Финно-угорские языки

Финно-угорские языки (называются часто просто финскими, иногда угро-финскими, иногда угорскими), группа родственных между собою языков, которые вместе с самоедским языком образуют т. н. уральскую (финно-угорско-самоедскую) группу языков. Родство финно-угорских языков с самоедским установлено научно весьма недавно. Об отношении финно-угорских языков к некоторым другим языковым группам мира см. урало-алтайские языки. Из родства финно-угорских языков между собой вытекает, что они восходят к общему праязыку, из которого постепенно разветвлялись как нынешние, так и уже исчезнувшие языки этой группы. По вопросу о том, где надо искать финно-угорскую прародину, мнения расходятся. Некоторые ученые склонны видеть ее в юго-восточной России, другие переносят ее на средний Урал (главным образом европейскую сторону Урала) и на Прикамский край. Так как финно-угорские языки составляют часть уральской группы, то финно-угорский праязык является по времени более поздним, чем уральский праязык. Главные представители финно-угорской языковой группы: 1) балтийско-финские языки (финские в тесном смысле слова; ученые, которые называют всю финно-угорскую группу финскою, употребляют обыкновенно термин «западнофинский»), 2) лапландский, 3) мордовский, 4) черемисский, 5) зырянский, 6) вотяцкий, 7) остяцкий, 8) вогульский и 9) венгерский языки. Взаимное отношение между финно-угорскими языками таково, что из общего праязыка выделились раньше других венгерский язык и близко родственные между собою остяцкий и вогульский языки; географическая связь между упомянутыми языками сохранялась некоторое время. Из главной группы выделились потом зырянский и вотяцкий языки, которые с своей стороны находятся в тесном родстве между собой и составляют вместе т. н. пермскую группу финно-угорских языков. Следующие по очереди черемисский и мордовский языки указывают на более тесную связь с балтийско-финскими языками и, следовательно, дольше других финно-угорских языков составляли с ними лингвистическое целое. Какое положение между финно-угорскими языками занимает лапландский язык, представляющий много общих черт с балтийско-финскими языками, пока не вполне ясно. Перечисленные языковые представители финно-угорской группы с своей стороны распадаются на ряд диалектов. Что же касается балтийско-финской группы, то ее 7 подотделений настолько различны между собой, что носят обыкновенно название самостоятельных языков. Степень родства между ними приблизительно такая же как между отдельными славянскими языками. 1) К балтийско-финским языкам принадлежат: а) финский язык (см.); б) карельский язык, непосредственно примыкающий к восточным наречиям финского языка, на полосе к востоку от границы Финляндии, от Кандалакши и Белого моря до западной стороны Онежского озера и в некоторых частях Ленинградской губернии; остатки карельского населения встречаются также в Тверской и Новгородской губернии (вследствие переселений, имевших место после Столбовского мира). Судя по географической номенклатуре Олонецкой и Архангельской губерний, территория, населенная некогда карелами, раньше простиралась гораздо дальше к востоку; в) олонецкий язык (liügi или liüdi) в Олонецкой губернии (по-фински Aunus) между Ладожским и Онежским озером и, кроме того, в Салминском приходе в Финляндии. Олонецкий язык — весьма близкая к карельскому языку ветвь балтийско-финской группы; г) вепсский язык (vерзä), на котором говорят около 20 000 чел., живущих на западном берегу Онежского озера и по верхнему течению р. Ояти (притока реки Свири). Под названием карельского языка в России часто подразумевают не только Олонецкий, но и вепсский язык, между тем как часть живущих в Новгородской губернии вепсов известна под названием кухарей. Вепсский язык подвергся сильному влиянию русского языка, но тем не менее вследствие многих архаизмов представляет большой интерес  для исторической грамматики; д) водский (вотский) язык (vаd’d’а, по-фински vatja), переживающий процесс окончательного вымирания (число лиц, говорящих на нем, вряд ли доходит до 2-х тысяч человек), распространен только в небольшой части Ленинградской губернии к западу от Ленинграда. Исторически водский язык является как бы соединяющим звеном между финским и эстонским языками; е) эстонский язык в Эстонии; ж) ливский язык, на котором ныне говорят только около 2 500 человек (почти исключительно рыбаки) на северо-западном побережье бывшей Курляндии. Латышский язык оказал большое влияние как на лексикальную сторону, так и на грамматический строй ливского языка, который, таким образом, представляет собой интересный пример смешанного языка. Как и водский язык, ливский обречен на скорое исчезновение. 2) Лапландский язык распадается на несколько довольно резко отличающихся друг от друга диалектов, вытесненных на крайний север Норвегии, Швеции, Финляндии и России (см. лопари). Согласно свидетельству не только исторических данных, но и географической ономастики, занимаемая лопарями территория когда-то простиралась гораздо дальше к югу. Большое, относительно, сходство лапландского языка с балтийско-финским обуславливается массою заимствований из финского языка. 3) Мордовский язык, состоящий из двух главных диалектов, мокша-мордовского и эрзя-мордовского (см. мордва), характеризуется богатством заимствований из чувашского, татарского и русского языков. 4) Черемисский язык распространен в автономной Марийской области и отчасти в прилегающих уездах, заходя в бывший Бирский и Красноуфимский уезды. На него также оказали сильное влияние окружающие чувашский, русский и татарский языки. В пермской группе часто различают три языка: зырянский, пермяцкий и вотяцкий. В действительности пермяцкий язык является лишь диалектом 5) зырянского языка (см. зыряне). 6) Вотяцкий язык (см. вотяки) стоит очень близко к зырянскому, но  имеет гораздо больше заимствований из тюркских языков (чувашского и татарского), чем зырянский язык. Вместо «вотятский», часто употребляется название «вотский», дающее легко повод к недоразумениям, т. к. вотский (или водский) также означает ветвь балтийско-финской группы (см.выше). К вымирающим финно-угорским языкам принадлежат: 7) остяцкий и 8) вогульский языки, составляющие вместе т. н. угорскую группу. Несмотря на немногочисленность обоих народов (см. вогулы и остяки), упомянутые языки распадаются на резко отличающиеся между собою диалекты. Несмотря на географическую отдаленность, 9) венгерский язык (см. IX, 449) является близким родственником угорских языков; некоторые ученые считают его даже членом угорской семьи языков. Упомянутые в древних летописях исчезнувшие ужо народы меря (см.) и мурома принадлежали, по всей вероятности, к финно-угорской семье. Вопрос о родстве финно-угорских языков с индоевропейскими языками остается открытым. В словаре замечаются неоспоримые сходства, которые, однако, могут обусловливаться заимствованиями одной группы у другой в глубокой древности. Более веское доказательство в пользу исконного родства представляют морфологические совпадения. Независимо от того, как следует объяснить совпадения вроде финского vetä, венгерского  veze, вести, с индоевропейским uedh-, вести (ср. русский веду, литовский vedu); финский nimi, венгерский, пèv, имя, с греческого  ŏνομα и латинский nomen и т. д., в финно-угорских языках имеются несомненные древние заимствования из индоевропейских языков. Такие заимствования являются весьма ценными для истории тех и других языков. Во всех финно-угорских языках имеется ряд общих всем этим языкам заимствований из индо-иранских языков; часть из таких заимствований восходит к формам, известным в индийской ветви арийских языков (например, финский sata, мордовский sada, венгерский szaz, сто, санскритский satam). Но часть древних заимствований из индоевропейской языковой группы восходит к формам с сохранившимися о и е (в арийской группе эти гласные перешли в а), например, финский porsas, поросенок; onki, уда (ср. греческий őγκος), финский mehiläinen, пчела, мордовский mäkš (ср. санскритский makša, муха). Источником их служили или более ранняя стадия развития арийских языков, или совсем другая (впоследствии исчезнувшая) ветвь индоевропейских языков. Во время этих заимствований между финно-угорскими языками еще существовала беспрерывная географическая связь (одни и то же заимствования встречаются во всех финно-угорских языках или в большинстве их). Наименьшее число заимствований из арийской группы имеется в финском языке. Соприкосновение с арийскими языками продолжалось еще после того, как финны и некоторые другие финно-угорские народы уже выделились из общей семьи финно-угорских народов. Так, например, мордовский язык еще в сравнительно позднее время стоял в соседстве арийских языков. (См. 9. II. Сетеле, «Sminnows Untersuchungen über die Ostfinnen», Гельсингфорс, 1900). В большинстве финно-угорских языков замечаются слова чувашского и татарского происхождения и во всех — заимствования из русского. Родство финского, лапландского и венгерского языков было известно уже исследователям XVII и XVIII вв., но методическому исследованию финно-угорских языков положила основание работа S. Gyarmathy, «Affinitas linguae hungaricae cum linguis fennicae originis grammatice demonstrata». Хорошее общедоступное руководство к финно-угорскому языковедению дает J. Szinnyci, «Finnisch-ugrische Sprachwissenschaft» (1910), переделка труда того же автора: «Magyar nyelvhasonlitás», 4 изд., Будапешт, 1909). Этимологический словарь Budenz’а, «Magyar-ugor összeliasonlitó szótár» (Будапешт, 1873—81) является устарелым. Исследования по финно-угорским языкам помещены, главным образом, в следующих периодических изданиях: «Nyclvtu-domànyj Közlemények» (Будапешт, 1862 г.); «Journal de la Société Finno-ougrienne» (Гельсингфорс, с 1886 г.); «Finnisch-ugrische Forschungen» (Гельс. с 1901 г.) и «Memoires de la Société Finno-ougriennе» (Гельс., вышло свыше 30 томов).

Я. Калима.

Номер тома43
Номер (-а) страницы749
Просмотров: 16

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я