и помещиками, на место карликовых крестьянских хозяйств пришли колхозы. Несмотря на жестокое сопротивление кулачества, колхозы за годы второй пятилетки охватили подавляющее большинство крестьянских хозяйств. На 1/VІІ 1938 года 86,9% всех крестьянских хозяйств было объединено в колхозы; в то же время колхозы, вместе с индивидуальными посевами колхозников, охватывают 95,8% всей крестьянской посевной площади. Коллективизация развита значительно больше среди земледельческих хозяйств, чем среди скотоводческих.

Объединение мелких крестьянских индивидуальных хозяйств в крупные колхозы и громадная помощь, оказанная крестьянству государством, позволили широко поставить механизацию земледельческих работ. Только за одну вторую пятилетку в сельскохозяйственное строительство (МТС, животноводческие фермы, кутаны и кошары, колхозные электростанции и т. д.) вложено 120 млн. рублей. На 1/I 1938 года в Дагестане работало 13 МТС, вооруженных 543 тракторами мощностью в 9,3 тыс. лошадиных сил, 48 комбайнами, 41 грузовой машиной и различными сложными сельскохозяйственными машинами. МТС обслужили 73,7% всей посевной (под урожай 1937 г.) площади колхозов. В 1938 году на колхозных и совхозных полях ДАССР работало всего 740 тракторов, в том числе несколько десятков мощных гусеничных, 115 комбайнов, тысячи сложных сельскохозяйственных машин и сотни грузовых автомобилей, которые заменили теперь дедовские орудия сельского хозяйства дагестанских горцев. За один только 1938 год количество тракторов увеличилось на 149 штук, комбайнов — на 98. Такое количество машин позволило ДАССР значительно механизировать земледельческие работы. В 1936 году (в границах того времени) в колхозах Дагестана пахота под озимый посев была механизирована на 57%, посев озимых на 31%, уборка зерновых на 29%.

С самого начала организации советской власти, по указанию В. И. Ленина, было приступлено к работам по орошению. От реки Сулак к югу был построен самый большой в Дагестане оросительный канал им. Октябрьской революции, протяжением в 98 км. Этот канал оросил десятки тысяч га земли и дал воду для города Махачкала. Было проложено много других более мелких каналов. Площадь орошаемых земель увеличилась в два раза и составляет теперь 150 тыс. га. Все это позволило за годы сталинских пятилеток значительно расширить посевные площади, которые под урожаем 1938 года достигли 345,1 тыс. га против 206,3 тыс. га в 1913 г.

Значительно изменилась и структура посевов. До революции зерновые и бобовые культуры почти безраздельно царили в посевах Дагестана, составляя в 1913 году 95,3% (196,6 тыс. га) всех посевов. С введением севооборотов и с реконструкцией всего сельского хозяйства такое превалирование зерновых и бобовых не могло сохраниться. В 1938 году посевная площадь под этими культурами, увеличившись в полтора раза (до 296,2 тыс. га), по удельному весу снизилась почти на 15%, составив 85,8%. В то же время значительно подняли свой удельный вес посевы ценнейших технических культур — с 1,9% до 5,5% (с 4,0 т. га до 19,0 т. га). 72,1% всех посевов технических культур (13,7 тыс. га) занимает хлопчатник, который до революции в Дагестанской области сеялся лишь в опытном порядке; в 1914 году было засеяно хлопчатником 200 десятин. Все больше развиваются посевы и других технических культур (подсолнечник, кенаф и др.). Посевы овощебахчевых культур и картофеля повысились с 1,0% до 5,3% (с 2,1 т. га до 18,5 т. га). Кормовые культуры в 1913 году занимали всего 2,7 т. га (1,3% посевов); между тем, недостаточность пастбищных угодий требовала при переходе к правильному животноводству значительного увеличения посевов кормовых. В 1938 году посевы кормовых заняли площадь в 5 раз большую, чем в 1913 г. (11,4 т. га), составившую 3,3% всех посевов. Большое значение в Дагестане имеют садоводство и виноградарство, которые в годы пятилеток получили значительное развитие. Площадь плодоносящих садовых насаждений возросла с 8,1 тыс. га в 1931 г. до 11 тыс. га в 1938 году. Организованы специальные садоводческие совхозы, где, как, например, в совхозе Касумкентского района, площадь сада достигает 1 000 га. Выращиваются специальные сорта для развития садоводства в горах. Имеются опытные сады на высоте в 2 000 м. Колхозы также идут по линии усовершенствования садоводства. Так, в колхозе в селении Унчукатль, на высоте 1 500 м над уровнем моря, посажены и прививаются различные сорта персиков, которые раньше считалось возможным разводить на высоте, не превышающей 800 м. На прибрежной низменности начинают прививаться субтропические культуры, как инжир, миндаль, лимоны, апельсины и др. Прививаются и другие субтропические растения, как эвкалипты, лавр, чай, хинное дерево и др. Площадь плодоносящих виноградников увеличилась с 2,0 тыс. га в 1936 г. до 3,0 тыс. га в 1937 г.

Урожайность в Дагестане до революции была очень низкой. Обычно сбор озимой пшеницы составлял сам-4, 3-5. В 1909 году было собрано озимой пшеницы 54 пуда с десятины (около 10 ц с га). Применение новых агротехнических приемов, механизация работ, связанное с ней и стахановским движением сокращение сроков работ, посевы сортовыми семенами — все это привело к значительному повышению урожайности. В 1936 году в среднем по республике (в старых границах) было собрано озимой пшеницы 15,1 ц с га. Значительно возросла урожайность и других культур.

Животноводство имеет большое значение в сельском хозяйстве Дагестана. В валовой продукции всего сельского хозяйства оно занимает место, лишь незначительно уступающее земледелию. Так, в 1930 году 53,1% валовой продукции сельского хозяйства давало растениеводство и 46,9% животноводство. Несколько быстрее, чем полеводство, но все же медленнее, чем промышленность, восстанавливалось после гражданской войны поголовье скота. Поголовье основного для Дагестана вида скота — овец — к началу первой пятилетки, в 1928 году, составляло лишь 88% от поголовья 1913 г., поголовье лошадей — 63,8%, и только поголовье крупного рогатого скота превысило уровень 1913 г. на 19,1% (в границах до 1938 г.). За годы второй пятилетки чрезвычайно выросло поголовье скота ДАССР. В начале 1937 года, по сравнению с данными сельскохозяйственной переписи 1917 г. (в пересчете на зимнее поголовье), количество лошадей выросло на 51%, крупного рогатого скота — на 45%, овец и коз — на 46% («Советский Дагестан», Махачкала, 1938). За три последних года, с 1935 по 1938 гг., поголовье крупного рогатого скота в Дагестане увеличилось на 218,1%, овец — на 267,4%, коз — на 675,2%.

Особенно интенсивно шло увеличение обобществленного колхозного стада, которое за вторую пятилетку увеличилось на 396% по крупному рогатому скоту, на 1 250% по овцам и козам, на 308% по лошадям.

До революции скот, в особенности овцы и козы, принадлежал преимущественно ханам, бекам и кулакам. До 80% крестьянских хозяйств совершенно не имело овец и коз. Теперь нет и не может быть бесскотных хозяйств, так как обобществленный скот принадлежит всем колхозникам.

На 1/І 1938 года (в старых границах) у колхозников на 100 дворов приходилось голов скота:


В некоторых горных районах обеспеченность овцами значительно превосходит эти средние для Дагестана (в прежних границах) величины: так, на один колхозный двор в 1938 году приходилось овец и коз в Докузпаринском районе 22 головы, в Чародинском — 21, в Гунибском — 21 и т. д. Количество овец и коз, принадлежащих колхозникам, с 1932 г. до 1938 года увеличилось в 20 раз, а крупного рогатого скота — в 10 раз.

Из года в год, в результате завоза в Дагестан племенного скота и организации искусственного обсеменения, улучшается породность стада. Метизация скота значительно подняла его продуктивность; так, например, в Чохском колхозе живой вес обыкновенной горской овцы составляет в среднем 36 кг, а метизированной вюртембергской породной — 48 кг; настриг шерсти с грубошерстной горской овцы составлял 1,6 кг, с метизированной (в 1937 г.) достиг 2,8 кг. Значительно улучшается и качество шерсти.

Подъем всех отраслей сельского хозяйства вызвал рост благосостояния колхозников. Среди колхозов Дагестана много таких, которые имеют свыше миллиона рублей годового дохода, растет и стоимость трудодня колхозников, меняется весь облик прежних аулов.

Вот, например, колхоз им. Сталина в ауле Чох Гунибского района. Колхоз организовался в 1930 году в составе 182 хозяйств. Это был обычный аул, где царили нищета, невежество, грязь и болезни. Теперь колхоз объединяет 527 хозяйств. На 1/I 1931 года колхоз имел 13,3 тыс. овец и коз, на 1/I 1938 г. — 33,4 тыс., причем в 1937 году колхоз продал в товарные фермы других районов 12,4 тыс. овец. Рост поголовья вызван исключительно выращиванием собственного молодняка. Чохский колхоз первый среди горных колхозов Дагестана начал метизацию своих грубошерстных овец овцами вюртембергской породы. До революции невозможно было такое развитие овцеводства, так как горные аулы не были обеспечены на зиму пастбищами и кормом. Теперь овцы колхоза летом содержатся на горных пастбищах, зимой же перегоняются на плоскость, где за колхозом закреплено 20,7 тыс. га земли. Колхоз засевает большие площади кормовыми культурами. Строятся культурные овчарни, большое внимание уделяется организации случной и окотной кампании, организована ветеринарная помощь. Только за 1937 год колхоз вырастил 20,7 тыс. ягнят. Кроме овцеводства, колхоз развивает у себя и коневодство и молочно-товарные фермы. Растут доходы колхоза: в 1937 году колхоз получил денежных доходов 2 с лишним миллиона рублей, на 45,6% больше, чем в 1936 г., и в 2,5 раза больше, чем в 1934 г. Увеличивается и материальное благосостояние колхозников. Растет количество трудодней, вырабатываемых колхозниками, и оплата трудодня. В 1931 году стоимость трудодня определялась в 1 рубль 84 копейки, в 1937 г. на трудодень выдавалось по 17 рублей деньгами, по 1,5 кг мяса (в живом весе) и по 70 г сыра. Лучшие ударники колхоза вырабатывают по 300 и больше трудодней, зарабатывают больше 5 тыс. рублей и по 450-500 кг мяса. Теперь в ауле Чох работает своя электростанция; вместо прежних дымных темных саклей колхозники живут в культурных домах, освещающихся электричеством и радиофицированных. В ауле построен клуб, звуковое кино, общественная столовая, создана своя больница.

 В другом колхозе им. Сталина, в ауле Согратль Гунибского же района, в 1931 году, когда колхоз организовался, было 91 хозяйство, на 1/І 1938 года в нем уже 538 хозяйств. На 1/І 1932 года колхоз имел 3,3 тыс. голов овец, на 1/І 1938 г. — 25,0 тыс. Значительно улучшилось качество овец. С 1932 г. до 1937 г. настриг шерсти с одной овцы увеличился на 57%. Улучшена также породистость коз козами ангорской породы. Доходы колхоза в 1931 году составляли 9,6 тыс. рублей, в 1932 г. — 37,8 тыс., в 1935 г. — 300,2 тыс., в 1937 г. — 832,3 тыс. рублей. В 1931 году на одно колхозное хозяйство приходилось 106 рублей дохода, в 1937 г. — 1 547 рублей. Почти в 4 раза увеличилась стоимость трудодня: в 1931 г. его стоимость определялась в 2 рубля, в 1932 г. — 2 рубля 30 копеек, в 1935 г. — 5 рублей 35 копеек, в 1937 г. — 7 рублей 68 копеек; в то же время значительно увеличилось и количество трудодней, вырабатываемых колхозниками. Изменилось лицо колхоза: в прежней мечети организован клуб на 350 мест, построена новая колхозная электростанция, баня, организованы детские ясли, детские площадки, общественная столовая.

Растут доходы и других колхозов, не только овцеводческих. Так, в овощеводческом, в основном, колхозе им. Димитрова Махачкалинского района валовой доход в 1937 году составлял 586 тыс. рублей, в 1938 г. — 1 173 тыс. рублей. Колхозники в 1938 году в среднем получили на трудодень по 15 рублей 60 копеек деньгами, по 1 литру вина, по 3 кг зерна, овощи, виноград. Средняя выработка на колхозника составляла 420-430 трудодней. Средняя стоимость одного трудодня в колхозах Левашинского района в 1936 году составляла 1 рубль 82 копейки, в 1937 г. — 3 рубля 40 копеек, в Хунзахском районе она повысилась с 4 рублей 69 копеек до 5 рублей 65 копеек. Вот как описал один из исследователей жизни горцев в 1923 году типичную для горских жителей обстановку: «Бедняк — скота никакого, инвентаря никакого. Сакля без окон, пол земляной. Вместо кровати — плетенка из прутьев, вместо постели — грязная дерюжка, вместо одеяла — баранья шуба, служащая во всех случаях жизни. Середняк — имеет 5-х едоков и 3-х баранов. В сакле вместо кровати мешки с сеном, две дерюжки, один войлок, две невероятно грязных подушки, 2 табуретки, один большой таз, 2 медных кувшина, 2 глиняных, 4 деревянных ложки, одна кружка из консервной банки. Как середняк, так и бедняк одеты в бязевые порты и рубашки. Сменной одежды ни у того, ни у другого нет». Теперь столы и стулья, стеганые одеяла, чистые простыни, ковры, самовары, чайная посуда постоянно встречаются в саклях колхозников и на плоскости и в горах.

Социалистическое строительство вызвало, наряду с экономическим подъемом, и сильнейший культурный подъем. Жизнь в дагестанском ауле изменилась коренным образом. Утратили власть древние родовые «адаты», утратило власть духовенство. Молодежь освободилась от их влияния. Отдельные случаи кровной мести еще встречаются в высокогорных аулах, но они уже насчитываются не тысячами, а единицами и встречают не одобрение, а осуждение. «Кровный мститель» уже потерял свой героический ореол защитника «намуса» — чести рода — и встречает среди молодежи резко отрицательную оценку. Нет больше ни религиозных школ (медресе), ни шариатских судов, ни мечетских имуществ (вакуфов), ни сбора закята, находившегося в распоряжении духовенства. Исчезла как материальная, так и моральная база влияния духовенства.

Женщина вышла из бесправного положения рабыни. Ранние браки, выдача замуж девочек 12-14 лет, многоженство, покупка невест за калым, похищения — все это уже сделалось воспоминаниями прошлого, и если где-нибудь происходит такой случай отрыжки старых обычаев, то он вызывает всеобщее негодование и становится предметом разбора показательного суда. Женщина на общественной работе, в роли наркома, секретаря райкома комсомола, инструктора районного и областного комитета партии, председателя сельсовета и колхоза, — обычное явление, не вызывающее удивления среди горцев. Тысячи горянок работают звеньевыми, бригадирами, председателями колхозов и сельсоветов, учатся на рабфаках, в техникумах и вузах. Уже имеются среди горянок врачи, акушерки, фельдшерицы и сотни учительниц. Две горянки избраны депутатами Верховного Совета СССР. На первой спартакиаде Дагестана участвовало 250 горянок.

Формирование нового сознания, освобождение молодежи от власти пережитков родового быта и религиозных предрассудков было достигнуто в процессе ожесточенной классовой борьбы и большой работы по культурному строительству. До революции Дагестан был одной из самых отсталых в культурном отношении, самых безграмотных окраин России: лишь 5% мужчин и 1% женщин владели русской грамотой. По данным «Всеподданнейшего отчета военного губернатора Дагестанской обл.» в 1909 году во всей области было 48 школ, в которых преподавание велось на русском языке. Учащихся в них на конец года насчитывалось 4,7 тысяч. Общие средние учебные заведения в количестве 5 полных и 1 неполного, с 1 300 учениками в средних и 194 в неполном среднем, были сосредоточены в городах. В сельских местностях насчитывалось 23 начальных школы с преподаванием на русском языке, с 1 194 учащимися. Кроме этих светских школ, в которых хоть обучали читать и писать по-русски, в аулах и селах имелось при мечетях 718 медресе, где изучали коран на арабском языке. Что это были за школы, видно из отзыва того же отчета военного губернатора, в котором отмечено: «Образовательное значение школ при мечетях и синагогах весьма незначительно»: не менее, конечно, сомнительно было и образовательное значение церковно-приходских школ при православных и армянских церквах в городах, где из всего количества школ, исключая средние, неполные средние и школы садоводства, 26% приходилось на церковно-приходские. Товарищ Сталин, объявляя автономию Дагестана, в своей декларации указал: «Советская власть знает, что темнота первый враг народа. Поэтому необходимо дать больше школ и органы управления на местных языках. Этим путем советская власть надеется вытащить народы Дагестана из той трясины темноты и невежества, куда их бросила старая Россия» (Декларация тов. Сталина 13 ноября 1920 г. на съезде народов Дагестана, «Правда», № 172, 24/VІ 1935 г.).

Сразу же после укрепления советской власти начинается в Дагестане борьба с темнотой и невежеством. По переписи 1926 года в ДАССР (в прежних границах) было уже 18,5% мужчин и 6,2% женщин грамотных; правда, среди горцев по-прежнему еще царила почти сплошная безграмотность. За годы советской власти в ДАССР создано было 968 начальных, 206 неполных средних и 18 средних общеобразовательных школ; в них в 1938 году обучалось 147,9 тыс. детей, то есть почти в 32 раза больше, чем в 1909 г. Тяга освобожденного народа к знанию особенно видна из стремления дать детям возможно лучшее образование. В 1932 году в школах обучалось 121,9 тыс. детей, в 1937 г. — 144,8 тыс., число обучающихся увеличилось на 18%. в те же годы число обучающихся в V-VII классах увеличилось с 4,3 тыс. до 21,7 тыс., или в 5 раз, в VIII-Х классах обучалась 61 тыс. детей. Помимо обучения в общеобразовательных школах, 3,4 тысячи учащихся обучаются в 22 техникумах. В 8 фабрично-заводских и 16 районных и межрайонных колхозных школах подготавливаются квалифицированные рабочие, трактористы, комбайнеры, бригадиры животноводства и полеводства и т. д.

Высшие учебные заведения в Дагестане и для народов Дагестана — это такое явление, о котором до революции никто из дагестанцев даже и не мечтал, а с 1938 года в ДАССР существуют 3 вуза (сельскохозяйственный, медицинский и педагогический институт) и 3 рабфака. Широко развернулась в Дагестане сеть дошкольных учреждений. Сотни детских садов, площадок, домов охватывают десятки тысяч детей в городах и аулах.

Безграмотность в ДАССР в основном ликвидирована к 1937 году; перед ДАССР стоит задача ликвидировать малограмотность. Уже в 1937 г. в семилетках для взрослых обучалось 4,5 тыс. человек.

Важнейшим культурным делом, которое не укладывается в цифры, было создание письменности для восьми основных языков Дагестана. Письменность была создана в период 1925-29 годов сначала на основе латинского алфавита, затем в 1938 г. замененного русским, для языков: аварского, лезгинского, даргинского, лакского, кумыкского, табасаранского, татского и ногайского. Это был величайший переворот, который даже трудно представить человеку старой культурной национальности. Это было все равно, как если бы немому человеку удалось, наконец, заговорить. Люди получили возможность учиться грамоте на родном языке, получили возможность писать, закреплять свои мысли на бумаге, создавать литературные произведения. Был открыт выход литературному творчеству на дагестанских языках. Народы Дагестана начали писать, и тогда вскрылось, что среди них было немало поэтов, крупных, выдающихся, но которые творили только устно и не могли записать свои стихи, потому что их язык не имел письменности. Вскрылось, что в Дагестане живет и творит народный поэт такой замечательной силы, как Сулейман Стальский (умер в 1937 г.), которого Горький назвал «Гомером XX века».

Растут национальные кадры писателей и журналистов, издается национальная литература. Переводятся на местные языки творения классиков — Пушкина, Шекспира, Гоголя. На местных языках издано учебников — 131 название, художественной литературы — 154 названия. Изданы на 5 языках (аварском, лезгинском, даргинском, лакском, кумыкском) сочинения классиков марксизма-ленинизма, составлены орфографические и терминологические словари на этих языках.

В ДАССР издается 30 областных и районных газет, в том числе в 1937 году 16 газет издавалось на языках горцев Дагестана. Существует 7 театров и дагестанский музыкальный ансамбль в 70 человек. Киносеть состоит из десятков постоянных театров и передвижек. Радио охватило самые глухие аулы Дагестана.

Значительных успехов добилась республика в деле здравоохранения. До революции в Дагестанской области, в 1909 году, не считая ведомственных больниц (железнодорожные, военные и др.), в городах было только 3 больницы на 35 коек и в сельских местностях — 12 больниц на 72 койки. Все население обслуживалось несколькими десятками врачей. Уже в 1932 году ДАССР имела 36 больниц на 923 койки, на 1/І 1938 года было 55 больниц, в том числе 10 больниц с 1 152 койками в городах и 45 больниц с 789 койками в сельских местностях. В это же время в городе насчитывалось 282 врача, в селе — 61. До революции в ДАССР совсем не было родильных домов. На 1/І 1938 года в селах было 2 специальных родильных дома на 14 коек и 16 колхозных родильных домов на 46 коек. Совершенно не велась до революции борьба с малярией, которая являлась бичом населения прикаспийской низменности, уносившим десятки тысяч жизней. Не было ни одной противомалярийной станции. В 1938 году было 15 таких станций. В 1936 г. (в старых границах) подвергнуто авиаопылению 33 тыс. га болот, наземному нефтеванию — 5,2 тыс. га, осушено 625 га. В результате сильно снизились первичные заболевания малярией и почти прекратились заболевания тропической малярией. Первично заболевших малярией обращалось в лечебные учреждения в 1934 году 73 тысячи, в 1935 г. — 43 тыс., в 1936 г. — 30 тыс. Общее громадное повышение материального и культурного уровня населения и развитие медицинской помощи привели к чрезвычайному падению заболеваемости социальными болезнями; так, на 1 000 призываемых в ДАССР (в прежних границах) было признано негодными в 1913 г.: по грыже — 7,75, а в 1935 г. — 1,32, по туберкулезу легких соответственно — 4,05 и 0,92, по трахоме — 3,2 и 0,61. Значительно снизилась заболеваемость этими болезнями за годы двух сталинских пятилеток: число больных в 1935 году по отношению к 1927 г. составляло по грыже 35,1%, по болезням органов дыхания — 25,4%, по трахоме — 70,5%.

Затерянные в горах Дагестана, обломки древних народов, отставшие в силу колониального гнета царизма на сотни лет от общего развития, были извлечены из своего исторического «небытия» Великой Октябрьской социалистической революцией и проведением ленинско-сталинской национальной политики подняты на уровень передовых национальностей нашего Союза и превращены в активных и сознательных строителей социализма.

Развитие ДАССР в максимальной степени подтверждает слова товарища Сталина, сказанные им на съезде народов Дагестана 13/ХІ 1920 года: «В прошлом в России власть находилась в руках царей, помещиков, фабрикантов и заводчиков... Россия жила тем, что угнетала народы, входившие в состав бывшей Российской империи. Правительство России жило за счет соков, за счет сил угнетаемых им народов, в том числе и народа русского... Это время ушло в прошлое. Оно похоронено и ему не воскреснуть никогда. На костях этой проклятой угнетательской царской России выросла новая Россия — Россия рабочих и крестьян. Началась новая жизнь народностей, входивших в состав России» (Декларация тов. Сталина 13 ноября 1920 г. на съезде народов Дагестана, «Правда», № 172, 24/VІ 1935 г.).

Номер тома58
Номер (-а) страницы200
Просмотров: 14

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я