Олонецкая губерния

Олонецкая губерния.

Статистико-географический обзор Олонецкой губернии

1. Физико-географический очерк. Олонецкая губерния расположена в северной части Европейской России, и ее географическое положение определяется 60°21' и 64°50' северной широты и 29°42' и 41°57' восточной долготы; граничит на севере и севсро-востоке с Архангельской губернией, которая отделяет частью своей территории Олонецкой губернии от Ледовитого океана и его залива — Белого моря; на юго-востоке — с Вологодской губернией, на юге — с Новгородской и Петроградской губерниями и на западе и северо-западе — с Ладожским озером и Финляндией.

Общая площадь исчисляется в 130719 кв. верст и по величине своей занимает восьмое место среди остальных губерний России. Территория Олонецкой губернии расположена в приозерном районе и резко выделяется от всей Европейской России своим гидрологическим характером, так как под озерами и реками насчитывается 21 742 кв. верст, т. е. 16,6% общей ее площади. Кроме громадного пресноводного Онежского озера (8 568,9 кв. верст), расположенного целиком в центре губернии, и части Ладожского озера, которое более чем на 150 верст служит юго-восточной границей губернии, преимущественно в северо-западной части губернии находится еще много больших озер, как Сегозеро — 1 094,9 кв. верст, Выгозеро — 756,6 кв. верст, Водлозеро (в пудожском уезде) - 411,1 кв. верст, Лаче (в каргопольском уезде) — 392 кв. верст, Сандал — 200,4 кв. верст, Тулосозеро — 246 кв. верст, Сямозоро — 225,6 кв. в., Лексозеро — 212,4 кв. в. и Сумозеро — 200 кв. в. Многочисленные озера в губернии можно разделить на глухие, т. е. такие озера, которые не имеют выхода вод, в проточные. Последняя группа заключает в себе 1 863 озер, с площадью в 10068,1 кв. верст, а глухих озер числится — 870, пространством в 500,9 кв. верст. Характерна для Олонецкой губернии многочисленность глухих озер, по местному названию «ламба»; более 800 из них даже не имеют притоков и являются совершенно закрыто-глухими. Обыкновенно площадь этих «дамб» небольшая, и часто даже они расположены среди болот. Проточные озера образуют обыкновенно значительное количество отдельных водных систем, которые можно распределить по бассейнам крупных рек на 32 отдельных речных бассейна, выводящие истоки в водные системы, впадающие в Балтийское, Белое и Каспийское моря. К Балтийско-морскому бассейну относятся 17 речных бассейнов, к Беломорскому — 12 и к Каспийскому — 3. Беломорский бассейн занимает северо-восточную часть, 38,8% всей площади губернии; водораздел этого морского бассейна состоит из целого ряда возвышенностей, кряжей и хребтов, имеющих направление в начале с северо-запада на юго-восток, а потом с севера на юг. Главными водными артериями являются здесь реки; Выг, Кемь, Опда (течение по границе с Архангельской губернией), Сегежа (соединяет Сегоз. с Выгоз.), Телекина и вытекающая из оз. Лаче река Онега со своими многочисленными притоками. В Балтийский морской бассейн 58,5% всей площади губернии, входят реки, впадающие в Ладожское озеро с западной и юго-западной части губернии, и главным образом все реки, выводящие воды к Онежскому озеру, которое является водохранилищем Олонецкой губернии. Главный речной бассейн: Пупа (с водопадами Кивач, Гирвас и Под-Порог), Шуя, Водла (вытекает из Водлоз.), Вытегра, Оловка, Тулома и Свирь (соединение Онежского озера с Ладожским озером). К Балтийско-морскому бассейну воды из Лексозера и некоторых других водных пространств северо-западной части губернии текут через Финляндию. К Каспийскому бассейну тяготеет небольшая площадь, самая южная часть, 2,7% всей площади губернии; сюда можно отнести верхние части систем рек: Ковжа, Кема и Ножема, воды, входящие в бассейн Волги.

Поверхность губернии характеризуется своим разнообразием, но все-таки в геологическом и орографическом отношениях можно разделить губернии на две части — северо-западную и юго-восточную; граница между этими почти равными половинами лежит в центре губернии и тянется с запада на восток. Первая половина составляет возвышенную часть губернии (преобладает волнистый и моренный ландшафт) и сложена главным образом кристаллическими и метаморфическими сланцами, хотя значительное пространство северо-восточного угла петрозаводского уезда, так называемое Заонежье, характеризуется более поздними извержениями пород. Коренными породами в северной половине губернии являются преимущественно гранит и гнейс, которые прикрыты слоями ледникового наноса, но часто выходят в виде площадок и кряжей на поверхность. В общем Олонецкая губерния очень богата горными породами. Из сланцев в чистом виде здесь встречаются глинистый сланце, филлит и множество метаморфических сланцев, как кварц, хлорит, тальк, эпидот, биотит и др. Из группы пород девонского возраста: конгломераты, брекчиа, кварциты и доломиты. Из изверженных пород каменноугольного периода — диориты и диабазы. Все эти породы в северной половине губернии сложены преимущественно в мощные скалистые кряжи, которые отчасти представляют непрерывное продолжение Финляндских гор. Преобладающая высота над уровнем моря рассматриваемой части губернии колеблется от 550—750 фут., иногда доходит до 1 000 фут., которая установлена как наибольшая высота Олонецкой губернии. Эта часть губернии никогда не погружалась ниже уровня девонского моря, тогда как южная половина губернии, имеющая низменный характер, неоднократно служила морским дном.

Ледниковая эпоха оставила здесь много следов, самыми характерными являются длинные, узкие бугры, по местному названию «сельги», по составу большей части песчаные, но иногда встречаются бугры, состоящие почти сплошь из каменных глыб. Они нередко тянутся на десятки верст, придерживаясь направления с северо-запада на юго-восток, т. е. совпадают с простиранием горных пород; между буграми часто расположены торфяники.

На поверхности юго-восточной половины губернии не замечаются такие резкие следы ледникового движения, кок в северо-западной части губернии, хотя ледниковый покров в восточной части очень мощный — до нескольких сот футов. В юго-восточной части губернии изверженных пород нет, а встречаются почти исключительно осадочные породы, разделяющиеся на дне группы: кластические осадки в западной части и химические осадки в восточной части рассматриваемой области. Породы первой группы образуют песчаники, иногда довольно мощные, и составляют образования девонской системы, состоят из мелких зерен кварца, связанных с кварцевым цементом (к северу от р. Свирь) или с глиной и окисями железа (к югу от р. Свирь и вдоль южного и юго-восточных берегов Онежского озера). В восточной части рассматриваемой половины губернии, почти от берега Онежского озера, проходят возвышенные террасы, образованные осадками каменноугольной системы. Породами здесь являются преимущественно белые и серые известняки, подстилаемые ярко-цветными песками и глинами; иногда известняки образовались из бывших коралловых рифов. Горные каменные породы в южно-восточной части губернии также прикрыты ледниковым наносом, принесенным сюда из северной половины губернии и давшим материал для образования почвы, но здесь чаще, чем в северо-западной половине губернии, встречается слоистый нанос с прослоями серой и красной глины. В общем, рельеф южной половины губернии более спокойный, не наблюдается множества типичных для северо-западной половины морских наносов, здесь местами все-таки принимает вид целого ряда крупных холмов, которые придают местности бугровый характер. Ровную поверхность представляет только юго-восточная часть губернии (главным образом в каргопольском уезде) и является здесь в виде одного обширного пространства, около 12 000 кв. верст; эта местность совершенно ровная, даже обычные для Олонецкой губернии валуны не встречаются. Местами встречаются дюны прибрежного ландшафта.

Как главный тип почвы в губернии нужно отметить подзолистые почвы, наблюдающиеся здесь в трех видах: дерновый, подзолистый и подзол. В северной половине губернии преобладает группа супесей, переходящих иногда в глинистые пески и суглинки. Характерными для северо-западной части губернии являются песчаные почвы, с обнаженными гранитами и гнейсами, что указывает на происхождение их от этих пород. Песчаные почвы, по-видимому, являются здесь уже новейшими образованиями современной геологической эпохи и не успели еще перейти в дерновые и подзолистые супеси. Как исключение, можно отметить, что в некоторых местностях шунгской волости повенецкого уезда встречается почва, которые по своему составу близко подходит к комковато-зернистому чернозему. Почву в юго-восточной половине губернии нужно также отнести к тому же петрографическому типу, как в северной половине, но здесь она уже переходит в дерновые и подзолистые суглинки и суглино-супеси. Здесь встречаются также глинистые типы почв, образованных с участием материнских горно-каменных пород, а равно глинистые, суглинистые и мергелистые почвы, происходящие из известняков каменноугольного периода; такие типы почв встречаются преимущественно в  восточной части вытегорского уезда и местами по берегу реки Онеги в каргопольском и в пудожском уездах. В рассматриваемой части губернии встречаются также пески (например, близ г. Лодейного Поля, вокруг оз. Лаче, каргопольского уезда), но эти пески не имеют того происхождения, как пески в северной части губернии, их надо отнести к почвам озерных и речных пойм. Кроме вышеуказанных главных типов Олонецкой губернии, значительная площадь губернии занята почвами болотистого происхождения, более 1 200 000 десятин, и встречаются в большом размере во всех уездах, по преимуществу в северной половине губернии. Все эти болотные почвы имеют по всей губернии одинаковый характер, и можно разделить их на две группы: иловато-болотные и болотно-торфяные. Первая группа развилась под влиянием гидрологических условий местности, и процесс подзолообразования происходит в местностях с минимальным водостоком, поэтому нарушается правильная циркуляция атмосферных осадков и доступ в почву воздуха. Вторая группа образовалась главным образом от зарастания озер, заполнивших котловины после ледниковой эпохи. Болотно-торфяные почвы (моховые болота) представляют из себя мощные слои торфа, которые на этих болотах состоят по большей части из перегнивших остатков белого мха (sphagnum) и содержат в себе мало минеральных частей. В северной части губернии они иногда занимают обширные, зыбкие, открытые пространства, покрытые сплошным ковром белого мха. Почвы иловато-болотные (луговые болота) более плотные, с неглубоким слоем торфа и образовались чаще всего от еще не вполне перегнивших корней и стеблей осоковых и других болотных трав и от остатков леса. Такая болотная почва содержит в себе довольно большое количество питательных для растений веществ, но от застоя воды они холодные, кислые, и часто встречается здесь железная закись, т. п. ржавчина. Между этими типами болот встречаются болота под названием «переходные», т. е. такие луговые болота, где уже белый мох так сильно развивается, что они постепенно принимают вид и характер моховых болот.

Климат Олонецкой губернии можно определить как переходный от морского к континентальному; это зависит от географического положения губернии и от имеющихся здесь громадных водных пространств, а также от близости к Балтийскому морю и Атлантическому океану. В виду обширной площади губернии средняя годовая температура воздуха колеблется так: на севере +1,80, на востоке +2,0° и на западе +2,9°; холода в январе колеблются от 2° до 40°, и жары в июле — от 2° до 28°. Время замерзания рек и озер колеблется от 5 до 28 октября и время вскрытия — от 16 апреля до 11 мая; для восточной половины губернии продолжительность ледостоя определяется в 200 дней и для западной — в 182 дня. Наивысшее давление воздуха приходится на март и сентябрь, а более слабое на ноябрь и февраль; по отдельным районам губернии наблюдается: максимум 788,8 — 796,3 мм, минимум 715,5—721,6 мм, среднее 752,3— 757,8 мм; разница между районами не велика. Количество выпадавших годовых осадков колеблется по отдельным районам от 523,6—591,2 мм, и число дней с осадками от 148—187; наибольшее количество осадков приходится на август, меньше всего — на февраль и март. Наибольшее  количество осадков выпадает в северном районе, затем в западном и восточном, а наименьшее — в центральной части губернии. Преобладающими ветрами в северо-западной части губернии являются юго-западная, западная и северо-западная, а в юго-восточной части губернии преобладающее направление ветра в течение года наблюдается южное и юго-западное. Скорость ветра в среднем в году определяется 3,5—3,2 м в секунду, наибольшая скорость замечается в мае и октябре и наименьшая — в июне; затишье чаще наблюдается в южной части губернии, на севере бывает мало дней с полным затишьем.

Г. Гультман.

2. Статистико-экономический очерк. Население Олонецкой губернии к началу 1914 г. достигло 460100 душ обоего пола, увеличившись с 1860 г., когда оно доходило до 297000 душ, всего на 55%. Перепись 1897 г. определила количество душ в 364 000, что дает за последние 16 лет возрастание на 26% и указывает на более быстрый темп прироста со второй половины 1890-х гг., что зависело не от повышения рождаемости, а от падения смертности, явившейся результатом расширения медицинской помощи и поднятия культурного уровня населения за последние годы. Эмиграция из Олонецкой губернии не особенно значительна, притом она, преимущественно, городского типа. Городское население невелико, по официальным данным, — 35 тыс., т. е. 7,6% общего числа жителей. Столичный центр, находящийся поблизости, огромная территория, при крайне редкой населенности, плохие пути сообщения, за исключением водных, — все это препятствует развитию городов, и с 1860-х гг. их население даже не удвоилось (в 1660 г. — 20 тыс.). Редкость населения и разбросанность населенных мест иллюстрируются такими цифрами: средняя по губернии плотность с городами — 4,1 чел. на 1 кв. версту, без городов — 3,8 чел. Максимальная плотность — в ближайшем к столице лодейнопольском уезде — 7,2 чел., минимальная — в северном повенецком — 1,1 чел. По плотности только одна Архангельская губерния стоит ниже Олонецкой. Поселения чрезвычайно немноголюдны: 43% всех 4 455 деревень и сел имеют до 50 душ, и только 7% — свыше 200. Па 100 кв. верст приходится 4 селения и 55 дворов.

По племенному составу население Олонецкой губернии делится на две половины: восточная — вытегорский, каргопольский, пудожский уезды — заселена исключительно великорусами, в западной они перемешаны с финскими племенами. В лодейнопольском уезде 20% населения составляет чудь; в олонецком 71,3% населения — карелы; в петрозаводском карелы и чудь составляют 31,2%, в повенецком население делится на две равные части между великорусами и карелами. 84% всех жителей существует сельскохозяйственными промыслами; 10,1% заняты промышленностью, торговлей, поденщиной; остальные — службой в казенных и общественных учреждениях, духовенство и проч. Значительная часть сельских хозяев — 46% — покрывает крупные доли своего бюджета побочными промыслами, — местными, отхожими и лесными.

Землевладение Олонецкой губернии резко отличается от землевладения других губерний  Озерной области своими формами: по позднейшим межевым данным из общей площади в 11 753 500 десятин 6 951 тыс., 59,1%, принадлежит казне и прочим учреждениям, 4 252 тыс., 36,12%, отведены в наделы крестьянам и только 550,5 тыс. десятин, 4,7%, составляют собственность частных владельцев. Таким образом Олонецкая губерния — губерния преимущественного государственного и крестьянского землевладения, а частное занимает в ней ничтожное место, тогда как в других озерных губерниях оно стоит на первом плане. В разных уездах сочетание трех главных форм землевладения различно: 70 и выше процентов территории принадлежит казне в повенецком и пудожском уездах; в каргопольском и олонецком уездах вся площадь делится почти пополам между казной и крестьянами, а в петрозаводском, лодейнопольском и вытегорском уездах крестьянская земля вместе с частновладельческой значительно преобладает над казенной, причем в вытегорском частные земли охватывают 34,4% всей площади. При крестьянском многоземелье и ничтожности частного землевладения трудно было бы ожидать в губернии мобилизации земель в больших размерах; тем не менее с 1863 по 1909 г. дворяне потеряли почти 150 тыс. десятин, большая часть которых перешла, впрочем, не к крестьянам, получившим всего одну треть этой площади — 49,4 тыс. десятин, а к купеческому сословию. По последним данным, у купцов находится 65% всей частновладельческой земли, у дворян и чиновников 21%, у крестьян 12% (87,9 тыс. десятин), у прочих 2%. По размерам олонецкие имения принадлежат к категории крупных: во владениях свыше 1 000 дес. сосредоточено 82,4% частных земель, причем на каждую такую латифундию приходится 7 312 десятин. Это все сплошные леса; культурные угодья играют в них самую ничтожную роль. Да и вообще во всех частных имениях леса занимают 98% территории.

Почти исключительно лесными и притом в значительной степени неудобными для разработки представляются и огромные площади казенных земель, большая половина которых сконцентрирована в северных уездах. Процент лесных «неудобий» равняется 36,3, а культурных «оброчных статей» всего 0,03%; кроме казенных, имеются еще горнозаводские и удельные земли, общей площадью в 268 тыс. дес., с несколько большей долей культурных угодий, которая в уделах доходит до 13%.

Переходя к крестьянским наделам, прежде всего, приходится отметить их абсолютную величину. Если даже откинуть 33,4%, т. е. третью часть неудобных земель, то в среднем на 1 хозяйство приходится 43,7 десятин удобных. Бывшие государственные крестьяне с наделом в 45 десятин удобной земли составляют 95% всех; значительно менее их обеспечены бывшие помещичьи — с 16,2 десятинами и удельные — 15,9 дес. Максимум земельного обеспечения наблюдается в небольшой группе т. н. «обельных» крестьян, освобожденных от податей за особые услуги еще при московских царях, но потом потерявших эту привилегию. По отдельным уездам размеры наделов варьируют от 27,3 дес. на двор (удобной земли) в лодейнопольском уезде до 76,5 дес. в повенецком. Благодаря разработке данных генерального межевания, произведенной Б. И. Семевским в его труде — «Крестьяне в царствование Екатерины II», — мы можем определить, что за 130 лет размеры надельного землевладения сократились более, чем втрое (с 186 десятин до 59 дес., считая с неудобными землями).

Поземельная община, ее распорядки в Олонецкой губернии, в силу естественно-исторических особенностей и редкости населения, представляет большой интерес, так как здесь сохранились многие ее ранние формы, исчезнувшие в других местностях. Здесь можно наблюдать в некоторых случаях не только формы общинного землепользования, но и формы приложения к земле общинного труда, что дает в результате уже не переделы угодий, а распределение по известному общинному принципу получаемого продукта. Захватное право, т. е. право первого приложения к земле труда, явилось первым этапом в истории общины в Обонежье, что вполне понятно, так как здесь земля, для приведения ее в сколько-нибудь культурное состояние, требует приложения к себе огромного труда и энергии со стороны землевладельца. Отсюда продажа лесных расчисток и осушенных болотин более сильными хозяевами, которая приводила к настолько сильному неравенству в землепользовании, что в XVIII в. правительство попытаюсь было воспретить совсем куплю-продажу угодий. Впоследствии производившиеся в общинах переделы сгладили это неравенство, но они практиковались далеко не повсеместно: с 1858 по 1904 г. переделилось лишь 30,9% всех общин. Больше всего общин переделилось в повенецком уезде, минимум переделов наблюдался в вытегорском. Эти данные относятся к общим, т. н. «коренным» переделам, которые при относительном многоземелье и сохранившейся еще во многих местах подсечной системе земледелия обычно бывают редки.

Землеустройство в Олонецкой губернии, поскольку оно происходит добровольно, развивается довольно медленно, за исключением группового, которое, при существовании большого количества сложных общин — остатков древней общины-волости с общим земельным наделом, — имеет все шансы на дальнейшее распространение.

Сельское хозяйство, поскольку оно в губернии распространено, за исключением лесного, находится почти целиком в крестьянских руках: в общем, из 196 тыс. дес. всей пашни и 274 тыс. десятин сенокосов, крестьяне эксплуатируют не менее 193 тыс. пашни и 268 тыс. дес. сенокосных земель. При 66 тыс. крестьянских дворов (число это определено Лосицким к 1912 г.) на 1 двор приходится около 3 дес. пашни и 4,2 десятин сенокоса — цифры, при огромности крестьянских наделов в губернии, поражающие своей незначительностью. Благодаря работе Б. И. Семевского мы имеем возможность сопоставить их с данными конца XVIII ст., когда не на двор, а на мужскую душу приходилось 2,5 десятин пашни и 0,9 десятин сенокоса. Т. к. в одном дворе нужно считать около 2,5 мужских душ, то отсюда видно, что 120 лет назад в Олонецкой губернии каждый крестьянин был вдвое более обеспечен пахотными угодьями, но имел, приблизительно, вдвое меньше сенокосов. Эта видимая аномалия находит себе объяснение в том, что в  Олонецкой губернии и посейчас еще существуют параллельно две системы полеводства: трехпольная и подсечно-переложная, причем в настоящее время уже около 80% пашни принадлежит к категории постоянной с определенным севооборотом, а подсеки сократились все более и более. В течение столетия часть подсеков обратилась в постоянную трехпольную пашню, а т. к. при подсечной системе площадь посевов минимум вдвое меньше, чем при трехполье, то, в сущности, изменений в обеспечении крестьян посевами за это время не произошло; как сто лет назад, так и теперь крестьянское земледелие в Олонецкой губернии стоит ниже уровня продовольственного минимума. Часть прежних расчисток и распахивавшихся лесных полян, по-видимому, обратилась в сенокосы, потому что в настоящее время 33% сенокосных угодий лежат в лесах. Подсечная система до сих пор заметно сохранилась в олонецком и пудожском уездах, где под подсеками находится 40% и 33% всей пашни. Подсеки делаются с согласия сходов там, где нет крупнолесья. Осенью крестьяне рубят лес на намеченных для подсеков местах и, срубив, оставляют лежать для просушки до будущего года. Весной, если вокруг подсеки крупный лес, крестьянин призывает на подмогу соседей и окапывает с ними участок подсеки канавой; затем лес начинают жечь с подветренной стороны. Сгорает лишь мелкий лес и сучья, а более крупные деревья остаются; их собирают следующей весной в кучи, расположенные в известном порядке, и снова поджигают. Затем дважды производят посевы, и подсека опять забрасывается лет на 10—20. Обычно при 10-летнем возрасте леса подсеки эксплуатируются только один год, при 11—20-летнем — 2 и 3 года, свыше 20 лет — два года. На подсеках севооборот несколько иной, чем на постоянной пашне.

Из 100 десятин посева было:

 

Ржи

Овса

Ячменя

Льна

Картофеля, гороха, конопли

На постоянной пашне (трехполье)

43,5

39,7

10,5

1,4

4,9

На подсеках

69,0

15,3

9,5

4,5

1,7

 

На подсеках, получивших усиленное удобрение золой, сеются более «сильные» хлеба, требующие относительно большего питания. Но и на удобрение и обработку постоянных полей затрачивается много труда. Тройная вспашка и бороньба требуют больших усилий, потому что до сих пор орудия обработки — самые примитивные: местная соха, деревянная и сучковая борола, серп, горбуша (короткая коса), цеп, вилы и лопата. Причины слабого применения усовершенствованных орудий, кроме некультурности населения — каменистая почва, мелкость почвенного слоя, незначительная величина пахотных участков, рельеф. Удобрение распространено повсеместно — не только под озимые, но и под яровые. Урожайность в Олонецкой губернии не особенно низка благодаря сильному удобрению и выбору для пашни лучших почв, но, тем не менее, имея всего 1,84 десятин всех посевов на одно хозяйство, крестьянин не покрывает своим хлебом даже продовольственных и семенных нужд, и по расчетам земских статистиков обычная недостача хлеба выражается в размере почти 40% потребности. 87% с крестьянских хозяйств прибегают к покупке ржаной муки, 16,3% — овса, 8,1% — ржи в зерне. Купивши, по исследованию 1900—02 гг., около 1 735 000 пуд. , крестьяне продали всего 21 000 пуд.

Скотоводство в Олонецкой губернии тесно связано с земледелием. Скот в крестьянском хозяйстве содержится: или для работы (лошади) или для навоза — преимущественно, крупный рогатый. Общее количество скота к 1913 г. равнялось: лошадей — 78 000, крупного рогатого скота — 163 600 голов овец — 117 300, свиней — 14 750. В 1900 г. лошадей было 66 тыс., крупного рогатого скота —169 тыс., овец — 125 тыс., так что, судя по этим данным, количество крупного рогатого скота и овец за последние 12 лет несколько упало. Но доверять официальным цифрам далеко не всегда можно. По подворным переписям, у крестьян сосредоточивалось более 90% всего скота. Распределение рабочих лошадей и коров между отдельными хозяйствами видно из следующих данных:

На 100 хозяйств было имеющих:

 

Лошадей

Коров

Без

24,5

10,1

С 1 головой

57,6

32,7

2

13,6

26,7

3

4,3

15,6

4 и более

-

14,9

 

Как можно видеть из этой таблицы, обеспечение хозяйств дойным скотом гораздо выше, чем рабочим; но молочное хозяйство еще находится в зачаточном состоянии, и артельное маслоделие к 1913 г. производилось лишь в 3-х сельскохозяйственных обществах из 23 в губернии.

Крестьянские бюджеты, собранные и разработанные в 1909 г. Л. И. Черпаком, представллют интерес в том отношении, что они характеризуют основной тип крестьянского хозяйства в губернии и его относительную наличность. Стоимость имущества среднего хозяйства, по этим бюджетам, выражается в 1 614 руб., в т. ч.: построек — 734 руб., скота и инвентаря — 440 руб., мебели, одежды — 439 руб. Годовой расход — 954 руб. — делится пополам между личными и хозяйственными расходами. Доход — 976 руб. — слагается из стоимости земледельческих продуктов — в 420 р., от скотоводства—150 р. и промыслов — 402 р.; последние цифры указывают на крупное значение промыслов в крестьянском хозяйстве губернии.

Лесное хозяйство при более рациональной утилизации лесных богатств могло бы иметь для края первостепенное значение. Площадь лесов в 7,5 млн. дес. равняется 66% лесов всей Германии. 91% удобной площади покрыто лесом, так что по лесистости Олонецкая губерния занимает второе место в Европе. На одного жителя проходится 16,4 десятин леса. Из всей лесной площади 60% принадлежит казне, 7,6% частным владельцам и 32,4% крестьянам. В лесах преобладают ель и сосна; береза, осина и другие лиственные породы встречаются гораздо реже. Благодаря обилию пожаров — масса молодняка. Хозяйственная эксплуатация леса началась, по указаниям летописей, с XIII в., когда лес рубили в пределах Олонецкой губернии немецкие и голландские купцы. Но в прежнее время эта эксплуатация велась хищническим способом. Сильно портит леса также подсечная система и широко практикующиеся пользование лесом, как выгоном. По всем этим причинам естественное возобновление леса идет медленно, лес подрастает неравномерно тем более, что в губернии распространена выборочная система хозяйства. Т. к. железных дорог в губернии нет, то рубка леса производится исключительно вдоль сплавных рек и озер.

Казенное лесное хозяйство, при колоссальной площади, далеко недостаточно оборудовано персоналом. Вся площадь казенных лесов поделена на 42 лесничества по 105,5 тыс. десятин в каждом; во всех лесничествах 157 объездов, так что на объезд приходится 41,3 тыс. дес. Две системы хозяйства: лесосечная и выборочная; вторая распространена на 87% всей площади. По местным экономическим условиям используется только третья часть ежегодного лесного прироста (223 тыс. куб. саженей древесины при приросте в 673 тыс. куб. саж.). Валовая выручка за последние 6 лет достигает 2,7 млн. руб. в год, что составляет всего лишь 64 коп. с десятины. Частновладельческие леса в большинстве случаев сильно истощены безхозяйственной рубкой, хотя богатство их все еще велико. Крестьянское лесное хозяйство связано с историей наделения землей. При наделении полагалось по 15 дес. постоянных угодий па ревизскую душу; но в местностях с подсечной системой (не постоянных угодий) допускался отвод до 7,75 десятин перелога на каждую недостающую до нормы десятину. Благодаря этому в руки крестьян перешло до 40% всей площади казенной земли, причем леса лучшего качества, так как крестьянам наделы отмежевывались возле селений с наиболее богатой почвой в близкие к сплавным рекам. По роду надела крестьянские леса делятся на три вида: 1) лесной надел, 2) пространство, отведенное для полеводства до подсечной системе, 3) леса, вошедшие в состав постоянных угодий (главным образом выгоны); эти последние — худшего качества. До 1900 г. из лесного и подсечно-земельного наделов продажи леса на сруб не допускалось, и таким образом для эксплуатации было свободно лишь 16% с изданием закона 24 апреля 1900 г. снят запрет с подсечных наделов, и свобода эксплуатации распространилась на 71% крестьянских лесных земель. За свой лес крестьяне выручают ежегодно до 500 тыс. руб., причем эта сумма быстро растет (в 1911—12 гг. — на 700 тыс.). На одно хозяйство выручка достигает почти 75 рублей, на 1 десятину — 2 рублей. Таким образом, крестьянское лесное хозяйство является самым доходным. Лесной материал из Олонецкой губернии направляется, кроме Петрограда, еще в Финляндию и за границу. Всего вывозится ежегодно 2,5 млн. бревен и 200 000 куб. саженей дров; но при рациональном использовании лесного богатства эту цифру можно было бы повысить в 4,5 раза.

Промышленность фабрично-заводская, за исключением горнозаводской и лесной, ничтожна. Горнозаводское дело началось еще при Алексее Михайловиче и Петре Великом, но к настоящему времени из возникших в XVIII и XIX лв. заводов действуют только два. Главное рудное богатство края лежит на дне озер. Запасы руд ближайших мелких озер с течением времени истощались, а это приводило к необходимости обращаться к отдаленным, что крайне удорожало производство. Добыча железной руды, равнявшаяся в 1898 г. 2 509 тыс. пуд., сократилась к 1906 г. до 275 тыс. пуд., между тем, например, на Выгозере запас руд доходил до 700 млн. пуд. Падает также и добыча меди — с 43 тыс. пуд. в 1897 г. до 1 тыс. в 1907 г., в то время как в Финляндии, в аналогичных условиях, она систематически возрастает. Из промышленных минералов наиболее важен мрамор, разработка которого идет с XVIII ст., но довольно богато оборудованный в свое время казенный Тивдийский завод закрылся в 1887 г., и после этого правильной эксплуатации залежей мрамора не было. Причина падения производства — недостаток путей сообщения. Олонецкая губерния очень богата глинами хорошего качества, из которых разрабатываются гончарные и огнеупорные сорта. В общем, горнозаводская промышленность занимает сейчас 1 500 рабочих; производительность ее — около 1 млн. руб.

Крестьянские промыслы, как было уже указано вначале, весьма развиты. По отдельным годам число рабочих промышленности колеблется от 52—55% всего мужского населения в губернии в рабочем возрасте. Наибольший процент промышленности наблюдается в лодейнопольском уезде — 89,4%, наименьший в каргопольском — 28,3%, откуда видно, что распространение промыслов в Олонецкой губернии довольно неравномерно. Объясняется это тем, что лодейнопольский уезд находится в самых благоприятных условиях в смысле заработков, так как расположен между двумя большими озерами — Онежским и Ладожским и вытянут по всему течению реки Свири, служащей главным средством к сообщению Олонецкой губернии с Петроградом; каргопольский, наоборот, удален на юго-восток от больших озер и главных путей губернии.

По главным видам промыслов крестьяне-промышленники распределяются следующим образом (число рабочих в тысячах в 1914 г.; %):

Сплав и заготовка леса – 32,8 тыс.; 35,6%;

Охота, рыболовство – 20,3; 22,1;

Кустарные промысел – 6,2; 6,7;

Извоз – 5,7; 6,2;

Судостроение, судовая работа – 11,5; 12,5;

Отхожие промыслы – 7,6; 8,2;

Прочие – 7,8; 8,7.

Из кустарных промыслов следует отметить в пудожском уезде производство саней, гребенные, щеточные; в повенецком — сетковязание, бондарное дело, в петрозаводском — развитой плотнический и столярный промысел; в толвутской волости делается мебель из простой, витой и карельской береты. В Олонецком уезде развито кожевенное производство, слесарный и столярный промысел; в лодейнопольском — судостроение, экипажный промысел. Особняком от других стоит жемчужный промысел, почти исчезнувший  к настоящему времени. Расцвет его относится еще к московской эпохе: во время Петра было известно о 17 богатых жемчугом реках в Новгородской и Тверской губернии; при Елизавете он добывался в Олонецкой губернии в Лифляндии. Жемчужная перловица находится также в 17 реках Олонецкой губернии. В летнее свободное время почти все население этих рек пытает счастье в поисках жемчуга. До сих пор у местного населения не вывелись головные и шейные уборы — бусы, кокошники, унизанные жемчугом.

Торговля, за исключением лесной, сводится к продаже внутри губернии продуктов и предметов первой необходимости. Преобладающий тип — мелочная лавочка, торгующая всяким товаром.

Пути сообщения — больное место в экономике края, при его громадных расстояниях, холмистости и лесистости. В Олонецкой губернии числится 8 500 колесных дорог, в т. ч. земских 4 100 верст, проселочных 4 400 верст, обслуживающих только 2/3 селений; остальная треть пользуется лесными тропами. В распутицу многие соления остаются отрезанными от всего мира из-за обилия болот. 40% селений удалены от колесных дорог на 10 и больше верст. Из железных дорог только Вологодско-Архангельская захватывает восточную часть каргопольского уезда и имеет для края мало значения. Главные пути, по которым двигается весь внешний грузооборот, — водные. При общей площади губернии в 130 тыс. кв. верст 18 тыс. занято водной поверхностью. Основная артерия — река Свирь, соединяющая Ладожское и Онежское озера. Но судоходство далеко ниже возможного. Товаро-пассажирское пароходное движение происходит, кроме Свири, на 16 реках, сплав — на 341 реке. В пределах Олонецкой губернии находится часть Мариинской водной системы, грузопропускаемость которой достигает 120 млн. пудов (фактически проходит 70 млн.).

Н. Огановский.

Номер тома30
Номер (-а) страницы583
Просмотров: 74

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я