Геродот

Геродот, греческий историк, родился около 484 года до Рождества Христова в Галикарнассе, на рубеже дорийских и ионийских поселений Малой Азии. Близкое соприкосновение с детства с обоими главными греческими племенами было одной из причин, почему Геродот был чужд узких племенных симпатий (несмотря на свое сочувствие к Афинам). По-видимому, участие в борьбе с Галикарнасской тиранией было причиной удаления Геродота из родного города. Геродот много путешествовал по островам Эгейского моря, Европейской Греции, был в Египте и в Передней Азии (может быть, посетил и Вавилонию), был на северных берегах Черного моря и проч. Долгое время он жил в Афинах, где вращался в кружке Перикла. Геродот принял участие в основании колонии в Фуриях (южная Италия) в 443 году. Вернулся ли он из Фурий в Афины, — спорно. Умер Геродот около 425 года. «История» Геродота делится на 9 книг, называемых иногда по именам 9 муз. Основная задача автора — увековечить подвиги как эллинов, так и варваров и особенно объяснить причины их взаимной борьбы. В существе своем тема Геродота — это изображение борьбы греческого и варварского миров, кульминационным пунктом которой Геродоту представляются греко-персидские войны. Геродот говорит сначала о мифических столкновениях Европы и Азии, затем переходит к изображению роста Персии — главного врага греков; здесь изображает попутно те страны и народы, из которых образовалась Персия: Лидию, Мидию и Вавилон, и рассказывает историю основателя персидского могущества Кира. Таково содержание первой книги. Дойдя до завоевания Египта Камбизом, он всю 2-ю книгу посвящает истории Египта и описанию современного ему положения этой страны. 3-я книга изображает, главным образом, Персидскую монархию при Дарии Гистаспе. Далее, по поводу скифского похода этого царя, мы находим в 4 книге подробное описание Скифии и других народов, живших к северу от Черного моря. Книги 5-9 посвящены истории греко-персидских войн, причем изложение доводится до битвы при Микале и взятия Сеста (479-8 г.). Всюду изложение прерывается вставными эпизодами и экскурсами.

В развитии греческой историографии Геродот занимает место, близкое к так называемым логографам (см. Греция — Очерк историографии): он, подобно логографам, прежде всего рассказчик; но в то время, как большинство писателей этого типа по преимуществу интересовалось мифами и сагами, Геродот принадлежит к той группе позднейших логографов, которые уже много места уделяли историческим временам (таковы писавшие до Геродота Гекатей Милетский и Харон Лампсакский и младший современник Геродота, Гелланик Лесбосский). Отличием Геродота от логографов является и широта его темы: попытка изобразить судьбы всего греческого и варварского миров, а не отдельного племени или государства (хотя и в этом отношении к нему близко подходит, например, Гекатей). Источники Геродота не поддаются точному определению. Несомненно, он знал Гекатея и, вероятно, некоторых других логографов. Он черпал материал и у греческих поэтов: Гомера, Гезиода, лириков. Но главный источник Геродота — устная традиция: рассказы и даже сказки, которые он слышал во время своих многочисленных странствований. Так как устная традиция весьма искажает факты, всегда богата анекдотическим и — нередко — фантастическим элементом, — то эти недостатки в высокой степени присущи и изложению Геродота, хотя по натуре последний очень правдив, что обнаруживается в тех частях его изложения, где он говорит, как очевидец; многие его сообщения подтверждены новейшими археологическими изысканиями. Но, несмотря на свою правдивость, Геродот еще не умеет подвергать свои источники критическому анализу; отсюда — и множество недостоверного материала в его рассказах. Он сам характеризует свои методологические принципы так: «Я обязан передавать то, что говорят, но верить всему вовсе не обязан; это замечание имеет силу по отношению ко всему моему повествованию» (VII 152). Геродот в толковании мифов и рассказов со сверхъестественным элементом не идет далее наивного рационализирования («Бурю успокоили персидские маги, а может быть, она сама утихла» — VII, 191). Материал устной традиции он свободно перерабатывает, руководствуясь такими наивно-рационалистическими принципами (Эд. Мейер). Геродота нельзя назвать пристрастным историком: он не искажает фактов в угоду своим личным симпатиям. Но, несомненно, у него чувствуются симпатии к Афинам (влияние кружка Перикла). В объяснении исторических событий Геродот ближе к миросозерцанию гомеровской эпохи, чем к тому более строгому рационализму, которым отличается миросозерцание следующего поколения греческих историков, особенно Фукидида. Геродот верит в то, что боги вмешиваются в дела людей и, таким образом, определяют исход исторических событий. Боги его не являются воплощением высшей справедливости: они завистливы и мстят людям. Но и сами боги подчинены судьбе: «само божество не может избежать предназначенной ему участи». Несмотря на недостатки изложения с точки зрения современной исторической критики, Геродот является весьма важным источником в виду массы материала, им собранного. Особенно ценны географические и этнографические сведения о тех странах, которые он сам посещал (Скифия, Египет, некоторые части Персидской монархии и проч.): здесь сообщения Геродота весьма часто подтверждаются вновь открытыми археологическими и историческими данными.

Литература о Геродоте указана у Бузескула во «Введении в историю Греции» (2-е изд. 1904) и в «Кратком введении в историю Греции» (1910), у Пельмана в «Очерке греческой истории и источниковедения» (русский перевод 1910), стр. 113 сл. См. также Ed. Meyer, «Forschungen zur alten Geschichte» (I, 151-211 и II, 196-298). Русский перевод Геродота — Ф. Г. Мищенко (т. I-II, изд. 2-е, Москва, 1888). 2-я книга Геродота, посвященная Египту, подробно комментирована известным египтологом Видеманом (Wiedemann, «Herodots zweites Buch», 1890).

М. Х.

Номер тома14
Номер (-а) страницы383
Просмотров: 432




Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я