Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 48. Читинская область

Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 48. Читинская область выделена из Восточносибирской области 26/ХІ 1937 г. В нее вошли районы Восточного Забайкалья, расположенные к востоку  от Яблонового хребта, два восточных аймака Бурят-Монгольской АССР, образовавшие Агинский бурят-монгольский национальный округ, бывший Витимо-Олекминский национальный округ и бывшая Зейская область ДВК. Большую часть территории Читинской области до революции занимала Забайкальская область (см). Последняя захватывала и Западное Забайкалье, занятое ныне Бурят-Монгольской АССР, но не включала севера и северо-востока Читинской области: бывшего Витимо-Олекминского национального (эвенкийского) округа, большая часть которого лежала в пределах Якутской обл., и почти всей Зейской обл., являвшейся до революции частью Амурской обл. После революции территория, занимаемая ныне Читинской областью, входила попеременно в Дальневосточный и Восточносибирский края.

Читинская область занимает огромную площадь в 720 тыс. кв. км, протянувшись на 1 600 км с запада на восток. На юге Читинской области граничит с Монгольской народной республикой, на юго-восточной — с Маньчжурией, на западе — с Бурят-Монгольской АССР, на северо-западе — с Иркутской обл., на севере и северо-востоке — с Якутской АССР и на востоке — с Хабаровским краем. Областной центр — г. Чита. Плотность населения области, насчитывающего по переписи 17 января 1939 г. 1 159,5 тыс. чел. (в т. ч. 510,9 тыс. городского), равна 1,6 чел. на 1 кв. км — меньше среднесоюзной плотности (8,0 чел.) в 5 раз. Наиболее густо заселена, как и по всей Сибири, территория, расположенная непосредственно около Сибирской железнодорожной магистрали, особенно в юго-восточной части области, в районе бывшего Нерчинского горного округа, где средняя плотность поднимается до 5,4 чел. на 1 кв. км в Шахтаминском и 7,95 чел. в Балейском районах. Резко снижается средняя по области плотность населения за счет мало обжитых районов бывшей Зейской области (около 0,66 чел.   на 1 кв. км) и особенно за счет удаленных от культурно-хозяйственных центров,  мало освоенных таежных районов бывшего Витимо-Олекминского округа (0,05 чел. на 1 кв. км).

В орографическом отношении Читинская область отличается своим высоким положением  над уровнем моря и чередованием более или менее высоких горных плато и xpeбтов с долинами многочисленных рек. Большая часть области занята обширным нагорьем, известным под названием   Восточного Забайкалья, или Нерчинской Даурии, отделенным от Западного Забайкалья, вошедшего в состав Бурят-Монгольской АССР, Яблоновым хребтом. Восточное   Забайкалье покрыто многочисленными горными цепями — массивными плоскими водоразделами, имеющими большей частью направление с юго-запада на   северо-восток. К юго-востоку горы постепенно   снижаются, лесная растительность уступает место кустарникам и степным травам. Эта часть области, занятая долинами рек Онона и Аргуни, хотя и расположена еще достаточно высоко, носит благодаря степному характеру местности название степей. В северо-восточном углу  области, на границе с Якутией проходит мало исследованный Становой хребет, к югу от которого расположена малонаселенная и неосвоенная гористая местность, постепенно снижающаяся и переходящая в слабо холмистую равнину рек Зеи и Амура.

Большинство рек Читинской области принадлежит бассейну рек Амура (см.), проходящего по южной границе в восточной части области и образующегося от слияния двух крупнейших водных артерий области — рек Шилки и Аргуни. Шилка — быстро текущая в крутых скалистых и лесистых берегах, считающаяся одной из самых живописных рек Забайкалья, делит область на две части, из которых южная отличается от малодоступной северной своими значительно более благоприятными условиями для развития сельского хозяйства. Аргунь окаймляет юго-восточную маньчжурскую границу области на протяжении около 700 км. Вся центральная и южная поверхность области прорезается многочисленными притоками рек Шилки и Аргуни. В северо-восточной окраине области протекает другой крупный приток Амура — река Зея. Северная часть области — районы бывшего Витимо-Олекминского округа — орошается реками Ленского бассейна: Витимом и Олекмой с их притоками.

Климат Читинской области — резко континентальный. Среднегодовая температура во всех частях области ниже 0°. Годовые колебания чрезвычайно велики: амплитуда колебаний между средними температурами января и июля достигает в Борзе 48°, а в Сретенске даже 52°. Зимой температура спускается до 50°—55° мороза. Небольшое количество осадков, в среднем 250—350 мм, приходится, как и по всей Восточной Сибири, преимущественно на летний период, когда выпадает до 70—80% всех годовых осадков. Отсюда исключительно низкий снеговой покров, не превышающий в центральной части области 10—20 см, а на юге (ст. Оловянная) составляющий всего только 2 см. При низких зимних температурах это обусловливает весьма глубокое промерзание почвы и препятствует разведению озимых культур. Малое количество осадков, особенно на юго-востоке области, подверженном еще влиянию восточноазиатского муссона, придает здесь климату засушливый характер.

Громадное пространство горной тайги, занимающей до 60—65% всей площади области, состоит преимущественно из хвойной растительности (лиственница, сосна, кедр, пихта и ель), к которой нередко примешиваются некоторые лиственные формы (осина, тополь и береза), насаждения которых не превышают все же 5—10% общей площади, покрытой лесом.

Почти вся территория области, огромные лесные площади и лесостепные районы южного Забайкалья, представляет богатые естественные охотничьи угодья. В северных районах ведущая роль в охотничьем промысле принадлежит белке (свыше 75%), в центральной полосе она занимает уже второстепенное место, и наибольшее значение приобретает цветная пушнина. На юго-восточной богато представлена южно-монгольская фауна.

Читинская область богата разнообразнейшими видами полезных ископаемых, причем наиболее характерно обилие месторождений цветных металлов, золота и редких металлов; месторождения некоторых из них являются почти единственными во всем Союзе.

Наибольшее распространение из руд цветных металлов имеют полиметаллические серебросвинцовые руды, концентрирующиеся в восточно-забайкальской части, где их разработка велась еще до революции в течение двух веков — с 1704 по 1907 г. Разведанных к настоящему времени месторождений полиметаллических руд насчитывается свыше 500. По своему составу руды — специфически серебро-свинцово-цинковые, обычно мышьяковистые и сурьмянистые, очень бедные золотом и медью, в слабой мере оловянистые, содержащие иногда ничтожное количество вольфрама. Геологические запасы полиметаллических руд особенно значительно выросли в годы первой и второй пятилеток.

Восточное Забайкалье является одним   из основных районов Союза с установленными месторождениями олова, запасы которого составляют по последним данным на 1/1 1938 г. 29,2% общесоюзных запасов (см. «Геологическая изученность и минерально-сырьевая база СССР», М., 1939 г.). Оловорудные месторождения связаны с той частью области, которая известна под названием оловянно-вольфрамовой зоны и которая полосой шириной в 80—250 км протягивается в северо-восточном направлении в сторону Амурской тайги и в юго-западном направлении уходит в пределы Монгольской народной республики. В последние годы существенное значение в добыче олова приобрели выявленные в Читинской области, легко осваиваемые небольшие россыпные и коренные месторождения олова, на основе которых создана в 1938 г. новая производственная организация по добыче олова («Востсиболово»).

Недра Читинской области богаты также золотом, по добыче которого область заняла второе место в Союзе. Наиболее богатый золотом район расположен по левым притокам рек Шилки и Амура. Золотоносны также места по правым притокам Шилки (в долине р. Унды и Урульги, по рекам Шахтоме и Газимуру) и левым притокам Аргуни. К юго-западу от этого района находятся значительно меньшие по площади и значению золотоносные районы — Бальджинский и Чикойский. Наконец, обширные золотоносные земли, разрабатываемые еще с 70-х гг. XIX в., расположены в бывшей Зейской области, в системе реки Зеи и ее притоков, как правых (Гилюй, Брянта и др.), так и левых (Депп и др.).

Из редких металлов на территории Читинской области зафиксировано наличие руд вольфрама (шеелита), молибдена, висмута, сурьмы, мышьяка, бериллия, лития, тантала, по многим из которых область стоит на первом месте в Союзе (100% всех союзных запасов лития, около 60% висмута, 50% бериллия, 20% вольфрама). В 1929 г. в области было открыто мировое по своим размерам Завитинское литиевое месторождение с суммарными запасами окиси лития не менее 30 тыс. т, что соответствует многолетней мировой потребности в литии. Завитинское месторождение, являющееся комплексным месторождением лития, тантала и олова, далеко оставляет за собой знаменитые месторождения в Южной Дакоте (США), а также месторождения Западной Австралии.

Значительны в Читинской области запасы железной руды, которые определялись на 1/І 1938 г. в 198 млн. т, в т. ч. около 2 млн. т по категориям А+В. Главные месторождения с запасами С2 находятся в Нерчинско-Заводском районе: Березовское с запасами бурого железняка со средним содержанием железа в 40% и известное месторождение магнитного железняка «Железный кряж» со средним содержанием железа в 55%. Этот район месторождения железных руд, называемый Аргунским, хотя и богат рудой, но руды его включают вредные примеси мышьяка. Район этот к тому же еще недостаточно исследован. Наиболее же разведанные запасы железа находятся в западной части области в Петровско-Заводском районе, в единственном разрабатываемом ныне месторождении Читинской области — Балегинском, снабжающем Петровско-Забайкальский завод рудой уже в течение почти 150 лет.

Область богата также неметаллическими ископаемыми. Здесь сосредоточено 9% всех союзных запасов плавикового шпата (по данным на 1/1 1938 г.), или 1 182 тыс. т, из которых  на группу А + В + С1, т. е. промышленные запасы, падает около 60%. Найден также в области в 1931 г. графит, запасы которого по категории А+В+С1 оцениваются в 46,4 тыс. т. Разведочными работами, развернувшимися лишь с 1932 г., обнаружен ряд мелких месторождений слюды. Из других полезных ископаемых следует отметить: соду Доронинского озера (140 км к юго-западу от г. Читы) с запасами в 436 тыс. т, глауберову и поваренную соли многочисленных соленосных озер в южно-степной части области, алуниты по берегам Аргуни и около Шилкинского завода, цементные известняки вблизи Букачачинских каменноугольных копей и ст. Оловянной и др. В последнее время в Оловяннинском районе открыты месторождения высококачественного белого мрамора, не уступающего по своим качествам итальянскому мрамору. Месторождения мрамора начинают уже разрабатываться, т. к. мрамор пойдет на облицовку Дворца Советов в Москве.

Читинская область располагает также значительными энергетическими ресурсами в виде многочисленных угольных месторождений, большинство которых разведано в послереволюционные годы. До революции известны были лишь Черновские, Арбагарские и Харанорские копи, где добывался бурый уголь для Забайкальской ж. д. В настоящее время в области открыт целый ряд новых месторождений, причем общие запасы углей по области могут быть оценены, по данным на 1/1 1937 г., в 748,7 млн. от (подсчет сделан без включения небольших месторождений на крайнем северо-востоке Читинской области, на территории бывшей Зейской обл.). Все угольные месторождения Забайкалья представляют собой небольшие отделенные друг от друга угленосные площади, приуроченные к современным долинам рек. По своему качеству угли всех до сих пор известных месторождений, кроме Букачачинского, относятся к бурым. Букачачинское же месторождение обладает высококачественными каменными углями с высокой калорийностью (6,5—7 тыс. калорий), небольшой зольностью (4—8%) и, что особенно важно, самостоятельной способностью к спеканию.

Кроме Букачачинского месторождения, запасы которого оцениваются в 150 млн.  т, в т. ч. около 40 млн. т  промышленных запасов (А+В), разрабатывается старое Черновское месторождение с промышленными запасами в 116 млн. от, а также новое Тарбагатайское месторождение, располагающее лучшими из бурых углей Забайкалья, с общими запасами около 50 млн. т, в т. ч. 16 млн. от промышленных запасов. Остальные месторождения представляют интерес лишь в качестве резервных объектов угольной промышленности области.

Несмотря на то, что изученные лучше других сибирских районов недра Забайкалья заключают в себе сочетание разнообразнейших ископаемых и притом в таких количествах, что по многим из них область выдвинулась на первое место в Союзе, — до последнего времени разрабатывалась лишь незначительная часть богатств области, и последняя продолжает быть одной из отсталых окраин Союза. Восточное Забайкалье, завоеванное русскими еще в середине XVII в., стало местом каторги и ссылки (см. Сибирь, XXXVIII, 527). Выстроенный в 1704 г. Нерчинский сереброплавильный завод положил начало знаменитой нерчинской каторге, использовавшей для эксплуатации открытых к тому времени серебросвинцовых месторождений бесплатный труд ссыльных каторжан и приписанных к рудникам и заводам крепостных крестьян. К концу XVIII в. нерчинские заводы стали царской вотчиной, владениями «кабинета его величества, которому были переданы земли всего Нерчинского округа, занимавшие 26,4 млн. га. В период существования в России серебряной денежной единицы особенным вниманием правительства пользовались полиметаллические руды Нерчинского округа, из которых выплавляли серебро и свинец. Вслед за Нерчинским заводом был открыт ряд других Дучарский, Кутамарский, Шилкинский, Газимурский и др. Но в первой половине XIX в. сереброплавильное дело приходит в упадок и к концу его совсем прекращается, а деятельность «кабинета» с открытием в Забайкалье золотых россыпей (карийских, сайнинских, култунинских, бальджинских, урюмских и др.) целиком направляется на добычу золота. Но и в золотопромышленности с начала XX в. наступает период упадка в связи с видимым исчерпанием более богатых золотых россыпей и с отсутствием необходимой технической базы для разработки обнаруженных месторождений рудного золота.

Эксплуатация «кабинетом» сначала серебро-свинцовых руд, а затем золота носила хищнический характер. Работы производились примитивным способом, исключительно вручную, разрабатывались только наиболее богатые участки, после чего рудник забрасывался, а рабочие переводились на новое место. Погоня за барышом, ставка на золото была главной причиной ликвидации «кабинетом» серебро-свинцового производства в Нерчинском округе и отсутствия в Забайкалье в довоенное время каких-либо крупных промышленных предприятий. Вся промышленность Забайкалья, исключая золотодобывающую, имела чисто местное значение, удовлетворяя, и то не полностью, лишь внутреннюю потребность области в некоторых мало транспортабельных изделиях. В основном промышленность области была почти исключительно направлена на переработку сельскохозяйственных  продуктов: винокурение, пивоварение, мельницы, мелкие кожевенные и пимокатные производства, лесопилки, а также лесоразработки железных дорог. Вся область насчитывала в 1913 г. только 2 небольших электростанции с 60 рабочими.

Читинская область позже других сибирских областей вступила на путь обновления и реконструкции своих производственных фондов, так как практическое осуществление известных решений XVI партсъезда о продвижении промышленных центров на восток началось с широкого индустриального развития Урала и Западной Сибири, а на востоке Сибири крупное промышленное строительство развернулось в первую очередь на Дальнем Востоке. Но все же, несмотря на относительно замедленные, по сравнению с другими областями, темпы подъема, промышленность области подверглась в годы сталинских пятилеток коренной реконструкции и возросла в крупных масштабах.

Полной технической реконструкции подверглась наиболее развитая отрасль забайкальской промышленности — золотодобыча. Вместо 200 мелких старательских промыслов созданы в годы 1-й и 2-й пятилеток 60 предприятий промышленного типа, из них 13 крупных, оснащенных передовой техникой, и в их числе 2 гиганта: Валей и Дарасун. Совершенно обновлены припеки Усть-Кары, Шахтомы и Онона, где раньше широко применялся каторжный труд и где кайло, тачка, лопата и лоток составляли всю «механизацию» старателя. Сейчас подавляющая часть золота добывается механизированным путем, причем широкое распространение нашел гидравлический способ вскрытие золотоносных пород. На прииске Шахтомы, где впервые в условиях вечной мерзлоты был использован опыт угольной промышленности по работе широкими забоями, применяется сейчас при отбойке песков подземная гидравлика, сокращающая в несколько раз сроки отработки шахты. На Кручининском прииске также работало уже в 1937 году 4 гидромонитора. На далеких приисках Зейского золоторудного района также вводятся механизированные способы вскрыши и добычи песков с применением гидравлик, драг и экскаваторов. Распространены в Забайкалья также небольшие старательские драги. Значительно возрос удельный вес добычи рудного золота. На новых, открытых во второй пятилетке, рудниках — Боровом, Пильном и Васильевском — построены новые амальгамационные фабрики. Количество бегунных чаш во второй пятилетке увеличилось в 3 ½  раза.

Реконструкция производственного аппарата внесла коренные изменения в условия жизни рабочих золотой промышленности, о чем можно судить по комбинату Балейзолото, дающему сейчас половину всего добываемого в области золота. Балейское месторождение открыто было при советской власти. В 2 км от с. Ново-Троицкого, прежнего филиала страшной нерчинской каторги, буквально в несколько лет вырос крупнейший золотопромышленный комбинат с огромным обогатительным цехом — фабрикой им. Орджоникидзе, где старые дедовские методы ручной отбойки породы и промывки песков заменены работой сложных технических установок и усовершенствованных машин и инструментов. В городе Балее, одном из самых молодых городов Забайкалья, появились многоквартирные каменные дома и деревянные уютные коттеджи, театр на 1 300 зрителей с постоянной драматической труппой, около десятка клубов и красных уголков, школы, больницы, детская консультация, столовые, кафе-рестораны. С каждым годом растет культурный уровень населения города. Коллектив Балейского комбината насчитывает около 500 инженерно-технических работников. В школах города работает 250 учителей, в больнице и поликлинике — 18 врачей, фельдшера, акушерки.

Новые предприятия золотой промышленности возникают и на далеких глухих окраинах области, как, например, в Зейском районе. Прииск Ясный, центр Деппского приискового управления, расположен в 180 км от Амурской железной дороги. Еще в 1934 г. здесь шумела тайга, окружавшая топкие, непроходимые мари, а к 1938 г. вокруг прииска вырос большой культурный поселок в полторы тысячи домов с 10 тыс. населения. Прииск развивался необычным для прежнего времени путем. Возникавшие до революции золотые прииски Забайкалья сразу попадали в руки купцов-золотопромышленников, заботившихся лишь о хищнической добыче золота с богатых участков и создававших каторжные условия работы. Приискатели, работавшие на «кабинетских» или купеческих приисках, жили в темных холодных землянках или бараках, в лучшем случае в казармах — больших общих бараках, где помещались вместе и несемейные и семейные рабочие. Приисковые бараки были тесны, темны, грязны, кишели насекомыми, не имели раздевалок и сушилок для мокрой одежды. Редкие прииски имели свою больницу. Даже еще в 1928 г. во всей Восточной Сибири предприятия золотой промышленности имели только 3 больницы (см. журнал «Советская золотопромышленность», № 9, 1937). Среди приискового пролетариата было много крестьянской бедноты, которую голод и безземелье заставили бросить деревни. А если в поисках удачи приискатели бросали кабальный труд у купца-золотопромышленника и уходили в тайгу на старательскую добычу золота, то они в тяжелейших условиях одинокой жизни в заброшенных землянках работали без отдыха для того, чтобы потом  намытый золотой песок обменять на водку и продукты у спекулянтов-спиртоносов и затем снова уходить еще дальше в тайгу в поисках новой «удачи». Совершенно иным путем создавались и развивались прииски при советской власти. Прииск Ясный, например, с первых же месяцев своего возникновения строился как рабочий поселок с здоровыми и культурными условиями труда и быта. Поселок имеет больницу, амбулаторию, детсад, детские ясли, 2 бани, 2 электростанции. В 4 школах (3 начальных и 1 средняя) учится около 2 тыс. ребят. Построен центральный клуб на 800 человек и участковый на 200. Есть библиотека, радиоузел. Радио и электричество имеются уже почти в каждом доме. Снабжение рабочих осуществляется Золотопродснабом, имеющим в поселке несколько крупных магазинов и столовых. Рабочие поселка заводят и свое собственное хозяйство. Прииск Ясный не является исключением. Огромное большинство приисков Читинской области имеет культурные рабочие поселки с благоустроенными многоквартирными домами и многочисленными индивидуальными (одно- и двухквартирными) домиками, школами, больницами и амбулаториями. Достаточно сказать, что вместо 3 больниц в 1928 г. на золотых приисках Восточной Сибири было в 1938 г. уже 28 больниц.

Вторая отрасль промышленности Читинской области, приобретающая все более крупное значение, угольная, развивается также чрезвычайно быстро. Ведущее ее предприятие Черновские копи в 1916 г. добыли 265 тыс. т угля, а в 1938 г. те же шахты, оснащенные новейшими механизмами, врубовыми машинами, экскаваторами, электросверлами, механизированной откаткой, дали около 1 400 тыс. т, т. е. в 5 раз больше. Эксплуатация угольных месторождений всей Читинской области развивалась следующим образом: если угледобычу в 1913 г. взять за 100%, то в 1929 г. она составила 165,7%, в 1932 г. — 346,4% и в 1937 г. — 1 030,3%.

В годы первой пятилетки вступил в эксплуатацию Букачачинский рудник, располагающий, как уже указывалось, единственным в Забайкалье месторождением каменного угля и давший уже в 1935 г. около 500 тыс. т высококачественного угля. В 1937 г. открыты вновь Тарбагатайские копи, которые уже в первый год своего существования выдали на гора 59 тыс. т угля.

Почти наново создается в области металлообрабатывающая промышленность: вместо 3 небольших предприятий с 327 рабочими в 1913 г. область насчитывала в 1936 г. уже 59 металлообрабатывающих предприятий с 12 715 рабочими. В числе этих предприятий: Петровско-Забайкальский чугунолитейный завод, увеличивший свою производительность против дореволюционного времени в 5 с лишним раз и с 1939 г. перешедший на роль одного из цехов заканчивающегося строительством мощного металлургического завода. Новый Петровско-Забайкальский металлургический завод, который, по решению XVIII съезда ВКП(б), должен быть сдан в эксплуатацию в третьей пятилетке, будет первым крупным металлургическим комбинатом Советского Забайкалья. На заводе будут доменный, мартеновский, газогенераторный, прокатный и ряд вспомогательных цехов, электростанция. Завод будет работать на местном сырье и будет выпускать для забайкальских районов Восточной Сибири около 140 тыс. т чугуна, десятки тысяч тонн стали и проката. Из других металлообрабатывающих предприятий Читинской области следует отметить: Сретенскую судоверфь, вступившую в строй в 1935 г.; восстановленный и реконструированный Читинский паровозовагоноремонтный завод с 1 500 раб.; 17 больших участковых ж. д. мастерских с 18 156 рабочими; 12 ремонтных мастерских сельхоз машин и тракторов и др. Создана сеть местных небольших электростанций, число которых достигло в 1936 г. 24 вместо 2 в 1913 г. Мощность электростанций и производство электроэнергии возросли особенно быстро в годы второй пятилетки. В области создан ряд совершенно новых отраслей промышленности: оловянная во главе с крупнейшими в Союзе Хапчерангинским и Шерлово-Горским комбинатами, промышленность редких металлов (литий, молибден, мышьяк). Добыча плавикового шпата составила в 1936 г. на 7 эксплуатировавшихся рудниках 42,2 тыс. т против нескольких тонн, какие давал в довоенное время единственный в Забайкалье Абагатуйский рудник.

В области значительно увеличилась против довоенного времени разработка ее огромных лесных площадей, насчитывающих 24 млн. га. Объем лесозаготовок возрос в 1936 г. по сравнению с 1913 г. (в ценностном выражении) в 4 раза. В 1937 году в Читинской области было заготовлено 4 934 куб. м древесины (в плотной массе), в т. ч. 3 011 куб. м деловой древесины. Введены в строй за годы двух сталинских пятилеток новые крупные лесопильные заводы, заменившие прежние кустарные лесопилки. Продукция лесопиления возросла в 1936 г. в 18 раз против 1913 г., в то время как число лесопильных предприятий осталось почти без изменения (8 в 1913 г. и 9 в 1936 г.). Широко развивается легкая и пищевая промышленность. В Чите введены в эксплуатацию первая очередь кожевенно-шубного комбината, кожевенный завод. В 1924 г. в бывшей Забайкальской губернии насчитывалось 152 пищевых предприятия, в т. ч. 144 частных, большинство из которых представляли собой мелкие предприятия с примитивной техникой: крупорушки, конные и ветряные мельницы и десятки пекарен, ютившихся в сырых, темных и грязных подвалах. За годы пятилеток в Читинской области выросли сотни новых пищевых предприятий, среди которых имеются и такие крупные, как читинские мясокомбинат и мелькомбинат. Общее число пищевых предприятий достигло к 1939 г. 1 197. В 3-й пятилетке намечается строительство крупных мельниц, хлебозаводов, макаронной и кондитерской фабрик и мощного дрожпивзавода в г. Чите.

Общее число промышленных (цензовых) предприятий области увеличилось против 1913 г. в 2 с половиной раза, достигнув в 1936 г. 223. Вдвое выросло за это же время и число промышленных рабочих. В 9 раз возросла продукция, составившая в 1936 г. по предприятиям цензовой промышленности 206,7 млн. руб. по ценам 1926—1927 гг. На смену прежним мелким производствам с несложным оборудованием приходят крупные высокоценные и технически оснащенные предприятия: в 1927—28 г. стоимость производственных фондов на 1 предприятие составляла 224 тыс. руб.; к 1936 г. каждое предприятие располагало в среднем уже производственным фондом в 1 220 тыс. руб., т. е. в 5,5 раз больше, чем в 1927—28 г.

Количество рабочих во всей промышленности выросло с 22,9 тыс. в 1913 г. до 45,4 тыс. в 1936 г.

Несмотря на значительный в годы первых двух пятилеток промышленный подъем, положивший начало более полному использованию богатейших природных ресурсов области, Читинская область продолжает оставаться в основном сельскохозяйственным районом с животноводческим уклоном. Благодаря богатству открытых сухих горных пространств, представляющих ценнейшие естественные пастбища, область является одной из крупнейших животноводческих баз Союза.

Динамика крупной промышленности Читинской области

По обеспеченности хозяйств колхозников крупным рогатым скотом Читинская область занимает первое место в Союзе, а по овцам и козам уступает место только Калмыцкой АССР и Ойротской автономной области.

В отличие от предбайкальских районов Восточной Сибири, где преобладает животноводство молочного и молочно-мясного направления, в Забайкалье оно имеет преимущественно мясошерстный характер. Особенно большое значение в скотоводстве Читинской области, в связи с наличием сухих солнечных пастбищных угодий, имеет мелкий скот — овцы и козы.

Животноводство области, пережившее в годы гражданской войны глубокий кризис, приведший к резкому снижению численности всех видов скота, особенно крупного рогатого, за последние годы развивается быстрыми темпами. За 1934—1938 гг. численность крупного рогатого скота возросла на 67,4%, лошадей на 44,3%, овец и коз на 69,5%. В 1938 г. наблюдался дальнейший рост поголовья скота: по лошадям на 11,3%, по крупному рогатому скоту на 8,3%, по свиньям на 22%, по овцам на 18,9%. Государственный план развития животноводства на 1938 г. перевыполнен по Читинской области по всем видам скота. Решающую роль в подъеме животноводства сыграла, как и во всем сельском хозяйстве, его социалистическая реконструкция и, в частности, организация товарных ферм в колхозах. По материалам переписи скота (на 1/1 1938 г.) в социалистическом секторе сосредоточено сейчас более 90% всего стада.   

Обеспеченность скотом колхозников на 1/1 1938 г. (на 100 хозяйств).

Поголовье стада на 1 января 1938 г. (в %% к итогу).

Колхозы в общественном и индивидуальном пользовании имеют 76,6% всего  поголовья стада. Относительно высокий удельный вес государственного хозяйства (13,1%) объясняется наличием значительного поголовья крупного рогатого скота, а также лошадей в подсобных хозяйствах промышленных предприятий (золотых приисков и угольных рудников). Совхозы имеют у себя лишь 6% всего стада, главным образом овец и коз. Единоличники сохранили менее 1% стада. Обеспечены они скотом, в среднем, в 2—3 раза меньше, чем колхозники, которые в личном пользовании имеют значительное количество скота.

Почти все хозяйства (около 95%) уже имеют у себя минимум по одной корове. Задача ликвидации бескоровности близка в области к своему разрешению. Большую помощь в этом направлении оказало государство, выдававшее ссуды колхозникам на приобретение скота и продававшее им его. Так, по Восточносибирской области (в прежних границах) за время с 1934 г. по 1/Х 1937 г. было выдано и продано колхозникам 28 475 телок из ферм, 56 358 свиней и 49 825 овец, причем большая часть этого количества приходилась на забайкальские районы Восточной Сибири. Ведущая роль в общем подъеме животноводства принадлежит товарным фермам, на которых находилось в начале 1938 г. 90% поголовья обобществленного стада колхозов. Почти все колхозы имеют у себя такие фермы, многие по несколько ферм. Так, из общего числа 770 колхозов (на 1/1 1938 г.) в 343 имелось по 3 и более ферм.

Будучи в основном животноводческим районом, Читинская область успешно развивает у себя в последние годы и земледелие, которое в дореволюционный период находилось здесь на низком уровне. Значительно расширены посевные площади, достигшие в 1938 г. 592,1 тыс. га против 287,2 тыс. га в 1913 г. (рост более чем в 2 раза). Руководящая роль от ржи, занимавшей в Забайкальской области свыше 50% всей обрабатываемой площади, перешла к пшенице (46,5% всех посевных площадей против 17,5% в 1913 г.). Следующее место за пшеницей принадлежит овсу, занимающему около 28% всех посевов. Посевы ржи не превышают сейчас 8—10% посевных площадей. Из технических культур некоторое распространение, главным образом в юго-западной части области, имеет конопля (все же не более 1 тыс. га). Полеводство развивается не только в наиболее приспособленных к земледелию районах вблизи Сибирской ж.-д. магистрали, главным образом вдоль реки Шилки и к югу от нее, но и в животноводческих районах сухих горных степей южного Забайкалья. Оно продвигается и в северные районы области, ранее не знавшие земледелия. Так, в Тунгокоченском районе бывшего Витимо-Олекминского округа впервые начали сеять хлеба 5—6 лет назад, но уже в 1938 г. в районе было засеяно 1 667 га.

Полеводство развивается в Читинской области не только за счет расширения посевных площадей, но и путем проведения ряда агрономических мероприятий, сортировки и очистки семян, снегозадержания, удобрения, введения севооборота и т. д., в результате чего наблюдается устойчивый рост урожайности: с 5,7 ц зерновых с га в предвоенное пятилетие (1909—1913) до 8,4 ц в пятилетие 1933—1937, т. е. в 1,5 раза. Постепенно меняется и самая система полеводства, отходит в область предания залежно-паровая система, господствовавшее двухполье уступает во многих районах место правильным севооборотам, хотя в этом отношении сделаны лишь первые шаги, и дальнейшее расширение зоны применения севооборотов сулит забайкальскому полеводству большие перспективы.

В области положено начало разрешению важнейшей задачи использования огромных малозаселенных плодородных земель Забайкалья, вполне пригодных для пашни, выпаса скота и для сенокоса. В забайкальских районах Читинской области (исключая районы бывшей Зейской области и бывшего Витимо-Олекминского округа) около 52 тысяч крестьянских дворов имеют в своем распоряжении более 4 млн. га таких земель, или около 79 га на 1 хозяйство. В юго-восточных степных районах эта обеспеченность землей еще выше: в Быркинском — 109 га, Оловяннинском — 129, Борзинском — 211. Разрешение проблемы использования неосвоенных земель тесно связано с задачей их заселения. Переселение дореволюционное, а также и советское до последних нескольких лет чрезвычайно слабо затрагивало районы Восточного Забайкалья. Если по данным бывшего Переселенческого управления за период с 1893 по 1912 гг. общее число переселенцев в Азиатскую Россию достигло 3 514 000 чел., то в Забайкальской губернии за это же время осели лишь 3 700 чел. Забайкальские степи, по существу говоря, переселенцев не видели. Колхозное переселение началось лишь с 1935 г., и уже за первые 2 с лишним года в Забайкалье переселено было около 6 500 семей, преимущественно из Горьковской, Воронежской обл. и Татреспублики. В 1938 г. в Читинской области осталось, как для пополнения рабочей силы колхозов, так и для увеличения рабочих кадров растущей промышленности Забайкалья, свыше 5 000 уволенных из армии красноармейцев со своими семьями и, кроме того, в область приехало около 2 000 колхозных семей из Воронежской, Орловской и Курской областей.

Успехи сельского хозяйства достигнуты на основе реконструкции мелкого, раздробленного крестьянского хозяйства в крупное социалистическое, ликвидировавшее прежние примитивные орудия и способы производства. Еще к началу первой пятилетки в бывшем Читинским округе (западная и центральная часть области) было около 10 тыс. батраков. В Оловяннинском районе в то время еще 44% всего населения составляла беднота. В округе насчитывалось по одним данным 8 тыс., а по другим 14 тыс. сох. Тысячи кулаков еще обирали бедноту и середняков. Процесс социалистического переустройства сельского хозяйства в течение 10 лет совершенно изменил его лицо. К 1 января 1938 г. уже 95,9% крестьянских хозяйств Читинской области были объединены в 772 колхоза, которые засеяли в 1937 г. 99,8% всех посевных площадей крестьянских хозяйств. Укрепление колхозного строя и его крупные хозяйственные успехи стали возможны в результате технического перевооружения сельского хозяйства области. Техническая его база была представлена в начале 1938 г. 43 машинотракторными станциями со значительным парком тракторов и сложных сельхоз машин. Тракторный парк МТС в 1 877 тракторов имел мощность в 38,3 тыс. л. с. В области насчитывалось в 1937 г. около 400 комбайнов, а в 1938 г. на летней уборке работало уже до 700 комбайнов.

Насколько значительны успехи сельского хозяйства области, видно на конкретных примерах отдельных колхозов. Сельскохозяйственная артель «Крестьянин» (см. «Забайкальский рабочий» от 20/II 1938 г.) в 1933 г. не имела почти никаких сельхоз машин, за исключением одной молотилки и нескольких конных сеялок. А в 1937 г. на полях колхоза работало уже 6 тракторов, 3 комбайна. Колхоз купил в 1938 г. уже третью автомашину. На новой технической базе значительно выросла производительность труда. В то время как в 1933 г. большинством колхозников не выполнилась норма на пахоте конным плугом, составлявшая 0,5 га, — в 1937 г. больше чем удвоенная норма, в 1,2 га, уже перевыполняется, и большинство колхозников вспахивает по 1,3—1,4 га. Хозяйство сильно выросло и укрепилось. Посевная площадь за 5 лет, с 1933 по 1938 гг., увеличилась на 325 га, а поголовье крупного рогатого скота возросло в 3 раза, овец в 6 раз. Больше половины колхозников 5 лет назад не имело коров, теперь бескоровность полностью ликвидирована. В 1937 г. на трудодень выдано по 9% кг хлеба, 9 кг сена, более 4 кг овощей и, сверх того, еще по 2 руб. 49 коп. деньгами.

На базе коллективного сельского хозяйства исчезают прежние отсталые формы хозяйствования и быта. Кочевые формы хозяйства, распространенные среди эвенков и бурят, уступают место оседлому типу. В обширных южных степных районах и на горно-таежном севере области место одиноких юрт и чумов бурят и эвенков заняли сотни новых поселков с новыми домами, школами, больницами и клубами. Например, колхоз им. Ворошилова Читинского района, организованный из нескольких кочевых бурятских хозяйств, в 1933 г. перешел на оседлое хозяйство и за 5 лет далеко продвинулся по пути своего хозяйственного укрепления и культурного роста. Посевная площадь с 29 га в 1933 г. увеличилась к 1937 г. в 15 раз — до 429 га. Каждый трудодень в 1937 г. был оплачен из расчета 7 кг хлеба и 1 руб. 52 коп. деньгами. В селе не осталось ни одной юрты. Бывшие кочевники живут в избах, имеют мебель, железные кровати, самовары, патефоны, велосипеды. В прошлом не имевшее понятия о письме, бурятское население колхоза в большинстве уже ликвидировало свою неграмотность. Все дети обучаются в школе на родном языке. Больше половины колхозников выписывают газеты и журналы. Кочевое хозяйство сохранилось частично еще среди эвенков в наиболее глухих углах Витимо-Олекминской тайги, но и там эвенки успешно переходят на оседлость и уже на 60% объединены в колхозы.

Среди сельского населения значительную роль продолжают играть неземледельческие промыслы, из которых наибольшее распространение получили охота, сбор кедровых орехов и рыболовство. Роль охотничьего промысла особенно высока на севере у эвенков, которые до последнего времени строили свой бюджет в основном на охоте, оленеводстве и рыболовстве, причем первое место сохраняется за охотой. Немалую роль играет охота и в южных горно-таежных районах, например в Красночикойском, а также частично и в примагистральных районах. Охотничий промысел в последние годы подвергается реконструкции. Производится территориальное распределение охотничьих угодий между колхозами. В колхозах организованы специальные охотничьи бригады, работающие по заранее разработанному плану. Так, в колхозе «Ударник» в северном эвенкийском Зейско-Учурском районе, где охота является ведущей отраслью колхозного хозяйства, в зимний сезон 1938 г. созданы были 3 охотничьих бригады, в т. ч. одна исключительно женского состава. План пушных заготовок в бригаде был доведен до каждого охотника, за которым закреплены определенный участок территории, охотничий инвентарь и олени (по 2 ездовых и по 3 вьючных оленя), нарты, упряжь и проч. До начала охоты проведена была большая работа по заготовке палаток, печек, оружия и пр. В колхозах Читинской области развивается также и звероводство. В 1938 г. в области имелось 7 звероводческих колхозных ферм, на которых выращиваются черно-бурые серебристые лисицы и уссурийские еноты.

Серьезной причиной сравнительно слабого использования богатейших природных ресурсов Читинской области, как промышленных, так и сельскохозяйственных, служит недостаточное развитие путей сообщения. Ж.-д. транспорт представлен частью Сибирской магистрали, прорезающей область с юго-запада на северо-восток. К магистрали примыкает в области ряд ж.-д. веток: Маньчжурская (376 км), связывающая Забайкалье и весь Союз с Китаем и Маньчжурией, Букачачинская (72 км), Сретенская (54 км) и несколько еще более мелких веток чисто местного значения, длиной не свыше 5—10 км. Водные пути сообщения ограничиваются бассейном реки Амура, самим Амуром и его притоками — Шилкой и Зеей. Река Шилка судоходна начиная от г. Сретенска, откуда и производится пароходное сообщение с восточной частью области и с Дальним Востоком. Пароходство по Зее соединяет восточные районы бывшей Зейской обл., расположенные в бассейне р. Зеи и ее притоков, с г. Благовещенском на Амуре.

Из автогужевых дорог области, имеющих в большинстве своем естественный грунт, значение, выходящее за рамки местного внутрирайонного масштаба, имеют: Амуро-Якутская магистраль, прорезающая в направлении на север бывшую Зейскую область и соединяющая с железной дорогой Алданский золотопромышленный район, Борзя-Соловьевский тракт — один из крупных монгольских трактов, почтовый тракт Нерчинский завод — Газумурский завод — Сретенск и др. Все большее значение приобретает воздушная связь, призванная соединить отдельные районы области с культурными центрами. Район бывшего Витимо-Олекминского округа (с. Калакан) имеет уже постоянное воздушное сообщение с Читой и Иркутском. Отрядом тяжелых кораблей гражданского воздушного флота осуществляется также ежедневная связь и переброска грузов на прииск Циникаи (БМАССР) — центр Баргузинской золотопромышленности. Наконец, областной центр — Чита является транзитной станцией воздушного пути из Москвы во Владивосток и обратно.

Подъем народного хозяйства сопровождался значительными сдвигами в культурной жизни населения. В дореволюционное время грамотность всего населения Забайкалья не превышала 13—14%, а деревня в основной своей массе была неграмотна. Теперь подавляющее большинство населения грамотно, а в примагистральных районах достигнута почти сплошная грамотность.

Значительно возросла сеть учебных заведений. На 1/1 1914 г. в Забайкальской области числилось 614 учебных заведений, в т. ч. 587 низших (начальных двухклассных), 6 гимназий, 3 реальных училища и 13 специальных учебных заведений, средних и низших (духовных, педагогических училщ и др.); учащихся было 30 000. А на 1/Х 1937 г. в Читинской области насчитывалось 900 начальных школ, 146 неполных средних и 51 средняя; учащихся было 180 тыс. Преподавательский персонал в Читинской области почти в 5 раз многочисленнее, чем в прежней Забайкальской обл. (4 934 в Читинской области на 1/Х 1937 г. и 1 052 чел. в 1911г. в Забайкальской обл.). Развивается специальное образование в различного рода техникумах: горно-металлургическом, путей сообщения, нескольких педагогических, медицинском, ветеринарном. В 1938 г. открылось первое высшее учебное заведение области — читинский педагогический институт с 3 факультетами: физико-математическим, историческим и литературным. С ростом промышленности увеличивается сеть ФЗУ и рабфаков. Имеется несколько научно-исследовательских учреждений, из которых известностью пользуются Забайкальская опытная станция по животноводству и овцеводству в Нерчинске и Уровский научно-исследовательский институт в Газимуро-Заводском районе по изучению болезни Кашина-Бека (болезнь суставов в эндемичной форме, нигде, кроме Забайкалья, не встречающейся). Большую научную и культурную работу выполняет Читинский (б. Забайкальский) краевой музей, основанный в 1895 г. Связанный в прошлом с Забайкальским отделом Русско-Географического общества, Читинский музей пользуется большой известностью своими работами до геологии, этнографии и археологии. Библиотек забайкальская деревня до революции, по существу, не имела. Во всем Забайкалье только в одном селе Большом Тонтое в 1910 г. существовала библиотека, но и она была закрыта через   два года после своего возникновения станичным атаманом. Города Забайкалья имели, по данным ЦСК, лишь 3 библиoтеки. Советская власть открыла теперь в селах сотни библиотек и изб-читален. На 1/ХІ 1937 г. в Читинской области действовало 393 массовых библиотеки, в т. ч. 331 на селе. Книжный фонд этих библиотек насчитывал до 700 тыс. книг. Кроме библиотек, в области создана большая сеть культурно-просветительных учреждений, каких не знало дореволюционное население Забайкалья. К началу 1938 г. в Читинской области имелось 806 клубных учреждений, в т. ч.   753 на селе (348 изб-читален и 211 колхозных клубов), 272 киноустановки, в т. ч. 217 в селах. До 1934 г. в Читинской области не было стационарного театра: население обслуживали приезжие труппы и гастролеры; в городском театре Читы также играли труппы, приглашенные из других городов. В годы второй пятилетки в области создано 5 постоянных театров. Огромную пpocвeтитeльную роль играет в области радиовещание. В Чите работает мощная paдиoстанция. В 11 районах области имеются редакции местного радиовещания. Летом   1939 г. возникло радиовещание в Агинском округе на бурятском языке и в  Тунгокоченском районе на эвенкийском.

В области выходит (в 1938 г.), не считая военных, 58 печатных газет (в дореволюционной Забайкальской области издавались лишь 2 газеты в Чите).

Большие успехи достигнуты по линии здравоохранения. В селах Читинской области открыты сотни медицинских пунктов, больниц и амбулаторий, созданы туберкулезные и венерологические учреждения, пункты охраны материнства и младенчества, которых до революции совсем не было. Забайкальская область насчитывала в 1910 г. 50 больниц с 1 080 кроватями.

К 1937 г. их число удвоилось. Число врачей за этот период утроилось. Создана сеть детских учреждений: 126 детсадов (70 на селе) с 4 789 детьми и около 90 постоянных яслей (к началу 1938 г.). Благодаря обилию в Читинской области разнообразных минеральных источников, многие из которых имеют целебный характер, в области создан ряд крупных хорошо оборудованных курортов: Дарасун, Олентуй, Угдан, Ургучан, Ямаровка, Ямкун, Молоковка, Шиванда, Шивия. В результате развивающейся лечебно-профилактической помощи и общего резкого улучшения материально-культурного уровня сильно сократились социальные болезни, в частности сифилис и туберкулез, которые во времена царизма особенно поражали национальные меньшинства Читинской области.

Подъем материального и культурного уровня населения сопровождался увеличением его численности. В 1912 г. в дореволюционной Забайкальской области численность населения была равна 893,2 тыс., в 1939 г. (по данным Всесоюзной переписи) в Читинской области, в которую не вошли отличающиеся большей плотностью центральные районы БМАССР, но включены огромные малонаселенные пространства бывшего Вит.-Олекминского округа и бывшей Зейской области, численность населения составила уже 1 159,5 т. чел. Численность городского населения росла еще более интенсивно и на 17 янв. 1939 г. достигла, по данным всесоюзной переписи, по Читинской области 510,9 тыс. чел., или 44% всего населения области, против 135,2 тыс. чел. в 1912 г. (составлявших 15% всего населения Забайкальской обл.). Рост городского населения обусловлен появлением новых городов и рабочих поселков бурно развивающихся золотопромышленных районов и на месте вновь возникших угольных и других рудников, а также за счет роста старых городов и, в частности, областного центра — г. Читы. Чита становится подлинным промышленным центром области с новыми крупными предприятиями, учебными заведениями, научно-исследовательскими учреждениями, театром, кино, клубами, больницами. Население Читы возросло за последние 13 лет, отделяющие всесоюзную перепись 1939 г. от переписи 1926 г., с 61 526 чел. до 102 555 чел., или на 56,7%. Значительно выросли и другие города Читинской области. После переписи 1926 г. население Петровска-Забайкальского за 9 лет удвоилось, с 7,3 тыс. до 14,9 тыс. ч., население Сретенска за тот же период увеличилось с 10,3 тыс. до 13,9 тыс., Черновских копей — с 2,3 тыс. до 11,2 тыс., Нерчинска — с 6,7 тыс. до 10,3 тыс., Оловянной — с 4,2 тыс. до 8,9 тыс., Шилки — с 3,7 тыс. до 8,6 тыс. чел. Возникли новые города, ведущие центры Забайкальской золотопромышленности — Балей и Дарасун. Быстро растут и благоустраиваются десятки населенных пунктов и на крайнем северо-востоке: в Зейском золотопромышленном районе вырос крупный город с новыми зданиями и многими культурными учреждениями,  бывший центр Зейской области — Сковородино (бывший Рухлово), в недалеком прошлом заурядный поселок; меняют свой облик, превращаясь в культурные центры, прииска-поселки: Ясный, Соловьевский, Ольдой, Зея, Могоча и др.

Неузнаваемо изменилась также культурная и бытовая обстановка жизни деревни. Село Усть-Наринзор Сретенского района принадлежало в прошлом к беднейшим селам Забайкалья. Больше половины усть-наринзорцев работало в батраках у кулаков и ходило на заработки на сторону. Небольшая кучка богатеев владела большей частью земель села, а сотни русских и эвенкийских хозяйств изнывали от работы «исполу», от оброков и податей. Неудивительно, что многие крестьяне этого села с оружием в руках боролись в партизанских отрядах с долго господствовавшими в Забайкалье белогвардейскими семеновскими отрядами и японскими интервентами. Конкретные плоды этой борьбы — богатый культурный колхоз им. Кирова, объединивший все 189 хозяйств и 740 чел. населения села Усть-Наринзор. Все «культурные» учреждения села до революции заключались в одной церкви и в сельской управе, не было даже лавки. При советской же власти быстро возникли средняя школа, амбулатория, детские ясли, библиотека, почта, два магазина, мельница, пожарное депо, гараж, хата-лаборатория. Есть в селе свой клуб, в котором работает звуковое кино и ставятся периодически спектакли. В селе, бывшем когда-то почти сплошь неграмотным, осталось только несколько неграмотных стариков. В сельской школе учится 200 детей. Около 30 человек учится в городах, в средних школах, техникумах и вузах. Растет в колхозе своя сельская интеллигенция и квалифицированные кадры колхозных работников: педагоги, медработники, агрономы, зоотехники, трактористы, комбайнеры, мотористы (на мельницах), машинисты сложных сельхоз машин.

Особенно ярко вырисовываются сдвиги в хозяйственной и культурной жизни национальных меньшинств Читинской области, среди которых наиболее значительные группы составляют эвенки и буряты.

Эвенки, в прошлом называвшиеся тунгусами (или ороченами; см. XLI, ч. 10, 1/7), составляют коренное население северных районов Читинской области, входивших ранее в Витимо-Олекминский национальный округ и частично в бывшую Зейскую область. Эвенки были раньше сплошь кочевниками, основное занятие которых составляли пушной промысел и оленеводство. Жили эвенки, несмотря на то, что были прекрасными охотниками и добывали массу ценных мехов, очень бедно, впроголодь, так как жестоко эксплуатировались и обманывались купцами, скупавшими у них за бесценок меха и спаивавшими их водкой. Когда на эвенкийских землях стали находить золото, купцы начали прибирать к рукам их земли, захватывая более богатые участки. Эвенки кочевали в тайге, жили в палатках и юртах, спали на земле, на оленьих шкурах, жили в грязи, т. к. бань не имели, мыла не знали. Эвенки массами вымирали от эпидемий. Смертность их до революции была исключительная: в 1917 г. (по переписи) родилось 1 497 чел., из них умерло 1 013. Только революция, в которой эвенки принимали самое близкое участие, помогая сибирским рабочим и крестьянам в их борьбе с интервентами и белогвардейцами, положила начало подъему хозяйственной жизни и культурному росту эвенкийской народности. Больше половины всех эвенков Читинской области объединены сейчас в колхозы, многие из которых перешли уже на оседлый образ жизни. Из юрт и палаток переходят кочевники в деревянные дома, в которых стоят железные кровати, столы, стулья, шкафы. Исчезает постепенно кочевой характер быта и хозяйства. Вместо 2 населенных пунктов в бывшем Витимо-Олекминском округе, в которых жили только русские, советской властью выстроено 3 рабочих поселка и больше 20 поселков сельского типа, где оседлой жизнью живут прежние кочевники. Велики успехи культурного строительства. Эвенки в прошлом были сплошь неграмотны, не знали школы. А в 1938 г. в районах бывшего Витимо-Олекминского округа существовали уже 24 школы (из них 6 средних), в которых было 2 332 учащихся. При этих школах имеется 13 интернатов, в которых живут и учатся дети эвенков. Многие эвенки учатся в высших учебных заведениях. До 1934 г. в северных эвенкийских районах не было детских садов. Теперь их там 5 на 113 детей. Создана сеть читален, библиотек и клубов (в 1938 г. 8 клубов, 8 изб-читален, 16 красных палаток, 6 библиотек с 35 000 книгами), появились немое и звуковое кино. В быту эвенка обычным стало радио. Много сделано для охраны здоровья эвенков. До революции витимо-олекминские эвенки не имели ни одной больницы, теперь их обслуживают 8 больниц, несколько фельдшерских пунктов, амбулаторий, детских консультаций, в которых работают 9 врачей и большое число работников среднего медицинского персонала.

Агинский бурят-монгольский национальный округ Читинской области организован в составе двух восточных аймаков Бурят-Монгольской АССР, отделенных от основной территории последней Яблоновым хребтом. Агинский национальный округ, занимающий на юге Читинской области 27,8 тыс. кв. км, представляет в большей своей части каменистое плоскогорье с горными сухими, местами солонцеватыми, степями, изрезанными хребтами (Газимуро-Ононским и др.). К востоку и к югу гористый рельеф сглаживается и переходит в обширные волнистые и равнинные степи. Западная окраина округа покрыта крупными лесными массивами (до 1 млн. га), заключающими ценную древесину: сосну и лиственницу (80% всей площади лесов). Сплавные реки — Оной, Или, Урея и Ага могут служить источниками орошения, что особенно важно ввиду того, что суровый континентальный климат округа (со среднегодовой температурой ниже —2°) отличается значительной сухостью (не более 300 мм осадков, из которых до 75% приходится на лето).

Климатические условия, большие степные пространства с вострецовым и полынно-ковыльным, а к югу солончаковым покровом при малоснежных зимах обусловливали преобладание в экономике округа пастбищного животноводческого хозяйства мясошерстного направления.

Коренное бурятское население округа (см. буряты, VII, 227/30), составляющее до 75% всех его жителей (36,4 тыс. в 1933), в прошлом вело преимущественно кочевую жизнь. До 1908 г. на территории округа было всего только 2 населенных пункта с прочной оседлостью: село Агинское, теперешний центр округа, и Агинский дацан — центр ламаизма в Забайкалья. Даже еще в 1926 г. на территории округа насчитывалось 52,3% хозяйств полукочевого и 47,7% хозяйств кочевого типа. Оседание кочевников-бурят на землю приняло систематический характер лишь в процессе социалистической реконструкции бурятского хозяйства, коренным образом изменившей лицо округа, прочно вступившего на путь экономического и культурного расцвета. В настоящее время можно считать законченным в округе процесс перехода бурят на оседлость; к 1938 г. они на 95% были уже объединены в 50 колхозов.

Основой крестьянского хозяйства по-прежнему является животноводство, которое в последние годы далеко продвинулось вперед по пути количественного и качественного улучшения.

Поголовье скота.

Общее поголовье стада увеличилось за 4 года более чем в 1 ½  раза, причем в 1937 г. уже почти все стадо сосредоточено в социалистическом секторе. За эти 4 года обобществленный скот колхозов почти удвоился. На 70% возросла также численность скота, находящегося в индивидуальном пользовании колхозников. А стадо единоличников уменьшилось в 17 раз. Этот факт перераспределения стада особенно показателен, т. к. до революции среди агинских бурят, как и во всей сибирской деревне, наблюдалась сильная дифференциация крестьянского хозяйства, усиливавшаяся непрерывным процессом обеднения низших групп и усиления кулацкой верхушки. Так, по данным сплошной переписи бурятского населения 2 волостей Агинской степи, за время с 1897 г. по 1908 г. сильно увеличилось число хозяйств безлошадных и без овец при значительном увеличении удельного веса (по овцам) крупных кулацких хозяйств (см. табл.).

Наряду с увеличением поголовья стада и сосредоточением его в социалистическом секторе наблюдается и породное улучшение его и повышение его продуктивности. В этом направлении большая работа проведена колхозно-товарными фермами, которых в округе насчитывается около 150.

Несмотря на то, что Агинские степи благодаря обилию черноземных и каштановых почв вполне пригодны для земледелия, полеводство в прошлом не имело там никакого распространения. Посевная площадь едва превышала 200 га. Оседание кочевников на землю сопровождается прочным внедрением полеводства. Посевная площадь растет быстрыми темпами; в 1938 г. колхозы засеяли уже 31 261 га земли. С 1923 г. посевная площадь возросла в 20 раз; только за последние 3 года она выросла на 60 с лишним %. Сеются преимущественно зерновые культуры, на первом месте — пшеница, затем овес, рожь и др.

В округе работают 3 МТС, более 100 тракторов, десятки комбайнов и др. сложные сельхоз машины. В каждом колхозе имеются свои автомашины.

Округ развивается как сельскохозяйственный район с животноводческим  уклоном. Промышленности своей он пока почти не имеет, за исключением созданного в последние годы Шерлово-Горского оловянного комбината и нескольких кустарных предприятий, главным образом мельниц; ведутся также в небольших размерах лесозаготовки. Однако, в округе найдены, в основном уже при советской власти, богатые ресурсы полезных ископаемых, обеспечивающие в будущем широкое развитие местной промышленности. На территории округа имеется золото по р. Или и в верховьях Онона, выходы меди в бассейне Онона и других местах, крупное месторождение олова в Шерловой Горе, заключающей также вольфрам, висмут   и разные драгоценные камни и называемой по праву минералогическим музеем Забайкалья. Обнаружены также  каменные угли по реке Улею и многочисленные нерудные ископаемые: известь, строительный камень и др.

Еще сильнее, чем экономика округа, изменился культурный облик бурятского населения, в прошлом страдавшего от двойного гнета: своей собственной буржуазии и лам, с одной стороны, и царских чиновников и урядников — с другой. По данным переписи 1908 г. в Агинской волости было лишь 1 311 человек, умевших читать и писать (из них женщин всего 40), и 280 человек, умевших только читать. Средний % грамотности всего населения не превышал 10, а среди агинских бурят лишь 7,4 (среди женщин — 0,6). Основная масса грамотных проживала в дацанах — монгольских монастырях. Из общего числа грамотных 92,3% знали только монгольскую и тибетскую грамоту, т. е. грамотными были, главным образом, ламы. В единственной в 1908 г. школе обучалось лишь 115 детей ив общего числа 6 521 чел. школьного возраста. 1 школа и 6 дацанов, 1 учитель и... 6 890 лам — вот «культурный» уровень агинских бурят в дореволюционное время. Быт бурятского населения был крайне примитивен. Антисанитарные условия жизни, односторонний характер питания (отсутствие овощей и хлеба) содействовали развитию различных болезней — туберкулеза, болезней суставов, глаз, кожи, желудочно-кишечных и др., но наиболее жестоким бичом агинских бурят до революции сделались занесенные в Забайкалье царскими казачьими отрядами и торговыми агентами венерические болезни. Еще в 1926 г. около 30% бурятского населения восточных улусов Агинского аймака, как обнаружила экспедиция Наркомздрава Бурят-Монгольской АССР в 1926 г., было поражено венерическими болезнями, главным образом сифилисом.

Великая Октябрьская социалистическая революция навсегда покончила с мрачным прошлым агинских бурят и открыла им широкие возможности быстрого культурного подъема. Буряты успешно овладевают грамотой. В 1938 г. уже 80% взрослого населения Агинского округа окончательно ликвидировало свою неграмотность. Все дети охвачены школой и обучаются в ней грамоте на родном языке. В округе имелось 2 средние школы, 3 неполных средних и 35 начальных, педагогическое училище. В округе, бывшем когда-то цитаделью ламаизма в Забайкалье, создана большая сеть культпросветительных учреждений: 33 клуба, 24 избы-читальни, 47 красных уголков, 15 библиотек, 2 дома социалистической культуры, звуковой кинотеатр. Издается газета на русском и бурятском языках. Из среды коренного населения округа выросла своя интеллигенция: учителя, врачи, агрономы, ветеринары, инженеры и техники. Значительно улучшаются жилищные и бытовые условия. Исчезают постепенно войлочные юрты. Возникают новые колхозные улусы с деревянными домами обычного для современной сибирской деревни типа, с мебелью, железными кроватями, стульями и т. п. Прочно входят в быт бурятских улусов бани. Население приобретает все больше санитарно-гигиенических навыков. Крестьянин-бурят теперь наравне с русским пользуется мылом и полотенцем.

Округ, не имевший до революции врачей и больниц, обзавелся значительной сетью медицинских учреждений, в т. ч. 2 больницами, 2 родильными домами, 9 амбулаториями и пр. В с. Агинском создана бактериологическая лаборатория. Заботы, проявляемые советскими органами по охране здоровья бурятского населения, уже дали положительные результаты. В 1936 г., по данным экспедиции Наркомздрава РСФСР, заболеваемость венерическими болезнями у бурят уменьшилась по сравнению с 1925 г. на 88%.

Примером радикальных изменений культурной и хозяйственной жизни населения Агинского округа может служить улус Тарбагатай. Улус этот до революции представлял собой голодную и нищую деревню, в которой основное население беспощадно эксплуатировалось 10 кулаками и многочисленными ламами. В 1931 г. в улусе Тарбагатай образовался колхоз, объединивший около 100 в прошлом кочевых хозяйств. Колхоз, доведший численность обобществленного стада до 4% тыс. голов, успешно развивает и земледелие. Посевная площадь колхоза возросла к 1938 г. на 400 с лишним га. Колхоз снимал в последние годы урожай до 10 ц с га. У него уже довольно значительная техническая база: 18 сенокосилок, 6 жаток, 4 сеялки, 2 веялки, другие сельскохозяйственные машины, 2 автомашины и т. п. Растет материальное благосостояние колхозников, имеющих по 30—40 голов скота в индивидуальном пользовании и получающих по несколько кг хлеба на каждый выработанный трудодень. До революции среди населения улуса не было, если не считать лам, ни одного грамотного. Теперь 90% всех колхозников умеет читать и писать. Село имеет свою школу с 80 учениками. В колхозе уже несколько лет открыт хорошо оборудованный красный уголок с радио и патефоном и несколькими музыкальными инструментами.

Номер тома58
Номер (-а) страницы511
Просмотров: 15

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я