Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 47. Бурят-Монгольская АССР

Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 47. Бурят-Монгольская АССР. Занимая в основном западную половину бывшей Забайкальской области (см.), БМАССР граничит на востоке с Читинской областью, на севере и западе с Иркутской областью, на юге с Монгольской народной республикой и на юго-западе с Тувинской народной республикой. Бурят-Монголия (Бурят-Монголии) лежит на высоком нагорье, пересеченном многочисленными складчатыми хребтами и изрезанном глубокими речными долинами. Протянулась она от Байкала до Яблонового хребта, которым отделяется от Читинской области, и от Восточных Саян до высоких скалистых хребтов, огибающих с севера Верхне-Ангарскую и Муйскую долины. Наиболее высоко поднят западный выступ Бурят-Монголии — Тункинский аймак (входивший до революции в состав бывшей Иркутской губернии), заполненный Восточными Саянами и их ветвями — Тункинскими и Китайскими Альпами и другими острореберными хребтами с пикообразными и зубчатыми оголенными вершинами (гольцами). Нижние ярусы саянских ответвлений покрыты густым хвойным лесом, а выше расстилается альпийская растительность. Между отвесными скалами и узкими  ущельями мчатся с оглушительным шумом и стремительной быстротой горные реки и ручьи. Местами встречаются ледники — Мунгу-Сардык (3 491 м), высочайшая вершина Восточной Сибири, и др. (см. XX, 130/31). Южная часть Западного Забайкалья — Селенгинская Даурия, также покрыта многочисленными горными цепями: Хамар-Дабаном, отделяющим вместе с хребтом Улан-Бургасы долину реки Селенги от байкальской впадины, Даган-Дабаном, Цаган-Хуртей и др. Эти горы характеризуются округленными и полого спускающимися формами. Только на окраинах их встречаются живописнее скалы и утесы. Между горными хребтами Селенгинской Даурии тянутся продольные долины Селенги и ее притоков и смежные озерные котловины. Байкальское озеро окружено дугообразными горными цепями, по своим очертаниям напоминающими ветви Саян (в пределах Бурят-Монголии — Баргузинский хребет и южные склоны Хамар-Дабана), с востока отделяющими Байкал от Баргузинской долины и Витимского плоскогорья (средние высоты 1 000 м), покрытого лиственничной тайгой или степной растительностью, а частично и мхами. На границах плоскогорья поднимаются хребты высотой до 2,5 тыс. м: Верхне-Ангарский, Северный и Южный Муйские, Джаргейский и др., окаймляющие глубокие речные долины (абсолютная высота их в низовьях 450 м). На западе Бурят-Монголию омывает Байкал, самое глубокое и одно из самых замечательных озер в мире (см. IV, 442/57, и I Дополнительный том, 744/49). В западном Забайкалье имеется ряд других, более мелких озер: Гусиное, Еравнинские, Баунтовские и др. В Байкал впадают 336 рек и речек, из которых крупнейшая — река Селенга (см.; общее протяжение ее 1 206 км, в том числе в пределах СССР — 419), принимающая ряд многоводных притоков: Джиду, Темник, Никой, Хилок, Уду и др. Из остальных байкальских притоков выделяются Баргузин и Верхняя Ангара. По Витимскому плоскогорью раскинулся крупный приток Лены — река Витим (общее протяжение 1 857 км, из которых на территории Бурят-Монголии 1 294 км).

Климат Бурят-Монголии суровый и континентальный. Средняя годовая температура колеблется от —0,5° (на юге) до —3,9° и ниже (на Витимском плоскогорье). В январе средняя температура от —18° до —27°, в июле от +13° до +23°. Зимы продолжительные, малоснежные и морозные (до —50°), но безветренные и отличаются обилием солнечных дней. Весна наступает в конце апреля — начале мая. Лето — короткое и дождливое, но теплое (температура воздуха достигает +38°). Осень — сухая и солнечная. Осадков выпадает обычно от 162 до 337 мм. Только на склонах Саян и по южному берегу Байкала их значительно больше (446—669 мм). Снежный покров — небольшой, и скот во многих местах может пастись круглый год на подножном  корму. Летом часты разливы рек и наводнения от позднего таяния снегов в горах и от больших дождей. Бурят-Монголия отличается богатством солнечного сияния: среднесуточное в году количество часов солнечного сияния — 7 (на северокавказских курортах и в Абас-Тумане — 4,9—5,5). Почвенный покров — разнообразный и пестрый: от подзолов и черноземов, большей частью выщелоченных, до солончаков и горно-тундровых почв.

Энергетические и сырьевые ресурсы Бурят-Монголии до революции не только почти не использовались, но и оставались, за малыми исключениями, неизвестными. В эпоху социалистического строительства впервые начали изучаться в Бурят-Монголии колоссальные запасы водной энергии — «белого угля». Общая мощность рек Бурят-Монголии (в естественных условиях) — свыше 7 млн. кВт.

На Селенге (в 80 км выше г. Улан-Удэ) возможно построить электростанцию мощностью более миллиона кВт (в два раза больше, чем Днепрогэс). За  эти же годы разведывались и выявлялись мощные запасы полезных ископаемых: каменные и бурые угли Южно-Байкальских, Гусиноозерских, Джидинских, Улан-Удэнских, Витимских и Еравиинских месторождений (запасы их достигают 4 млрд. т); горючие сланцы в Еравнинском и Баунтовском аймаках (с выявленными запасами в 30 млн. т), огромные выходы магнитного и красного железняка в верховьях р. Курбы (Балбагар и др.) с запасами в 220 млн. т руды и на южных склонах Хамар-Дабана (Цадыр-Хосуртаевское месторождение); золотые россыпи Баргузинской тайги; природные газы на Байкале; асбест вблизи оз. Ильчир (в Тункинском аймаке, с разведанными запасами в 220 тыс. т) и теллур в бассейне реки В. Ангары; разнообразные строительные материалы: известняки высокого качества (изученные запасы — 72 млн. т), цементные и кирпичные глины (34 млн. т), туф и др.; фосфориты. Подавляющее большинство этих месторождений до Октябрьской революции было совершенно неизвестно. На Байкале обнаружены также выходы нефти и слюды, по Курбе — залежи меди, мраморов и агальматолитов, в Тункинском аймаке, кроме того, — крупнейшие в СССР месторождения нефрита, а также графит и алмазы. Запасы мирабилита (более 1 млн. т) изучены в Селенгинском, Алгинских и Брогойских озерах. По всей республике — многочисленные минеральные источники. Наиболее известные из них: Тункинский Аршан (дебет вод его в результате разведок 1932—33 гг. возрос в 15 раз — до 225 тыс. л в сутки), Шумак и горячие источники: Туркинский, или Горячинский (на берегу оз. Байкал), Гаргинский (температура воды + 73°), Ильинский (в 1 ½ км от ж. д. и в 53 км от Улан-Удэ) и Нилова пустынь. 52% территории Бурят-Монголии — 18,4 млн. га — покрыты лесом, преимущественно хвойным: даурской лиственницей (56%), сосной (27%), сибирским кедром (6,4%), елью и пихтой (4,2% главным образом на южном побережье Байкала). Общие запасы древесины — 1,4, млрд. куб. м, в т. ч. 48% лиственницы, 33% сосны, 8% кедра, 6% пихты и ели. Лиственные деревья (более 6% всех лесов Бурят-Монголии) представлены березой, осиной, тополем, многочисленными ивами, ольхой, черемухой, дикой яблоней. В подлеске и на окраинах тайги растут рододендроны, душистый багульник, шиповник, малина, смородина, голубица, черника, облепиха, земляника, брусника и др. В травянистой растительности, насчитывающей до 1 000 видов, встречается много представителей эндемичной и альпийской флоры. Широко, распространены дикорастущие лекарственные и технические (бадан, красильные и др.) растения.

В лесах и степях — пушные и копытные звери: лучший в мире баргузинский соболь с черной шелковистой шкуркой, высокоценная «голубая» белка, колонок, лисица, лось, марал (изюбр) и др. В реках и озерах — значительные запасы рыбы: омуль, хариус, амурский осетр, байкальский сиг и частиковая. На Байкале — живородящая рыба голомянка (два вида) и лежбища тюленя (нерпы). Много водоплавающей и боровой птицы.

До революции Бурят-Монголия была отсталой царской колонией. Промышленности почти не было, не считая нескольких десятков карликовых предприятий и мелких золотых приисков. Бурят-монголы вели кочевой и полукочевой образ жизни, занимаясь пастбищным скотоводством, охотой, рыбным промыслом и —  в небольшой степени — полеводством, главным образом к западу от Байкала (см. буряты, VII, 227/30). Царизм заселял лучшие земли края колонизаторскими элементами, оттесняя бурят из плодородных речных долин на сухие засоленные степи, «единственно для скотоводства пригодные». Только за последние двадцать лет до революции (с 1897 до 1917 г.) у бурят, живущих в Предбайкальи, было изъято 1 263 тыс. га. — 53, 5% их земельных угодий. За эти годы посевные площади у предбайкальских бурят сократилась на 34%, а поголовье стада уменьшилось: на 6% — у западных и на 13% — у восточных бурят. Бурят-монгольские трудящиеся находились под гнетом не только царизма и русских купцов, но и собственной феодально-родовой знати (нойонов) и кулачества. Русская деревня и эвенкийские стойбища испытывали гнет царских чиновников, купцов и кулачества. Уже к концу XIX в. в предбайкальских районах от 9 до 15% русских крестьянских хозяйств пользовались постоянной наемной рабочей силой. Среди бурят, обитавших в Предбайкалье, процент хозяйств с годовыми наемными рабочими доходил до 16.

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла перед трудящимися Бурят-Монголии пути социалистического развития. Но летом 1918 г. восстание белочехов и интервенция обрывают на полтора года социалистическое строительство в Сибири. Белогвардейцы и интервенты (в особенности, японцы) ознаменовывают свое кратковременное господство расстрелами, карательными экспедициями, порками, пожарами деревень, разрушением хозяйства и т. п. В конце 1919 г. по обе стороны Байкала вспыхивают партизанские восстания. Одновременно Красная армия совершает свое победное шествие по Сибири. В январе 1920 г. в западных районах Бурятии восстанавливается советская власть. Почти в это же время за пределами Байкала возникает Дальневосточная республика. В конце 1921 г. — по непосредственному указанию тов. Сталина — создаются бурят-монгольские автономные области в Восточной Сибири и в Дальневосточной республике. После присоединения Дальнего Востока к советской России ВЦИК вынес постановление от 30 мая 1923 г. об образовании БМАССР. Окончательно сконструировались высшие органы власти на территории республики к 1 августа 1923 г. В 1930—36 гг. БМАССР входила в состав существовавшего тогда Восточносибирского края. По сталинской конституции БМАССР входит непосредственно в РСФСР, что обеспечивает ей большую степень хозяйственной и культурной самостоятельности. В сентябре 1937 г. были образованы два бурят-монгольских национальных округа — Усть-Ордынский (в составе Иркутской области; см. стб. 483/87) и Агинский (в пределах Читинской области; см. стб. 541/46).

Территория БМАССР занимает (в 1939 г.) 350,5 тыс. кв. км. Средняя плотность населения в республике — 1,5 чел. на 1 кв. км, колеблясь от 5—9 чел. на 1 кв. км в южной полосе, с возникающей промышленностью и более развитым сельским хозяйством, — до 0,1—0,2 чел. в северных таежных районах. Всего в Бурят-Монголии (по переписи 1939 г.) проживает 542 170 чел., из которых 163 425 чел. (30,1%) городского населения. Сравнительно с 1923 г., когда в Бурят-Монголии проживало 346,6 тыс. чел., население увеличилось на 56,2%. Коренное население республики — буряты, или бурят-монголы. Поданным на 1/1 1933 г. в Бурят-Монголии (в границах того времени) буряты составляли 43,8% всего населения и русские — 52,7%. На девере Бурят-Монголии подтают эвенки (тунгусы), разместившиеся главным образом в двух национальных районах — Северо-Байкальском и Баунтовском. В Саянах живут сойоты; в пределах Тункинского аймака (района) выделен Окинский хошун (подрайон) с сойотским сомонным (сельским) советом. Среди русского населения и до последних лет выделялась группа «семейских», потомков старообрядцев, живущих в правобережье Селенги и полупринудительно водворенных туда в конце XVIII в. В прошлом «семейские» отличались закоснело-консервативным хозяйственным и культурно-бытовым укладом. Но волна коллективизации и культурные мероприятия советской власти сломали грани, отделявшие «семейских» от прочего русского и бурятского населения.

Города БМАССР: Улан-Удэ (бывший Верхнеудинск), на смыканье Сибирской железнодорожной магистрали с судоходной рекой Селенгой и ее сплавным притоком р. Удой, и Кяхта (см.), расположенная на границе с Монгольской народной республикой. Кроме того, в Бурят-Монголии три поселка городского типа: Мысовск и Танхой на южном побережье Байкала и Городок в верховьях Джиды — центр вольфрамовых разработок. Возникают новые рабочие поселки вокруг промышленных предприятий, золотых приисков и угольных шахт.

За годы социалистического строительства произошел резкий сдвиг в естественном приросте населения. Бурят-монголы, находившиеся в годы царизма на грани вымирания (с 1897 до 1917 г. количество западных бурят уменьшилось на 12,7%), дали уже в 1931 г. прирост населения в 1,5% (в 1924 году — 0,4%). Социалистическая индустриализация Бурят-Монголии повлекла за собой, наряду с быстрым ростом квалифицированных кадров из местного населения, также значительный   приток населения из других районов Союза.

Эпоха социалистической реконструкции знаменуется коренной перестройкой хозяйственного быта бурят и звонков путем оседания кочевого и полукочевого населения на основе коллективизации (у бурят и эвенков даже в 1929 г. было лишь 9,8% оседлых). Около 40 тыс. хозяйств совершали ежегодно от 2 до 4 раз кочевки со скотом и домашним имуществом, передвигаясь иногда на большие расстояния. Зимовки располагались обычно на сенокосных угодьях, летники — у выгонов. Большинство бурятского населения имело не только покосы, но и посевы (однако, в мизерном количестве). Эвенки и сойоты кочевали на оленях по охотничьим угодьям тайги. В настоящее время почти все бурятские, эвенкийские и сойотские хозяйства перешли на основе коллективизации к оседлому образу жизни. Степные и таежные пространства покрылись новыми растущими колхозными поселками. В открытых степях и речных долинах, где в недалеком прошлом росли дикие травы и встречались лишь войлочные юрты и берестяные чумы, возникли новые колхозные улусы (деревни) с вновь выстроенными домами, сельскохозяйственными постройками, электростанциями, ремонтными мастерскими, маслодельными заводами, школами, детскими яслями, клубами и больницами. Успешное осуществление оседания было обеспечено проведением земельной реформы, изъявшей у эксплуататорских элементов бурятского населения 200 тыс. га земельных угодий, отпуском правительственных средств на строительство домов, скотных дворов, машинных сараев, колодцев, машинизацией полеводства, помощью кадрами и т. п.

Быстро и резко меняется производственно-профессиональный облик населения Бурят-Монголии. В 1923 г. было занято в промышленности (включая семьи) едва 2,5% населения, а в 1938 г. уже около 25%. Общая численность рабочих и служащих возросла до 73,5 тыс. чел. в 1938 г. Тысячи бурят-монголов, при царизме совершенно не знавших станков и механизмов, ныне работают на промышленных предприятиях, транспорте, на машинно-тракторных станциях. В то время как в 1923 г. в Бурят-Монголии было 8% городского населения, а в 1926 г. — 11%, в 1939 г. удельный вес городского населения (с рабочими поселками) возрос до 30,1%.

За годы социалистического строительства до неузнаваемости изменился экономический профиль Бурят-Монголии, превратившейся из отсталой аграрно-сырьевой колонии в цветущую индустриально-аграрную республику.

Бурят-Монголия идет семимильными шагами по пути индустриализации. В 1923 г. продукция фабрично-заводской промышленности оценивалась в 2,6 млн. рублей, в 1927/28 г. — 5,2 млн. руб., в 1932 г. — 19,9 млн. руб., а в 1938 г. она достигла (без вольфрамовой и золотой промышленности) 153,2 млн. руб., возросши за годы существования БМАССР более чем в 60 раз. Резко изменилась структура промышленности: производство средств производства в 1923 г. занимало 16,8% промышленной продукции, в 1927/28 г. — 29,95%, а в 1938 г. — 73,4%. Капитальные вложения в промышленное строительство в первую пятилетку составили 19 млн. руб., а за вторую пятилетку они превысили 400 млн. руб., — в 280 раз больше того, во что расценивались основные промышленные фонды Бурят-Монголии в 1923 г. (1,4 млн. руб.), и в 170 раз больше в сравнении с началом первой пятилетки (2,4 млн. руб.). Удельный вес промышленности в народном хозяйстве республики составлял к началу первой пятилетки 12%, а в конце второй пятилетки он вырос до 71%. В Улан-Удэ выстроен гигант транспортного машиностроения — паровозо-вагонный ремонтный и строительный завод (ПВЗ), по уровню техники и объему производства стоящий наравне с другими крупнейшими паровозо- и вагоностроительными заводами СССР. ПВЗ — комбинат крупнейших цехов: паровозосборочных, котельного, тендерного, вагоносборочного, тележного, колесного, чугуно-, стале- и медеплавильных и др. Наряду с массовым капитальным и средним ремонтом паровозов и вагонов, ПВЗ освоил строительство новых мощных паровозов серии СО (Серго Орджоникидзе) с тендер-конденсаторами и выпускает запасные части для дорог всего Дальнего Востока и Восточной Сибири. В Улан-Удэ же создан мощный мясной комбинат с многочисленными цехами: убойным, холодильным, беконным, колбасным, консервным, жировым, утилизационным, альбуминовым и др. Проектная мощность комбината в сутки при работе в одну смену: убой и обработка 400 голов крупного рогатого скота, 1 000 овец и 250 свиней. В год при работе в одну смену мясокомбинат должен выпускать 18 тыс. т мясных продуктов. Консервный завод комбината (проектная мощность его — 25 млн. банок) — один из самых больших в Союзе. Мясокомбинат, как и другие новые предприятия Бурят-Монголии, выстроен по последнему слову мировой техники. Здесь же пущены в эксплуатацию мельнично-крупяной комбинат с выпуском в год 58,2 тыс. т мучных и крупяных продуктов, два механизированных хлебозавода, крупнейший в Сибири механизированный завод оконного стекла, судоремонтный завод НКВода, завод по производству металлических изделий ширпотреба и ремонту автомобилей и тракторов, угольные копи (Лысьегорское месторождение), три лесозавода, мебельная фабрика, а также два механизированных кирпичных завода (на 25 млн. шт. красного кирпича). Стеклозавод выпустил в 1938 г. 3 865 тыс. кв. м бемского стекла и освоил производство зеркальных изделий. Улан-Удэ превращается в большой энергетический центр. В Улан-Удэ выстроены 2 ТЭЦ (при ПВЗ и мясокомбинате) и 1 конденсационная электростанция.

Промышленные предприятия создаются и в глубинных районах Бурят-Монголии. Развивается золотодобыча в Баргузинской тайге. По притокам Витима раскинуты золотые прииски треста «Баргузинзолото», в системе реки Верхней Ангары работают предприятия «Байкалзолото». В глухой тайге, где в прошлом рыли золото небольшие группы старателей, находившихся в экономической зависимости от кучки крупных владельцев приисков, теперь возникли новые благоустроенные поселки, появились драги, начали широко применяться и другие усовершенствованные способы добычи драгоценного металла. Добыча золота далеко перегнала довоенный уровень.  

В верховьях р. Джиды построен крупнейший в Союзе вольфрамовый комбинат, неизменно повышающий добычу металла. На склонах Джидинских гор выстроены электростанция, лесопильный, кирпичный, механический заводы, мощная обогатительная фабрика, созданы рудники. Приступлено к разработке коренного месторождения вольфрама (на горе Холтосон), склоны которой ныне изрезаны многочисленными штольнями. Строится бремсберг-рудоскат с разгрузочными бункерами, начато сооружение подвесной электрической железной дороги от штолен до обогатительных фабрик. Помимо первой обогатительной вольфрамовой фабрики приступлено к постройке другой, по своей мощности превышающей пущенную в четыре раза. Джидинские месторождения дают не только вольфрам, но также другой редкий металл — молибден. Для разработки его строится обогатительная молибденовая фабрика. Наряду с редкими металлами здесь добывается и золото. В окаймленной лесистыми сопками долине строится социалистический город на 20 тыс. жителей.

Строится цементный завод на ст. Тимлюй, в 98 км к западу от Улан-Удэ. Строятся угольные шахты на южном берегу Байкала (ст. Танхой) и у Гусиного озера, где предполагается создание крупного энергохимического комбината. Широко развертывается лесное хозяйство республики. В Бурят-Монголии насчитывается 7 лесопильных и 5 шпалорезных заводов, Объем лесозаготовок по линии органов НКЛеса возрос с 150, тыс. куб.,  в 1923 г. и 195 тыс. куб. м в 1927 г. до 1 920 тыс. куб. м  в 1937 г., не считая крупных лесозаготовок по линии НКПС, золотопромышленности и других предприятий. Всего в 1937 г. было заготовлено 3 млн. куб. м леса. В лесах удинских массивов выстроены широко и узкоколейная железные дороги, 3 автогрунтовые дороги и ряд ледяных лесовозных дорог. Созданы базы и пункты по механизации лесозаготовок. Развивается эксплуатация и байкальских высокосортных лесов. В Бурят-Монголии работают также сульфатный (на Селенгинском озере), кожевенный (на р. Чикое), известковые, кирпичные, спиртовые, пивоваренный и другие заводы.

Развивается и крепнет мелкая государственная и кооперативная промышленность; создаются предприятия районной промышленности. Крупнейшее предприятие кооперативной промышленности — стекольный завод «Красный Восток» (в Улан-Удэ), вырабатывающий посуду и другие стекольные изделия. Мелкая промышленность работает также на добыче песка, гравия, извести, бутового камня, включает хлебопечение, обувное и швейное производство и др. В Бурят-Монголии создана сеть масло- и сырозаводов и мелких мельниц. В последние годы по всей республике началось строительство мелких электростанций, использующих энергию рек и местное топливо. Энергия этих станций идет на освещение и производственные нужды колхозной деревни и рабочих поселков.

Наряду с промышленностью быстро развивается в Бурят-Монголии и сельское хозяйство. Бурят-Монголия превращается в крупный животноводческий район на Востоке СССР на основе широкой реконструкции кормового хозяйства с одновременным форсированием мероприятий по созданию и крупной зерновой продовольственной базы. Примитивное и распыленное мелкое хозяйство, в прошлом скованное феодально-родовыми пережитками и кулацкой кабалой, ныне превратилось в крупное социалистическое производство. В 1939 г. в колхозах было объединено 96,4% крестьянских хозяйств (в 1928 г. — 0,7%, в 1932 г. — 55,6%). Многие колхозы выросли в крупные сельскохозяйственные предприятия, показывающие образцы зажиточной и культурной жизни нового крестьянства Бурят-Монголии. Создано 4 совхоза: 3 животноводческих и 1 семеноводческий. В руках совхозов, колхозов и колхозников сосредоточено 99,6% посевной площади и 98,5% скота.

Огромные сдвиги произошли в технической вооруженности сельского хозяйства Бурят-Монголии. В процессе социалистической реконструкции сельскохозяйственный труд становится разновидностью индустриального труда. В 1939 г. в Бурят-Монголии имелось 28 машинно-тракторных станций, в которых к 1/VІІ 1939 г. было 1 297 тракторов с общей мощностью в 20 тыс. л. с., 389 комбайнов и более 200 грузовых автомашин. В первые же годы существования Бурят-Монголии в ней не было ни одного трактора, и на полях работали сохой или деревянным плугом. Пахотные работы колхозов механизированы (1937) на 53%, сев яровых — на 27%, подъем зяби — на 59%.

БМАССР — один из важнейших животноводческих районов СССР. За последние годы социалистическое хозяйство Бурят-Монголии быстро растет. На 1/1 1938 г. в Бурят-Монголии насчитывалось 382,7 тыс. голов крупного рогатого скота (на 45% больше, чем в начале 1935 г.), 120 тыс. лошадей (на 9%), 360 тыс. овец (на 70%), 84 тыс. коз (на 90%) и 68 тыс. свиней (на 11%), а также более 3 тыс. северных оленей. За 1938 г. поголовье крупного рогатого скота увеличилось на 11%, овец и коз на 15,7% и свиней на 23,9%. На 1/1 1938 г. создано 1 100 колхозно-товарных ферм: 387 мясомолочных ферм, 297 овцеводческих, 158 свиноводческих, 15 коневодческих и 243 смешанных. В колхозно-товарных фермах было сосредоточено 191 тыс. голов крупного рогатого скота, 328 тыс. овец и коз, 12 тыс. свиней, 5 тыс. лошадей. В прошлом тысячи крестьянских хозяйств не имели скота. В настоящее же время бескоровность колхозников совершенно ликвидирована. По средней обеспеченности колхозников обобществленным крупным рогатым скотом и овечьим поголовьем Бурят-Монголии стоит на втором месте в СССР. На начало 1938 г. на 100 колхозных хозяйств приходилось в Бурят-Монголии 370,7 голов крупного рогатого скота, находящихся в общественном владении колхозов, и 262,3 голов, находящихся в индивидуальных хозяйствах, колхозников.

Широко развернулась метизация местного скота высокоценными породами. Местные коровы скрещиваются с симменталками,  грубошерстные овцы — с мериносами, рамбулье. Местное свиньи улучшаются белыми английскими свиньями, козы — чистопородными придонскими. В Бурят-Монголии насчитывалось 48 племенных колхозных ферм. В Селенгинском аймаке — племенной рассадник крупного рогатого скота симментальской породы; во многих колхозах почти весь скот племенной или метизированный. Существует государственная конюшня с 48 жеребцами (1937).

Резко изменились за годы революции условия содержания и кормления скота. В прошлом во многих районах скот оставался круглый год на подножном корму (тебеневка), без подкормки. В многоснежные зимы, когда скот не мог достать из-под снежного покрова траву, ему угрожала гибель от бескормицы; страшным бичом для скота были также гололедица и эпизоотии. В настоящее время колхозники, наряду с использованием пастбищ, обеспечивают растущее поголовье стада также заготовленным сеном и посевом силосных культур и трав. В 1913 г. на территории Бурят-Монголии площадь, засеянная кормовыми культурами, едва достигала 2,4 тыс. га, а в 1938 г. она превысила 24 тыс. га.

В основном ликвидированы и эпизоотии. Создана многочисленная ветеринарная сеть. В 1924 г. в Бурят-Монголии была 1 ветлечебница и 27 примитивных амбулаторий, а в 1937 г. имелось 22 ветеринарных лечебницы и 103 амбулатории, а также ветеринарная опытная мясоконтрольная и дезинфекционная станции, две лаборатории Асколи, 4 охранных карантинных пункта. Наряду с ветеринарными учреждениями значительный размер получила зоотехническая сеть, которой в Бурят-Монголии в прошлом также почти не было; в 1937 же году в Бурят-Монголии работали 86 зоотехников. Широко вводятся в животноводство Бурят-Монголии новые мероприятия по уходу за скотом.

Под влиянием всего комплекса мероприятий начала быстро повышаться производительность скота, которая до недавнего времени была очень низка. Годовой удой местной коровы колеблется от 400 до 800 л молока за удойный период. Живой вес бурятской коровы — 2,5 ц, убойный — 1,7 ц и ниже. Местные овцы дают 1,1 кг шерсти; убойный вес их 16—20 кг. Лошадь — низкорослая (125—130 см), грузоподъемность ее 5—6 ц вынослива. За последние годы произошел заметный сдвиг и по этой линии. В 1937 г. метизированная корова, которая занимает все более заметное место в поголовье стада, давала в среднем 1 623 л молока. Во многих колхозах передовики-доярки получали более 3 000 л молока с коровы. Живой вес коровы-метиски — 5,2 ц. Овцы-метисы дают 4,4 кг более тонкой, шелковистой шерсти. В соответствии с ростом поголовья и повышением производительности скота растут и товарные фонды животноводства. В 1938 г. (по неполным данным) в Бурят-Монголии было заготовлено свыше 58,4 тыс. ц мясных продуктов, 106,9 тыс. ц молока, 5 тыс. ц шерсти, 218 тыс. кож.

Начинает развиваться пчеловодство, птицеводство и кролиководство. Создана инкубаторно-птичная станция и кролиководческие фермы.

Наряду с животноводством, быстро развивается в Бурят-Монголии и полеводство. За 15 лет существования БМАССР посевные площади выросли почти в 3 раза: в 1938 г. они достигли 386,7 тыс. га (в 1923 г. — 139 тыс. га). Поистине кажется сказочным рост земледелия в животноводческих районах. Там, где еще недавно буряты-скотоводы совсем не знали полеводства, ныне засеваются десятки тысяч га. В некоторых местах посевы выросли до 20 раз. Посевы проникли в северные и высокогорные районы Бурят-Монголии, где раньше полеводство казалось совершенно невозможно. Резко изменилась и структура посевных площадей. Яровой ржи засевалось в 1913 г. 70,8%, а в 1937 г. — 29,8%; пшеницы (яровой) в 1913 г. было только 7,6%, а в 1937 г. 34,4%. Посевы пшеницы за эти годы выросли в 9,5 раза. Одновременно увеличились почти в 3 раза посевы овса (в 1913 г. их сеяли на 26,5 тыс. га, в 1937 г. — 85 тыс. га), картофеля (в 4 раза), кормовых трав, ячменя, проса, гречихи, овощей и т. д. Наряду с этими культурами, сеются также табак, лен и конопля. Вместо двухпольно-залежной системы вводится правильный севооборот. Широко применяется ранний сев, чистые пары, прополка и т. п. Урожайность зерновых во второй пятилетке выросла на 63,3% против урожая 1913 г. и на 88,5% в сравнении с концом XIX в. Яровая пшеница в 1937 г. дала 10,9 ц с га, ячмень — 8,7 ц, овес — 9,3 ц. Растет урожайность социалистических полей, повышается материальное благосостояние колхозников. В 1938 г. в колхозах селенгинского правобережья колхозники получили до 13 кг хлеба на трудодень. Наибольшие урожаи получались там, где были шире проведены агротехнические мероприятия. Так, в ряде колхозов обычная пшеница дала на одинаковых участках с 1 га 12,7 ц, а яровизированная — 16,4 ц; на удобряемых полях (буряты удобряют навозом не только посевы, но и покосы) местная пшеница давала 10 ц, а улучшенные сорта ее в тех же местах повышали урожайность до 16 ц (местами собиралось до 30 и более ц пшеницы с га). В этом отношении огромную роль играют и оросительные мероприятия. Орошаемая площадь посевов и покосов уже превышает 86 тыс. га (в 1935 г. орошением было охвачено 50 тыс. га). В правобережья Селенги, где наиболее чувствуется недостаток атмосферных осадков, колхозы на однородных участках собирали пшеницы с неполивных земель 5—7 ц, а с поливных более 20 ц с га. Такой же эффект получается от применения орошения и на сенокосах: в некоторых колхозах селенгинского правобережья неполивные сенокосы давали от 4 до 9 ц сена с га, а соседние поливные участки до 35 ц.

В Бурят-Монголии созданы сельскохозяйственные опытные станции в Онохое и по р. Иро. Валовой   сбор зерновых в 1937 г. достиг внушительной цифры — 3,67 млн. ц, вместо 757 тыс. ц в 1923 г.

Растут квалифицированные кадры сельского хозяйства. Кроме работников зоотехнии, агротехники и ветеринарии, в Бурят-Монголии появились такие кадры, которых в довоенной Бурят-Монголии совершенно не было и быть не могло: трактористы (в 1939 г. — 3 041 чел.), комбайнеры, шоферы, машинисты молотилок, мотористы и т. п.

Неузнаваемыми становятся и рыбное и зверовое хозяйства, занимающие видное место в экономике отдельных районов республики. В сравнении с довоенным уровнем продукция рыбного хозяйства Бурят-Монголии в 1937 г. увеличилась почти в десять раз. В 1913 г. на территории Бурят-Монголии вылавливалось 6,6 тыс. ц рыбы, а в 1937 г. — 61,8 тыс. ц, в т. ч. красной и лососевой — 46 тыс. ц. Рыбное хозяйство Бурят-Монголии сосредоточено, главным образом, на Байкале, где добывается около 80% всей рыбной продукции, а также на Еравнинских озерах (10—15%). В небольших количествах рыба ловится в озерах Гусином, Баунтовских, Котокель и др. По подсчетам конференции Академии наук (1934), продукция рыбного хозяйства в Бурят-Монголии в ближайшие годы может быть доведена до 110—170 тыс. ц в год. Созданы моторно-рыболовные станции на Байкале, выстроена в Мысовске судоверфь деревянного флота для рыбных промыслов. Методы лова: неводный, сетевой, бармашение и др.; в настоящее время начаты опыты глубинного тралового лова. Меняются методы и приемы хранения рыбы. В прошлом рыба сохранялась только в соленом виде; в настоящее время применяются и другие способы: замораживание, копчение, консервирование и т. д. Выстроен рыбный холодильник на Байкале в бухте Энхолук; в Горячинске (на Байкале) и у Еравнинских озер созданы рыбозаводы, в Усть-Баргузине — рыбоконсервный завод. Приступлено к строительству более мощного рыбоконсервного завода на севере Байкала, откуда рыба в настоящее время начала вывозиться на автомашинах. На юго-восточном побережье (вблизи ст. Посольская) создан рыборазводный (омулевый) завод, выпустивший в Байкале 1938 г. почти 167 млн. мальков. Проводится акклиматизация в Байкале амурского сазана и дальневосточной кеты — горбуши, а в мелких озерах — сига и ряпушки.

Коренные сдвиги начались и в пушно-зверовом хозяйстве. На смену примитивному охотничьему промыслу создается организованное хозяйство, в значительной степени ориентирующееся на звероводство. Продукция пушно-зверового промысла Бурят-Монголии превышает три миллиона рублей (в 1923 г. — 1 млн. руб., 1932 г. —1,7 млн. р.). В 1937 г. заготовлено 542,7 тыс. белок и 12 тыс. колонков. Ежегодно добывается в республике 600—900 соболей (в Баргузинской тайге, на побережье Байкала и в Саянах), тарбаганы, 6—7 тыс. нерп и другие промысловые пушные и копытные (кабарга, лось, по местному «сохатый», изюбр и другие звери). На северо-восточном побережье Байкала и на острове Св. Нос — соболиные заповедники. Поголовье высокоценного баргузинского соболя выросло за последние годы почти в три раза. Начиная с 1934 г. широко развернулось звероводство. В водоемах и лесах Бурят-Монголии с большим успехом разводятся ондатра (американская мускусная крыса), уссурийский енот и черно-серебристая лисица. Созданы многочисленные колхозные звероводческие фермы. Поголовье ондатры достигло 60 тыс. штук. Ондатра стала уже объектом промышленной эксплуатации: в 1937 г. выловлено свыше 16 тыс. ондатр. Приступлено к разведению зайца-русака и американской норки.

С запада на восток Бурят-Монголии пересекает Великая сибирская железнодорожная магистраль (Восточно-Сибирская ж. д.). Улан-Удэ стал крупным железнодорожным узлом. К 1939 г. выстроена новая железная дорога Улан-Удэ — Наушки (247 км), соединяющая со столицей республики ее южные районы, с развивающейся в них горной промышленностью и сельским хозяйством. На Байкале и р. Селенге издавна существует пароходство, за последние годы в корне реконструированное. В Улан-Удэ выстроены новые пристань, затон и судоверфь. Появилось пароходство и на реках Чикой и Баргузин. Миллионы кубометров леса идут самоплавом по рекам Бурят-Монголии. Строятся улучшенные дороги, по которым мчатся тысячи автомашин. Важнейшие тракты: Кяхтинский и Тункинский, идущие к границе с Монгольской народной республикой, Джидинский и др. В Улан-Удэ от транссибирской авиамагистрали ответвляется воздушная линия на Улан-Батор (МНР). Центр баргузинской золотопромышленности — пос. Ципикан — соединен авиалинией с Читой. Открыто авиасообщение между Улан-Удэ и северным и восточным побережьем Байкала.

Изменился внешний облик городов и деревень Бурят-Монголии. Неузнаваемой становится столица Бурят-Монголии — Улан-Удэ. В 1923 г. в ней насчитывалось 22,4 тыс. чел., в 1926 г. — 28,9 тыс. чел., а в 1939 г. — 129,4 тыс. чел. Вокруг старых кварталов города, на былых окраинах его выросли крупные поселки с многоэтажными благоустроенными каменными домами, клубами, гостиницами, банями, школами, мощеными улицами, озелененными площадями и бульварами. В старых районах города воздвигнут Дом советов (здание правительства), выстроены учебные, медицинские и административные учреждения, жилые дома. Проложены первые линии городского водопровода, организовано автобусное движение, мостятся улицы и площади. В Улан-Удэ выстроены радиостанции, полуавтоматическая телефонная станция. Общественные и жилые здания, больницы, школы строятся и в колхозных деревнях. Во многих деревнях и поселках уже засверкала «лампочка Ильича», начали озеленять и мостить улицы, организовано телефонное сообщение.

До Великой Октябрьской социалистической революции буряты находились под духовным гнетом шаманов, лам и православных миссионеров, насаждавших христианство мерами насилия и подкупов. На территории Бурят-Монголии было 44 дацана с 14 тыс. лам и хавураков (послушников), 326 церквей, мечетей и других учреждений религиозного культа, 73 ламско-религиозные школы. Лам было в 8 раз больше, чем бурят — учащихся начальных школ Забайкалья. Среди основных масс бурятского населения насчитывалось грамотных не более 3—4%. В особенности сильно порабощены были женщины. Был широко распространен «калым» (выкуп за невесту). Грамотных среди буряток было лишь 0,4—0,8%.

До неузнаваемости изменился теперь культурный облик страны. Бурятские массы совершенно сбросили с себя духовный гнет ламства и шаманства. Вместо очагов мракобесия развертывается многочисленная сеть культурных учреждений. В 1917 г. на территории Бурят-Монголии было лишь 48 начальных школ. В 1938/39 г. в БМАССР было уже 406 начальных школ. Количество учащихся достигло к 1939 г. 90,0 тыс. чел. Осуществлено всеобщее обязательное начальное обучение. В городах проведено семилетнее обучение. Средние школы появились и среди эвенкийского населения, в прошлом почти поголовно неграмотного. Всего в Бурят-Монголии (1939 г.) 519 школ, в том числе 81 неполная средняя и 32 средних. Общая грамотность населения возросла до 93%, в то время как до революции грамотность бурятского населения достигала едва 14%. Каждый четвертый человек в Бурят-Монголии учится. Создана разветвленная сеть политико-просветительных учреждений, которых в дореволюционной Бурятии почти совершенно не было. В 1937 г. в БМАССР было уже 156 массовых библиотек, 112 изб-читален, 98 домов социалистической культуры, 186 колхозных клубов, 4 политико-просветительных базы МТС, 457 красных уголков. Повсюду радио и киноустановки. Создана бурят-монгольская письменность, переводимая ныне на русский алфавит. Издается 20 печатных газет на бурятском и русском языках. В прежде неграмотной Бурят-Монголии возникли высшие учебные заведения: зооветеринарный, педагогический и учительский институты, высшая сельскохозяйственная коммунистическая школа. Для подготовки кадров учителей существует также институт повышения квалификации педагогов. Создано 9 техникумов и специальных средних учебных заведений (два педагогических, два сельскохозяйственных, акушерско-фельдшерский, фармацевтический, кооперативный, железнодорожный, музыкально-театральное училище). Появились научно-исследовательские учреждения: институт языка, литературы и истории, институт здравоохранения, опытные станции, краеведческие и антирелигиозный музеи, политико-просветительная школа. Бюджет народного просвещения вырос с 665 тыс. руб. в 1924 г. и 2,4 млн. руб. в 1928 г. до 63,9 млн. руб. в 1938 г., т. е. почти в 100 раз больше, чем при образовании республики.

Развертывается национальное искусство, питающееся соками народного творчества. Создан бурят-монгольский драматический театр; создается национальный музыкальный театр; существуют русский драматический театр и театр юного зрителя. Всего в Бурят-Монголии 6 театров. Выросли кадры писателей, поэтов и художников. В Улан-Удэ созданы картинная галерея и филармония. В Бурят-Монголии воздалась своя национальная интеллигенция. Развитие промышленности создало ряд высококвалифицированных работников — инженеров, техников и др. Механизация сельского хозяйства создала в деревне свои квалифицированные кадры —  трактористов, комбайнеров, механиков, зоотехников и др. До неузнаваемости изменилась женщина Бурят-Монголии; из прежней полурабыни она стала свободной гражданкой социалистической Бурят-Монголии. Из среды женщин Бурят-Монголии вышли замечательные стахановки и ударницы, деятельницы культуры.

Социально-гигиенические и бытовые условия бурят до революции были крайне тяжелы. Широкое распространение социальных (сифилис, туберкулез, трахома и др.) и эпидемических заболеваний, занесенных в край завоевателями, примитивные жилищные условия (войлочные и деревянные юрты), недостаток углеводов и витаминов в рационе (преобладала мясная и молочная пища), тибетская «медицина» лам, отсутствие медицинской помощи, — все это губительно отражалось на состоянии организма бурятских трудящихся. На всей обширной территории Бурят-Монголии в довоенное время (1913) было 7 больниц (220 коек), 7 врачебных и 43 фельдшерских пункта, размещенных преимущественно в городах и русских селениях. Советская власть развернула в Бурят-Монголии огромную сеть медицинских и санитарно-профилактических учреждений. В 1937 г. в БМАССР было 30 больниц (1 303 койки), 69 врачебных амбулаторий, 70 фельдшерских пунктов, 17 венерологических и туберкулезных диспансеров, 6 детских поликлиник, 10 женских и детских консультаций, 34 постоянных детских яслей и 418 сезонных (с общим охватом почти 12 тыс. детей). Количество врачей увеличилось с 28 в 1925 г. до 287 в 1939 г. Созданы санатории: Аршанекий детский костно-туберкулезный и Улан-Удэнский для легочных больных. Возникают и колхозные санатории. Имеется два дома санпросвета, Пастеровская и противомалярийная станции, лаборатории, рентгеновские и физиотерапевтические кабинеты. Развиваются курорты: Тункинский, Аршан, Горячинск, Центральная кумысолечебница им. д-ра А. Т. Трубачеева и др.

Совершенно изменились бытовые условия крестьянства Бурят-Монголии. Прежде буряты жили преимущественно в деревянных и войлочных (с земляным полом) юртах. Деревянные юрты — 4- или 8 угольные примитивные помещения с крышей из теса, обложенного дерном или корой, служащей одновременно и потолком. У охотников эвенков преобладали берестяные чумы. Одежда у большинства, в особенности восточных, бурят была до образования БМАССР одинакова у мужчин и женщин и состояла из ситцевой рубашки, триковых штанов и длинного халата монгольского покроя. Национальная обувь — гутулы и унты; кроме того, буряты, как и русские крестьяне, носят ичиги (местные сапоги из юфтевой кожи с мостовьевой подошвой). В пище преобладали мясо и молочные продукты; овощей буряты почти совершенно не употребляли. В настоящее время колхозники БМАССР — буряты, русские, эвенки, сойоты — живут в светлых просторных домах. Во многих из них появилась венская мебель, никелированные кровати, радио, музыкальные инструменты и т. п. Крестьяне пользуются европейской одеждой, постельным бельем, полотенцами, мылом, зубным порошком. Во многих колхозах идет строительство общественных бань. Значительно изменился и пищевой рацион населения: на колхозном столе появились овощи, фрукты и продукты гастрономии. Сильно снизилась смертность населения, в частности у детей до 1 года, которая являлась в прошлом страшным бичом для трудящихся масс, в особенности у бурят и эвенков. Резко уменьшилось количество больных социальными болезнями: по данным экспедиции Наркомздрава РСФСР больных сифилитиков у бурят в 1936 г. было на 88% меньше, чем в 1925 г.

Номер тома58
Номер (-а) страницы487
Просмотров: 13

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я