Рабочий класс. Современное положение рабочего класса в Германии (Экономическое положение германского пролетариата)

VII. Рабочий класс. Современное положение рабочего класса в Германии

3. Экономическое положение германского пролетариата. Германский пролетариат достиг накануне войны сравнительно высокой ступени благосостояния; немецкий квалифицированный рабочий приближался по своему жизненному уровню к английскому рабочему. Он шел впереди рабочего класса больших европейских стран; только американский, английский и шведский рабочий-специалист зарабатывали больше немецкого. Молодой германский империализм поставил своих рабочих в более благоприятные условия, чем его более старый французский соперник.

Однако, война изменила в корне это положение. Головокружительное падение валюты, начавшееся во время войны и достигшее прямо фантастических размеров к 1923 г., уравняло, условия жизни всего германского рабочего класса, сведя их к нищенскому уровню. Затем начинается новый период — период дифференциации и постепенного подъема заработной платы германских рабочих. Эта дифференциация становится все глубже, создаются новые привилегированные слои пролетариата, с особенно высокой зарплатой и благоприятными условиями труда. В результате жизненный уровень одной части рабочего класса повышается против довоенной нормы, между тем как для всего пролетариата в целом он значительно снижается ввиду безработицы, ставшей хроническим массовым явлением.

Массовая безработица сделалась, действительно, одним из характернейших признаков «стабилизованного» германского хозяйства. Это есть очевидное последствие перманентного кризиса капитализма, неустранимого такими временными подъемами конъюнктуры, как подъем 1923 г. Мы займемся теперь рассмотрением заработной платы различных категорий рабочих сравнительно с ее довоенным уровнем; это даст нам некоторый материал для суждения о том, как изменилось положение германского рабочего класса.

а) Разряды заработной платы. Чтобы составить себе ясное представление о дифференциации германского пролетариата, начнем с обзора различных ставок оплаты труда.

Определение денежной зарплаты в Германии дело не трудное, поскольку огромное большинство и даже почти все рабочие оплачиваются по коллективному договору. Это позволяет собрать нужный материал для сравнения различных ставок.

Наихудше оплачиваемую категорию рабочих составляют сельскохозяйственные рабочие. Часть заработной платы выдается им натурой. Затем идут текстильщики, за ними рабочие графической и бумажной промышленности и химики. К выше оплачиваемым категориям принадлежат горняки, печатники, металлисты и строители. При этом, однако, необходимо иметь ввиду, что в строительном деле работы производятся только весной, летом и осенью, так что высокая на первый взгляд зарплата строителей при раскладке на целый год оказывается довольна низкой.

С1925 г. по 1927 гг. зарплата повышалась не раз. Высокая конъюнктура 1925 г. была временно использована рабочими. Но предприниматели быстро сумели снова отнять те не очень большие прибавки, которых рабочие добились в этот период. Мы возьмем поэтому за основу ставки середины 1927 г., когда уже началось понижение конъюнктуры. В нижеследующей таблице показаны тарифные ставки недельной зарплаты (при 54-60-часовой рабочей неделе в горной промышленности и 48-часовой в остальных отраслях):

Недельная заработная плата обученных и необученных рабочих 1 июля 1927 г.

Отрасли производства

Обученные

Необученные

(в марках)

Горное дело

54,00

38,04

Металлопромышленность

48,82

33,81

Химическая промышленность

44,30

37,30

Строительство

57,88

47,24

Деревообделочная промышленность

49,05

42,24

Бумажная промышленность

35,18

31,58

Текстильная промышленность (мужская зарплата)

32,11

26,93

Текстильная промышленность (женская зарплата)

25,25

19,92

Пивоваренная промышленность

51,76

45,77

Кондитерская и пекарная промышленность

42,77

36,91

Печатное дело

49,40

43,01

Картонажная промышленность (мужская зарплата)

39,79

33,65

Картонажная промышленность (женская зарплата)

26,11

21,46

Государственные железные дороги

44,78

35,83

Средняя величина

49,17

36,70

По всем отраслям, обнимаемым тарифными договорами, средняя недельная тарифная заработная плата в абсолютных числах изменялась следующим образом (для уяснения ее покупательного значения приводим параллельно официальные данные об изменении стоимости жизни рабочей семьи сравнительно с довоенным временем = 100):

 

Обученные рабочие

Необученные рабочие

Изменение стоимости жизни

 

В имперских марках

Всего

Без квартплаты

1918

35,33

23,52

100,0

100,0

Июль 1924

35,71

26,41

126,4

142,4

Июль 1925

43,90

32,37

143,3

158,9

Июль 1926

45,98

34,05

142,4

152,0

1 августа 1927

49,09

38,84

147,7

156,0

Июль 1928

51,46

38,90

152,6

159,4

Июль 1929

53,79

41,66

154,4

161,6

Но, разумеется, при оценке этого роста номинальной зарплаты, помимо вздорожания жизни, следует постоянно иметь ввиду полную и частичную безработицу, данные о которой приведены ниже.

Чтобы дать лучшее представление о величине денежной зарплаты, напомним, что 2 марки равняются 1 рублю золотом, так что максимальная недельная зарплата составляет 29 руб. золотом, а минимальная — 9 руб. 50 коп. (отвлекаясь от сельскохозяйственных рабочих). Если при подсчете средней величины зарплаты исходить из числа соответствующих рабочих, то для квалифицированных рабочих получается средняя ставка в 22 руб., а для неквалифицированных в 15 руб.

б) Формы заработной платы. В Германии мы имеем, главным образом, лишь часовую или сдельную (поштучную) зарплату. Натуральной зарплаты, как правило, больше не существует. Но есть ряд отраслей, в которых часть зарплаты выдается натурой. Эту часть (т. н. Deputat) сельскохозяйственные рабочие получают продовольствием, горняки — углем, рабочие-пищевики — продуктами своей фабрики. Размеры этих выдач различны и определяются коллективным договором. Их денежная стоимость включается в зарплату. В отдельных отраслях, например, в пивоваренной, принято в тех случаях, когда рабочий не в состоянии потребить все количество полагающегося ему пива, выдавать ему соответствующую денежную компенсацию. Надо, впрочем, сказать, что такой порядок встречается в общем довольно редко.

К заработной плате добавляется еще социальное пособие, небольшие прибавки на содержание семьи, различные в зависимости от числа детей. Эти прибавки составляют максимально 8% от зарплаты.

О соотношении между сдельной и повременной зарплатой заметим следующее. Чисто повременная зарплата встречается первоначально только у некоторых категорий рабочих более высокой квалификации, у транспортников и у подсобных, рабочих («поденщиков»). До войны в   горном деле, в металлопромышленности и в сельском хозяйстве была почти исключительно, сдельная зарплата, между тем как у текстильщиков, у химиков и в таких отраслях, как пищевая и деревообделочная, преобладала повременная  оплата труда.

Что касается сдельщины, то тут выработались своеобразные формы, применяющиеся, главным образом, в горной промышленности и в сельском хозяйстве. Это т. н. групповая, или урочная сдельщина. Заключается она в том, что определенная группа рабочих (например, в горной промышленности один забойщик, два его помощника и несколько тягольщиков) получают общую сдельную зарплату, которую они и делят между собой соответственно своим разрядам. В сельском хозяйстве это практиковалось прежде в такой форме, что предприниматель сдавал подрядчику определенную часть полевых работ, а тот уже оплачивал рабочих из этих денег. Работа оплачивалась, таким образом, независимо от затраченного на нее времени, и предпринимателю не приходилось платить рабочим за дни, в которые они не работали из-за плохой погоды. В течение последних 10 лет эта система была урегулирована в законодательном порядке, что предохраняет эти слои сельскохозяйственных рабочих от чрезмерной эксплуатаций подрядчиками.

Вообще за последние 10 лет вопрос о сдельщине прошел через ряд этапов. До войны профсоюзы ожесточенно боролись со сдельщиной. Десятками лет они твердили, что сдельщина недопустима, и во многих отраслях сдельная работа считалась своего рода штрейкбрехерством. Это не мешало, однако, тому, что в горном деле, в металлопромышленности и строительстве (в последней для квалифицированных рабочих) оплата труда была преимущественно сдельной. После войны одна из подачек рабочим заключалась в ограничении сдельщины и в комбинировании сдельной зарплаты с минимальными ставками. Фактически предприниматели скорей соглашались на минимальные ставки, чем на отказ от сдельной системы, как средства повышения производительности труда. После разгрома германского пролетариата в 1923 г. сдельщина принимает снова более широкие размеры.

Перемена наступила с началом капиталистической рационализации. Сдельщина — сравнительно примитивный способ повышать интенсивность труда. Там, где рабочие хорошо организованы, они могут сказать свое слово при определении сдельных ставок. Правда, как правило, капиталист время от времени снижает ставки соответственно подъему производительности труда. Но и это ему не очень помогает. Естественно поэтому, что в поисках за возможностью усиленной эксплуатации он хватается за такие средства, которые обеспечивают ему успех независимо от доброй воли рабочего. Таким средством является т. н. работа непрерывным потоком, сущность которой заключается в механическом повышении интенсивности труда путем взаимной зависимости рабочих друг от друга. Наивысшим выражением этого метода служит работа на конвейере. Этот метод, теснейшим образом связанный с рационализацией, поставил на очередь ряд проблем в области зарплаты. Вместо определения сдельных ставок в кабинете заведующего они определяются теперь посредством измерений и наблюдений на месте производства. Берется под контроль скорость работы отдельных рабочих. Наибольшая скорость сдельной работы устанавливается в качестве нормы при введении конвейера. Одновременно капиталист заменяет сдельную зарплату повременной, так как всякая сдельщина, кроме разве групповой, теряет теперь смысл: отдельный рабочий, работающий на конвейере, никак не может превысить ту норму выработки, которая диктуется ему самим конвейером. Он должен поэтому довольствоваться повременной зарплатой.

В горной промышленности сдельщина тоже теряет смысл с каждым днем. Она становится здесь своего рода рентой для рабочих, занятых в шахтах с более благоприятным местоположением. Прежде размеры выработки какой-нибудь группы горнорабочих зависели от их сноровки: опытный забойщик и сильный возчик могли действительно выработать больше других. Теперь же, когда кирка заменена пневматическим молотом, а работа возчика — электрическими шахтными локомотивами, различия в размерах выработки стали минимальны. Скорость работы определяется и здесь состоянием шахты и совершенством механических приспособлений.

На тарифных договорах и ставках зарплаты влияние рационализации прямо не сказывается. Как это часто бывает, письменные соглашения не отражают и здесь изменений в действительной жизни, потому что предприниматели и их реформистские друзья всячески стараются представить капиталистическую рационализацию как нечто вполне безвредное для рабочих.

в) Реальная заработная плата. Ставки зарплаты, регулируемые коллективными договорами, о которых мы еще будем говорить, дают весьма слабое представление о фактическом жизненном уровне рабочих. Выше мы сказали, что до войны германский рабочий занимал по условиям своей жизни четвертое место среди рабочих важнейших промышленных стран. Исходя из этого, посмотрим теперь, как относится нынешняя зарплата германского рабочего к его довоенной зарплате. Денежная величина зарплаты значительно выросла, равно и повременные и сдельные ставки. Но зато сильно повысилась интенсивность труда, а рабочее время сократилось благодаря введению 8-часового рабочего дня. Что же касается реальной величины зарплаты, то она для большинства рабочих ниже довоенной нормы. Если сравнить уровень цен до и после войны, то окажется, что тогда, как зарплата составляет теперь 120—140% от довоенной, цены поднялись в среднем до 150%.

Эти цифры относятся к 1927—1928 гг. До того реальная зарплата была значительно ниже. Осенью  1928 г. она составляла в среднем едва десятую часть довоенной реальной зарплаты. В настоящее  время мы имеем, таким образом, значительное повышение зарплаты против 1923 г. Это повышение и является, в конечном счете, источником всех реформистских иллюзий в Германии.

Параллельно с ростом реальной зарплаты идет дифференциация внутри различных рабочих слоев. В период общего обнищания, в 1923 г., все больше исчезали привилегии квалифицированных рабочих, а низшие слои рабочих оказались  в особенно тяжелых условиях. Восстановление довоенных ставок коснулось в первую голову рабочих высшей квалификации и выше оплачиваемых категорий. Возникающий новый германский империализм в свою очередь избирает путь сравнительно высоких ставок для подкупа верхушки рабочего класса. Впрочем, эта форма подкупа рабочей аристократии встречается реже, чем другие приемы воздействия (особенно приемы политического характера).

Основной формой подкупа верхушек рабочего класса является, помимо указанных приемов, обеспечение места работы, создание кадров постоянных рабочих при постоянной смене подсобных рабочих, обеспечение постоянным местом работы, квартирой и т. д. Высококвалифицированные рабочие резко выделяются из основной массы рабочего класса, которая находится под постоянной угрозой безработицы. Эти верхние слои рабочих, рабочие-аристократы в полном смысле слова, в состоянии теперь удовлетворять такие потребности, которые они едва ли знали до войны; высоко оплачиваемый металлист, имеющий обеспеченное место, может купить себе мотоцикл, хорошую квартиру, парусную лодку. Объясняется это, между прочим, и тем, что за последние 20 лет мотоциклы и тому подобные предметы сильно подешевели, но все же это свидетельствует о значительном подъеме жизненного уровня верхушки рабочего класса, при одновременном ухудшении положения основной массы рабочего класса.

г) Условия оплаты труда служащих. Таким же путем шло движение оплаты труда служащих. Заработок служащего, в общем, ниже среднего оклада квалифицированного рабочего. Только специалисты получают более высокое жалованье, весьма, однако, различное по месту и времени. Очень велико число молодых специалистов, которые не могут найти себе места и работают практикантами в предприятиях за смехотворно низкое вознаграждение, утешаясь надеждой на хорошее место в будущем.

д) Домашнее хозяйство и быт рабочего. Из сказанного выше о реальной зарплате можно составить себе представление и о домашнем хозяйстве современного германского рабочего. Жизненный уровень германского пролетариата в целом еще не достиг довоенной высоты. Правда, довоенная норма питания уже достигнута и во многих случаях даже превзойдена, но жилищные условия сейчас хуже, чем до войны. Однако, одних этих указаний еще недостаточно. Необходимо иметь ввиду, что число хозяйственно самодеятельных лиц возросло, в особенности среди женщин; за время от 1907 до 1925 г. число женщин, работающих в промышленности, увеличилось на 50%, а число служащих женщин — почти на 300%. Это означает, что там, где прежде семья содержалась трудом одного человека, теперь зарабатывает несколько членов семьи. В семье, в которой сыновья и дочери не работают на производстве, большей частью работает с отцом и мать. Согласно статистическим данным за 1925 г., на 14,4 млн. рабочих приходится 12,1 млн. не работающих членов семей, в том числе 4,2 млн. замужних женщин, которых содержат их мужья. Если отбросить холостых рабочих, то выходит, что, примерно, из трех жен рабочих только одна занята исключительно в домашнем хозяйстве, а остальные две работают на производстве. Домашнее хозяйство германского пролетария держится, т. о., на труде нескольких членов семьи. Если условия питания рабочих остались приблизительно те же, то число лиц, зарабатывающих на жизнь, увеличилось после войны.

Относительно образа жизни рабочего имеются только отдельные указания. Но было бы грубейшей ошибкой думать, что довоенный уровень был в этом отношении очень высок. Дети высококвалифицированных рабочих питаются в общем хорошо. Но масса пролетарских детей недоедает и плохо одета. В Берлине больше половины детей уходит в школу, не позавтракав. Как правило, дети получают горячую пищу только раз в день. В текстильных районах Саксонии и Силезии у многих детей нет белья, и они ходят в школу без рубашки. В горнопромышленном районе Вальденбурга, где царит жесточайшая нищета, население питается т. н. кофе, т. е. отваром жженого ячменя или жженых кореньев, картофелем, кусочком хлеба и кониной. При этом конина и маргарин, равно как и хлеб, считаются редким, изысканным блюдом.

Во всех промышленных районах можно наблюдать, как рабочий является на работу с кружкой кофе и небольшим куском черного хлеба с маргарином: это все его питание за восемь часов работы. Особых столовых при фабриках не существует, да они и мало посещались бы при таких обстоятельствах. Служащие в большинстве  случаев тоже принимают горячую пищу только раз в день, а в перерыв ограничиваются, как и рабочие, хлебом и кофе. Так питается достигший высокого жизненного уровня германский рабочий! Довольно часты попытки рабочих семей заняться, для облегчения существования, огородничеством или разведением домашних животных (кроликов, коз, свиней, кур). Но это возможно далеко не всюду, и особенно трудноосуществимы такие попытки в городах.

То обстоятельство, что даже для такой жизни необходима работа нескольких членов семьи, позволяет судить о последствиях безработицы для германского рабочего.

е) Безработица. Если в довоенное время промышленная резервная армия германского капитализма регулярно ликвидировалась в периоды высокой конъюнктуры, то после войны мы имеем совершенно новое явление: наряду с промышленной резервной армией капитализма, рост и убыль которой регулируется сменой подъемов и кризисов, появляется перманентная безработица, столь характерная для монополистического капитализма послевоенного периода. Из всех капиталистических стран ни одна не пострадала в такой мере от вызванного войной сокращения рынков сбыта, как Германия; германский империализм потерял свои колонии, он временно лишился своего привилегированного положения на мировом рынке, он потерял, наконец, русский рынок, на котором он был прежде почти полновластным господином. В тот момент, когда восстановительная работа послевоенных лет сменилась дальнейшим развертыванием капиталистического производства, германский капитализм оказался не в состоянии полностью использовать наличную рабочую силу. Если тенденция в этом направлении обнаружилась уже с 1923 г., то особенно типичным сделалось явление постоянной массовой безработицы в тот период, когда германский империализм принялся за восстановление своих сил с помощью капиталистической рационализации. Основная мысль этой новой формы реорганизации производства прекрасно выражена в циничном заявлении мюнхенского профессора Грубера: «Десять миллионов немцев должны эмигрировать». Поскольку сейчас на земном шаре нет такой страны, которая могла бы принять у себя 10 миллионов человек, этим последним остается, очевидно, только «эмигрировать» на кладбище.

Безработица охватила самые различные отрасли. Наряду с квалифицированными рабочими, которые в зависимости от конъюнктуры ищут разной работы, мы находим среди безработных рабочие почти всех категорий. Лишь немногих высококвалифицированных отраслей не коснулась безработица, как массовое явление. Особенно велика она, в связи с рационализацией, среди служащих, число которых сильно сократилось против довоенного времени. Это, как будто, противоречит сравнительному приросту числа служащих, который мы отметили выше. Но приведенные нами цифры относятся к 1925 г., когда процесс рационализации едва только начался.

Каково же число безработных? Оно сильно колеблется в зависимости от конъюнктуры, растет, как сказано уже, с ходом капиталистической рационализации и, в общем, с 1923 г. показывает громадное увеличение сравнительно с довоенным временем. Это ясно показывают данные профессиональных союзов, верно отражающие положение наемного труда во всех его видах, за исключением, однако, сельского хозяйства, Не считая работавших неполное время, процент безработных среди организованных рабочих составлял:

В среднем за

Январь

Июль

Средний за год

1907-1913

2,9

2,1

2,3

1921

4,5

2,6

2,8

1922

3,3

0,6

1,5

1923

4,2

3,5

9,6

1924

26,5

12,5

13,5

1925

8,1

3,7

6,7

1926

22,6

17,7

18,0

1927

16,51)

5,52)

-

1928

11,21)

6,32)

-

1929

19,41)

8,52)

-

1) 31 янв. 2) 30 июля, 3) 30 июня

Количество получавших пособие по безработице составляло в январе 1929 г. 2,0 млн., что равняется 11,8% всех застрахованных на случай безработицы, в феврале это количество поднялось даже до 2,4 млн. (14,1% застраховано), в марте несколько понизилось — до 2,2 млн. (13,0% застраховано);  в 1928 г. отношение получавших пособие по безработице к общему числу застрахованных равнялось за те же месяцы 8,1; 8,2 и 7,4%. Но следует иметь ввиду, что благодаря различным ограничениям для выдачи пособий, в особенности большим ограничениям, установленными 1929 г. для сезонной безработицы, число получающих пособия далеко ниже (особенно в зимний период) количества безработных.

Наряду с безработными важную роль играют рабочие, работающие неполное время. В периоды падающей конъюнктуры и повышенной производительности труда предприниматель сокращает рабочее время за счет рабочих. Фабрика закрывается на определенные дни недели (например, от пятницы до понедельника), и рабочие получают зарплату только за рабочие дни. Этот метод очень, распространен. Он позволяет предпринимателю продолжать пользоваться прибылями монопольных объединений союзов, но в то же время освобождает его от риска, связанного с перепроизводством. Значение частичной безработицы в различных отраслях достаточно иллюстрируется следующими данными о проценте членов профсоюзов, работавших неполное время, на 31 января и 30 июня 1929 г.; параллельно приводится также процент совершенно безработных:

Производства

Общее число организованных, в тысячах

% безработных

% работающих неполное время

31/I

30/VI

31/I

30/VI

31/I

30/VI

Производство предметов производства

 

 

 

 

 

 

Горноделие

157,3

168,0

9,2

1,4

5,4

1,7

Металлургия

1022,5

1045,0

9,3

7,2

9,3

7,4

Химическая промышленность

116,0

128,0

8,4

5,7

4,8

2,4

Строительное дело

675,6

702,9

63,2

10,4

2,4

-

Деревообделочное

315,9

319,2

19,8

15,0

9,3

6,6

Бумажная промышленность

62,0

65,1

5,0

5,3

3,3

6,1

Полиграфическая

146,8

150,8

6,7

7,9

0,6

0,8

Кожевенная

42,9

44,7

13,7

16,8

28,0

18,0

Всего по группе

2589,0

2622,7

24,3

8,7

6,7

4,5

Производство предметов потребления

 

 

 

 

 

 

Текстильная

387,7

377,7

8,0

9,8

26,5

26,9

Швейная и обувная

168,9

168,6

24,3

18,6

27,3

21,5

Кожевенные изделия

28,6

29,0

22,0

18,7

15,2

10,9

Пищевая

305,1

301,9

11,3

9,3

9,4

7,3

Бумага и т. п. изделия

59,1

60,2

9,5

12,5

14,3

15,5

Керамическая

204,7

109,1

23,3

7,9

7,1

4,5

Всего по группе

1154,1

1146,5

14,4

11,0

17,6

15,8

Транспорт

364,3

375,7

7,0

5,5

0,9

0,6

Прочие производства

448,0

473,6

14,9

4,1

3,5

1,5

Итого

4505,4

4618,5

19,4

8,5

8,7

6,7

Еще страшнее, чем этот вид безработицы, равномерно охватывающий все области, безработица местная. Процесс концентрации промышленности привел в ряде районов к полному прекращению производства. Так, например, большой международный трест по производству красок сконцентрировал азотную промышленность в нескольких крупных фабриках и закрыл все остальные азотные фабрики Германии. Рационализация обувной промышленности лишила целые районы прежнего источника их доходов; крупные механические фабрики обуви уничтожили мелкие обувные предприятия вместе с остатками ремесленного производства. В средней Германии и в окрестностях Франкфурта-на-Майне имеются десятки тысяч безработных рабочих-обувников. Этот пример ярко характеризует положение важных промышленных районов Германии.

Тяжесть безработицы падает на занятых в производстве рабочих двойным бременем: во-первых, непосредственно, поскольку им приходится содержать безработных членов своей семьи, и, во-вторых, косвенно, поскольку установленное законом пособив по безработице составляется из взносов рабочих. Миллионная армия безработных ложится, таким образом, прямым, и отнюдь не маловажным, бременем на бюджет рабочего.

Но, помимо этого, существуют еще и другие денежные повинности, снижающие заработок рабочего.

ж) Налог на заработную плату и платежа по социальному страхованию. Данные о денежных ставках заработной платы, приведенные выше, нуждаются в поправке: в них не приняты во внимание разные вычеты. Сюда относится, прежде всего, подоходный налог, взимаемый, независимо от категории рабочего и величины его заработка, в размере 10% от зарплаты. Исключение допускается только в том отношении, что каждый ребенок моложе 14 лет может быть засчитан за 1% облагаемого заработка, так что, например, отец трех детей платит только 7%. Высота ставки принимается во внимание лишь постольку, поскольку рабочий, зарабатывающий меньше определенного годового минимума (который для каждого года устанавливается особо и сейчас составляет 2 400 марок), может потребовать возвращения части уплаченного налога. Налог на зарплату удерживается с рабочих предпринимателем, который большей частью пускает на время в оборот собранную сумму. В случае банкротства предпринимателя и неуплаты им налога, рабочий обязан внести налог еще раз. Это случается довольно часто. Несправедливость налога на  зарплату тем больше, что капиталист уплачивает свой подоходный налог задним числом, обыкновенно с запозданием на год.

Кроме этого вычета, из заработка рабочего вычитаются еще взносы на страхование от болезней, старости и безработицы. Эти вычеты составляют от 4 до 7% зарплаты. Новый закон о страховании от безработицы (октябрь 1929 г.) предусматривает дальнейшее повышение страхового взноса на ½  %. На некоторых фабриках существует еще соглашение, по которому профсоюзные взносы, плата за обязательную подписку на профсоюзные газеты и т. д. тоже удерживаются предпринимателем при выдаче зарплаты. Благодаря всем этим вычетам заработная плата снижается на 10—20%, а между тем до войны вычеты таких размеров не достигали. Так, в металлургической промышленности Берлина вычеты на налог и социальное страхование повысились к октябрю 1928 г., сравнительно с 1913/14 г., у квалифицированных рабочих с 6,3% заработка до 11,4%, у вспомогательных рабочих (старше 21 г.) — с 5,6 до 11,0%; у женщин (старше 18 л.) — с 4,3 до 9,6%. Наибольшее увеличение падает на социальное страхование (с 3—3,6% зарплаты до 7,8—8,9%), между тем, что  социальное страхование дает рабочему, совершенно не соответствует тем новым тяготам, которые оно на него налагает.

Приведенные данные взяты из правительственной анкеты о фактических заработках рабочих в металлургии в Берлине. Сравнивая современный фактический заработок в этой отрасли промышленности с довоенным (1913) и учитывая разницу в стоимости жизни, анкета приходит к заключению,  что, за вычетом расходов по налогу на зарплату и по социальному страхованию, заработок в октябре 1928 г. составлял по сравнению с 1913 г. следующий процент для различных категорий рабочих:

Недельный заработок за указанными вычетами сравнительно с 1913 г.

 

При повременной плате

При сдельной плате

Квалифицированные рабочие старше 21 года

94

85

Полуквалифицированные рабочие старше 21 года

96

86

Вспомогательные рабочие старше 21 года

91

84

Работницы старше 18 лет

99

94

Подобная же правительственная анкета по текстильной промышленности показывает, что в сентябре 1927 г., когда конъюнктура в этой области и на товарном и на рабочем рынке была очень благоприятная, недельный заработок по сравнению с 1913 г., принимая во внимание разницу в стоимости жизни и также за вычетом налога на зарплату в взносов по социальному страхованию, составлял:

Для квалифицированных рабочих мужчин – 104,6;
Для квалифицированных рабочих женщин – 109,6;
Для вспомогательных рабочих мужчин – 107,4;
Для вспомогательных рабочих женщин – 101,0.

з) Жилищные условия. Очень важным показателем положения рабочего класса являются жилищные условия. В Германии жилищные условия рабочих в крупных городах были до войны значительно лучше,  чем в остальных странах; Лондон, Париж, Нью-Йорк сильно отставали в жилищном отношении от Берлина и других больших городов Германии. Правда, и здесь рабочие жили тесно в больших казармах, но улицы были гораздо шире и санитарные условия несравненно лучше, чем в промышленных центрах других стран. Впрочем, в мелких промышленных городах Германии жилищная нужда была очень велика. Жилищное строительство, сосредоточенное почти целиком в руках земельных спекулянтов (исключение составляли только рабочие жилища, строившиеся предпринимателем), не удовлетворяло и в отдаленной степени спрос на жилищную площадь.

Во время войны правительство издало постановление, воспрещавшее повышать квартирную плату, и этот запрет сохранялся некоторое время в силе и после войны, пока это казалось необходимым для успокоения рабочих. Это привело к тому, что земельные спекулянты прекратили жилищное строительство, чтобы заставить таким путем правительство отменить ограничение квартирной платы. Оно и было отменено в 1926 г. С тех пор ставки квартирной платы поднялись до 125% довоенных ставок в золотой валюте. При таких условиях капиталисты получили возможность вновь заняться жилищным строительством.

Но квартиры в новых домах рассчитаны, в первую очередь, на буржуазию; они настолько дороги, что рабочий не может и мечтать о них. Таким образом, несмотря на огромное количество вновь отстроенных домов, сожительство нескольких рабочих семейств в одной квартире представляет собой обычное явление, причем это — почти всегда небольшие рабочие квартирки в одну-две комнаты.

Как показывают результаты жилищной переписи 1927 г., в среднем 10% семей живет в крупных городах без собственной квартиры. А что касается специально пролетарских семей, то из них почти 20% вынуждены жить в одной квартире с другими.

Существуют, конечно, разные степени жилищной нужды. В больших рабочих домах берлинских предместий квартирное сожительство еще более или менее сносно. Но в убогих казармах силезских или саксонских горняков оно прямо невыносимо. Подумать только, что дети живут в одной каморке не только со своими родителями, но и с  чужими семейными людьми! Неизбежным результатом таких жилищных условий является преждевременная половая жизнь. Случаи изнасилования детей и подростков их родственниками довольно часты, несмотря на лицемерные вопли негодования,  которые поднимает по их поводу буржуазия.

Особенно, жестокая нужда царит в некоторых трущобах больших городов со смешанным пролетарским и люмпен-пролетарским населением. Обследование берлинских трущоб весной 1929 г. показало, что из живущих там сотен проституток многие занимаются своим ремеслом в комнатах, в которых живут не только их собственные, но часто даже чужие дети. Было установлено, что в одной квартире с 6 детьми различных родителей проживают 3 проститутки. Вся квартира состояла из маленькой кухни и одной комнаты. В этих трущобах живут тысячи рабочих, которые не могут устроиться в другом месте.

Но далее, в Германии существуют десятки тысяч пролетариев, у которых вообще нет собственного крова. Во всех городах ночлежные дома переполнены, но их далеко не хватает для приема всех, не имеющих крова. Особенно страдают в этом отношении бездомные семьи. Так как в ночлежные дома семья не принимаются или, в крайнем случае, муж и жена помещаются отдельно, то им поневоле приходится искать себе другого жилья. Люди устраиваются на местах строительных работ, на незастроенных участках предместий, в навозных ямах. Многие живут в садовых шалашах. Все промышленные города Германии окружены кольцом небольших садов, которые берутся рабочими в аренду. Садовые шалаши служат пристанищами для тех, кто не может найти или оплатить квартиру.

Неудивительно, что при таких условиях строительство новых поселков принимает все более широкие размеры. Душой этого движения является мысль о создании городов-садов на кооперативной основе при поддержке со стороны государства. Правительство и реформисты поощряют это движение не столько потому, что видят в нем путь к разрешению жилищного кризиса, сколько потому, что считают его удобным средством для вовлечения рабочих в реформистское русло. Ввиду больших затрат, связанных со строительством новых поселков, это движение распространяется почти только на высококвалифицированных рабочих и не смягчает жилищной нужды низших слоев пролетарского населения.

и) Санитарные условия и трудоспособность. Мировая война оставила, само собой разумеется, глубокие следы на германском рабочем классе. Меры охраны труда, которыми славилась довоенная Германия, не могли воспрепятствовать губительному влиянию войны на здоровье пролетариата в целом. Сколько-нибудь исчерпывающих данных о состоянии здоровья германских рабочих не существует, потому что в Германии почти совершенно неизвестны регулярные врачебные осмотры и диспансеризация. Исключение в этом отношении составляют только некоторые отрасли пищевой промышленности и больничного дела, где самый характер труда требует регулярных медицинских осмотров. Поэтому единственным источником для суждения о распространении различных болезней является статистика смертности. В последнее время стали производиться регулярные осмотры школьников, что тоже дает некоторый материал для характеристики населения с медицинской точки зрения.

До войны наиболее распространенными болезнями были туберкулез и сифилис. Война доставила им еще более широкое распространение (в частности сифилис глубоко проник в деревню). Но, с другой стороны, в последнее время значительно усилился врачебный надзор за больными. По отзывам врачей, заболевания сифилисом сильно сократились. Борьба с легочным туберкулезом тоже ведется теперь более рационально, что уменьшает число смертных исходов этой болезни. Тем не менее, туберкулез все еще остается болезнью, наиболее часто поражающей рабочих.

Действительно серьезная перемена произошла только в области детской смертности, которая убывает с каждым годом. Это явление тесно связано с убылью рождаемости, вызванной в свою очередь тем, что  в рабочих семьях все шире практикуется искусственное регулирование числа рождений. Несмотря на реакционные законы, воспрещающие рекламирование, а отчасти и продажу противозачаточных средств и сурово карающие за аборт, эти меры играют важную роль в жизни рабочего. Число абортов, несмотря на запрещение, очень велико; в среднем на каждые роды приходится один-два аборта. Этими цифрами мы обязаны подсчетам некоторых врачей, которые хотят добиться отмены законов против искусственного понижения рождаемости. Так как врачей, согласных сделать аборт, очень немного, то большинство женщин становится жертвами бессовестных повивальных бабок, профессионально занимающихся этим делом.

Средний возраст, до которого доживает германский рабочий, после войны еще не был установлен. До войны он составлял 65 лет, причем в горном деле, в металлопромышленности, в текстильной и швейной промышленности смертность была выше, и средняя продолжительность жизни составляла 55 лет. Предельный срок трудоспособности несколько ниже этих цифр. Неквалифицированные рабочие считаются слабосильными уже с 50 лет; с этого возраста они могут найти себе работу только в исключительных случаях. Рабочие-специалисты тоже не могут поступить в этом возрасте на новое место, но если они уже работают в каком-нибудь предприятии, то они обыкновенно остаются в нем до 65 лет. Впрочем, есть также немало рабочих старше 70 лет, продолжающих работать на фабрике.

Вследствие надорванности здоровья населения ряд эпидемий, бывших до войны сравнительно неопасными, унес с собой после войны огромное количество жертв. Прежде всего, тут следует назвать две эпидемии гриппа, в 1919 и 1928/29 гг. На втором месте стоит тиф, который одно время исчез почти совершенно, но за последние годы снова появился в ряде промышленных  центров Германии.

к) Положение остальных слоев трудового населения. Было бы ошибкой думать, что о положении других полупролетарских и трудовых слоев можно дать такие же подробные сведения, как о положении рабочих: для этого у нас нет соответствующих статистических данных. Можно только утверждать, что эти слои мало отличаются по условиям своего существования от рабочих; жизнь мелкого ремесленника и торговца, жизнь крестьянина-бедняка отличается от жизни рабочего разве только еще большей нуждой. Их сравнительно более прочное положение едва ли может компенсировать нищенские условия их существования.

Номер тома34
Номер (-а) страницы709
Просмотров: 53

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я