Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 51. Приморский край

Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 51. Приморский край, выделенный указом Президиума Верховного Совета СССР от 20/Х 1938 г. из состава единого ранее в административном отношении Дальневосточного края, занимает крайний юго-восточный угол СССР. Широкой полосой тянется он от пограничной с Кореей реки Тумень-Ула, озера Хасан — у которого в боях с японскими захватчиками Красная армия покрыла себя в августе 1938 г. неувядаемой славой — вдоль берегов Японского моря и южной части Татарского пролива, по приморским сопкам, уссурийской тайге, широким падям и долинам. Край занимает 206,6 тыс. кв. км и до июня 1939 г. разделялся на две области — Приморскую и Уссурийскую. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 5/VІ 1939 г. Приморская область была упразднена, и районы, в нее входившие, подчинены непосредственно краевым органам. До революции Приморского края в его нынешних административных границах входил в состав Приморской области (см.), занимая ее юго-восточную часть и составляя менее 1/3 ее территории.

Вдоль всего берега Японского моря, с незначительными отступлениями от него, с северо-востока к юго-западу тянется цепь горных хребтов Сихотэ-Алинь. В наиболее высокой части, между верховьями Имана и Сучана, хребты Сихотэ-Алинь достигают 1 200 м. Восточные склоны круто обрываются к морю, западные же своими отрогами заполняют площадь между главным хребтом и рекой Уссури, образуя широкие речные долины (протяжением до 30 км). Наряду с широко разветвленной цепью горных хребтов Приморский край имеет также обширные равнины, среди них особенно выделяются Приханкайская и Суйфунская.

Районы, входившие в состав бывшей Приморской области (собственно Приморье), тянутся узкой длинной полосой вдоль берегов Японского моря, занимая территорию в 96,7 тыс. кв. км. В их состав входит также ряд островов: Попова, Путятин, Аскольд, Фуругельман, Рикорд, Редклиф и т. д. Поверхность этой части края носит по преимуществу резко выраженный гористый характер. Территория самого южного района — Хасанского (бывшего Посьетского) — вся изрезана отрогами Тиобашаня; расступаясь, они дают место многочисленным речкам с узкими долинами, в которых и вырастали населенные пункты. Территория Ольгинского района пересекается отрогами Сихотэ-Алинь. Здесь встречаются также столовые горы и порфирово-гранитные гольцы. Вся территория самого северного района — Советского — целиком расположена на восточных склонах Сихотэ-Алиня. Горный хребет проходит здесь вблизи самого моря. Бесконечная цепь горных хребтов и сопок, длинная береговая линия, сочетание морского побережья с цепью гор на суше накладывают своеобразную печать на всю географию и хозяйство этой части Приморского края и придают ей свой особый, неповторимый облик.

В этой чисто приморской части края можно различить несколько климатических зон. Первая — к югу от Шкотова — очень теплая, с суммой средних температур за вегетационный период более 3 000 градусов и 500—700 мм годовых осадков, вполне благоприятна для возделывания риса, сои и ряда других, даже наиболее требовательных к теплу и влаге культур. Вторая, более крупная, по размерам территории, зона начинается от Шкотова и включает всю среднюю часть Приморья. Климат этой зоны — теплый, с суммой средних температур вегетационного периода 2 500—3 000 градусов, допускает произрастание таких культур, как рис, табак, сахарная свекла. В ней можно различить несколько районов, отличающихся друг от друга по степени увлажнения. Северная часть Приморья отличается более суровыми климатическими условиями. Средняя годовая температура Советской Гавани —0,7°, при среднегодовой температуре +5,5° в Новокиевске (в Хасанском районе), +4,2° во Владивостоке, +3,8° в Ольге. Столь же различна продолжительность снежного покрова: Новокиевск вовсе не знает снежного покрова, во Владивостоке он держится 67 дней, в Ольге — 110 дней, в Советской Гавани же — 166 дней. Но и в самом северном Советском районе климатические условия вполне допускают произрастание зерновых хлебов, овощей и кормовых, при условии проведения посевов в мае.

Разнообразен и богат растительный и животный мир приморских районов. Представители охотской флоры (аянская ель, даурская лиственница) встречаются лишь севернее реки Самарги, на всей остальной территории Приморья преобладает маньчжурская флора — монгольский дуб, кедр. По мере удаления с севера на юг растет удельный вес лиственных лесов. В целом край чрезвычайно богат лесами. Если на юге, в Хасанском районе, встречаются безлесные зоны и зоны, редко поросшие лесом, то северные районы сплошь покрыты необъятными густыми таежными лесами. Точно так же и в Сучанском и Ольгинском районах свыше 65% территории покрыто лесами. В лесах Приморья встречаются все представители уссурийской фауны — от медведя и тигра до пятнистого оленя, соболя, удава. Промысловое значение имеют соболь, белка, лисица, росомаха, изюбр.

Морские воды вдоль всего берега изобилуют рыбой и морским зверем. Из рыб наибольшее промысловое значение имеют иваси, сельдь, треска. Крупное промысловое значение имеют теперь также крабы.

Вдоль побережья, от Посьета и до Советской Гавани, разбросана густая сеть рыбозаводов. Здесь создана передовая, технически совершенная рыбная индустрия. В Советской Гавани, бухтах Нейна и Нельма Советского района, на островах Попова, Путятина, вдоль всего южного побережья, не говоря уже о Владивостоке, разбросаны рыбокомбинаты, консервные заводы, холодильники, стоянки для судов, рыболовецкие колхозы. В Ольгинском районе сосредоточена цветная металлургия. Почти вся горная и рыбная промышленность Приморского края концентрируется в приморских районах. (Описание природных условий входящей в состав края Уссурийской области см. ниже, стб.  711/14).

Приморский край был окончательно закреплен за Россией Айгунским договором 1858 г. (см. Айгун). В то время местность представляла собой пустынный край, где кочевали только разрозненные племена. В 1867 г. на территории тогдашней Приморской области числилось 43,3 тыс. населения; по переписи 1897 г. последнее составило уже 220,6 тыс. чел. Рост населения происходил, конечно, в основном за счет интенсивного переселения из европейской части страны. В первые годы после заключения Айгунского договора переселение носило принудительный характер: забайкальские казаки были заброшены на реку Уссури и посажены на землю (см. казаки, XXIII, 100). Заселение было проведено без всякого плана и главное без всякого изучения естественных условий края. Колонизация края шла чрезвычайно медленно. В 1869 г. в 28 казачьих поселениях, разбросанных на протяжении 500 км по Уссури и Сучану, жило 5 800 чел. Начальниками казаков ставили людей, высланных на Амур за разного рода преступления. Пржевальский, посетивший Уссурийский край, писал: «Борьба с нуждой, голодом и различными невзгодами отражается не только на нравственной стороне, но даже и на самой физиономии уссурийских казаков. Бледный цвет лица, впалые щеки, выдающиеся скулы, иногда вывороченные губы, по большей части невысокий рост и общий болезненный вид — вот характерные черты физиономии этих казаков».

В первые же годы после заключения Айгунского договора обозначился поток переселенцев — старообрядцев, искавших новых земель, чтобы укрыться от религиозных преследований. Уже в начале 70-х гг. прошлого столетия они создают ряд поселений — Турий Рог и Камень-Рыболов на озере Ханка, Шкотово на берегу Уссурийского залива, Никольское и т. д. За десятилетие 1878—1887 гг. возникает 50 новых переселенческих селений, 10 казачьих; близ пограничной полосы южнее Ханки вырастает 12 корейских селений. С 1882 г. колонизация края начинает протекать более интенсивно (см. переселение, XXXI, 533 сл.). Этому способствует организация перевозки переселенцев на судах Добровольного флота через Суэцкий канал, что ускоряет процесс самого переезда до 40—50 дней (вместо прежних 2—3 лет). Переселенцам предоставлено было право брать землю без ограничения какой-либо нормой по 3 руб. за десятину. Они были освобождены от подушной подати навсегда, от рекрутчины на 10 лет, им предоставлялась так называемая домообзаводческая ссуда. В новых условиях хлынула волна переселенцев — украинцев. Украинцы оседали в бассейне нижнего течения правых притоков Уссури, в прибрежном (Ольгинском) районе до мыса Олимпиады. Проведение Сибирской ж.-д. магистрали, усиливавшаяся в центральных губерниях земельная теснота, ходившие по всей стране слухи о тучных уссурийских землях — все это породило новый мощный поток переселенцев в конце XIX в. Не снизился переселенческий поток и после того, как в начале XX в. были введены предельные нормы наделения землей — 15 десятин на душу. О безостановочном и интенсивном росте переселенческого потока свидетельствуют следующие цифры; по переписи 1897 г. в Приморской области, как указывалось выше, было всего 220,6 тыс. населения, а за период 1902—1914 гг. туда переселилось еще 192 тыс. В особенности выросло переселение после поражения революции 1905 г., когда беднота потеряла надежды на получение земли у себя на родине: в 1908 и 1909 гг. ежегодно переселялось 22—23 тыс. человек. Край не был подготовлен к принятию этого огромного людского потока. Переселенцы оседали в глухой тайге, в грязи. В 1909 г. доля заболоченных земель в переселенческих участках поднялась до 40% против 17% в 1901 г. Действия местной администрации целиком отражали презрительную характеристику, данную переселенцам бывшим царским премьер-министром Горемыкиным, заявившим, что переселенцы — «людская пыль». С востока на запад покатился обратный поток людей, не устроившихся на месте. Только за 3 года 1907—1909 обратно вернулось 19 тыс. переселенцев. По выражению умеренных либералов — авторов сборника «Приамурье», колонизационное дело в старой России базировалось «на стратегических предприятиях против внешних и внутренних врагов». Этим все сказано.

За всю свою дореволюционную историю переселение на Дальний Восток носило либо чисто военный характер, главным образом в 60-е и 70-е годы, либо односторонне сельскохозяйственный. Огромные богатства — подземные, надземные, водные — оставались не только без использования, но даже без изучения. И потому-то, хотя переселенческий поток катился безостановочно, хотя российская деревня выталкивала значительную часть своего населения к берегам Тихого океана, Великая Октябрьская социалистическая революция получила край незаселенным. На огромной территории края в 1926 г. было только 638 тыс. человек, 3,1 чел. на один кв. км. Для Приморья были характерны карликовые поселения в 1—2—5 семей. Так, перепись 1926 г. показала, что в Ольгинском районе, население которого составляло 20 тыс. чел., было 281 поселение, в Посьетском (ныне Хасанском) районе при 42 тыс. населения — 281 поселок. Вот, например, взятые на выборку, типичные для 1926 г. поселения: выселок Бочарников Ключ — с 12 хозяйствами и 70 чел. населения, поселок Боярка I — с 5 хозяйствами и 38 жителей, поселок Боярка II — с 5 хозяйствами и 20 жителями, заимка Бриннер — с 2 хозяйствами и 6 жителей Хутор, выселок, заимка, пасека, реже поселок — вот обычный прежде тип населенного пункта, объясняющийся историческими условиями заселения края и переселенческой политикой царского правительства, делавшей ставку на хуторское хозяйство, на кулака.

Самый принцип индивидуального переселения, необходимость чуть ли не каждой семье посылать ходока на новые земли, знакомиться с будущим участком, чрезвычайная примитивность сельскохозяйственного оборудования переселенческого хозяйства, которому приходилось притом осваивать целинные земли, — все это чрезвычайно тормозило заселение края.

Переселение сопровождалось резкой классовой дифференциацией населения. Часть переселенцев, преимущественно из числа первых пришельцев, вышедшая из более крепких слоев деревни, захватив при помощи местной администрации огромные наделы, становилась кулаками и беспощадно эксплуатировала других переселенцев. Хуторская система сделалась основной формой хозяйствования.

По национальному составу преобладающую роль в крае играют русские, населяющие промышленные районы — районы Сучана, нижнего течения правых притоков Уссури и бассейнов мелких рек. Украинцы осели компактными массами в Уссурийской области и южной части края; в пяти южных районах края в начале второй пятилетки проживало около 160 тыс. украинцев.

В результате политического, экономического и национального гнета царизма и его агентов ряд коренных национальностей исчез с лица земли. Вымер многочисленный и богатый народ шеллаги, быстро шли к вымиранию гольды. За 1897—1915 гг. численность нанайцев (гольдов, см.) уменьшилась на 25%. Нанайцы, как и удэге (удэхэ) и орочи, вымирали от болезней, голода, эксплуатации. Ко времени революции на территории края осталась ничтожная горсточка бродячих гольдов, орочей, удэге. Орочи издавна расселились по долинам рек Туманин, Уй, Ма, Ходи. Постепенно они были оттеснены в верховья реки Хунгари. Удэге, некогда занимавшие весь Уссурийский край от рек Судзуке и Сунань, также были оттеснены на север в верховья Имана, Викина, Хора, к востоку от Сихотэ-Алиня. Немалую роль в вымирании народов севера сыграли просочившиеся из приграничных районов китайцы-кулаки, забравшиеся в районы обитания удэге, орочей и фактически превратившие их в своих рабов.

Годы двух сталинских пятилеток стали годами бурного роста населения Приморского края. По данным переписи 17/1 1939 г. в Приморском крае проживало уже 907 220 чел. Приморский край принадлежит к числу краев и областей, давших наибольший прирост населения. При среднем приросте населения по Союзу за последние 12 лет 15,9%, население Приморского края выросло в 1939 г. по сравнению с 1926 г. на 42%. Бурно росло население и города и деревни. Приморский край выделяется высоким удельным весом городского населения; в начале 1939 г. в городах края проживало 464 509 чел., что составляет 51,1% всего населения, при среднем по Союзу 32,8%.

Этот огромный рост населения происходил в значительной мере за счет переселения. Социалистическое переустройство народного хозяйства создало совершенно иные условия для переселения. В основу последнего было положено комплексное развитие всего народного хозяйства: не только освоение новых земель, но и развертывание индустрии, использование всех необъятных и разносторонних богатств края. Вместо примитивного, плохо оснащенного единоличного хозяйства создано крупное обобществленное, социалистическое сельское хозяйство, базирующееся на мощном машинном парке. Социалистическое переселение идет сразу в нескольких направлениях. Рыбаками, прибывающими с низовьев Волги, создаются новые рыболовецкие колхозы: так, осенью 1938 г. в южном Приморье выросли новые переселенческие колхозы, образованные рыбаками-колхозниками, прибывшими из Сталинградской области. В угольные районы Приморья  идут угольщики из Донбасса и других угольных районов. Изменились самые стимулы, питавшие переселение. Теперь не нужда, не безвыходное положение, а патриотизм и сознание блестящих перспектив, открывающихся перед краем, побуждают к переселению. Это, в частности, ярко иллюстрирует и тот отклик, который получил призыв Хетагуровой: «Девушки, приезжайте на Дальний Восток». Тысячи красноармейцев и краснофлотцев, окончив военную службу, выражают желание остаться навсегда в Приморье. Красноармейцы не только сами остаются, но и привлекают сюда свои семьи.

Колхозники, переселившиеся в Приморский край, получают денежную и семенную ссуду, усадебные участки, подготовленные пашни для обобществленных посевов. В колхозе «Красный Сучан» на каждую переселенческую семью приходится до 20 га посева, по несколько голов рогатого скота, 25 пчелиных ульев. Переселенцам — угольщикам, рыбакам, работникам лесной промышленности — оказывается на новом месте помощь путем кредитования на устройство жилищ, приобретение скота и т. д.

Громадную роль в деле освоения Приморского края, как и в развитии хозяйства соседнего Хабаровского края, сыграло постановление ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР от 11/ХІІ 1933 г. Этим постановлением были предоставлены исключительные льготы трудящимся, занятым во всех отраслях хозяйства Дальнего Востока. С 1/1 1934 г. во всем крае были освобождены от обязательных поставок государству зерновых культур и риса колхозы и колхозники на 10 лет, единоличники на 5 лет. Колхозники и единоличники Советского, Ольгинского, Тернейского районов на те же сроки освобождены от обязательной поставки мяса, картофеля, подсолнуха, шерсти, молока, а также от обязательной контрактации сои, овощей, льна. По остальным районам Приморского края нормы обязательной поставки, а также нормы обязательной контрактации уменьшены на 50% против общих норм. Цены на рыбу-сырец, сдаваемую рыболовецкими колхозами и колхозниками, были увеличены до 20%. Тем же постановлением было осуществлено резкое увеличение заработной платы. В частности, заработная плата рабочих и инженерно-технических работников угольной промышленности повышена была  сразу на 30%.

Поток переселенцев непрерывно и быстро растет, особенно в последние годы второй пятилетки. Под лозунгом «Весь СССР крепит советское Приморье» происходит на местах отбор наиболее квалифицированных, наиболее преданных делу социализма работников всех специальностей. Однако, несмотря на бурный и безостановочный рост населения края, людей здесь все еще недостаточно. Даже житница края — уссурийская равнина — заселена относительно слабо. XVIII съезд партии подчеркнул необходимость дальнейшего интенсивного переселения в край. Сейчас же после окончания съезда в Приморском крае и в районах, откуда отправляются переселенцы, развернулась обширная работа по организации дальнейшего массового переселения; Переселение часто осуществляется целыми колхозами.

Приморский край — край огромных естественных богатств, хотя разведаны они все еще недостаточно. Одно из крупнейших богатств края — его угли. На его территории — ряд угольных районов. В 145 км от Владивостока находится основной угольный район края — Сучанский, с общими запасами в 200 млн. т (сугубо ориентировочно). Содержание летучих соединений в углях района колеблется от 5 до 32%. Среди сучанских углей имеются угли настоящие антрацитовые, коксовые, кузнечные и переходящие от кузнечных к длиннопламенным. Зольность их колеблется в пределах от 85 до 30—40%, при средней зольности рабочего топлива 17—18%. Угли района тянутся на расстоянии 56 км. Вскрыто до 7 рабочих пластов мощностью от 0,6 до 7 м. Сучанские угольные месторождения были открыты в 1888 г. в связи с поисками топливной базы для строящихся железных дорог. Бассейн развивался очень медленно: Сучан рассматривался скорее лишь как угольная база для военного флота с его ограниченными после русско-японской войны потребностями. Лишь мировая война заставила поднять добычу почти до 300 тыс. т угля. В настоящее время вся угольная промышленность бассейна механизирована. Безостановочно продолжается новое шахтное строительство. Только в 1938 г. вошла в строй новая большая шахта. В 1939—40 гг. строятся 3 новые шахты. На Сучанском руднике давно налажено коксовое производство. Наличие коксующихся углей в непосредственной близости к Ольгинским железорудным месторождениям открывает реальные перспективы создания в крае своей металлургии.

Приморский край располагает также рядом мощных буроугольных месторождений. Наибольшее значение имеют угли Угловского района. Угленосные отложения последнего простираются на площади в несколько сот квадратных километров. Во входящем в состав Угловского района Артемовском месторождении известны 4 основных пласта и несколько менее значительных. Общие разведанные запасы угля здесь достигают 127,4 млн. т. В Артемовском угольном районе действует 6 шахт; в конце 1939 г. должны быть сданы в эксплуатацию новые шахты из числа строящихся здесь. Артемовские угольные предприятия играют крупнейшую роль в угледобыче края. За 2 пятилетки добыча угля выросла здесь в 5 раз.

Являющийся частью Угловского, Тавричанский буроугольный район принадлежит к числу совершенно новых районов. Разведками здесь выявлено 6 рабочих участков мощностью от 0,8 до 3,7 м. Разведанные запасы определяются в 7,5 млн. т. Здесь имеются одна наклонная и одна капитальная шахты, которые по окончании строительства будут давать 500 тыс. т в год. В Угловском угленосном районе известны также, но еще недостаточно выявлены, месторождения: Фризовское, Спасское и др. Артемовские и тавричанские угли могут стать базой для организации производства жидкого топлива. По данным химической лаборатории Артемугля, из одной тонны артемовских углей можно получить 3—5 кг парафина, 15—17 кг карболового масла, 27—30 кг нейтральных (смазочных) масел.

Между государственной границей с Китаем и линией Уссурийской железной дороги расположен Верхне-Суйфунский угольный бассейн, занимающий очень крупную, хотя возможно и не сплошную площадь. В этом бассейне известны более или менее разведанные, лишь в незначительной мере эксплуатируемые месторождения: Надеждинское, Липовецкое, Даниловское, Константиновское. На данном этапе разведанности, по авторитетной оценке крупнейших геологов-угольщиков, более правильно возможные геологические запасы считать в размере около миллиарда тонн при предполагаемой (не сплошной и тоже не уточненной) площади бассейна в 2—3 тыс. кв. км. В 1939—40 гг. комбинат Дальуголь начинает осваивать новое Верхне-Суйфунское угольное месторождение. В течение ближайшего года здесь войдут в строй первые две шахты.

Приморский край обладает и рядом других, пока еще очень слабо изученных месторождений. В самой черте города Ворошилова (бывший Никольск-Уссурийский) известен пласт угля мощностью от 2 до 4 м. В районе Артемгрэс находится Суражевское месторождение, в котором не менее 7 пластов мощностью каждый от 0,7 до 3 м. Севернее ст. Угольной простираются 3 пласта Подгорненского каменноугольного месторождения мощностью от 0,7 до 3,5 м каждый. Помимо этих месторождений союзного и краевого значения, по всему Приморскому краю разбросаны вновь открытые буроугольные месторождения, имеющие значение местных: Посьетское (с запасом 3—4 млн. т), Николаевское (близ Владивостока), Лианинское (близ Лесозаводска), Кондратьевское (в 35 км от Ворошилова).

В 1937 г. в Приморском крае вместе с Хабаровским краем, в котором угля добывалось значительно меньше, чем в Приморском крае, было добыто 4 883 тыс. т против 373 тыс. т в 1913 г., 1 073 тыс. т в 1927/28 г. и 1 974 тыс. т в 1932 г. В 1936 г. было механизировано до 90% всей угольной добычи, в то время как в 1932 г. механизированным способом добывалось лишь 42% угля; до революции же вся добыча осуществлялась вручную. За один 1938 г. в Приморском крае добыто механизированным путем на 65% больше угля, чем за все вместе взятые годы первой пятилетки.

Второе по значению богатство недр края — свинцово-цинковые руды Ольгинского района. Они имеют союзное значение. В 350 км севернее Владивостока, в 35 км от бухты Тетюхе находится мощное месторождение Тетюхе, эксплуатируемое комбинатом Сихали. В 134 км от Тетюхе находится второе месторождение. Запасы свинца в этом районе составляют 6,8% общесоюзных, цинка — 4,7%.

Этим не исчерпываются месторождения цветных металлов в крае. В частности, надо отметить Большое и Малое Синанчинское месторождения в верховьях реки Б. Синанча. До революции и вплоть до конца первой пятилетки месторождения цветных руд эксплуатировались акционерным обществом «Тетюхэ-Корпорэйшен». Концессия хищнически вела хозяйство, разрабатывала лишь богатые руды, не вела разведок. После ликвидации концессии здесь были развернуты энергичные разведывательные работы, увеличена производительность рудников, обогатительной фабрики, построен и пущен свинцово-плавильный завод. Цинковые концентраты теперь вывозятся морем в Одессу, а оттуда в Донбасс — в Константиновку, где построен цинковый завод.

В недрах Ольгинского района имеются также серебро, медь, редкие металлы хром, висмут, молибден, вольфрам, олово. В 40 км от Сихотэ-Алиньского комбината, у находящегося здесь одного из самых крупных месторождений олова Большого Синанчинского — строится комбинат оловодобывающей промышленности — Синанчаоловострой.

Приморский край располагает значительными запасами железной руды. В Ольгинском районе расположен ряд месторождений магнитного железняка на площади радиусом 25 км. Сюда же тяготеют Судзухинские месторождения в 50 км от г. Сучана. В Уссурийском железорудном районе — сотни миллионов тонн руд, по своему типу аналогичных малохинганским (см. выше, стб. 668). В трех месторождениях южного Приморья — Посьетском, Белогорском и Магнитном — разведано 9,3 млн. т руды, содержащих 3,6 млн. т металла. Близость железных руд Приморского края к Сучанскому угольному бассейну, хорошие транспортные условия этого района создают благоприятные предпосылки для создания здесь черной металлургии в масштабах, способных удовлетворить нужды Приморья.

Недра Приморья богаты золотом. В золотодобыче до революции было занято до 17 тыс. человек, из них русских не больше пятой части. Преобладали старатели, главным образом маньчжуры и корейцы, производившие добычу самым хищническим способом и уносившие золото за границу. Сейчас из сезонного кустарного промысла, не имевшего своих постоянных кадров, золотопромышленность Приморского края превратилась в передовую отрасль хорошо организованной крупной индустрии, опирающуюся на свои собственные, высококвалифицированные, овладевшие техникой рабочие и технические кадры. Добыча механизирована, работает большой дражный флот, много экскаваторов; при приисках создана сеть электростанций, обогатительные фабрики.

Советский Дальний Восток, представляющий собой сплошную новостройку, является крупнейшим потребителем цемента. В Приморском крае создана большая цементная индустрия, снабжающая цементом весь Дальний Восток. Сырьевой базой цементной промышленности являются мраморизованные известняки мощностью более. 30 млн. т, залегающие возле г. Спасена. Подсчитанные запасы известняков только категории А2 составляют 23,9 млн. т, глины только категории А2+В — 18,2 млн. т. Здесь, у этих огромных сырьевых богатств построен один из крупнейших в СССР цементных заводов — Новоспасский. В строительство этого завода вложено около 100 млн. руб. Значительно расширено производство на находящемся рядом прежде небольшом цементном заводе, ныне в корне реконструированном.

Край обладает огромными естественными ресурсами строительных материалов. В районах Шкотова, Сучана, Ольги, Тернея, Советской Гавани большие залежи кирпичных глин. В районе Имана открыты залежи туфа. Туфами сложена целая сопка близ с. Сальского. Запасы туфа составляют 500 тыс. куб. м. Край богат также трепелом, керамическими и тугоплавкими глинами.

На территории края проведено большое электростроительство. В городах Владивостоке, Спасске, Ворошилове построены крупные коммунальные электростанции, дающие ток и промышленным предприятиям. Ряд собственных заводских электростанций сооружен и при предприятиях. В Артемовском угольном районе на местных углях построена первая на Дальнем Востоке районная электростанция — Артемовская. Станция работает на отходах углей, которые сжигаются в пылевидном состоянии. После доведения ее до полной мощности Артемгрэс явится электрическим сердцем края — она будет по высоковольтным линиям передачи передавать ток предприятиям не только примыкающих районов Сучанского и Артемовского, но и Владивостокского и Ворошиловского. Уже в конце 1937 г. мощность ее составила 35 тыс. кВт. Мощность всех электростанций Приморского края в конце 1936 г. составила 57,8 тыс. кВт против 14,8 тыс. в 1932 г. и 6,6 тыс. в 1928 г. Еще в большей степени увеличилась выработка электроэнергии, которой   было получено в 1928 г. 11,8 млн. кВт/ч, в 1932 г. — 39,8 млн. и в 1936 г. — 142,9 млн. кВт/ч.

За годы двух сталинских пятилеток в крае создана мощная машиностроительная промышленность. Прежний небольшой судостроительный завод — Дальзавод во Владивостоке — после реконструкции превратился в крупнейшее предприятие. В Ворошилове построен крупный авторемонтный завод. Все отрасли хозяйства создали свою собственную мощную машиноремонтную базу.

Одна из ведущих отраслей промышленности Приморского края — рыбная. Морские воды, омывающие берега края, изобилуют рыбой. Сельдь, камбала, треска водятся здесь круглый год. Сардина (иваси) держится здесь от весны до осени, уходя на холодные месяцы в южные воды. До революции масштабы рыбного лова были совершенно ничтожны. Доля Приморья в рыбном лове по всему Дальнему Востоку была крайне незначительной. Лов производился в основном у самых берегов, около крупных населенных пунктов, и только лишь в заливе Петра Великого. Вдоль всей остальной береговой линии, протяжением около 1 000 км, лов вовсе не производился. За годы двух пятилеток в крае создана рыбная индустрия. Организована целая сеть рыболовецких колхозов, в значительной мере рыбаками-переселенцами. Вдоль всей огромной линии берегов построена сеть предприятий. Почти весь рыболовный флот моторизирован. В южном Приморье в 1937 г. не осталось ни одного кунгаса. Параллельно с созданием государственного рыболовецкого флота организованы многочисленные моторно-рыболовецкие станции, выполняющие в отношении рыболовецких колхозов те же функции, что и МТС в отношении сельскохозяйственных. В одном только южном Приморье уже в 1938 г. действовало 5 моторно-рыболовецких станций. Здесь же созданы мощные рыбокомбинаты: в Постовой, Зарубине, Славянке, Мутухэ, Тафуине, Преображении и др. В отличие от Камчатки, где лов рыбы в водах рек играет первостепенную роль, в Приморье весь лов рыбы производится в морских водах. Лов рыбы в реках и в озере Ханка не имеет промышленного значения. Под рыбную промышленность подведена научно-техническая база. Сеть научных учреждений изучает состояние запасов основных промысловых рыб, их движение. Вошли в практику судовая и авиационная разведка.

В 1933 г. в Приморье добыто было 1 000 тыс. ц рыбы, в 1937 г. — уже 1 880 тыс. ц. Растет удельный вес рыбной промышленности Приморского края во всей рыбной промышленности Дальнего Востока. В начале второй пятилетки (1933) доля Приморья составляла 38%, в конце (1937) — 46%. Три четверти всей добываемой рыбы падает на долю сардины-иваси. Лов этой рыбы заново поставлен в последние годы. В 1925 г. ее было выловлено 4,4 тыс. ц, в 1933 г. — 878 тыс. ц и в 1937 г. — 1 397 тыс. ц. Лов сардины в основном концентрируется у южных берегов Приморья, где вылавливается до 80% всей сардины, добываемой в крае. Второе место по своему удельному весу занимает лов сельди, на долю лососевых (горбуши), сома, трески, наваги приходится 3—5%. Приморский край имеет все возможности для дальнейшего интенсивного развертывания лова рыбы.

Процесс реконструкции рыболовства Приморского края характеризуется быстрым ростом рыболовецкого флота, в 1939 г. насчитывавшего 1 077 единиц. Введен траловый лов; траулеры бороздят воды Японского моря. Вдвое увеличился за вторую пятилетку сейнерный флот (сейнер — судно с двигателем в 75—140 л. с.; сейнер в 140 сил может вылавливать 10—12 тыс. ц рыбы в год), резко выросло число дрифтеров. Краболовно-зверобойный флот пополнился новыми судами. Создан мощный китобойный флот. Одновременно создавалась и рыбоперерабатывающая индустрия. В Приморье создана сеть холодильников, рефрижераторный флот, консервные заводы. В 1937 г. два рыбных треста Приморского края — Южный и Северный — выработали 15,9 млн. условных банок консервов против 10 млн. в 1933 г. Холодильное хозяйство все же остается еще узким участком рыбоперерабатывающего хозяйства.

До революции воды Приморья, как и воды Приамурья (см. Хабаровский край), находились почти целиком в хищнической эксплуатации японцев. Еще в начале первой пятилетки японцы занимали в общем улове в наших конвенционных водах 87,3%. Создание советской рыбной промышленности упиралось в нехватку рабочих. Еще на рубеже первой пятилетки в рыбной промышленности края было занято около 20% иностранцев, преимущественно японцев. В годы двух пятилеток рыбная промышленность Приморья, как и всего Дальнего Востока, выковала свои кадры. В своем отчетном докладе на сессии ЦИК СССР в январе 1936 г. тов. Микоян указывал: «Ряд лет мы вынуждены были привозить рабочих из Японии и частично обеспечивать их привозными японскими продуктами, одеждой и т. д. В 1929/30 г., например, было нанято 12 тыс. японских рабочих для Камчатки, для Северного Приморья, для работы на краболовах. Но начиная с 1933 г. мы больше не привозили ни одного японского рабочего. Теперь на Дальнем Востоке добывают и обрабатывают рыбу советские рабочие, руководимые советскими командирами».

В Приморском крае сооружен ряд предприятий для обслуживания рыбной промышленности. Во Владивостоке построена верфь специально для обслуживания рыболовецкого флота. Владивосток превратился в крупнейший рыбный порт Союза. Здесь базируются 4 флотилии — китобойная, краболовная, зверобойная, рефрижераторная. До последнего времени Дальний Восток вынужден был привозить соль за десяток тысяч километров — из Донбасса, Крыма. Сейчас на юге Приморского края создан соляный промысел в Тальми мощностью 10 тыс. т соли. Значительную роль в крае играет промысел на морского зверя: здесь созданы и работают специальные хорошо оснащенные флотилии — китобойная и зверобойная, бьющая тюленей, моржей. Вдоль берегов южного Приморья встречаются крупные заросли морской капусты. На улове капусты заняты значительные группы рыбаков. Часть улова идет на йодный завод в Ольгинском заливе, другая часть — на приготовление лекарственно-диетических препаратов.

Одновременно с развертыванием рыбной промышленности край создавал и другие отрасли пищевой индустрии. Особое значение имеет создание здесь сахарной промышленности. В Ворошилове построен первый в крае большой сахарный завод, могущий переработать 12 тыс. ц свеклы в сутки. Здесь же в Ворошилове создан большой маслоэкстракционный комбинат, перерабатывающий местное сырье. Комбинат объединяет ряд больших заводов: маслобойный, гидрогенизационный, мыловаренный, маслоэкстракционный, перерабатывающий масло из соевых бобов и, в больших количествах, жир морского зверя и рыбный жир, в частности весь китовый жир, добываемый китобойной флотилией, и жир иваси, поставляемый рыбозаводами. При комбинате построена теплоэлектроцентраль.

Одна из крупнейших отраслей промышленности Приморского края — лесная. Огромная территория края покрыта необозримыми лесными массивами. Запасы ликвидной древесины, доступной эксплуатации, составляют 1 млрд. куб. м. Леса края дают ежегодный прирост древесины в 10—12 млн. куб. м, вырубается же 1,5 млн. куб. м — 12—15% годового прироста, или лишь 0,15% ликвидного запаса. Жемчужиной лесных богатств Приморья является Сихотэ-Алиньская лесная область, особенно ее западная часть. Наиболее распространена здесь растительность маньчжурской флоры, в частности кедр. Более высокие вершины покрыты елово-пихтовой тайгой. До революции частные предприниматели, иностранные концессионеры хищнически эксплуатировали лесные богатства края. В годы гражданкой войны японские интервенты вывезли с северного побережья Приамурья немало ценнейшего леса. В годы сталинских пятилеток в крае создана технически передовая лесная индустрия. Организовано много крупных леспромхозов и механизированных лесопунктов. В леспромхозах одной только Уссурийской области в 1938 г. работало много десятков мощных тракторов ЧТЗ, столько же грузовиков. В лесах Приморского края работали многочисленные шпалорезные установки, передвижные электростанции, погрузочные агрегаты, моторные пилы; проведена целая сеть узкоколеек, конно-ледяных и снежно улучшенных дорог, автомобильных, грунтовых и лежневых, тракторных дорог. Центром лесной промышленности края является Лесозаводск, расположенный у лесосплавных магистралей, берущих начало в Сихотэ-Алине. Здесь создана крупная лесоперерабатывающая промышленность. На Уссури выстроены 2 завода с 8 рамами, один на Имане с 5 рамами. На ст. Океанская построен большой фанерный завод. Строится мощный лесопильный завод в Советской Гавани. В глубине тайги возникли новые поселки; здесь живут постоянные рабочие-лесозаготовители. Новые поселки и города выросли у деревообрабатывающих предприятий. Географическое положение края, обширная береговая линия, открывает перед Приморским краем большие возможности и в области экспорта леса.

Сельское хозяйство. Освоение Дальнего Востока началось с юго-западной части Приморского края — долины Уссури. Это — подлинная житница всего Дальнего Востока. Районы Ворошиловский, Михайловский, Молотовский, Гродековский, Черниговский, Ханкайский, Спасский — районы цветущего земледелия. Здесь сеются не только зерновые — пшеница, овес, но и технические культуры. Южное Приморье — родина советского риса. Почвы Приморья в большинстве относятся к подзолистым с маломощным гумусовым горизонтом.

Благодатный климат, обилие влаги, благоприятные почвы создают здесь все условия для богатых урожаев. В последние годы здесь также чрезвычайно расширилось садоводство. Лет 70 назад, когда в крае в самых его благодатных местах были огромные массивы нетронутых еще, ждущих лишь прикосновения человеческой руки земель, местный официоз — «Восточное Приморье» — сообщал, что крестьяне голодают, месяцами не видят хлеба и в поисках заработка расходятся по фанзам за 70—80 км. Даже в лучшие годы пища состояла из «соленой кеты, ржаного хлеба с примесью картофеля и теплого питья вместо чая». А уже незадолго до революции, как бы в унисон с этими высказываниями, А. Митинский сообщал, что чистая доходность десятины пашни составляла в Приморье 3 руб. 78 коп. «По существующим нормальным ценам, писал он, продавать зерно очень мало выгоды. Стимула к расширению запашки нет». В крае не развивалась промышленность, города росли медленно; строительство дорог не велось. Все это чрезвычайно ограничивало емкость рынка для уссурийского хлеба, спрос на который рос очень незначительно; тем самым ограничивались возможности сельского хозяйства. Одностороннее сельскохозяйственное развитие края приводило, таким образом, к кризису самого сельского хозяйства. Ко всему этому надо добавить, что первые переселенцы, захватив наделы по 100—200 га, фактически обрабатывали 5—10 га, а остальные земли лишь «числились» за ними.

Комплексное развитие социалистического хозяйства советского Приморья — создание индустрии, быстрый рост вследствие этого городов, развертывание пищевой промышленности, перерабатывающей сельскохозяйственное сырье, огромное транспортное строительство, — все это открыло совершенно новые возможности перед сельским хозяйством края, создало новые рынки сбыта, стимулировало всемерный рост сельского хозяйства. Весь юго-запад края является в основном сельскохозяйственным. По мере движения на север и на восток сельское хозяйство начинает уступать свое преобладающее место другим отраслям хозяйства: на севере — лесной, на востоке — рыбной. Но и в приморской части края из года в год растет удельный вес сельского хозяйства.

Удельный вес сельского хозяйства в общем народном доходе районов собственно Приморья значительно меньше, нежели в районах Уссурийской области. Все же и здесь, в особенности в южной части, масштабы сельского хозяйства немалы. Наличие крупных промышленных центров налагает особую печать и на сельское хозяйство. Расширяются в первую очередь картофелеовощное и мясомолочное хозяйства. Уже в 1939 г. резко вырастают посевы овощей и картофеля в Тернейском и Советском районах. В береговой полосе климатические условия позволяют снимать два урожая в год. Южное Приморье имеет все данные, чтобы стать фруктовой базой всего Дальнего Востока. В садах Шкотовского, Владивостокского, Сучанского, Хасанского районов разводятся не только яблоки и вишни, но и южный виноград. В сопках Сихотэ-Алиня у верховьев реки Пфусунг (Ольгинский район) произрастают дикие абрикосы.

Посевные площади Приморского края значительно выросли в сравнении с довоенным временем. В 1911 г. в Приморской области, занимавшей примерно в 3 раза большую территорию, чем Приморского края, насчитывалось 281,3 тыс. га посевов, из которых на территории современного Приморского края находилось лишь примерно ¾. В 1938 г. посевные площади Приморского края занимали 318,3 тыс. га; из них 77,1% приходилось на обобществленные посевы колхозов и 14,2% на посевы государственных хозяйств. Рост всего сельского хозяйства и в частности рост посевных площадей и продвижение посевов на север обусловливался укреплением колхозного строя, развитием механизации и большими льготами, предоставленными сельскому хозяйству края постановлением ЦК партии и Совнаркома СССР от 11/ХII 1933 г., о котором говорилось выше.

Во вторую пятилетку значительное развитие получили колхозное строительство и строительство МТС. В 1933 г. лишь 15% крестьянских хозяйств было вовлечено в колхозы, в 1938 г. 498 колхозов края охватывали уже 94,4% крестьянских хозяйств и 99,1% всех крестьянских посевов. За то же время сеть МТС в крае почти удвоилась. В 1933 г. в Приморском крае было 23 МТС, обрабатывавших 62,0% всей посевной площади, принадлежавшей колхозам, на конец 1938 г. количество МТС достигло 43 и обрабатывали они 96,3% всей колхозной посевной площади. В еще большей степени увеличилась машиновооруженность МТС. На конец 1933 г. МТС обладали 775 тракторами мощностью в 12,3 тыс. л. с., а на конец 1937 г. они имели уже 2 247 тракторов мощностью в 50,5 тыс. л. с.; средняя мощность трактора таким образом в 1933 г. составляла 15,9 л. с., а в 1937 г. — 22,5 л. с. В семь раз за это время увеличился комбайновый парк МТС (со 104 на конец 1933 г. до 727 на конец 1937 г.), почти в 18 раз увеличилось количество грузовых автомашин (с 43 до 768); тысячами различных сложных сельскохозяйственных машин вооружены теперь МТС Приморского края Такая машиновооруженность МТС позволила значительно увеличить механизацию сельскохозяйственных работ в колхозах. В 1933 г. тракторами было произведено работ, включая молотьбу, в переводе на условную пахоту, 239,8 тыс. га, а в 1937 г. — 644,4 тыс. га; убрано было хлебоуборочными машинами и комбайнами зерновых в 1933 г. 40,4 тыс. га, в 1937 г. — 150,7 тыс. га, в т. ч. комбайнами соответственно 9,6 тыс. га и 131,9 тыс. га. В 1937 г. 75,2% всего сева яровых зерновых и бобовых было выполнено на тракторной тяге и 79,1% этих культур убрано было хлебоуборочными машинами, в т. ч. 69,3% комбайнами.

Широкое распространение получило в Приморском крае и совхозное строительство. В 1938 г. в Приморском крае было 26 совхозов, засевавших 26,4 тыс. га, в т. ч. 6 тыс. га технических культур, почти исключительно сою (5,9 тыс. га), 1,1 тыс. га овощебахчевых и картофеля и 1,5 тыс. га кормовых. Среди совхозов — крупный соевый им. Сун-Ят-Сена, который только под сою засевает 4,2 тыс. га, Голенковский свеклосахарный, Сантахезский и Ханкайский рисовые и др.

Повышение агрокультуры, внедрение более совершенного инвентаря имели своим результатом резкий рост урожайности.  Так, за годы второй пятилетки сбор пшеницы с 1 га по Уссурийской области вырос почти вдвое, овса — на 70%, ячменя — на 60%.

Значительно изменилась структура посевов Приморского края. До революции озимых в Приморском крае не сеяли совершенно, в 1938 г. ими было занято 9,5 тыс. га, или 3% всех посевов. Начало освоения озимых, хотя еще и в небольших, относительно, размерах, является крупным шагом вперед в деле рационализации сельского хозяйства Приморского края. В дореволюционной Приморской области (в 1911 г.) 94,5% всех посевов занимали посевы зерновых и бобовых, пшеница занимала 37,7% посевов зерновых. В 1938 г. зерновые и бобовые занимали 216 тыс. га, или 67,9% всех посевов, но удельный вес пшеницы среди зерновых поднялся до 40,8%.

Среди зерновых культур Приморского края большое значение имеет рис, посевы которого в Приморском крае долгое время занимали по своим размерам первое место среди областей и краев РСФСР. Так, в 1932 г. из всех посевов риса в РСФСР 62% находилось на Дальнем Востоке (почти исключительно на территории теперешнего Приморского края); однако, развитие посевов риса в других областях РСФСР уменьшило удельный вес Приморского края по посевам риса, и теперь Приморский край в этом отношении занимает в РСФСР второе место (после Краснодарского края). В 1938 г. общая посевная площадь рисовых плантаций составляла 4,3 тыс. га. В настоящее время созданы крупные механизированные рисосовхозы — Сантахезский, где поля орошаются с помощью мощных паровых насосов, которые подают воду через каналы, и Ханкайский, использующий самотечное орошение с помощью воды, отводимой от речки Синтуха. Опытной станцией выведен новый вид риса, способный сопротивляться развитым в Приморье грибным болезням. Все новейшие агротехнические мероприятия обеспечивают удвоение урожая риса и доведение его до 35—40 ц с га. На отдельных участках рис дает уже 65 ц с га. При старых ручных методах обработка одного га требовала 100—120 рабочих дней, а при машинизации время обработки снизилось до 25—28 рабочих дней. Правда, и сейчас посевы риса требуют затраты вдвое большего количества труда, чем посевы других зерновых культур, но зато и урожай рис дает в 3,5 раза выше, и стоимость его выше стоимости пшеницы. Огромные перспективы рисосеяния видны хотя бы из того, что в одной Уссурийской области есть 100 тыс. га земли, пригодной под посевы риса.

Значительно увеличились и по размерам и по удельному весу посевы технических, овощебахчевых и кормовых культур, которые в 1911 г. в бывшей Приморской области занимали: технические культуры — 1,7%, картофель — 3,6%, кормовые — меньше 1%. В 1938 г. под техническими культурами было занято 50,1 тыс. га, 15,7% всех посевных площадей.

Из технических культур крупнейшую роль играет соя, под которой в 1938 г. было занято 41,7 тыс. га (83,2% посевов технических культур). Значение сои в хозяйстве не только в том, что она предоставляет ценное сырье для жировой промышленности, но и в том, что она значительно увеличивает урожай последующих за ней в севообороте культур, в частности пшеницы.

В годы двух пятилеток в крае внедрена культура сахарной свеклы, под которой в 1938 г. находилось 4,5 тыс. га. В Уссурийской области есть все условия для получения урожая сахарной свеклы, не уступающего урожаю в основных свеклосахарных районах. Сахарную свеклу засевают главным образом колхозы, которым принадлежит 97,8% всех посевов свеклы. Совхозы имеют лишь 0,1 тыс. га посевов сахарной свеклы.

Из других технических культур в Приморском крае возделываются перилла (судза; 1,9 тыс. га), посевы которой в Приморском крае составляют 28,3% всех посевов периллы в РСФСР, и лен (1,5 тыс. га).

Вокруг растущих городов края растет кольцо картофельно-овощных культур. В 1938 г. Приморского края засеял 43,9 тыс. га овощебахчевых, в том числе 31,1 тыс. га картофеля. Развиваются в Приморском крае и посевы кормовых, занявших в 1938 г. 2,6% всех посевов (8,3 тыс. га).

Опубликованное в местной печати постановление Экономического Совета при Совнаркоме СССР наметило широкую программу работ в целях обеспечения бесперебойного снабжения населения края овощами и картофелем за счет внутрикраевого производства и в целях прекращения завоза овощей и картофеля в Приморский край из других областей. Согласно этому постановлению уже в 1940 г. одни только колхозы и совхозы должны довести посевную площадь под овощами до 10,8 тыс. га, под картофель до 24 тыс. га, против 16,2 тыс. га овощей и картофеля в 1938 г. В 1940 г. в крае должно быть всего заложено совхозами и колхозами 148,8 тыс. рам парников и 11,4 тыс. кв. м теплиц. Два зерновых совхоза превращены в зерново-овощно-животноводческий и вновь организуются два овощно-животноводческих совхоза.

Значительна в крае роль животноводства, в основном мясного направления. Кормовой базой животноводства являются естественные сенокосы. В крае создано большое количество животноводческих товарных ферм, в том числе крупные фермы чистопородного скота. Свыше 90% колхозов имеют животноводческие товарные фермы. Темпы роста животноводства в крае характеризуются следующими цифрами. За 1935—1938 гг. в Уссурийской области поголовье крупного рогатого скота выросло на 52%, овец на 56%, свиней на 40%, лошадей на 30%.

По данным на 1/1 1938 г. поголовье лошадей в Приморском крае составляло 64 тыс., крупного рогатого скота — 147,2 тыс. голов, свиней — 166,7 тыс., овец — 24,6 тыс., коз — 5 тыс.

В южных районах Приморского края развито оленеводство. Организованы оленесовхозы (на острове Рикорд, на мысе Гамова и др.). Разводится в неволе пятнистый олень, молодые рога которого богаты гормонами роста и употребляются в качестве ценного лекарства. Панты в значительной мере идут на экспорт. В северном районе — Советском, занимающем 40% территории собственно Приморья, сохранила значение специального промысла охота, которой заняты преимущественно представители северных народностей (удэге, орочи).

В последние годы приобретает все большее значение искусственное разведение наиболее ценных пород зверя. При колхозах созданы звероводческие фермы (черно-бурая лиса, енот, песец и другие звери, завезенные с севера).

Значительной отраслью сельского хозяйства края является пчеловодство, благодаря обилию липы, луговых цветов и других медоносов. Помимо многочисленных колхозных пасек, в крае 3 пчеловодческих совхоза. Всего в 1938 г. было собрано 1 050 т меда, в том числе товарного 795 т.

Механизация и коллективизация сельского хозяйства, рост посевных площадей и урожайности, одновременное развертывание всех отраслей хозяйства — рыбной, лесной промышленности и т. д. на высокой технической базе, — все это обеспечило расцвет материального благосостояния и подъем культурного уровня населения Приморского края. Очень большое влияние оказало именно комплексное развитие всех отраслей хозяйства края, дающее возможность значительному количеству населения сочетать сельское хозяйство с рыбными промыслами, охотой и т. д. Колхоз «Красный рыбак» Ханкайского района в 1931 г. имел одну лодку, старый невод, 10 лошадей. В 1934 г. он впервые посеял 50 га пшеницы, 25 га овса. В 1938 г. посевная площадь колхоза составила уже 500 га. Колхоз стал разводить овощи, организовал молочную, свиноводческую фермы, пасеку, звероводческую ферму, где разводился енот и черно-серебристая лисица. От рыбы колхоз получил 305 тыс. руб. дохода. В 1938 г. этот колхоз выдавал на трудодень 7 кг зерна и 10 руб. деньгами. А еще в 1934 г. на трудодень выдавалось лишь 3 кг зерна и 1 руб. 25 коп. деньгами.

Могучий расцвет народного хозяйства Приморского края подтверждается ростом транспорта. За годы второй пятилетки грузооборот железных дорог края вырос больше чем в полтора раза (отправка грузов на 55,8%, прибытие на 68,2%), а одновременно столь же бурно росли водные перевозки. В первые две пятилетки морское побережье превратилось в нормально действующую магистраль, по которой производятся пассажирские и грузовые перевозки на Сахалин, Камчатку, Колыму, в Арктику.

Приморье обладает рядом замечательных гаваней. Великолепен владивостокский порт, один из крупнейших портов мира, с его обширной, укрытой от ветров бухтой, работающий круглый год. Хотя его воды ежегодно и замерзают на 3 месяца, но он работает при помощи ледоколов. Посьет обладает одной из лучших бухт на Дальнем Востоке. Она хорошо защищена от ветров, глубока, обладает хорошей якорной стоянкой, не замерзает, там не бывает туманов. Советская Гавань — обширная, удобная гавань с прекрасной якорной стоянкой. Удобны также бухты Находка и Терней. Во вторую пятилетку мощь торгового флота в водах Тихого океана резко выросла: количество судов возросло на 70%, грузооборот — на 60% («Красное знамя» от 16/11 1939 г.). Ледокольный флот Приморья получил мощное пополнение в лице нового могучего флагмана «Лазарь Каганович».

Владивосток (см.) — крупнейший городской центр не только Приморского края, но и всего Дальнего Востока. По данным переписи 1939 г., здесь было 206,4 тыс. населения против 108 тыс. в 1926 г. За 12 лет население выросло на 91,4%. Владивосток замечателен не только своим портом, но и рядом крупных предприятий, в частности большим судостроительным заводом — Дальзавод. Здесь — мощный холодильник. Построен Седанский водопровод, первое гидротехническое сооружение на Дальнем Востоке. Целые кварталы вновь построенных многоэтажных домов. Владивосток — центр культуры: в нем есть университет, политехнический институт, техникумы, научно-исследовательские учреждения (филиал Академии наук СССР, отделение рыбного института), театр и т. д. Растут и другие города края. На месте, где раньше был невзрачный поселок Зыбунный с десятком домиков, теперь вырос город Артем, в котором свыше 2 000 домов. По переписи 1926 г. здесь было 4 тыс. человек населения, к концу второй пятилетки — уже 20 тыс., к началу третьей пятилетки — 35 тыс. Здесь — 10 тыс. шахтеров, 180 инженеров и техников, 200 врачей и учителей. В городе 16 школ, в которых обучается около 7 тыс. детей, 2 больницы, поликлиника. Такими же темпами развивался и другой угольный центр Приморья — Сучан, колыбель партизанского движения на Дальнем Востоке, город, вписавший немало героических страниц в борьбе с белогвардейцами и японскими интервентами. В 1926 г. в Сучане было 6,5 тыс. человек населения, а к началу второй пятилетки оно выросло в 4 раза. В городе идет большое индивидуальное рабочее жилищное строительство. Только за 1935—1936 гг. здесь построено 250 домов. Сучан связан ширококолейной железной дорогой Сучан — Кангауз с главной магистралью Уссурийской железной дороги. В центре цветной металлургии, поселке Тетюхе, в 1926 г. было лишь 1 400 чел. населения, к началу второй пятилетки — уже 8 тыс. На пустом фактически месте возник город Советская Гавань, где в 1933 г. было 7 тыс. населения и где сейчас насчитывается 30 тыс. жителей (о росте городов Уссурийской области см. ниже).

Приморье обладает рядом курортов. Славой «дальневосточного Кисловодска» справедливо пользуется курорт Шмаковка. На территории курорта три источника минеральной воды типа нарзана. Шмаковская вода по содержанию углекислого газа и железа превосходит минеральные воды Кисловодска. Один из источников представляет комбинацию кисловодского нарзана и мацестинской воды. Непосредственно под Владивостоком, на полуострове в Амурском заливе находится курорт «Город-сад». Он славится своими целебными грязями, излечивающими тяжелые болезни, в том числе ишиас и ревматизм. Грязь, добываемая со дна Амурского залива, радиоактивна. На берегу Амурского же залива находится курорт «Девятнадцатый километр». Здесь — грязелечение, гидротерапия, углекислые ванны.

Одновременно с ростом народного хозяйства развертывалась сеть школ всех типов, библиотек, росло число газет. В 1923 г. в тогдашней Приморской губернии, в состав которой помимо теперешнего Приморского края входила значительная часть нынешнего Хабаровского края, было 1 033 учителя, теперь в Приморского края — 3,5 тыс. преподавателей. За 16 лет в Приморском крае вновь создано 59 средних, 140 неполных средних школ; начальных школ в крае 586. В школах обучается 124 тыс. детей. В крае 3 вуза, 20 специальных техникумов и школ, ряд научно-исследовательских учреждений. В 1939 г. в крае вновь строятся 44 школы. Пятнадцать лет назад во всей Приморской губернии (в указанных выше границах) было 28 библиотек, в 1938 г. в Приморском крае их было 231. В Приморском крае издается 40 печатных газет тиражом 121 тыс. экземпляров.

Вот примеры культурного роста края. В селе Новая Девица Хорольского района Уссурийской области до революции вместо школ были лишь церковь да кабак; сейчас здесь 2 школы — неполная и полная средняя (300 учащихся), родильный дом, больница, 2 клуба. В селе Астраханка Ханкайского района до революции не выписывалось ни одной газеты, сейчас их выписывается 400 экземпляров; в селе 2 школы, клуб, радиоузел. Общее собрание колхозников артели «Первое мая» Хорольского района, распределяя доходы, обсуждало вопрос о радиофикации квартир, о постройке колхозной парикмахерской, об оборудовании клуба и клубной библиотеки, о приобретении пианино, о строительстве электростанции. Таковы потребности сегодняшней деревни Приморья.

До революции вся интеллигенция края исчерпывалась редким слоем учителей, врачей, чиновников. Сейчас на предприятиях края сформировались многочисленные кадры технической интеллигенции — инженеров, техников и др.

По-новому зажили коренные национальности края. Незадолго до революции в специальной литературе, констатировавшей факт быстрого вымирания коренных народов Дальнего Востока, серьезно обсуждались вопросы о наделении последних особой территорией для поселения и промыслов, о восстановлении здесь родового строя и т. д. При этом авторы этих предложений не уяснили себе, что исчезновение народов севера являлось неминуемым результатом проникновения в край тысяч жадных любителей легкой наживы, применявших самые варварские и хищнические методы эксплуатации под покровительством развращенной взяточничеством царской администрации. Ведь еще за 10 лет до революции один из путешественников был свидетелем того, как кулаки-маньчжуры живыми закапывали в землю тазов, в чем-то провинившихся перед ними, был свидетелем царивших здесь самых страшных форм рабства.

Уничтожив эксплуататорский строй, выкорчевав корни капитализма, Великая Октябрьская социалистическая революция, принесшая братскую помощь русского народа более слабым народностям, создала все условия для новой жизни коренных народов страны.

В книге, изданной за 2 года до революции, объехавший край журналист Богданов писал: «Орочоны постепенно вымирают, и, наверное, им не удастся никогда подняться до уровня вполне развитого человека». Орочонский народ вымирал от голода, костного туберкулеза, ревматизма. Коренные народы края не имели своей письменности. Сейчас орочоны и удэге получили собственную письменность, литературный язык, создают свою национальную по форме, социалистическую по содержанию культуру. В глубине тайги, в 70 км  от моря, вверх по реке Самарге, создан, например, удэгейский колхоз «Сихотэ-алинский колхозник». Основное занятие колхозников удэге — охота и речное рыболовство. Но одновременно они впервые осваивают и сельское хозяйство: в 1938 г. здесь посеяны первые 28 га. До 1931 г. удэге не знали потребления хлеба и молока. Сейчас и хлеб, и молоко вошли в быт. Колхоз имеет своих удойных коров. Вместо прежних лачуг созданы рубленые дома европейского типа, работают больницы, родильный дом; в 1935 г. здесь происходили последние роды с «помощью» шамана. Строится дом рыбаков, школа.

В колхозе 60% грамотных. Появились впервые баяны, гитары, скрипки.

На севере края, в глуби таежных лесов Калининского района, за 400 км от железной дороги, в верховьях реки Викин находятся 3 удэгейских селения — Олон, Метахеза, Улунг. Здесь организованы охотничьи промысловые колхозы. В стойбище Метахеза вырос новый поселок. Здесь — изба-читальня, красный уголок, амбулатория, школа. Национальный колхоз «Красный нанаец» (Калининского района) строит для своих членов благоустроенные дома вместо прежних юрт.

В 1927 г. специальная врачебная экспедиция обследовала поголовно все удэгейское население стойбищ северных районов. Экспедиция констатировала вполне удовлетворительное медицинское состояние населения: редки случаи туберкулеза — их было констатировано лишь два, единичный характер носят случаи венерических заболеваний.

В годы третьей сталинской пятилетки народное хозяйство Приморского края будет развиваться со всей интенсивностью. На первой приморской краевой партийной конференции Приморского края, происходившей в феврале 1939 г., один из руководящих работников края говорил: «Когда мы были в Москве и докладывали правительству о нашем крае, товарищ Сталин указал нам, что Приморский край должен получить самое широкое промышленное и сельскохозяйственное развитие». Основные линии народнохозяйственного развития Приморского края в третьем пятилетии ясны. Это, прежде всего, — всемерное дальнейшее развитие угольной промышленности. Весь Дальний Восток должен за третью пятилетку увеличить добычу угля в 2,5 раза; значительная часть этого громадного прироста добычи падает на Приморский край. При этом одновременно с дальнейшим развитием основных бассейнов — Артемовского и Сучанского — будут закладываться шахты в месторождениях, имеющих местное значение. Одновременно с работами по дальнейшему расширению районной станции — Артемгрэс — будут строиться небольшие электростанции в Посьете, Ольге, Советской Гавани, Ворошилове. Будет расти лесная промышленность: намечается организация новых леспромхозов, строительство новых лесокомбинатов, деревообрабатывающих предприятий. Рыбная промышленность остается одной из основных отраслей промышленности края. Особое внимание будет уделено рыбоперерабатывающей промышленности: одновременно со строительством большого холодильника в Советской Гавани будет строиться целая сеть мелких и средних холодильников. Значительное развитие получает рыбный порт во Владивостоке. Край продолжает развертывание своего машиностроения, своей собственной промышленности по производству предметов широкого потребления — в первую очередь пищевой (мясокомбинаты, хлебозаводы, кондитерская фабрика) и мебельной. Столь же энергично развивается сельское хозяйство. Перед колхозами и совхозами края стоит большая задача — внедрить правильные севообороты, повысить роль удобрений и тем самым добиться повышения урожайности, создать кормовую базу для животноводства. Крупнейшая задача, стоящая перед краем, задача всех задач — дальнейшее его заселение. Под это заселение должна быть подведена база в виде большого нового жилищного, коммунально-бытового и культурного строительства. Будут быстро расти старые города и строиться новые. Огромное новое строительство предстоит провести в Приморском крае в третью пятилетку во всех отраслях хозяйства, а это требует создания на месте собственной индустрии строительных материалов. Наличие в крае богатых ресурсов открывает все возможности для этого.

Уссурийская область находится в западной части Приморского края. Ее западная граница почти целиком тянется вдоль государственной границы с Маньчжурией. Область занимает территорию в 110,1 тыс. кв. км. Западная ее часть представляет обширную низменность, простирающуюся по долинам рек Сунгачи, Суйфуна и Уссури, восточная занята отрогами горного хребта Сихотэ-Алинь. Для первой типичны районы: Ханкайский, равнина со слабо выраженными увалами, и Михайловский, с равнинным рельефом, переходящим местами в холмистый. Для второй характерны Яковлевский район, с увалистым рельефом, пересеченным оврагами и горными хребтами, и Ивановский район, занятый отрогами Сихотэ-Алиня, прорезанными многочисленными падями, стоками горных ручьев и речек. Спасский район как бы воспроизводит в миниатюре рельеф Уссурийской области: в восточной части он носит горно-увалистый характер, в западной — равнинный.

В климатическом отношении Уссурийская область имеет ряд особенностей. Лето южной части по своей температуре такое же, как в южной части Европейской части СССР, зима же является чрезвычайно суровой. Благодаря пересеченности значительной части области горными цепями, образующими много долин, защищенных от ветров и потому пользующихся лучшими климатическими условиями, нередко местности, находящиеся почти рядом, дают резкие колебания средних температур. Так, например, Анучино, находящееся рядом с Ворошиловом, имеет среднегодовую температуру — 2,7°, а Ворошилов +2,5°. Средняя годовая температура Гродекова, лежащего севернее, +3,8°, причем эта температура на 6,5° нише нормальной широтной. Это отступление происходит главным образом за счет зимних месяцев: средние зимние температуры Уссурийской области на 14,6° ниже нормальной широтной. Холодной зиме соответствует жаркое лето. Для Гродекова, например, средняя месячная температура зимы колеблется между —12,3° и —15,4° при минимуме —36,4°, температура лета — между +19,8° и +21,4° при максимуме +39°. Ворошилов лежит южнее Ялты, а средняя январская температура, его на 25° ниже ялтинской.

Большой плюс для сельского хозяйства Уссурийской области — обилие выпадающих здесь осадков. Хотя по среднему количеству осадков Уссурийская область уступает районам края, лежащим ближе к морю, где их выпадает еще больше, но абсолютно оно совершенно достаточно для благоприятного развития растительности: в Ворошилове оно составляет в год 514,1 мм, в Анучине — 642,9 мм, в Гродекове — 554,8 мм и т. д. Годовое количество осадков примерно такое же, как в центральной и западной части Европейской части СССР. Отличительная черта климата Уссурийской области в том, что 70% всего годового количества осадков, выпадает в летние и первый осенний месяцы. Дожди летом нередко причиняют наводнения. Длительность вегетационного периода колеблется между 185—190 днями в южной части, 165—180 днями в северной части (Калининский район) области. Преобладающие вида почв на юге в долинах — наносные, супесчаные, в увалах — суглинистые, на вершинах — каменистые.

Уссурийская область принадлежит к числу наиболее обжитых и освоенных областей Дальнего Востока. Здесь на правом берегу Уссури и на западном берегу озера Ханка создались первые российские поселения в крае: Турий Рог, Троицкое, Камень-Рыболов, Астраханка. Уссурийская область с ее климатическими и почвенными условиями, близкими к украинским, особо привлекала украинцев, осевших здесь компактными массами и принесших с собой свой украинский быт. По внешнему виду многих селений (белые мазанки), по речи, одежде,  даже по самим названиям сел (Хорол, Черниговка, Новокиевск, Полтавка) отдельные районы Уссурийской области живо напоминают Украину. По удельному весу земель, освоенных под пашню, Уссурийская область занимает не только первое место в Приморском крае,  но и одно из первых мест на всем Дальнем Востоке. То же относится и к плотности населения Уссурийской области, в частности ее южных районов.

Юго-западная часть Уссурийской области небогата лесами. Так, например, в Ханкайском, Михайловском, Покровском районах удельный  вес площади, покрытой лесом, колеблется от 5 до 15% всей территории. По мере движения на северо-восток лесистость быстро растет. В бассейне Уссури (см.), рек ее составляющих — Улухэ и Даубихэ и крупнейших притоков — Имана, Бикина, Хора — уже свыше 2/3 территории покрыто лесами. В великолепной тайге Уссурья, на территории в миллионы га царит кедр, ель. Здесь произрастают и липа, и монгольский дуб, и ясень, и орех, и клен, и ильм, и бархатное дерево. Лианы густой завесой окутывают деревья и придают тайге характер тропического леса, своеобразную, единственную в своем роде прелесть.

Ряд условий привел к тому, что именно Приуссурье превратилось в первую очередь в район крупной лесной индустрии. Лесные массивы находятся в верховьях рек, что создает все условия для сплава. Железная дорога также дает уссурийскому лесу выход к потребителю. Хороший снежный покров, продолжительный санный путь, крепкие морозы позволяют широко применять вывоз леса по улучшенным снеговым и ледяным дорогам. Этот район относительно густозаселен и является одним из лучше освоенных районов, и, следовательно, здесь более благоприятно складывается баланс трудовых ресурсов. Действием всех этих факторов и объясняется то, что именно здесь, в Шмаковском районе, вырос самый мощный в крае центр лесной промышленности — Лесозаводск.

Чрезвычайно богат и разнообразен животный мир Уссурийской области Здесь встречаются тигры, два вида леопардов, кабаны, енотовидные собаки, гималайские медведи, маньчжурские и пятнистые олени, черепахи и т. д. И наряду с этими типичными представителями южной, частью даже субтропической фауны здесь встречаются представители сибирской тайги — бурые медведи, соболи, лоси, заяц, волк. Промысловое значение имеют медведь, заяц, соболь, енот. В отдельных районах Уссурийской области охота до сих пор сохранила значение промысла.

Уссурийская область сделалась житницей всего Приморского края. Помимо зерновых культур, здесь произрастают сахарная свекла, рис, соя (см. выше общий очерк). Вполне удовлетворительные результаты дали опыты по культуре хлопка. Хорошие урожаи дает перилла: в 1938 г. колхоз «Имени 1 мая» Чугуевского района собрал 12 ц периллы с га. Любые виды растительности — от нежной дыни до картофеля — вызревают здесь.

Колхозы и совхозы области охватывают свыше 99% всех посевных площадей. В области находятся 33 МТС. Тракторный парк вырос за последние 5 лет втрое. Растет парк комбайнов при одновременном росте их производительности.

За годы второй пятилетки особенно резко изменилось лицо более отдаленных от железной дороги районов, ранее наименее освоенных,  чтобы из Авучинского района добраться, например, до Ворошилова, совсем недавно требовалось 4 дня, а теперь этот путь можно сделать по регулярно действующей автобусной линии, проложенной по замечательной дороге, построенной в годы второй пятилетки, за 4 часа. За те же годы в Анучинском районе тракторный парк вырос втрое, парк комбайнов в 18 раз, автомобильный в 30 раз. Сельское хозяйство района, таким образом, получило выход на широкий рынок, оно получило оснащение, сделавшее возможным освоение новых земель, резкий рост общей сельскохозяйственной продукции.

До революции область фактически была лишена крупной промышленности, а сейчас здесь создана крупная пищевая, цементная, лесозаготовительная промышленность. На предприятиях Уссурийской области занято свыше 600 инженеров и техников. Все же, в отличие от остальной части Приморского края, основную роль в ее народнохозяйственном балансе играет сельское хозяйство, в котором занята значительная часть населения. Обрабатывающая промышленность также в значительной мере базируется на переработке сельскохозяйственного сырья.

До революции на территории Уссурийской области был лишь один город — Никольск-Уссурийский, нынешний Ворошилов. Город этот, если до революции чем и славился, то своими кабаками. По переписи 1926 г. здесь было 35 тыс. населения, по переписи 1939 г. — уже 70,6 тыс.; за 12 лет население выросло вдвое. 33 торговых заведения и 14 мельниц, из них одна паровая, такова была экономическая база этого города. Сейчас это — крупный промышленный и ж.-д. пункт: здесь создана пищевая индустрия (см. общий очерк Приморского края), авторемонтный завод, почти заново построен ж.-д. узел. 2 церковных и 2 средних школы представляли до революции всю школьную «сеть», а в 1938 г. в городе было 28 школ, 2 техникума. В городе театр, прекрасные клубы, издается несколько газет. Здравоохранение было представлено до революции приемным покоем на 2 кровати и лечебницей на 6 кроватей. В 1938 г. бюджет органов здравоохранения составил 3,5 млн. рублей.

Второй по значению город Уссурийской области — Спасск. Его экономическая база — цементные заводы. По переписи 1926 г. здесь было 11 тыс. населения, к началу первой пятилетки — уже 23 тыс. Рост за 7 лет — в 2,2 раза. Третий город области, Лесозаводск — новый город. Как показывает само название, он создан в центре лесной промышленности области. Раньше здесь находились станицы Донское и Медведицкое и деревенька Дужковки. Две церкви, кабак, больница на 5 коек да несколько десятков деревенских изб — вот все, что было на месте нынешнего города. Сейчас по обоим берегам р. Уссури раскинулся вновь построенный город, в котором еще к январю 1933 г. было 6,5 тыс. населения, а в конце второй пятилетки — 19 тыс. чел. В нем 20 школ с 4 тыс. учащихся. Четвертый город — Иман — также является центром лесной промышленности. В 1926 г. здесь было около 4,9 тыс. населения, в начале второй пятилетки — 11 тыс.

Отсутствие в Уссурийской области городов было естественно. В области не было промышленности, не было, следовательно, и экономической базы, на которой могли бы вырасти города. Старый Никольск-Уссурийский был исключительно городом чиновников. Рост городов — результат создания промышленности, создания новой экономики. В четырех нынешних крупнейших городах Уссурийской области в 1926 г. было 52 тыс. населения, в начале второй пятилетки —100 тыс. чел., т. е. оно удвоилось. По существу все города Уссурийской области, за исключением разве Ворошилова, надо отнести к числу новых.

В области в 1938/39 г. было 328 начальных школ, 79 неполных средних, 25 средних школ, в которых работало 2 тыс. педагогов. Число учащихся составляет 62 тысячи.

На территории области существует ряд научно-исследовательских учреждений по сельскому хозяйству: государственная селекционная, свекловичная, рисовая, плодово-ягодная научно-исследовательские станции, станция Всесоюзного института растениеводства.

Номер тома58
Номер (-а) страницы676
Просмотров: 18

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я