Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 42. Омская область

Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 42. Омская область, занимающая территорию в 1 440,5 тыс. кв. км, — одна из самых больших областей Союза.

По своим размерам она уступает в пределах РСФСР лишь Якутской АССР, Хабаровскому и Красноярскому краям, в 31/2 раза превышая территорию всей УССР. В состав Омской области входят 2 национальных округа — Остяко-Вогульский и Ямало-Ненецкий. Омская область объединяет территории дореволюционных Тобольской губернии (без Курганского и западной половины Туринского уездов; см. XLI, ч. 8, 231/33), северные части Акмолинской области (см.) и северо-восточные части Енисейской губернии (от бассейна р. Таза до р. Гыда; см. XX, 67/74). Омская область организована 7/ХІІ 1934 года. В ее состав включены: бывшая Обско-Иртышская область, части Челябинской области и бывшего Западно-Сибирского края. 3/Х 1938 года Верхне-Тавдинский район был передан из Омской области в Свердловскую область. Национальные округа Остяко-Вогульский и Ямало-Ненецкий были образованы (в составе бывшей Уральской области) 10/ХІІ 1930 года. На западе Омская область граничит с Челябинской и Свердловской областями, на северо-западе — с Коми АССР и Архангельской областью, на юге — с Казахстаном, на востоке — с Новосибирской областью и Красноярским краем, на севере омывается водами Карского моря.

Занимая значительную часть Западно-Сибирской низменности, Омская область по устройству поверхности представляет в целом равнину. Средняя высота над уровнем моря в южной части составляет 105 м, в северной части — 51 м. В южной части однообразный ландшафт нарушается встречающимися холмами, высотой в 2-4 м. Соответственно с равнинным характером ландшафта реки области имеют очень тихое течение; у Тобольска, например, скорость течения Иртыша не превышает 1 км в час.

Вся область орошается большим количеством рек, принадлежащих бассейну Оби (см.). У Остяко-Вогульска в Обь вливается самый мощный ее приток — Иртыш, на протяжении 1 700 км прорезающий всю южную и среднюю часть Омской области. В Иртыш в пределах области впадают Омь, Ишим, Тобол (с Турой), Конда.

Климат области — резко выраженный континентальный. По мере продвижения на север средняя годовая температура быстро падает. Отдаленность от Атлантического океана с его теплым течением, отсутствие защиты от холодных и сухих ветров Ледовитого океана, соседство последнего — все это обусловило более холодный и континентальный климат Омской области в сравнении с соответствующими ей по широте местностями Европейской части СССР. Так, в Тобольском округе число дней с температурой выше нуля колеблется в пределах от 179 до 200, между тем как в соответствующих широтах Европейской части Союза их значительно более 200. Средняя годовая температура Салехарда -7,8°, Березова -4,6°, Тобольска -0,2°, Ишима 0°, Тюмени +1°. У Салехарда Обь вскрывается не ранее 22 мая, а в Сургуте 28 апреля.

Огромная территория области, простирающаяся от берегов Северного Ледовитого океана до степей Казахстана, чрезвычайно разнородна по своим почвенным и растительным ресурсам, по своему животному миру. В основном область может быть разбита на пять зон. На юге тянется безлесная степная зона. Климат этой зоны — резко континентальный, с неравномерным выпадением осадков по временам года. Здесь преобладают почвы черноземного типа с пятнами солонцов и солончаков. В этой зоне процент пахотнопригодных земель колеблется в пределах от 44 до 66 от всей территории, сенокосов и пастбищ — от 17 до 37. Площадь, покрытая лесами, в огромной части районов держится на уровне 2-3-4%, только в отдельных районах достигая 8-11%. Степная зона сменяется к северу лесостепной. Южная группа ее районов, лежащая на переходе к степи, сохраняет резко континентальный климат с недостаточным увлажнением. Лесистость ее не превышает 10-15%, процент пригодных для пахоты земель остается еще очень большим, достигая, например, в Омском районе, 51,7, соответственно и процент лесистости еще очень низок — в том же Омском районе он составляет лишь 8,1. По мере движения на север растет степень увлажнения, удельный вес лесопокрытых площадей, заболоченность почвы; площадь естественных сенокосов и выпасов быстро возрастает. Для этой группы районов лесостепной зоны наиболее ярок пример Юргинского района, в котором на долю лесов приходится свыше 75% территории. В северо-восточных районах этой зоны, на переходе к лесной зоне, площадь, покрытая лесами, почти равна площади заболоченных земель. И та и другая держатся на уровне 30-38%. Лесостепная зона сменяется лесной. Последняя характеризуется холодным климатом и высокой степенью увлажнения. В этой зоне 80-90% земель покрыто лесами и болотами. Почвы здесь подзолистые, песчаные, торфяно-болотные. В долине Иртыша и его притоков — большие площади поемных лугов. Северная часть лесной зоны характеризуется суровым климатом, коротким вегетационным периодом. Здесь вдоль Оби, Иртыша и их притоков разбросаны огромные луговые пространства. Наконец, на крайнем севере тянутся зоны лесотундры и тундры. Уже в лесотундре совершенно отсутствуют высокоствольные леса, в полярной же тундре с ее суровым климатом и вечной мерзлотой почвы лесов вовсе нет.

По размерам территории наименее значительна зона степи с тяготеющей к ней частью лесостепи. Она тянется от линии Тюмень—Тара до границы с Казахской ССР и с Челябинской областью. Но роль ее в народном хозяйстве Омской области во много раз превышает удельный вес ее территории. На плодородных степных пространствах раскинулись тучные поля. Здесь произрастают хлеба, технические культуры, овощи, бахчевые культуры вплоть до дынь и помидоров, кормовые травы. Особенно ценны травы степных и заливных лугов, имеющие в своем составе тимофеевку, пырей, клевер, вику. Здесь же растут смородина, степная вишня, ягодник, лекарственные травы. В зоне таежных лесов главное растительное богатство — древесина 5 хвойных пород: сосны, лиственницы, кедра, ели, пихты. Площадь, покрытая лесом, составляет 20 млн. га, ежегодный прирост лесов в области — 30 млн. куб. м. Тайга богата ягодными растениями. На лесных полянах — замечательные пастбища и сенокосы. В пределах тайги заливные луга достигают 2-3 млн. га. В лесотундре и тундре летом — обильная растительность из лишайников-ягелей, различных трав и низкорослых (высотой до 10-50 см) тундровых кустарников, многочисленных видов съедобных лишайников, ягодных растений, лекарственных трав.

Разнообразен и разнороден животный мир области. Карское побережье — место наибольшей концентрации песца, морского зверя — белухи, тюленей. У берегов Ямала ежегодно двигаются с севера на юг большие косяки белух. Воды Оби, Иртыша и их притоков богаты рыбой, в особенности осетром, нельмой, сельдью, сигом. Главное богатство тундры — олень, находящий здесь себе прекрасный подножный корм. Среди многочисленных и разнообразных зверей таежных лесов имеют промысловое значение белка, заяц, горностай, лисица, соболь, бурый медведь, барсук и лось.

По данным всесоюзной переписи 17/I 1939 года в области насчитывалось 2 366 603 человека населения. На область приходится 6,8% территории Союза и лишь 1,4% его населения. Эти цифры говорят о чрезвычайно слабой плотности заселения Омской области. Действительно, средняя плотность населения к началу 1939 года составила 1,64 человека на 1 кв. км. Южные степные районы заселены относительно плотно, в северной же части имеются обширные пустующие районы. Север, на долю которого приходится 85% территории, насчитывает всего лишь около 5% населения области. Города, в которых на 17/I 1939 года было 495,3 тыс. жителей (20,9% всего населения), также все находятся в южной части области. По удельному весу городского населения Омская область значительно уступает СССР в целом (по данным переписи 1939 г. городское население СССР составило 32,8% всего населения). Население Омской области по своему национальному составу очень разнообразно: помимо русских и украинцев, составляющих основную массу, здесь живут казахи, татары, хантэ (остяки), ненцы, манси (вогулы), мордва, юраки, чуваши. Если в области в целом преобладают русские и украинцы, то в отдельных районах встречаются компактные ядра представителей других национальностей, не говоря уже о народах севера (Остяко-Вогульский и Ямало-Ненецкий национальные округа см. ниже); на территории Омской области имеется значительное количество казахов и татар.

Несмотря на то, что Омская область была типичной областью колонизации, начавшейся здесь еще с XVIII века, ее большие земельные просторы были далеко не полностью освоены. Интенсивное переселение в Омскую область началось в середине XIX века; в особенности большой размах оно приняло в конце XIX века. За пятилетие 1896-1900 гг. в бывшую Тобольскую губернию пришло 95 тыс. человек. В следующие годы, в связи с тем, что лучшие земли были уже разобраны, переселенческий поток ослабел, и с 1901 по 1905 годы сюда вновь переселилось только 20 тыс. человек. В последующее за первой революцией пятилетие (1906-1910 гг.) переселение вновь резко возросло, составив 108 тыс., чтобы затем вновь снизиться. Всего же за 1896-1913 годы в Тобольскую губернию переселилось 259 тыс. человек. Новоселы в своем подавляющем большинстве оседали в южной части нынешней Омской области, где они находили привычную для них лесостепь и степь. Значительная часть переселенцев шла самовольно. Царское правительство не сумело осуществить самых элементарных мероприятий, чтобы помочь переселенцам выбором и отмежеванием земель, подготовкой их для заселения, организацией агрономической помощи и т. д. Поэтому, когда лучшие земли были разобраны, — а разбирались они в основном по принципу простого захвата, — начался поток обратного переселения: в 1899-1903 гг., например, из Тобольской губернии ушло обратно 24,3% переселенцев.

Переселение и устройство переселенцев на местах протекали в условиях резко выраженной дифференциации крестьянства. Сибирь почти не знала помещичьего землевладения, но зато здесь пустило крепкие корни кулачество, сформировавшееся главным образом из первых переселенцев, захвативших лучшие и обширнейшие участки. По методам ограбления бедняцких и маломощных середняцких слоев русского крестьянства и народов севера сибирские кулаки заслуженно получили известность наиболее жадных и алчных эксплуататоров. Самый факт обратного ухода значительной части всех переселенцев свидетельствует о том, что немалая доля их (конечно, наименее обеспеченная) не нашла в новых местах того, чего искала — хлеба. Но и часть оставшихся фактически превратилась в кулацких батраков. Действительно, по данным подворного обследования 1903 года, 16,2% всех дворов вовсе не сеяло хлеба, либо засевало менее 2 десятин. Свыше половины (53,9%) засевало от 2 до 5 десятин, что при существовавшей экстенсивной системе землепользования было также совершенно недостаточно для самого скромного существования.

Наличие в области огромных массивов неосвоенных земель (так, например, в Тарском округе 484 т. га пахотоспособных земель еще никогда не касался плуг; в одном Знаменском районе этого округа не освоено около 18 т. га земли) выдвинуло ее в ряд тех областей, которые постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27/V 1939 года намечены для заселения переселенцами из малоземельных районов.

Процесс резкой дифференциации старой сибирской деревни чрезвычайно ярко выступает при сопоставлении минимальных и максимальных норм обеспечения землей. В Тобольском уезде, например, минимальные наделы составляли 8 десятин, максимальные 99 десятин, в Тарском соответственно 11 и 160 десятин, в Ишимском 15 и 74 десятины. Таким образом, кулак владел участком в 14 (Тарский уезд), 11 (Тобольский уезд), 5 раз (Ишимский уезд) большим, нежели маломощные хозяйства, при этом последние обычно засевали только часть своей земли. Небольшая группа кулачества держала в своих руках 47% всего валового и 67,9% товарного хлеба, а на всю остальную огромную массу крестьянства приходилось лишь 53% валового и 32,1% товарного хлеба (сб. «Из прошлого в настоящее», Омск, 1938). В последние перед революцией десятилетия омская деревня переживала тяжелый кризис. Экстенсивные методы хозяйствования (залежно-паровая система), сложившиеся в те годы, когда в крае были обильные запасы пустующих земель, продолжали существовать, хотя они явно уже не годились. В результате отсталого ведения сельского хозяйства понижалась урожайность, учащались неурожаи; вследствие недостатка в некоторых степных районах пастбищ и сенокосов начало приходить в упадок скотоводство.

Надо было переходить на интенсивные формы земледелия, вооружить сельское хозяйство машинами, осваивать новые площади, широко применять удобрения, вообще внедрять хотя бы элементарную агротехническую культуру. Но ничего этого не делалось, и потому в книге, вышедшей за десяток лет до Великой Октябрьской социалистической революции («Россия», под ред. Семенова-Тян-Шанского, т. XXVI), наблюдатель констатировал, что «в северных частях Ишимского округа, а также в прилегающих к нему частях Тобольского, Ялуторовского и Тарского, где стеснение в угодьях не позволяет поддерживать залежную систему, тощие подзолистые почвы не выдерживают хозяйства без залежи, и из изобиловавшего прежде хлебом этот район хлебопашества стал убыточным. Несмотря на это, переход к хозяйству с удобрением здесь идет сравнительно медленно и нерешительно».

Дело, однако, было не только в том, что сельское хозяйство не применяло удобрений. Даже в редкие урожайные годы омская деревня не выходила из кризиса. В неурожайные годы она страдала от нехватки хлеба, а в урожайные от его избытка. Сельское хозяйство не имело обеспеченных рынков сбыта, из-за чего цены на хлеб в урожайные годы катастрофически падали. В годы недородов цены на хлеб вырастали в 10 раз против обычных, в урожайные падали в 3-4 раза (до 6 копеек за пуд ржи). И в том, и в другом случае жестоко платились материально наименее устойчивые слои деревни. Кулаки и крупные хлеботорговцы наживались в голодные годы на высоких ценах, а в урожайные — на скупке хлеба у маломощных слоев деревни по чрезмерно низким ценам. Не в малой степени разорению омской деревни способствовала своеобразная политика железнодорожных тарифов; проводившаяся правительством в интересах крупных помещиков центральных губерний и делавшая невыгодным вывоз хлеба в Европейскую Россию. Никакие частичные меры не могли оздоровить сельское хозяйство области.

За два десятилетия, прошедшие после Великой Октябрьской социалистической революции, сельское хозяйство Омской области коренным образом изменило свое лицо: длившийся десятилетиями кризис омской деревни сменился ее расцветом. Социалистическая реконструкция сельского хозяйства шла комплексно. На базе коллективизации выкорчеваны корни капитализма в деревне, создано крупное сельское хозяйство, оснащенное передовой техникой, внедрена совершенная агротехническая культура. Согласно переписи 1910 года все техническое вооружение сельского хозяйства Омской области состояло из 134,8 тыс. сох и косуль, 21 т. деревянных плугов, 54,3 т. железных плугов, 401 т. деревянных борон. Ныне деревянную борону и косулю заменили трактор, комбайн, прекрасные тракторные плуги.

На 1/I 1938 года в области* было 128 МТС, имевших 7,9 тыс. тракторов мощностью 169 тыс. лошадиных сил, 3,2 тыс. комбайнов, 1,2 тыс. грузовых автомашин и десятки тысяч других сельскохозяйственных машин.

* Здесь и ниже, где это не оговорено, суммарные цифры включают и данные о Верхне-Тавдинском районе.

За годы второй пятилетки тракторный парк МТС вырос по количеству в 4,6 раза, по мощности в 6,4 раза (в 1933 г. в Омской области была лишь 41 МТС с 1 721 трактором мощностью 26,5 тыс. лошадиных сил). В 1937 году работа тракторов МТС в переводе на мягкую пахоту составила 4,6 млн. га против 2,2 млн. га в 1935 г.; в этом же году 90,2% всей посевной площади было убрано комбайнами. Энергетические ресурсы колхозов уже к концу 1936 года составили 400,1 тыс. лошадиных сил; на долю механических двигателей приходилось 63%, на долю живой тяги лишь 37%. По удельному весу механической тяги Омская область обогнала среднюю по СССР и РСФСР цифру — 54%. Всего в сельском хозяйстве области (в современных границах) было занято в 1938 году: 11 253 трактора, 4 982 комбайна, 4 738 грузовых автомобилей. На 100 га посевов в Омской области в конце 1936 года приходилось энергоресурсов 18 лошадиных сил против 15 лошадиных сил в среднем по СССР. В 1939 г. удельный вес посевных площадей, обработанных тракторами, составил 89,3% против 23,4% в 1935 г.

В годы второй пятилетки завершается процесс коллективизации сельского хозяйства, темпы которой определяются следующей таблицей:

На 1/VІІ 1938 года в области (в новых границах) насчитывалось 4 579 колхозов, которыми было охвачено 95,9% всех хозяйств и 99,9%всех посевных площадей колхозно-крестьянского сектора.

В области было к началу 1939 г. 88 совхозов (главным образом молочных и молочно-мясных), вооруженных тракторами, комбайнами, автомашинами и пр. Во всех совхозах области уже к началу 1936 года было занято 43 тыс. рабочих, из них 13 тыс. временных.

В 1938 году общая посевная площадь в Омской области (в новых границах) составила 3 136,9 т. га против 1 344 т. га в 1913 г. В том числе приходилось на долю:


При общем росте посевных площадей в сравнении с 1913 г. на 133,7% особенно значительно выросли посевные площади под овощебахчевыми, техническими и кормовыми культурами.

 Огромный рост посевных площадей в области происходил в значительной мере за счет раскорчевки целины, что сделалось возможным лишь благодаря применению мощных машин. Так, в одном Тарском округе только за один 1937 год было распахано и подготовлено 14,7 тыс. га целины, раскорчевано и очищено от кустарника 10 тыс. га. Столь же интенсивно шло освоение новых земель в других районах.

В 1937 году область собрала 3 201 тыс. т хлеба, что вчетверо превысило довоенный сбор, который в 1913 г. составил 875 тыс. т и еще в 1932 г. достигал лишь 1 307 тыс. т. По урожайности всех зерновых культур в целом Омская область стоит впереди почти всех остальных областей Сибири, да и многих областей Европейской части СССР. Так, в 1935 году Омская область дала 9,7 ц с га, что превысило урожайность всех остальных областей Сибири и ряда областей Поволжья. В 1937 году урожайность пшеницы в Омской области составила 11,8 ц с га против 6,5 ц с га в 1932 г.

До революции в Омской области засевались почти исключительно зерновые и бобовые культуры, занявшие в 1913 г. 1 277,5 т. га (90% всех посевов), причем на озимые посевы приходилось лишь 159,5 т. га, то есть 12% всех посевов. Среди зерновых около половины посевных площадей занимала пшеница, почти исключительно яровая. После революции, особенно за годы двух пятилеток, посевные площади под зерновыми культурами увеличились на 104,9%, заняв 2 618,3 т. га, но удельный вес их снизился до 83,4%, в то же время несколько повысился удельный вес пшеницы (до 53,6% зерновых), занявшей 1 404,8 т. га. Озимые посевы, хотя и увеличились по сравнению с 1913 г. почти в 2 раза (в 1938 г. — 312,4 т. га), но их удельный вес во всех посевах даже несколько снизился и составил в 1938 году лишь около 10%. Озимая пшеница по-прежнему почти не сеется; в 1938 г. ее посеяно 1,5 т. га. Между тем, почвенные и климатические условия вполне обеспечивают в Омской области значительно более широкое развитие посевов озимых, в том числе и озимой пшеницы. Поэтому постановление ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР о расширении озимых посевов обязало организации Омской области довести общую посевную площадь озимых в 1941 г. в колхозах до 450 т. га, в том числе под пшеницей — до 15 т. га, против 292,5 т. га всех озимых и 1,4 т. га озимой пшеницы в колхозах в 1938 году. В целях стимулирования расширения посевов озимых установлены специальные льготы. Колхозы освобождены до 1942 года от обязательных хлебопоставок со всей площади озимой пшеницы. При получении урожая озимой пшеницы полеводческой бригадой колхоза сверх 10 ц в среднем с га колхозники этой бригады получают сверх установленной оплаты трудодня премию натурой в размере 50% собранного сверх 10 ц с га урожая. Одновременно резко расширяются посевы озимых хлебов в совхозах.

Технические культуры в 1913 году занимали 2,3% всех посевов (31,7 т. га), в 1938 г. их удельный вес в посевах увеличился почти в 2 раза (4,4%), при росте посевных площадей под ними на 339,4% (139,3 т. га в 1938 г.). Больше половины посевов технических культур в 1913 г. занимал лен-долгунец (18 тыс. га), в то же время такая ценная масличная культура, как подсолнечник, почти не сеялась (0,7 т. га). В 1938 году посевы льна-долгунца увеличились в сравнении с 1913 г. на 145,5% (44,5 т. га), но удельный вес его снизился до 32%. Зато посевы подсолнечника в 1938 г. заняли 22% посевов технических культур, увеличив свою площадь в сравнении с 1913 г. почти в 49 раз (32,8 т. га в 1938 г.).

В связи с громадным ростом городского населения и необходимостью снабжать его овощами и картофелем значительно увеличились посевы овощебахчевых культур и картофеля, достигнув в 1938 году 127,2 т. га (в 5,5 раза больше, чем в 1933 г.). Громадное значение для установления правильных севооборотов и перехода к интенсивным формам животноводства имеют посевы кормовых культур. В 1913 г. Омская область посевов трав почти не знала (под кормовыми было занято лишь 1,6 т. га), в 1938 г. кормовыми занято уже 252,1 т. га, то есть 8% всех посевных площадей.

В годы двух сталинских пятилеток сельское хозяйство одержало победу, имеющую огромное значение для будущности всего огромного севера области. Вдребезги разбиты вражеские теории о невозможности создания сельского хозяйства на севере. Практика показала, что климатические условия позволяют выращивать в Остяко-Вогульском округе, в открытом грунте, не только овощи, но и злаки — овес, ячмень, рожь (см. ниже Остяко-Вогульский округ). До революции считалось, что Омская область недоступна плодоводству. Сейчас это мнение опровергнуто жизнью. В 1938 году в Омской области плодовые сады занимали 2 000 га. Это — создание самых последних лет: еще в 1935 г. садов было всего 300 га. В 1937 году в степных районах области посажено 1 000 га лесоплодовых полос под степную черешню, смородину, черемуху и др. Цель этих полос — улучшить снегозадержание и мелиорацию полей. Омская область является родиной стелющейся системы плодоводства. Создатель этой системы, смелый новатор в плодоводстве профессор Кизюрин, посадил за 6 лет работы в опытном саду омского сельскохозяйственного института сотни деревьев, растущих не вертикально, а горизонтально. Стелющаяся форма плодоводства открывает новые, блестящие перспективы перед плодоводством Омской области. В 1937 году в области было 100 га стелющихся плодовых садов и привито в питомниках области 300 тыс. яблонь крупноплодовых, преимущественно мичуринских сортов, в целях закладки колхозных стелющихся садов.

Исключительную роль в народном хозяйстве области играет животноводство. Замечательные заливные луга и пастбища, раскинувшиеся на площади в несколько миллионов га, создали естественную базу его развития. Основной продукт омского животноводства — его масло, было до революции хорошо известно на мировых рынках. Возникнув впервые в 1893 году, промышленное маслоделие росло с необычайной быстротой. В 1899 г. в 4 округах нынешней области (Тюкалинском, Ишимском, Ялуторовском и Тарском) работало уже около 120 заводов, вырабатывавших свыше 1 000 т масла. Предприниматели наживали огромные прибыли. Началась настоящая маслодельная «горячка». Купцы, кулаки, даже священники бросились строить маслодельные заводы. В область проникли многочисленные иностранные фирмы (германские, датские, английские), сосредоточившие в своих руках закупку масла и экспорт. Развитие маслодельного производства послужило средством дальнейшей классовой дифференциации омской деревни. Маслоделы кредитовали поставщиков молока под будущее молоко и тем самым закабаляли крестьян. Слабые попытки сельских обществ создать общинные маслодельни, не встречавшие государственной поддержки, не давали, да и не могли дать эффекта.

Годы двух сталинских пятилеток ознаменовались ростом социалистического животноводства в Омской области. Шло интенсивное строительство животноводческих ферм, хорошо оснащенных, ведущих хозяйство по последнему слову зоотехники. В 1932 году в области была 1 501 ферма с поголовьем в 310 тыс. голов скота, в 1937 г. работало уже 7 888 ферм с 1 049 тыс. голов. Одновременно росло поголовье скота в индивидуальном пользовании колхозников. Только за 1935-1936 годы колхозникам выдано 37,9 тыс. телок, 67,8 тыс. овец, 123 тыс. поросят.

Поголовье крупного рогатого скота, основного для области вида скота, больше чем на 50% сосредоточено в государственных хозяйствах и в обобществленном стаде колхозов, в которых на 1/I 1938 г. было: в государственных хозяйствах — 10,6% (149,1 т. гол.) и в обобществленном стаде колхозов — 40,7% (572,4 т. гол.) всего поголовья крупного рогатого скота. Обобществленное стадо колхозов в Омской области имеет больше крупного рогатого скота, чем его находится в индивидуальных хозяйствах колхозников. В то время как по Союзу в целом количество крупного рогатого скота в индивидуальных хозяйствах колхозников составляло 49,3% по всему поголовью крупного рогатого скота, в Омской области — 30,6%. На много меньше, чем в среднем по Союзу, в Омской области и процент крупного рогатого скота у единоличников, составлявший (на 1/I 1938 г.) в Омской области 0,9 (в среднем по Союзу — 2,9%).

По обеспеченности скотом колхозная деревня Омской области превышает среднюю по СССР и стоит на одном из первых мест в Союзе по обеспеченности крупным рогатым скотом. Так, например, по общему количеству крупного рогатого скота на 100 дворов Омская область превышала (на 1/I 1938 г.) среднюю по СССР на 81,1%, по количеству его в личном пользовании колхозников — на 36%, по обобществленному — на 158,7%.

Обеспеченность колхозных хозяйств Омской области скотом на 1/I 1938 г. видна из следующей таблицы:

На 100 хозяйств приходилось окота:


В 1937 году по сравнению с 1932 г. поголовье крупного рогатого скота выросло на 64,1 %, овец — на 182%, свиней — на 117,1%. О беспрерывном росте поголовья свидетельствуют и данные за 1937 г.: с 1/I 1937 г. по 1/I 1938 г. количество крупного рогатого скота увеличилось на 7,8%, лошадей — на 7,8%, овец и коз — на 30,4%, свиней — на 20,5%. На 1/I 1938 г. всего в Омской области было: крупного рогатого скота — 1 404,6 тыс. голов, 431,0 тыс. свиней, 1 467 2 тыс. овец и коз, 354,4 тыс. лошадей.

Расцвет сельского хозяйства обусловил необычайный рост материального благосостояния омской деревни, создал обстановку подлинного изобилия в колхозной деревне. В 1938 году денежные доходы колхозов составили свыше 200 млн. рублей (в среднем 48,5 тыс. рублей на один колхоз), а в 1935 г. они достигали лишь 121 млн. рублей. В среднем колхозники области получили в 1938 году 9 кг зерна на трудодень вместо 6 кг в 1937 г. и 3,2 кг в 1935 г. Немало в Омской области колхозов-миллионеров. Колхоз «Красный овцевод» Молотовского района получил в 1938 году только от животноводства 900 тыс. руб. дохода. Этот колхоз имеет МТФ, СТФ, крупную овцеводческую ферму, 40 ульев пчел, засеял 1 500 га. Колхоз приобрел 3 автомашины. За 3 года колхоз удвоил свои посевные площади, при средней урожайности в 20 ц пшеницы с га. При организации колхоза в нем было лишь несколько десятков голов скота, сейчас здесь 6 000 мериносов. В 1938 году было выдано на трудодень 17 кг пшеницы и 9 рублей 50 копеек деньгами. В селе прекрасная школа, хороший клуб, изба-читальня. Колхоз «Украинский пролетарий» засевал в 1938 г. 1 810 га, из них 1 000 га целинных, освоенных за два последних года. Колхоз в 1938 году выдал на трудодень 42 кг зерна, 1/2 кг подсолнуха и 3 рубля деньгами. Семья одного из чабанов заработала 3 000 пудов хлеба и 3 500 рублей деньгами. В этой семье 3 детей учатся в средней школе, старший сын в школе лейтенантов. Таких семей в колхозе много. Из числа колхозников и их детей 16 человек работает на руководящих партийных и советских постах, 5 инженеров и техников, 9 специалистов сельского хозяйства, 2 летчика, 5 учителей, 8 счетоводов.

Омская колхозная деревня выковала прекрасные кадры трактористов, комбайнеров, шоферов, машинистов сложных сельскохозяйственных машин. Уже на 1/I 1937 года в Омской области насчитывалось 13 тыс. трактористов, 2,1 тыс. комбайнеров, 2,3 тыс. машинистов сложных молотилок, 600 шоферов; училось на курсах комбайнеров 1 500 человек, шоферов — 600. Таким образом, в омских колхозах сформировался многотысячный отряд высококвалифицированных, освоивших машины рабочих, труд которых представляет разновидность индустриального труда. Из среды колхозного крестьянства выдвинулись и проявили на работе свои организаторские способности тысячи руководителей колхозов, бригадиров.

За годы двух сталинских пятилеток Омская область создала мощную передовую индустрию. Темпы роста крупной промышленности характеризуются следующей таблицей:

Валовая продукция (в ценах 1926-1927 г. в тыс. руб.) Среднее число рабочих

Таким образом, в конце второй пятилетки промышленность области давала почти на полмиллиарда рублей продукции. Довоенный уровень производства превзойден в 14 раз. За одно только второе пятилетие в основные фонды народного хозяйства Омской области вложено свыше миллиарда рублей.

Производственные фонды промышленности Омской области характеризуются тем, что мощность двигателей, обслуживающих рабочие машины, уже в 1935 году составляла 49 тыс. кВт. На территории Омской области создан ряд электростанций, общая мощность коих по данным на конец 1936 года составляла 23,9 тыс. кВт, при выработке электроэнергии 82 млн. кВт/ч., в то время как в 1928 г. мощность электростанций составляла лишь 6,6 тыс. кВт и выработка электроэнергии — 9,8 млн. кВт/ч., а в 1932 г. соответственно — 11,0 т. кВт и 38,7 млн. кВт/ч.

На территории области фактически заново построен ряд заводов, имеющих большое значение для всей страны. Решающую роль в промышленности играет машиностроение и металлообработка. Омский завод сельскохозяйственных машин им. Куйбышева играет значительную роль в общесоюзном производстве сельскохозяйственных машин. В 1937 году этот завод дал продукции на 39 млн. рублей (в ценах 1926/27 гг.), на 20% перекрыв продукцию всей дореволюционной промышленности области. В области созданы: крупный завод по производству запасных автотракторных деталей, судоверфь, паровозовагоноремонтный и судоремонтный заводы. Заводы оснащены первоклассным оборудованием. На них созданы высококвалифицированные кадры рабочих-машиностроителей, инженеров, техников, конструкторов. Идет строительство большого автосборочного завода мощностью в 30 тыс. грузовых и 15 тыс. легковых машин. Строится также большой шинный завод для выпуска 300 тыс. комплектов автошин в год.

Весьма важную роль в промышленном балансе Омской области играет пищевая промышленность, продукция которой в 1936 году составила почти 30% всей промышленной продукции области. Создана целая группа рыбозаводов, построены большие рыбоконсервные заводы в Самарове и Салехарде (см. ниже).

Улов рыбы вырос с 71 т. ц в 1933 г. до 233,6 т. ц в 1938 году. Сейчас проводится работа по расширению сети специальных рыболовецких колхозов, расширению государственного лова, умножению сырьевых запасов. Осваиваются новые водоемы, улучшаются методы переработки. Производство консервов составляло в 1913 г. 302 тыс. рублей, в 1932 г. — 2 847 тыс. рублей, в 1937 г. —13 347 тыс. рублей.

В животноводческих районах построены хорошо оснащенные маслобойные заводы, большой завод сухого молока в Ялуторовске, строится завод сгущенного молока мощностью 28 млн. банок, молочный комбинат. Значение крупной отрасли хозяйства приобрело мельнично-крупяное дело: по данным, относящимся к 1935 году, в Омской области существовало около 2 700 мельниц и крупорушек общей мощностью двигателей в 19,5 тыс. кВт и числом рабочих около 4 тыс. В Омске находится второй по мощности мельничный комбинат в стране. Крупные элеваторы созданы в Ишиме, Тюмени, Ялуторовске и других городах.

Другая отрасль промышленности Омской области, лесная промышленность и деревообработка, также базируется на огромных естественных ресурсах. Создан ряд леспромхозов, механизированные лесопункты. В лесу работают колонны тракторов, автомашин, тракторные сани, тракторные тележки. Проведены тракторно-ледяные дороги, механизирована значительная часть погрузочно-разгрузочных работ, сформированы кадры постоянных рабочих, овладевших механизмами. Имевший прежде сезонный характер, лесной промысел превращается в лесную индустрию, действующую круглый год. Построен и строится ряд деревообрабатывающих и фанерных комбинатов. Построены лесопильные заводы — Тюменский, Ялбинский, Комиссаровский, коренным образом реконструированы Тюменский фанерный и Омский лесопильный заводы. Всего заготовлено в Омской области (в старых границах) в 1937 году 3,634 тыс. плотных куб. метров древесины. Продукция лесопильных заводов выросла за второе пятилетие на 112,5% (с 452,2 тыс. куб. м в 1932 г. до 960 тыс. куб. м в 1937 г.). Рост технической оснащенности лесной промышленности существенно сказался и на производительности труда: выработка на одного рабочего, занятого на лесозаготовках, поднялась на 70%, с 4 120 рублей в 1932 г. до 7 073 рублей в 1937 году.

Значительна роль кожевенно-меховой промышленности. Это и естественно: если машиностроение базируется на близости мощной металлургии Сталинска и обширных районов сбыта, то создание в Омской области кожевенно-меховой промышленности зиждется на больших сырьевых ресурсах области, богатой скотом и пушниной. До революции по области было разбросано 519 кустарных кожевенных заводиков, занимавших в среднем по 4 рабочих. Эти «предприятия» отличались хищническим расходованием сырья и низким качеством продукции. Теперь здесь созданы крупные хорошо оснащенные предприятия. В Омске и Тюмени работают большие шубно-овчинные заводы, изделиями которых снабжается весь север. В Омске непосредственно у источников сырья создана большая обувная фабрика. В Тюмени работает большая пимокатная фабрика, на которой занято 800 рабочих.

Омская область является крупнейшим поставщиком шерсти. На базе местного сырья создано крупное производство сукна. Прежняя шерстяная кустарная фабрика в Омске превращена в большое предприятие, построено новое фабричное здание, установлено новое оборудование. В 1937 году фабрика выпустила 700 тыс. м тканей, — втрое больше, чем в 1926 г.

На предприятиях Омской области заняты многие десятки тысяч рабочих. Только в крупной промышленности занято 65 тыс. рабочих.

Наряду с ростом колхозного изобилия, бурным развитием промышленности, быстрым ростом благосостояния в городе и деревне, Омская область переживает необычайный расцвет культуры. В 1913 году во всей области обучалось в школах всех типов 73,4 тыс. детей. К концу 1937 года в Омской области (в границах того времени) было 3 855 школ, в том числе начальных 3 204, неполных средних 493, средних 93. В 1937 году в сельских школах обучалось 337,8 тыс. детей (а в 1932 г. только 212 тыс. — рост на 60% за пять лет). По всей сети общеобразовательных школ обучалось 430,9 тыс. учащихся, почти в 6 раз больше, чем до революции, в том числе в V-VII классах было 91,2 тыс. учащихся, в VIII-Х классах — 8,5 тыс., то есть только в последних классах неполной средней и средней школы Омской области обучалось на 24,2% больше, чем в школах всех типов до революции. В девяти высших учебных заведениях области обучается 6,2 тыс. учащихся, в 35 техникумах — 9,1 тыс. учащихся. На 1 000 жителей в 1913 г. приходилось 35 учащихся, в 1937/38 г. — 184. В 1913 году в Омской области было 14% грамотных, к началу 1937 г. — 92%. До революции издавалось 6 газет, притом с незначительным тиражом. В 1936 году здесь издавалось 90 газет общим тиражом 46 млн. экземпляров в год. До революции на территории Омской области не было ни одного исследовательского учреждения, сейчас их 23. В области ряд стационарных театров — в Омске, Тюмени, Тобольске, и передвижных колхозно-совхозных — в Ишиме, Называевке, Ялуторовске. В области создана разветвленная сеть школ для национальных меньшинств с преподаванием на родных языках. Так, в 112 татарских школах обучалось 11 тыс. учащихся, в 132 казахских — 8 тыс. и т. д.

Одновременно росла сеть органов здравоохранения. До революции на огромной территории области медицинские учреждения насчитывались единицами. Сельское население Омской области до революции фактически было лишено медицинской помощи. На 1/I 1938 года в области было 105 сельских больниц и 26 городских с числом коек в селах 2 335, в городах — 2 735. Кроме того, было в городах 5 родильных домов на 244 койки и в селах 74 колхозных родильных дома на 223 койки. К этому же времени в Омской области насчитывалось 825 врачей, в том числе 114 в селах, и 1 281 работник среднего медицинского персонала. К концу второй пятилетки бюджет здравоохранения в Омской области в сравнении с 1928 г. утроился. В Полтавском сельском районе, например, 5 фельдшерско-акушерских пунктов, амбулатория, больница на 47 коек, 2 родильных хаты. Над больницей шефствует омская университетская поликлиника. На самолете сюда прилетают регулярно врачи из Омска. Местный врач имеет возможность по телефону получить совет у профессоров. Во всем Тарском округе до революции было 3 врача, 4 фельдшера, а за один 1937 год сюда прибыло 14 новых врачей, 27 человек среднего медицинского персонала.

В Омской области 8 городов. Омск является не только центром области, но по своему культурному и экономическому значению одним из значительнейших городов Сибири. По переписи 1939 года численность населения в Омске достигла 280,7 тыс. человек, на 73,6% больше, чем в 1926 г. В настоящее время город является крупным центром сельскохозяйственного и транспортного машиностроения. В конце второй пятилетки предприятия Омска давали ежегодно продукции на 220 млн. рублей. Здесь 8 вузов, 14 техникумов. Городской бюджет Омска составил в 1938 году 37,5 млн. рублей, вместо 1,8 млн. рублей в 1917 г. Второй по значению город области — Тюмень. В нем 75,6 тыс. жителей; его предприятия дали в 1937 году продукции на 71 млн. рублей. В Ишиме 40 тыс. населения; это крупный хозяйственный и культурный центр. По-новому выглядит старинный город Ялуторовск; здесь построен большой, союзного значения, деревообрабатывающий комбинат на 3 рамы, завод консервированного сухого молока; в городе 12 школ, педагогическое училище. В годы двух пятилеток возникли городские поселения — Борисовское, Черлак; оба они возникли на базе созданного здесь крупного сельского хозяйства. Борисовское — центр зерносовхоза-гиганта (посевная площадь 31 тыс. га); Черлак — центр колхозной жизни района, здесь МТС, 7 школ, электростанция, дом культуры.

Северная часть нынешней Омской области была ареной жестокой эксплуатации местного коренного населения — народов севера — со стороны действовавших в тесном содружестве купцов, кулаков, чиновников (см. Сибирь, XXXVIII, 508/13). Перед самой революцией взимавшийся с хантэ и манси налог «с платежной души» (мужчин в возрасте от 17 до 55 лет) равнялся 11 рублям 55 копейкам, что составляло заготовительную стоимость 34-38 беличьих шкурок при средней ежегодной добыче одним охотником 100 белок. Все гнилье, не находившее сбыта в Тобольске, вывозилось на север — в Сургут, Березов, Обдорск — и здесь сбывалось по чудовищно высоким ценам, превышавшим во много раз их действительную стоимость. К этому надо прибавить спаиванье коренного населения. В 1913 году на территории области было продано 1 126 тыс. ведер водки — больше ведра на жителя в среднем. При этом на севере продавалось: по 4,5 ведра на душу в Березове, 3,8 ведра в Сургуте, 2,5 ведра в Ялуторовске. Практика дореволюционной «торговли» на севере нынешней Омской области могла бы служить лучшей иллюстрацией к марксовским страницам о первоначальном накоплении. Нет поэтому ничего удивительного в том, что коренные национальности вырождались. Так, с 1828 г. по 1897 г. в Березовском округе численность хантэйского (остяцкого) населения снизилась на 6,5%, ненецкого (самоедского) на 9%. В конце XIX века известный исследователь северных народов профессор Якобий констатировал факт вымирания северных народов, особенно там, где больше поселилось русских торговцев.

Великая Октябрьская социалистическая революция, выкорчевав корни политического, экономического и национального гнета, создала все условия для хозяйственного и культурного подъема порабощенных народов севера. Специально созданный в 1924 году Комитет содействия народностям Севера координировал всю работу по подъему хозяйства и культуры народов севера. С помощью всей страны, и прежде всего русского народа, народы омского севера за годы советской власти ликвидировали свою отсталость, создали свою советскую национальную государственность, свою национальную по форме, социалистическую по содержанию культуру.

Остяко-Вогульский национальный округ занимает обширную территорию в 760 тыс. кв. км, в средней части Омской области — больше половины площади всей области. Рельеф округа поражает своим однообразием и мягкостью. Кажется, будто одна и та же панорама тянется на сотни километров. Округ орошается системой реки Обь, имеющей в его пределах протяжение свыше 1 300 км. Подавляющая часть населения сосредоточена в поймах Оби и Иртыша. Его производственная деятельность непосредственно связана с этими могучими водными артериями и их притоками.

Климат округа — холодный и сравнительно континентальный. Он характеризуется относительно жарким летом и сильными морозами зимой, поздними весенними и ранними осенними заморозками. Климатические условия позволяют выращивать в округе не только овощные культуры, но и злаки (овес, ячмень, рожь). Продолжительность вегетационного периода в районе реки Конды — 153 дня, Самарова — 135 дней, в Березове —117 дней. Поймы Иртыша и Оби изобилуют заливными лугами общей площадью до 1,44 млн. га. Крупнейшим богатством округа являются его леса. Общие запасы древесины составляют здесь около 600 млн. куб. м. Леса богаты зверем — первостепенное промысловое значение имеют белка, заяц, горностай, лисица, песец, бурый медведь, барсук, дикий северный олень. Реки изобилуют рыбой всевозможных пород, в частности осетром, нельмой, сельдью, щукой. В районе южных притоков Сосьвы обнаружены месторождения бурых углей. Отмечены также выходы лигнита и наличие больших торфяных залежей площадью до 2 тыс. га. В недрах склона Северного Урала таятся золото, железо, кварц, каменный уголь.

На 1/I 1933 года на территории округа насчитывалось всего лишь 102 тыс. человек (0,13 чел. на 1 кв. км), из которых около 1/3 составляют народы севера: хантэ - 18,8%, манси — 7,2%, ненцы — 1%, коми — 4,6%.

Развертывание коллективизации явилось одним из крупнейших рычагов в подъеме всех отраслей хозяйства округа — промышленности, земледелия, животноводства, охоты, рыбной ловли. Организация культурной советской торговли, гарантирующей охотникам и рыболовам установленные государством твердые цены за сдаваемую ими пушнину и рыбу, снабжение их по твердым же ценам орудиями промысла (порох, ружья, сети, неводы) и товарами потребления, ликвидация в корне спаивания населения, устранение паразитарных форм дореволюционной торговли — все это привело к росту во много раз доходов народов севера.

Производительные силы округа развивались одновременно в нескольких направлениях. Крупнейшее завоевание Остяко-Вогульского округа — создание сельского хозяйства. За годы двух пятилеток посевные площади выросли в 20 с лишком раз — с 544 га в 1928 г. до 10 980 га в 1937 г. Зерновые культуры занимают (по данным 1935 г.) 53,1% площади, остальная площадь находится под картофелем и овощами. В основном сельское хозяйство сосредоточено в двух районах, Самаровском и Кондинском, на долю которых приходится свыше 2/3 всех посевных площадей. В самое последнее время сельское хозяйство начинает проникать и в другие районы: так, в Сургутском районе под посевами находится около 800 га; в Ларьякском районе посевы пока носят в значительной мере опытный характер. Картофелем округ уже себя целиком снабжает, а в ближайшие годы сможет удовлетворять потребности соседнего более северного Ямало-Ненецкого округа. Работы исследовательских организаций показали, что округ может себя целиком снабжать хлебом и овощами.

В 1937 году средний годовой урожай зерновых культур по Остяко-Вогульскому округу превысил средний урожай по Союзу, составив 11 ц на га. Но естественные условия представляют округу еще огромные возможности дальнейшего повышения урожайности; так, черемховская сельскохозяйственная артель сняла в 1938 году на своем опытном участке 51,5 ц с га овса, 32,5 ц ячменя; Фроловский колхоз — 18,8 ц пшеницы, 26 ц ячменя. Урожай 15 колхозов составил не ниже 15 ц зерна с га. По подсчетам землеустроительных экспедиций, в округе — 90 тыс. га пригодной для земледелия площади. Иными словами, посевные площади могут быть увеличены во много раз.

Рост сельского хозяйства происходил на базе коллективизации и машинизации прежде мелкого, не имевшего сельскохозяйственных орудий крестьянского хозяйства. К началу 1938 года в округе было 305 колхозов, объединявших 76% всех дворов. Колхозные поля обрабатывались двумя МТС, имевшими 17 тракторов и другие машины.

Растет в округе и животноводство. В 1937 году здесь насчитывалось 20,5 тыс. лошадей — на 38% больше, чем в 1922 г., крупного рогатого скота — 37,9 тыс. голов против 14,2 тыс. голов в 1931 г. Мелкого скота раньше не было, теперь его 19 тыс. голов. Создана собственная продовольственная база по мясу и молочным продуктам, возможен даже вывоз мяса в другие районы. В 1938 году Ишимский маслопром организовал в округе 5 маслозаводов. Округ уже с 1939 года обеспечивает себя молочными продуктами, а к концу 1942 г. он сможет давать значительное количество товарного сливочного масла. В округе работают 65 молочно-товарных ферм, 25 конеферм, 10 племенных свиноводческих товарных ферм. Колхозные животноводческие фермы стали основным рычагом в борьбе за дальнейшее развитие животноводства. По данным землеустроительных экспедиций, в округе более 3,5 млн. га заливных лугов, из которых свыше половины пригодны для кошения конными и тракторными сенокосилками.

Главными занятиями коренного населения Остяко-Вогульского округа — хантэ (см. остяки, XXX, 711/14) и манси (см. вогулы, X, 498/500), все же остаются, как и до революции, рыбная промышленность и охота. Но рыбный промысел раньше носил чрезвычайно примитивный характер. 90% рыбы вывозилось в крепко-засоленном виде, в котором рыба теряла свои вкусовые качества. Значительная часть хантэ, да и русских крестьян, не имея орудий лова, фактически превратилась в подвергавшихся чудовищной эксплуатации наемных рабочих, или так называемых «полуневодников», работавших исполу. Сейчас основную роль в рыбной промышленности края играют государственные предприятия и рыболовецкая кооперация. Отсталый в прошлом кустарный рыбный промысел подвергся коренной технической реконструкции. Лов рыбы усовершенствован: неводная тяга механизирована, внедрены ворота, моторные лодки, применяются эффективные орудия лова. Создано 6 рыбозаводов, работает моторно-рыболовная станция. В 1936 году товарная рыбная продукция округа составила 153,9 тыс. ц, в 1,7 раза превысив дореволюционный уровень. Если внести поправку на увеличение потребления рыбы самим населением, как вследствие его роста, так и повышения душевого потребления, то общий валовой улов рыбы в пределах округа составит уже 250 т. ц — втрое больше дореволюционного. На долю рыбной промышленности приходится до 40% всех доходов населения округа.

Аналогичный путь проделала и охота. На больших пространствах охота пока еще играет преобладающую роль в бюджете хантэ и манси. Так, в бюджете казымских хантэ на долю охоты приходится до 60% всех доходов. Под охотничье хозяйство также подведена новая техническая база: организовано 19 охотничьих угодий, создано 8 производственно-охотничьих станций, организована комплексная машинно-промысловая станция. В целях восстановления выбитых до революции пушных зверей — бобра и соболя — создан большой боброво-соболиный государственный заповедник на площади в 800 тыс. га, развивается колхозное клеточное звероводство. В результате, в 1936 году было заготовлено в округе беличьих шкурок в 2,3 раза, горностая в 5,6 раза, лисицы в 1,7 раза больше, чем заготовлялось до революции на всем тобольском севере. В 1936 году в Остяко-Вогульском округе было заготовлено пушнины на 5,7 млн. рублей против 1,6 млн. рублей в 1932 г.

Особое значение для народного хозяйства севера имеет олень. После некоторого снижения поголовья оленей в 1930-1933 годах, погибших не столько от сибирской язвы, сколько в результате борьбы против коллективизации — от кулацкого и таманского аркана и ножа, оно с 1934 г. неизменно растет. В 1936 г. оленей насчитывалось около 104 тыс. голов (в 1922 г. — 53,5 тыс.), 12% всего стада оленей принадлежит Березовскому и Мужелевскому оленеводческим совхозам, 26,4% колхозам, 15,5% колхозникам, 46,1% единоличникам.

В годы двух пятилеток на территории округа созданы первые промышленные предприятия. Самым значительным предприятием является Самаровский рыбоконсервный комбинат производительностью 50 тыс. банок в сутки. Построен экстрактно-варочный комбинат в с. Нахрачи, районном центре Кондинского района, мощностью 1 600 т годовой продукции. Строится очень большой в местных условиях Белогорский лесохимический комбинат общей проектной стоимостью 20 млн. рублей. Начата постройка 4-рамного лесопильного завода. Созданы предприятия местной промышленности — 3 кирпичные завода, лесопильный завод в Самарове, небольшой сургучный завод. В районе гор Сура-Из, Неройки, Хусьвойки добывается горный хрусталь; округ дает 35% всего горного хрусталя, добываемого в стране. Особенно надо отметить лесо- и дровозаготовки, проводящиеся в значительных масштабах. До революции заготовлялось только 30 тыс. куб. м дров для собственных нужд, в 1937 году заготовлено 620 тыс. фестметров древесины.

На этих промышленных предприятиях округа формируются первые кадры квалифицированных рабочих — хантэ, манси, ненцев, создаются условия для несравненно лучшего использования рыбных и лесных богатств округа.

На базе социалистической реконструкции народного хозяйства резко выросло благосостояние коренного населения. Бюджетное обследование, произведенное в 1935-1936 годах, показало, что средний валовой доход хозяйства колхозников манси за последнее десятилетие повысился в 7 раз и единоличников в 5,8 раза. Валовой доход хантэ — членов простейших производственных товариществ, вырос с 592 рублей в 1931 г. до 4 276 рублей в 1936 г., то есть в 7 раз.

В тайгу и тундру пришла культурная революция. Ее носители — учитель, книга, врач. В 1913 году расходы на народное образование на тобольском севере составляли 45 копеек на душу, в 1936 г. — 88 рублей. В 1938 г. на территории округа было 174 школы, из них 32 неполных средних и 6 средних. А еще в 1922 г. здесь было лишь 26 школ. Создано значительное количество национальных школ для хантэйских и мансийских ребят с преподаванием на родном языке. В округе насчитывается свыше 700 преподавателей, в том числе свыше 50 из местных национальностей.

В самых отдаленных, отстоящих на тысячи километров от железной дороги, национальных советах, в хантэйских и мансийских юртах, где население еще десяток лет назад не имело представления не только об электричестве, но даже о керосине, сейчас демонстрируются кинофильмы. В округе — обширная сеть звуковых кино, кинопередвижек, радиоузлов, районных газет. Кочевые красные чумы с книгами, газетами, кино добираются до Толькинских юрт, находящихся в 2 тыс. км от Остяко-Вогульска (центр Остяко-Вогульского округа, у слияния Иртыша и Оби).

В 700 км от Остяко-Вогульска, у реки Казым, создана культбаза. Здесь за много тысяч километров от культурных центров, там, где раньше было лишь несколько хантэйских юрт, ныне работают неполная средняя хантэйская школа с интернатом, коми-русская школа, больница, дом народов севера, кооператив, почтовое отделение, радиоузел, электростанция, зоотехнический и ветеринарный участки. При культбазе функционируют 3 магазина. До революции окрестное население вынуждено было делать для покупки хлеба многие сотни километров. Строится окружной центр — Остяко - Вогульск. В нем работают электростанция, радиостанция, дом народов севера. Треть населения Остяко-Вогульска — учащиеся. Здесь — ряд школ, в том числе 2 неполных средних школы и 1 акушерско-фельдшерская.

На смену шаману пришел советский врач, фельдшер, акушерка; в округе — два десятка больниц, сеть врачебных пунктов. В громадной степени снижены наследственные болезни — трахома, туберкулез и бытовой сифилис.

Тысячи людей, никогда не видевших железной дороги, автомобиля, теперь хорошо знают самолет, радиостанции. Хантэйская и мансийская женщина сбросила традиционное позорное покрывало и стала равноправным членом общества. Миновали те времена, когда население одевалось в оленьи шкуры, когда мыло было неведомо населению. Теперь и мыло, и зубной порошок, и полотенце вошли в быт, как и другие неизвестные раньше в тундре и тайге предметы культуры, на которые сейчас предъявляют огромный спрос хантэ, манси, ненцы. Народы севера создали свою письменность, свою интеллигенцию, вырастили своих первых писателей. Тысячи километров делают на утлых лодках хантэйские и мансийские девушки, чтобы добраться до железной дороги и держать дальше путь в Ленинград, в Институт народов севера.

Ямало-Ненецкий национальный округ занимает всю крайнюю северную часть Омской области; с юга он граничит с Остяко-Вогульским национальным округом, с севера омывается Карским морем. Территория округа — 466 тыс. кв. км; половина ее находится за полярным кругом и относится к зоне полярной тундры; Шурышкарский район находится в зоне лесотундры. Климат округа отличается весьма незначительной температурой летнего периода и малым количеством осадков при низкой среднегодовой температуре. По климату округ можно разбить на две зоны. В первой зоне — северной — средняя температура лета колеблется от -1,2°С (мыс Дровяной) до -4,4°С (Марре-Сале). Во второй, южной зоне средняя температура лета достигает +7° (Новый Порт). В первой зоне вегетационный период со средней суточной температурой 1,5°С составляет 30-57 дней, во второй —  90-130 дней. Одна из особенностей климата — резкое колебание температуры не только в течение отдельных времен года, но даже в течение одного дня.

В условиях чрезвычайно редкого населения (0,1 человека на 1 кв. км) и отсутствия средств сообщения громадную роль в хозяйстве округа играет оленеводство. Общая численность поголовья оленьего стада в округе достигала на 1/I 1936 года 250 тыс. годов, составляя около 7 голов на душу населения. В Приуральском районе на одно хозяйство приходилось 64,4 оленя, в Тазовском — 54,4, в Надымском — 49,8. В районах Надымском и Приуральском доход от оленеводства составляет около 1/3 всех доходов населения. В округе созданы крупные оленеводческие совхозы, организована ветеринарная и зоотехническая помощь.

Наиболее значительна в хозяйстве Ямало-Ненецкого округа роль рыбной промышленности. В Тазовском районе на долю рыболовства падает 59% всех доходов местного населения, в Пуровском — 55%, в Надымском — 35%. В годы двух сталинских пятилеток рыбные промыслы подверглись коренной реконструкции. Создались рыболовецкие колхозы, организованы государственные рыбозаводы, дающие 2/3 всего улова рыбы. Рыбные промыслы вооружены моторным рыболовецким флотом, заменившим примитивные суда, появились новые усовершенствованные орудия лова. В 1936 году добыто 80,7 тыс. ц рыбы, что вдвое превышает довоенный улов. Реконструирован процесс обработки рыбы: вместо примитивных засолочных пунктов построены рыбообрабатывающие пункты, организовано балычное производство, созданы большой рыбоконсервный комбинат в Салехарде, консервная фабрика в Новом Порте, оказавшие большое влияние на всю рыбную промышленность округа.

Другая важная отрасль народного хозяйства округа — охота, дающая по Пуровскому району 29% доходов, по другим районам — от 14 до 19%. За 1931-1935 годы размеры заготовок пушнины выросли с 0,4 млн. рублей до 2,7 млн. рублей. Созданные в округе 36 государственных факторий распространяют свое влияние каждая на много сотен километров вокруг и являются центрами как снабжения охотников совершенными орудиями лова, предметами потребления, так и приемки от них по твердым ценам пушнины, а также служат базами изучения и разведки местных огромных пушных богатств — песца, горностая, белки. Фактории играют роль не только промысловых центров, но и центров культуры.

Большое влияние на хозяйство округа оказала коллективизация. Создание обобществленного хозяйства явилось предпосылкой к развертыванию собственного животноводства. По данным 1937 года в округе было 3,8 тыс. голов скота (в переводе на крупный рогатый), из них 2,1 тыс. в самом южном районе — Шурышкарском. Работы землеустроительной экспедиции показали, что в пределах Ямало-Ненецкого округа имеется пастбищных угодий в количестве, достаточном для прокормления свыше полумиллиона голов скота.

Ямало-Ненецкий округ до последних лет не знал сельского хозяйства, для которого непреодолимым препятствием считалась вечная мерзлота почвы. Между тем, исследовательские работы показали, что на юге встречаются площади, свободные от мерзлоты, а на некоторых почвах постоянный слой мерзлого грунта находится на глубине 45-60 см. Опыты в открытом поле дали вполне благоприятные результаты, особенно по сортам овощей, созданным в Хибинах. Пленум Комитета крайнего Севера при сельскохозяйственной академии им. Ленина признал, что в Приуральском и Шурышкарском районах может быть создана собственная база производства овощей и картофеля. В частности, в Приуральском районе выделено 4 тыс. га, пригодных для земледелия. Салехардская овощная станция получила в 1938 году 32,4 ц картофеля с га, салехардский совхоз снял 90 ц с га.

По мере вовлечения населения в новые профессии (на затонах, в животноводстве) осуществляется переход его на оседлость (ср. XXXVII, 197/200). Из 6 артелей 5 уже ведут оседлый образ жизни; артель «Хорп» переводится на оседлость. Для оседающих производится землеустройство, строятся дома, бани. Для переходящего на оседлость кочевого до сих пор колхоза им. Второй пятилетки проведено хозяйственное землеустройство, отведены все виды угодий. В хозяйственном центре оседания строятся дома, заводится мелкий рогатый скот, лошади. Строятся 4 поселка для переходящих на оседлость колхозов в Тазовском районе.

Одновременно проведена большая работа по созданию культурных условий в кочевом быту. Ненец-кочевник хорошо знаком с деятельностью красных чумов, в его быт вошла уже киноустановка, его дети учатся в специальных школах-интернатах. Примером может служить коми-хантэйский поселок Котровож в 5 км от Салехарда. Экономический и культурный центр поселка — фактория; здесь новая школа с интернатом, в котором воспитываются на полном пансионе дети хантэ и коми.

Реконструкция промыслов, работа факторий, коллективизация хозяйства, создание культурной торговли, выкорчевывание корней эксплуатации — все это обусловило подъем материального благосостояния населения Ямало-Ненецкого округа. В Тазовском районе в 1936 году на одно хозяйство в колхозе приходилось 42 ц рыбы, на единоличника — 15,4 ц. Стоимость трудодня составила в 1935 году по артелям: «Терд-Кодью» — 11 рублей 57 копеек, «Промышленник» — 10 рублей 24 копейки, в 1936 году по колхозу «Хорп» — 14 рублей 50 копеек.

Бюджет Ямало-Ненецкого округа, составлявший в 1931 году 170 тыс. рублей, в 1936 г. уже вырос до 7,7 млн. рублей, из них 20% расходовалось на здравоохранение, 46,6% — на народное образование. В 1913 г. на тысячу жителей приходилось больных чесоткой 103 человека, а теперь вместе с шаманством, тьмой и невежеством ликвидированы так называемая бытовая чесотка и сифилис. Население очень ценит советских врачей и больницы.

Создана сеть школ, больниц, культурно-просветительских учреждений. На 1/I 1938 года в округе было 36 начальных школ, 9 неполных средних, одна полная средняя, два техникума. В 1936 г. состоялся первый выпуск учащихся ненецкого педагогического училища. В округе работает партийная школа, где обучаются десятки представителей народов севера.

Растет своя ненецкая интеллигенция: в 1935 году в окружных органах работало 46 ненцев, в 1936 году уже 139. Тазовским, Приуральским, Ямальским райисполкомами руководят ненцы, бывшие батраки. Старый Обдорск (см.) — ныне Салехард, центр округа, превратился в культурный центр с рядом учебных заведений, в том числе 2 техникумами, рыбоконсервным комбинатом, домом ненцев, библиотекой на 17 тыс. томов, радиостанцией, аэропортом. На левом берегу реки Таза, в 15 км от ее устья, вырос районный центр Тазовского района — поселок Хальмер-Седэ. В нем, кроме жилых домов, домов райисполкома, национального совета и фактории Главсевморпути, — рыбозавод, электростанция, радиоузел, больницы, школы начальные и неполные средние, школы-интернаты, в которых живут дети кочующего населения. В округе созданы новые средства связи. До революции здесь было одно почтовое отделение, теперь их 14; работает 5 радиоузлов, 3 телефонных станции.

Номер тома58
Номер (-а) страницы272
Просмотров: 15

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я