Психология экспериментальная

Психология экспериментальная. Применение эксперимента к изучению данного явления состоит в целесообразных изменениях, вносимых нами в это явление или в окружающие его условия, с целью выяснить его состав и причинные зависимости. При этом в большинстве случаев этот научный прием соединяется и с количественным измерением явления. Экспериментальный метод оказался во всех научных областях, доступных его применению, в высшей степени полезным. Наиболее очевидные свидетельства этого представляют современные физика, химия и физиология, всецело обязанные своими успехами этому методу. Стремления применить эксперимент и к изучению психических явлений обнаружились приблизительно с половины XIX в. и находятся в тесной связи с расцветом экспериментальной физиологии. Эти стремления проявились, прежде всего, в трех областях. Во-первых, начавшееся еще с 30-х годов крайне плодотворное развитие физиологии органом чувства уже было по существу экспериментальным изучением ощущений, как психических состояний, в их зависимости от внешних раздражений и от   строения органов чувств. Сначала зрительные ощущения и восприятия, затем кожные ощущения и слуховые были экспериментально изучены с основательностью и точностью, не имевшей примера в предыдущей историй психологии. Работы И. Мюллера, Брюстера, Э. Вебера и особенно Гельмгольца создали в этой области новый период. Он получил особое яркое выражение в знаменитых трудах Гельмгольца — «Физиологической оптике» (1867) и «Учении о слуховых ощущениях» (1863). Во-вторых, Э. Бобер и особенно Фехнер обосновали вторую область психологии экспериментальной, именно учение о т. н. психофизическом законе, определяющем интенсивность ощущений по логарифму силы раздражения. Важнейшим трудом в этой области явились «Элементы психофизики» Фехнера (1860). Наконец, третий импульс дали наблюдения астрономов, заметивших при своих точных определениях времен прохождения звезд через меридиан, что эти определения включают какой-то индивидуальный субъективный фактор, т. н. «уравнение личности», благодаря которому момент регистрации явления всегда несколько запаздывает (на несколько десятых секунды). Дальнейшие исследования Гельмгольца, Дондерса, Вундта и мн. др. показали, что это зависит от времени распространения импульсов в нервной системе и привели к созданию т. н. психометрии, т. е. исследования продолжительности разнообразных психических явлений. В 1862 г. Вундт обобщил и популяризовал все эти разнообразные области экспериментально-психологических исследований в сочинении «Душа человека и животных», а в 1874 г. издал свой обширный и главный психологический труд — «Основы физиологической психологии» (6 изд., 1911). В конце 70-х годов он же основал первую психологическую лабораторию в Лейпциге и стал издавать работы этой лаборатории в особом журнале «Philosophische Studien». Многочисленные ученики Вундта, молодые ученые из разных стран Европы и Америки, прошли через эту первую психологическую лабораторию и затем стали учреждать подобные же лаборатории в других университетах. Такие лаборатории постепенно возникли повсюду — в Германии, в Америке, во Франции, в Англии, в России. У нас первая лаборатория была открыта в Юрьеве, затем в Одессе (в 1890 г.). Из последних по времени учреждений этого рода заслуживает особого упоминания по богатству средств московский Психологический институт имени Щукиной, организованный профессор Г. И. Челпановым в 1912 г.

Психологический эксперимент, хотя сходен с экспериментом физическим или химическим, но в известном отношении принципиально отличается от последних, именно тем, что он всегда предполагает самонаблюдение. Он есть прием субъективно-объективный, тогда как физический опыт вполне объективен. В психологическом эксперименте личность исследуемая всегда должна давать (себе или нам) отчет о своих переживаниях, и лишь соотношение между этими субъективными переживаниями и объективными причинами или следствиями их составляет предмет исследования. Если же мы ограничимся только внешними проявлениями психических процессов или изучением внешних воздействий на исследуемую личность, то психологический эксперимент утрачивает свой смысл и обращается в простое физическое или физиологическое исследование. Таким образом, вполне объективной психологии, т. е. такой, в которой игнорируются переживания исследуемого субъекта и показания его самонаблюдения, быть не может. Она обращается в таком случае в чисто объективную физиологию (насколько таковая возможна относительно центральной нервной системы и ее объективно  наблюдаемых отправлений). Такой субъективно-объективный характер психологического эксперимента не всегда ясно понимается и ныне, следствием чего явилась полная обесценность многих исследований, игнорировавших показания сознания наблюдаемой личности и обращавших исключительное внимание на объективную сторону дела. Однако столь же существенно психологический эксперимент отличается и от простого субъективного самонаблюдения, типичного для старой, доэкспериментальной психологии, довольствовавшейся одной интроспекцией, притом случайной и в большинстве случаев производившейся по воспоминаниям о прежних переживаниях. Психологический эксперимент всегда имеет дело с наличным, в данный момент испытываемым, переживанием и вместе с тем с объективными, внешними, точно определенными условиями и последствиями (результатами) этого переживания. Наши психологические лаборатории являются 1) магазинами точно дозированных и физически точно определенных всевозможных впечатлений (зрительных, слуховых, осязательных, вкусовых и т. д.), 2) совокупностью инструментов для точной и по возможности автоматической записи всех внешних проявлений изучаемого субъекта: его речи, движений, мимики, его кровообращения, дыхания, а также и ого питания, роста и проч.

Все огромное разнообразие экспериментальных приемов исследования психики можно (но лишь приблизительно) разделить на три группы: методы раздражения или впечатления, методы внешнего выражения и методы разнообразных двигательных реакций. Первый прием состоит в том, что мы изучаем психические переживания субъекта, вызывая их строго определенными и целесообразно видоизменяемыми впечатлениями. Он применяется главным образом при исследовании познавательных явлений — ощущений, перцепций, иллюзий, а также памяти, ассоциаций, воображения, внимания, объема сознания и т. п. Второй прием сводится к точной регистрации всех внешних выражений изучаемого субъекта при разных психических переживаниях, в частности к регистрации пульса, кровяного давления, ритма дыхания и т. д. Он особенно применим при исследовании эмоций. Наконец, третий метод состоит в изучении двигательных реакций субъекта, как ответов на определенные впечатления и определенные способы их восприятия, замечания, различения и т. п. Это есть метод, служащий для исследования волевых процессов в их связи с познавательными. Сколько-нибудь полного изложения результатов, которые дали психологии экспериментальные методы исследования, здесь не может быть дано. Эти результаты захватывают ныне почти все области психологической науки. Здесь можно дать лишь краткий очерк некоторых наиболее разработанных помощью эксперимента ее областей. 1. Прежде всего, предметом экспериментального исследования являются ощущения. Изменяя состав, силу, место и продолжительность приложения различных раздражителей и применения их при разных состояниях данного органа чувства, мы можем установить точно причины и условия всякого рода ощущений. Эта область является доныне наиболее разработанной. Сюда же относятся те исследования, которые касаются закона Вебера и Фехнера (см. Вебера-Фехнера закон), т. е. определяют нашу абсолютную и разностную чувствительность в разных видах ощущений. 2. Далее легко подвергаются экспериментальному изучению разного рода перцепции, т. е. те сложные восприятия вещей, пространства и времени, которые частью даны в ощущениях, частью слагаются из результатов нашего прошлого опыта. Наследование при разных, целесообразно изменяемых условиях точности наших зрительных и осязательных пространственных перцепций и соответственных иллюзий, а также нашего восприятия промежутков времени дало особенно богатый материал для понимания состава и условий возникновения таких перцепций. В частности здесь могут быть упомянуты т. н. тахископические опыты, при которых перцепируемый объект (например, какой-нибудь рисунок) является перед субъектом на очень короткое, точно определенное время (начиная от нескольких тысячных долей секунды). При таких кратких экспозициях предмет перцепируется и узнается не сразу, а лишь постепенно, и таким образом оказывается возможным анализировать процесс перцепции, разложить его на ряд последовательных ступеней. Эти же тахископические опыты дают возможность установить моментальный объем наших зрительных восприятий (объем зрительного сознания). 3. Экспериментальному исследованию были подвергнуты, далее, условия запоминания, в частности — ассоциация. Эти исследования производятся обыкновенно по методам, выработанным Эббингаузом и Г. Э. Мюллером, и дали важные и точные результаты, которые далеко превосходят все, что было раньше нам известно об ассоциациях из простого самонаблюдения. Материалом для таких опытов запоминания служат обыкновенно ряды каких-нибудь однородных элементов, например, бессмысленных слогов. Такие ряды разной длины и при разных других целесообразно видоизменяемых условиях экспериментатор читает определенное число раз по строго соблюдаемому ритму (для чего эти ряды обыкновенно помещаются на вращаемый часовым ходом цилиндр и появляются перед читающим в прорезе ширмы, закрывающей аппарат). Чтение продолжается, по методу Эббингауза, до тех пор, пока экспериментатор может наизусть правильно повторить весь ряд, и определяется нужное для того число повторений, или — по методу Мюллера — любое меньшее число раз, и тогда степень образовавшейся ассоциации ряда определяется особыми, более сложными приемами. В результате таких многолетних экспериментов Эббингаузу удалось выяснить некоторый общий закон забвения или разрушения ассоциации, как функции времени, протекшего с момента изучения. Это забвение оказалось пропорциональным логарифму времени, протекшего со времени запоминания. Далее, помощью остроумного приема он доказал, что ассоциирование происходит не только между смежными элементами ряда, но и посредственно, через один, через два элемента и т. д., причем сила ассоциированности убывает приблизительно пропорционально расстоянию этих членов ряда. Эббингауз же выяснил закон, связующий длину ряда, т. е. число в нем элементов, с числом необходимых для запоминания такого ряда прочтений. Это число нужных повторений растет не пропорционально, а гораздо быстрее, чем длина ряда.  Из многочисленных важных результатов исследований Мюллера укажем лишь на то, что раз образовавшаяся ассоциация, например, А—В, является препятствием для образования новой ассоциации А к С (ассоциативное угнетение); когда же эта последняя все-таки установится, то обе противоположные ассоциации угнетают друг друга в смысле репродукции В или С после А (репродуктивное угнетение). 4. Много труда было положено на экспериментальное выяснение связи между разными переживаниями, в частности эмоциями, напряжением внимания, умственной работой, с одной стороны, и физиологическими выражениями их, именно ускорением и замедлением пульса, его высотой, расширением или сужением кровеносных сосудов, силой кровяного давления в больших артериях, ритмом и характером дыхания, увеличением или уменьшением мускульной силы и т. д. Все эти внешние проявления легко могут быть автоматически регистрируемы на законченной поверхности вращающегося цилиндра (кимограф), помощью особых записывающих эти движения аппаратов (сфигмографы, плетисмографы, спирографы, кровяные манометры, динамометры и т. п.). В этих исследованиях искали законов точной связи между этими физиологическими проявлениями и соответственными эмоциями и вообще душевными явлениями, имея ввиду особенно теорию эмоций Джемса Ланге, согласно которой эмоции являются лишь органическими ощущениями всех таких физиологических изменений (дисперсия нервного раздражения на разнообразные системы внутренних органов). Надо однако заметить, что эта важная задача оказалась столь сложной, а искомые связи столь сложными, что результаты, полученные отдельными учеными, до сих пор далеко не сходятся между собой. 5. Особую область психологии экспериментальной составляет т. н. психометрия, т. е. определение продолжительности основных психических процессов и их исхода в разного рода двигательные реакции. Это исследование начинается с определения времени наиболее простой двигательной реакции на какое-нибудь условленное впечатление, являющееся сигналом для движения, и затем условия постепенно усложняются, и соответственно тому удлиняются и времена реакции. Таким образом, обыкновенно различают: а) простую двигательную реакцию на впечатление, б) реакцию на различение одного впечатления от другого, в) реакцию с выбором разных движений на разные впечатления, г) реакцию с осмысливанием впечатления, т. о. после того, как впечатление уже вызовет  в нас какое-нибудь представление по ассоциации, д) реакцию на более сложные умственные процессы, например, на какое-нибудь суждение, вызванное данным впечатлением. Получаемые при этом времена реакций постепенно увеличиваются от 0,060 секунды до 2 и 3 секунд; эти величины являются показателями, а в некоторой мере и измерителями сложности соответственных умственных процессов. Методика этих опытов, весьма тонко ныне разработанная, состоит в том, что при появлении впечатления замыкается гальванический ток в цепи электрических часов (хроноскоп Гиппа), а своим реагирующим движением субъект этот ток прерывает, и так как стрелки электрических часов движутся лишь при замкнутом токе, то часы покажут время от появления впечатления до момента реакции (с точностью до 0,001 секунды). 6. Постепенное развитие методов психологического эксперимента в его разнообразных видах привело к установлению общих средних норм, количественно определенных, для разных основных психических процессов. Отсюда возникла возможность определять степени уклонения от этих норм отдельных субъектов, а следовательно, применить количественный эксперимент к изучению индивидуальных вариаций. Таким образом было положено начало индивидуальной психологии. Эти приемы были особенно разработаны в отношении определения норм и отклонения от них в умственном развитии детей (скороспелые и отставшие дети, дефективные формы). Было предложено  огромное число разнообразных психологических испытаний (так называемый test) для разных сторон умственного развития по возрастам. Из таких систем «тестов» особым распространением и пригодностью отличаются, например, системы Бинэ, де-Санктиса, д-ра Россолимо («Психологические профили»), д-ра Лазурского и др. 7. В последнее время эксперимент был применен в несколько особом виде к изучению процессов мышления,  по предложению Бинэ, Кюльнэ и др. Эти опыты производятся обыкновенно так, что руководитель предлагает субъекту разного рода, более или менее трудные, умственные задачи, например, к слову, обозначающему вид, найти общий род, или обратно, или по части указать целое, или обратное, и т. д. Когда ответ дан, субъект немедленно описывает со всеми подробностями то, как он дошел до решения задачи, какие были у него при этом образцы, представления, мысли, настроения и т. д. Важнейшим результатом этих экспериментов явилось убеждение, что очень часто при совершенно определенном умственном процессе, прямо приводящем к цели, почти отсутствуют всякого рода образы, или они являются только в обрывках, так что составляют скорее суррогат мышления, а не самую его суть. Должно однако прибавить, что эти опыты вызвали резкое осуждение со стороны ветерана психологии экспериментальной, Вундта, который полагает, что анализ мышления таким приемом не может быть достигнут: наше мышление есть столь сложный исторический продукт, в частности так существенно зависит от развития языка, что в индивидуальном сознании его корни и состав не могут быть найдены, это – задача не психологии экспериментальной, а социально-исторической, в частности психологии лингвистической.

Литература психологии экспериментальной почти необозрима по своей громадности. Соответственным исследованиям посвящены специальные журналы, из которых отметим: «Archiv für die Gesammte Psychologie», «Zeitschrift für Psychologie», «Année psychologique», «American Journal of Psychology», «Ежегодник экспериментальной педагогики», «Труды Психологического института имени Щукиной» и мн. др. Из отдельных сочинений укажем: Sanford, «Cours dе psychologiе еxpеrimentale»; Titchener, «Expеrimental Psychology»; Бинэ, Анри, Куртье  Филипп, «Введение в экспериментальную психологию»; Вундт, «Основы физиологической психологии»; Н. Ланге, «Психологические исследования»; Ebbinghaus, «Ueber das Gedächtniss»; Lehmann, «Lehrbuch der psychologischen Methodik»; отчеты немецких конгрессов экспериментальной психологии и т. д., а также общие сочинения по психологии: Эббингауз, «Основы психологии»; James, «Principles of Psychology»; Тиченер, «Учебник психологии» (университетский курс)   и др.

Н. Ланге.

Номер тома33
Номер (-а) страницы649
Просмотров: 447




Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я