Рабочий класс в Испании

IV. Рабочий класс в Испании (ср. XLVII, 676/82).  

1. Исторический обзор. Первой боевой организацией рабочих, достойной этого названия, было общество ручных ткачей, образованное в Барселоне в 1840 г. на основании закона о рабочих ассоциациях, изданного в предшествующем году. Несмотря на значительные оговорки, содержащиеся в законе, основанные общества сделались боевыми организациями, которые часто прибегали к забастовкам, а в 1854 г. объединились в местные федерации. Привязанность рабочих к этим организациям была настолько велика, что, когда в 1856 г. правительство попыталось посягнуть на право ассоциаций, в Барселоне была объявлена (впервые за всю историю испанского движения) всеобщая забастовка.

Следующие годы до 1868 г. отмечены рабочими волнениями и крестьянскими бунтами, после которых всегда начиналось ожесточенное преследование рабочих организаций, вынужденных вследствие этого почти все время работать в подполье. Тем не менее, рабочее движение всячески старается прорвать свою изолированность и даже посылает своего представителя на учредительный съезд I Интернационала.

После победы сентябрьской революции 1868 г., восстановившей право ассоциаций, рабочее движение переживает новый подъем. Создается  крайне благоприятная почва для распространения принципов I Интернационала. Учредительный съезд испанской секции «Международной ассоциации рабочих» состоялся в Барселоне в 1870 г.; на нем было представлено 40 000 рабочих. «Областная рабочая федерация» развивается с замечательной быстротой, число ее членов достигает через несколько месяцев после учредительного съезда ста тысяч. Правительственные репрессии не замедлили обрушиться на молодую организацию, и в январе 1872 г. испанская секция I Интернационала была объявлена вне закона. Это не помешало ей продолжать свою работу в подполье.

Провозглашение республики в 1873 г. вызвало новый сильный подъем рабочего  движения. Республиканское правительство поспешило ответить на него репрессиями. Во многих частях страны вспыхнули забастовки, сопровождавшиеся бурными инцидентами. Кровавые столкновения с войсками произошли в Алькое (июль 1873 г.) во время объявленной там всеобщей забастовки. В Картахене вспыхнуло восстание под руководством крайне левых республиканцев и сторонников I Интернационала.

С реставрацией монархии в 1874 г. начинается новый период репрессий. «Федерация» влачит жалкое существование. Она созывает съезд в  Мадриде и несколько конференций, но ее реальное значение сводится к нулю. Испанская секция I Интернационала, официально распущенная только в 1881 г., фактически перестала существовать уже в 1878 г. В исторической схватке марксизма с бакунизмом огромное большинство деятелей испанского рабочего движения встало на сторону последнего. Дело не обошлось, однако, без ожесточенных боев. Раскол в испанской секции произошел в июне 1872 г., когда девять членов мадридской организации были исключены из нее за обнародование декларации с требованием немедленного роспуска секций «союза социалистической демократии» («Альянс»), продолжавших функционировать несмотря на все принятые решения. Исключенные основали новую федерацию, которая была признана генеральным советом Интернационала и созвала свой конгресс в Толедо в 1873 г., но вскоре распалась, оказавшись совершенно нежизнеспособной.

В сентябре 1881 г. анархисты снова созвали рабочий конгресс в Барселоне. На этом конгрессе была основана «Испанская рабочая федерация», объединившая около 60 000 человек. В 1888 г., когда число ее членов уже превысило 70 000, она была распущена правительством. Период между 1882 и 1890 гг. характеризуется крупными бунтами беднейших крестьян и сельскохозяйственных рабочих в южных провинциях. Это движение закончилось трагическим эпилогом, т. н. процессом «черной руки» (якобы существовавшей тайной организации), по которому пять рабочих были приговорены к смертной казни, а сотни других к каторге и ссылке. Правительственные репрессии и разгром рабочих организаций бросают значительную часть рабочего движения на путь террористической тактики. Промышленная отсталость страны и проникшая в рабочее движение, в  связи с преобладанием бакунизма, мелкобуржуазная идеология явились, конечно, очень благодарной почвой для развития индивидуального террора.

В 1882 г. в Барселоне состоялся рабочий конгресс, на котором марксистское течение одержало верх над анархистским; но основанная на этом конгрессе «Национальная ассоциация испанских рабочих» фактически и года не действовала. Лишь в 1888 г. был основан профсоюзный центр, руководимый социалистами, — «Всеобщий союз рабочих».

Потеря колоний в результате неудачной войны с Соединенными Штатами (1898) вызвала глубочайший кризис в промышленности страны, оказавшейся лишенной своих главных рынков сбыта. Последствия кризиса буржуазия постаралась по обыкновению взвалить на плечи рабочего класса. Пролетариат дает энергичный отпор. Рабочее движение возродилось на этот раз в форме массового действия. Важнейшим событием этого периода была всеобщая забастовка в Барселоне (1902), объявленная в знак солидарности с рабочими металлургического производства, которые бастовали уже восьмую неделю, требуя 9-часового рабочего дня и повышения зарплаты. Забастовка окончилась поражением после восьмидневной упорной борьбы, во время которой барселонский пролетариат дрался на баррикадах. 1902—1908 гг. были периодом затишья. Профсоюзные организации были разгромлены правительством. Число забастовок было ничтожно: за все шесть лет только две крупных забастовки бискайских горняков в 1903 и 1906 гг.

С конца 1908 г. снова происходит перелом. Рабочие начинают мало-помалу восстанавливать свои профорганизации. Возникает и быстро растет федерация, объединяющая все каталонские союзы, «Рабочая солидарность». В июле 1909 г., в знак протеста против марокканской войны, рабочие организации Каталонии объявляют всеобщую забастовку, немедленно переходящую в вооруженное восстание. После его подавления начались массовые аресты, расстрелы и поход против профсоюзов. Однако, рабочее движение быстро оправилось от этого удара. В 1911 г. в Барселоне основывается «Национальная конфедерация труда», руководимая анархо-синдикалистами. В этом же году по всей стране была объявлена всеобщая забастовка протеста против милитаризации забастовавших железнодорожников и гонений на рабочие организации. Движение сопровождалось кровавыми столкновениями в районе Валенсии. Военные суды расстреливают и массами ссылают на каторгу участников движения. В 1912 г. бастуют горняки в Астурии, в 1913 г. — горнозаводские рабочие в Барселоне, табачники  в Андалузии, текстильщики в Каталонии и Бехаре (Кастилия).

Испанская промышленность, работавшая почти исключительно па внутренний рынок1), нашла с объявлением империалистической войны 1914—1918 гг. новую область сбыта для своей продукции. В этот период забастовки, почти всегда оканчивающиеся победой рабочих, вспыхивают чуть ли не ежедневно. Членский состав профсоюзов возрастает до небывалых размеров. В марте 1917 г. реформистский профсоюзный центр и анархо-синдикалистская конфедерация объявляют 24-часовую всеобщую забастовку в знак протеста против дороговизны жизни. Политическая атмосфера страны в первую половину этого года была крайне напряженной, что объясняется следующими причинами: ростом силы промышленной буржуазии, чрезвычайно обострившим ее антагонизм с аграриями, стоявшими у власти; быстрым и могучим развитием рабочего движения; недовольством мелкой буржуазии политикой правительства, особенно в области продовольственного вопроса. Крупную роль сыграла также русская Февральская революция, нашедшая глубокий отклик в Испании. 17 августа Всеобщий союз рабочих и Национальная конфедерация труда объявляют всеобщую забастовку, которая продолжалась 8 дней и закончилась поражением рабочих после многочисленных кровавых схваток. Либеральная буржуазия, напуганная ростом пролетарского движения, переметнулась в решительную минуту в лагерь аграриев, с которыми она заключила союз против рабочего класса.

1)  Напомним, что по переписи 1910 г. во всей промышленности Испании вместе с горным делом было занято всего 1100000 чел., в то время как сельское хозяйство (причисляя сюда и рыболовство) занимало 4200000.

 

Несмотря на отход буржуазии от революции, рабочее движение продолжало подниматься. Этому способствовали два обстоятельства: успехи промышленности и свежее напоминание об августовской забастовке, которая, несмотря на свой печальный исход, дала рабочему классу уверенность в своей силе. Эта восходящая фаза рабочего движения продолжалась до 1920 г. Национальная конфедерация труда, насчитывавшая в 1913 г. 70 000 членов (в Каталонии), Достигла к началу 1920 г. одного миллиона. Всеобщий союз рабочих, имевший в 1910 г. 40 000 членов, довел в 1920 г. свой членский состав до 220 000 с лишним. Забастовки исчисляются в этот период сотнями. Отметим из них всеобщую забастовку по всей Каталонии, продолжавшуюся 15 дней. Одной из отличительных черт этого бурного времени является необычайный расцвет системы индивидуального террора, как средства революционной борьбы. Индивидуальный террор уже не заменяет теперь массовое действие, а применяется одновременно с выступлениями масс.

В конце 1919 г. торговый баланс страны  продолжает оставаться активным, но буржуазия уже сознает неизбежность близкого кризиса в связи о возвращением на мировой рынок конкурентов, временно выбывших в годы войны, и считает, что теперь наступил момент для серьезного наступления на рабочий класс. Первым актом этого наступления был всеобщий локаут, объявленный в Каталонии в ноябре 1919 г. и охвативший 500 000 рабочих и служащих. Этот локаут продолжался три с половиной месяца. Одновременно усиливается режим репрессий: закрываются профсоюзы, арестовываются массами профработники и организуются «свободные союзы», фактически объединяющие только профессиональных убийц, находящихся на содержании  полиции и систематически истребляющих наиболее видных деятелей профдвижения. Профсоюзы оказывают мужественное сопротивление, которое удалось сломить только к концу 1920 г. Тем не менее, и за время от конца 1920 г. до переворота Примо де Ривера (13 сентября 1923 г.) мы имеем несколько крупных боевых выступлений пролетариата: забастовки горняков в Астурии, Бискайе и Сероне в 1922 г., рабочих метрополитена и местного транспорта в Барселоне в мае и июне 1923 г. и забастовку бискайских горняков летом того же года, которая закончилась всеобщей забастовкой солидарности в Бильбао, сопровождавшейся кровавыми столкновениями. Военный переворот, открыто поддержанный промышленной буржуазией, явился до некоторой степени увенчанием той политики репрессий, начало которой было положено в 1920 г. Революционные профсоюзы подвергаются жестоким гонениям и фактически перестают существовать. Наоборот, реформисты находят у Примо де Ривера открытую поддержку. С момента переворота до весны 1927 г. было только несколько забастовок, лишенных всякого значения. Но уже начинают обнаруживаться явные признаки нового подъема. В июле барселонские текстильщики, совершенно дезорганизованные, стихийно забастовали против попытки удлинить рабочий день и добились победы; в ноябре объявили забастовку астурийские горняки,  вопреки своему реформистскому союзу и правительственным репрессиям; почти одновременно, в день открытия диктатором Примо де Ривера совещательного собрания (жалкой пародии на парламент), пролетариат Бильбао, объявил однодневную политическую забастовку под лозунгами коммунистической партии против военной диктатуры. Наконец, в феврале 1928  г., на нескольких барселонских фабриках и в крупнейших городах Каталонии вспыхнули забастовки протеста против налога на заработную плату. Период пассивности остался позади, открывается новый период боевых выступлений.

2. Экономическое положение. До империалистической войны уровень заработной платы был в Испании необычайно низок. Выше мы уже отметили, что рабочий класс  воспользовался высокой конъюнктурой военного времени для предъявления требований о прибавках. Так, средний уровень зарплаты, составлявший в 1913 г. 2,81 пез. в день, равнялся 3,53 п. в 1917 г. и 5,04 п. в 1920 г. Тем не менее, несмотря на ее постоянный рост, зарплата почти всегда отстает от цен на предметы первой необходимости, как это видно из нижеследующей таблицы:

Заработная плата и движение цен на предметы первой необходимости.

Годы

Индекс зарплаты

Индекс цен (розничные цены)

В больших городах

В провинции

1913

100

100

100

1915

107,4

118,8

117,1

1917

110,6

186,1

139,8

1918

125,6

167,7

178,5

1919

146,9

192,3

208,11

1920

186,0

197,3

185,3

1925

216,0

195

-

1926

204,2

199,2

-

Необходимо иметь ввиду, что индекс вычислен только на основании двенадцати основных пищевых продуктов, без учета стоимости квартиры, одежды, культурных потребностей и т. д. Между тем эти последние расходы играют большую роль в бюджете рабочего. Их значение станет еще очевиднее, если принять во внимание постоянный рост цен на электричество и газ, с одной стороны, и на мануфактуру, с другой. Первые возросли, например, по сравнению с 1913 г. на 204% в 1918 г., а вторые – на 139% в 1920 г. и на 81% в 1925 г.1)

1) По исчислениям Международного бюро труда при Лиге наций, средняя реальная зарплата за час труда, учитывая только стоимость продовольствия рабочей семьи, на апрель 1928 г. составляет в Мадриде лишь с небольшим половину – 54% оплаты тех же видов труда в Лондоне, но она лишь немногим ниже, чем в Париже, где то же отношение к реальной зарплате в Лондоне равняется 56%, и значительно выше, чем в Риме, для которого это соотношение к лондонской зарплате падает до 43%. По другому исчислению, исходящему от данных по тем же категориям труда, реальная зарплата за час работы к марту 1925 г. повысилась сравнительно с июлем 1914 г. в Мадриде на 84%, в Париже – на 24%, в Лондоне только на 11%, а в Риме оставалась на предвоенном уровне (разница в недельной зарплате будет значительно меньше, так как до войны продолжительность рабочего дня была на континенте больше; в частности для Испании нормальная неделя считается для 1914 г. в 54 часа, а для 1925 г. – 48 часов). Следует, однако, иметь ввиду, что все эти расчеты основываются на данных, специально сообщенных Международному бюро труда испанским правительством, естественно склонным представить в наилучшем свете положение рабочих при нынешнем режиме военной диктатуры. Далее, среднее увеличение зарплаты выведено арифметически, без учета сравнительной численности различных групп, между тем разница в росте денежной зарплаты в разных профессиях, по данным для Испании, исключительно велика, поэтому строить какие-либо выводы на основании этих данных М. Б. Т. совершенно нельзя.

 

Положение сельскохозяйственных рабочих несравненно хуже, чем индустриальных. Их заработная плата не превышает 1,25 пез. в день. В крупных латифундиях на юге и в центре некоторые категории рабочих получают даже меньше половины этой ставки.

Налог на заработную плату введен правительственным декретом в январе 1928 г. Всякий заработок, превышающий 2 200 пез. в год, облагается налогом в размере 3%.

Одним из последствий кризиса, пережитого испанской промышленностью, явился сильный рост безработицы. Испанская промышленность, не позаботившаяся в годы процветания возобновить свое оборудование, явно неспособна бороться со своими конкурентами. В настоящее время она не только терпит поражения на иностранном рынке, но даже едва выдерживает конкуренцию иностранных товаров внутри страны, несмотря на крайне высокие покровительственные пошлины. Отсюда — сильное, сокращение производства. Безработица приняла чрезвычайно серьезные размеры, особенно с 1924 г., причем ею поражены именно наиболее важные отрасли промышленности. Точных цифр, к сожалению, невозможно дать по той простой причине, что безработные нигде не регистрируются. Приблизительные данные таковы: в текстильном производстве безработных около 55%, в металлургическом — 40%, в бумажном — 45%, в строительном деле — 25%. Что касается горной промышленности, то 30 сентября 1927 г., т. е. накануне забастовки, 4 000 астурийских горняков были уволены, а 1 785 были предупреждены об увольнении в ближайшем будущем. Остальные работали только 4 дня в неделю (общее число рабочими служащих, занятых в горной промышленности Астурии, составляет 27 000). В бискайских рудниках (железных и угольных) безработица охватывает 12% рабочих. Остальные и здесь работают неполную неделю. Страхования от безработицы в Испании не  существует. Безработные не получают никакого пособия ни от государства, ни от профсоюзов.

Декретом, опубликованным в апреле 1919 г., легальный рабочий день установлен в 8 часов. Однако, этим же декретом, а также рядом последующих, изданных в том же году и в 1920, 1921 и 1922 гг., введены многочисленные исключения. Важнейшие из них касаются: домашних работниц, надзирателей на фабриках и в имениях, ответственных торговых служащих (заведующих отделами и т. д.); рабочих, занятых в скотоводстве, аптекарских служащих; служащих гостиниц, кафе и ресторанов; рабочих шахт, в которых, по климатическим условиям, работы могут производиться только шесть месяцев в году. Этот перечень исключений может быть еще увеличен; для этого достаточно сговора между предпринимателями и местными властями.

Декрет о рабочем дне разрешает также в очень многих случаях сверхурочные работы. Для этого требуется только соответствующее соглашение между рабочими и предпринимателем. Сверхурочные работы не могут превышать 50 часов в неделю и 240 часов в год для мужчин и 2 часов; в день для женщин. Женщины получают за сверхурочные часы надбавку в 40%, мужчины — в 20% за первые два часа и в 40% за следующие часы. Рабочие и служащие железнодорожных станций могут работать сверхурочные 4 часа в день, с надбавкой к их зарплате в 20%. Сверхурочная работа не допускается ни в каком случае для подростков моложе 16 лет. Можно смело утверждать, что в течение последних четырех лет декрет о рабочем дне оставался мертвой буквой. Не говоря уже о том, что он оставляет широкий простор для многочисленных исключений, буржуазия, энергично поддерживаемая правительством Примо де Ривера, сделала все возможное для фактического аннулирования восьмичасового рабочего дня. И в значительной мере ей это удалось.

Воскресный отдых был установлен законом от 3 марта 1901 г., вводившим, однако, целый ряд исключений. Этот закон был отменен королевским указом от 17 декабря 1926 г., утвердившим декрет-закон от 8 июня 1925 г. Если, по существу, этот декрет оставляет в силе первоначальный закон, то он открывает в то же время полный простор для всевозможных нарушений воскресного отдыха. Сначала в нем указаны в самой общей форме предприятия и учреждения, для которых соблюдение воскресного отдыха необязательно; затем перечисляются работы, которые могут производиться в воскресенье, причем, однако, для некоторых из них (сельскохозяйственные работы, срочный ремонт и т. д.) требуется в этом случае специальное разрешение. Нарушение воскресного отдыха разрешается также в неуспевающих   отраслях промышленности. Декрет фиксирует способы осуществления воскресного отдыхав ряде профессий (на судах, в гостиницах и ресторанах, в продовольственных складах, в театрах, в издательствах и агентствах печати, в банях, при погрузке и разгрузке товаров и т. д.).

Вопрос о возмещении за несчастные случаи регламентирован законами 1900 и 1922 гг. На предпринимателя возложены все расходы по медицинскому и фармацевтическому обслуживанию. Пострадавший рабочий получает три четверти своей зарплаты. В случае полной инвалидности он получает компенсацию в размере двухгодовой зарплаты, в случае частичной инвалидности — в полуторогодовом размере. Если пострадавший умирает, предприниматель оплачивает расходы по его похоронам. Семья умершего имеет право: 1) на его двухгодовую зарплату, когда остаются вдова и дети; 2) на полуторагодовую зарплату, когда остается только вдова или только дети; 3) на 10-месячную зарплату, когда остаются престарелые родители старше 60 лет; 4) на 6-месячную зарплату, когда остается только один из родителей. Дети старше 18 лет не получают никакого возмещения. Для выполнения предписанных законом правил предприниматели основывают специальные страховые кассы.

До 1919 г. существовало только добровольное страхование от старости при помощи касс, субсидировавшихся правительством. С 1919 г. обязательно страхование всех рабочих и служащих. На получение пенсии имеют право все лица, которые достигли 65 лет и заработок которых не превышает 4 000 пез. в год.

Национальным институтом социального обеспечения выработан проект, предусматривающий создание страховых касс на средства государства, предпринимателей и рабочих. Застрахованные больные имеют право на клиническое и больничное лечение, а также на пособие в 2 ½  пез. в день, начиная с пятого дня болезни. Это пособие можно получать в течение полугода. Рабочие, совершенно потерявшие трудоспособность, имеют право на пособие в размере 2 пез. в день.

Нормальный рабочий день установлен для женщин, как и для мужчин, в 8 часов. Запрещено (декретом 1902 г.) применение женского труда в шахтах и в ночное время, за исключением случаев крайней необходимости. Королевским указом от 20 августа 1927 г. предписано предоставление работницам минимального отдыха в 12 часов между двумя последовательными рабочими днями; в особых случаях это время может быть сокращено на один час с тем, однако, чтобы эти сбавленные часы не превышали в общей сложности 60 часов в год. В сельском хозяйстве и на производстве скоропортящихся продуктов допускается работа женщин ночью. Для больниц и для санитарных и благотворительных учреждений установлены особые правила. Действие декрета о женском труде не распространяется на домашнюю прислугу, а также на работниц, работающих на дому или в семейных предприятиях.

Охрана материнства. Работницы имеют право на отпуск с восьмого месяца беременности  в течение месяца после родов. В обоих случаях закон обеспечивает их от увольнения, но не дает им права на получение зарплаты. На кормление младенца, по закону, полагаются два перерыва в день, по получасу каждый. Эти ежедневно предоставленные работнице перерывы в работе могут быть и увеличены, но тогда у нее делают соответствующий вычет из зарплаты. С октября 1923 г. работницы получают пособие в размере 50 пез. с момента родов и 50 пез. в месяц во время кормления. В 1927 г. комиссия экспертов, назначенная Национальным институтом обеспечения, одобрила проект обязательного страхования материнства. Этот проект предусматривает, с одной стороны, бесплатные услуги акушерки или врача, бесплатную выдачу лекарств и бесплатное пользование диспансером и домами ребенка, а с другой — шестинедельный отпуск до и после родов с сохранением зарплаты. Потребный для этого страховой фонд составляется из взносов государства, предпринимателей и рабочих.

Дети моложе 9 лет (грамотные) и 10 лет (безграмотные) не допускаются к работе на предприятиях. Для детей моложе 14 лет рабочий день продолжается 6 час. на производстве и 8 час. в торговых предприятиях; перерывы для отдыха установлены в 1 час для детей, не посещающих школу, и в два часа для школьников; работа не может продолжаться без перерыва больше 3 час. на производстве и больше 4  час. в торговых заведениях; ночные работы воспрещены. До 16-летнего возраста не разрешается выполнять работы, могущие стать опасными для здоровья, вроде переноски тяжестей больше 10 кг. Для подростков рабочий день установлен в 8 часов. Ночные работы разрешаются для подростков от 14 до 18 лет.

Охрана труда введена рядом декретов (1900, 1919 и 1920 гг.), составленных в крайне расплывчатых выражениях. В этих декретах говорится только о необходимости принятия рациональных мер для охраны жизни и здоровья рабочих на опасных производствах, но не предусмотрено никаких гарантий для действительного проведения этих мер, фабричная инспекция находилась до 1925 г. в руках соответствующей секции Института социальных реформ. После роспуска этого учреждения и его местных органов правительством Прямо де Ривера фабричная инспекция перешла в непосредственное ведение министерства труда. В отношении фабричной инспекции Испания разделена на двенадцать районов. Работает около сотни инспекторов и их помощников. Одной этой цифры достаточно, чтобы дать представление о плохой постановке инспекционного дела: предприятия такого, например, большого города, как Барселона, посещаются инспектором в среднем не чаще, чем раз в год.

Между тем в отчетах инспекторов ежегодно отмечается около сотни тысяч нарушений правил о труде. Нарушаются в особенности правила о 8-час. рабочем дне, о детском труде, о ночной работе женщин. Взыскания, налагаемые за эти нарушения, незначительны. Обыкновенно они сводятся к небольшим штрафам, заплатить которые предпринимателям выгоднее, чем соблюдать закон. Судебное вмешательство бывает крайне редко, причем суды проявляют большую снисходительность к предпринимателям. В среднем в суд поступает ежегодно около тысячи дел, из которых больше половины, а в некоторые годы даже три четверти (в 1921 г.), оканчивается оправдательными приговорами.

Право рабочих ассоциаций было признано только в 1887 г. особым законом, предоставившим рабочим довольно широкие права. Рабочие организации были оставлены почти вне всякого правительственного контроля. Положение изменилось в корне после издания мартовского декрета 1923 г. Каждый вновь организовавшийся профсоюз должен зарегистрироваться в местных официальных учреждениях (в органах «гражданского управления» в главных провинциальных городах, в муниципалитетах — в остальных городах). Это требовалось и прежним законом; но по декрету 1923 г. профсоюзы должны еще представить список своих членов с точными сведениями об их местожительстве, профессии, времени вступления в организацию и т. д. Полицейская цель этого правила не требует пояснений. Далее профсоюзы должны представлять на просмотр свою денежную отчетность и сообщать о всяком изменении своего устава. Заметим, что ни один профсоюз не может получить официального признания до утверждения его устава гражданским губернатором. Последний имеет право в любой момент произвести ревизию профсоюза. Право забастовок регламентировано в основных чертах законом 1837 г. и мартовским декретом 1923 г. Всякая забастовка признается, законной, если рабочие сообщают о ней местным властям за 8 дней до ее объявления. Законом предусмотрены наказания за «нарушение права на труд».

Третейские суды введены законом 1908 г. Их решения не имеют принудительной силы. Они состоят из трех представителей от рабочих, трех от предпринимателей и одного председателя, назначаемого правительством. Третейский суд должен иметься в каждом городе. Когда забастовка уже объявлена, вмешательство третейского суда допускается только в том случае, если примирительный трибунал, назначаемый местными органами Института социальных реформ, не сумеет добиться соглашения.

Таково было положение до военного переворота 1923 г. Примо де Ривера решил уничтожить всякую возможность забастовок. Министр труда Аунос подверг радикальному пересмотру закон о забастовках. В конце декабря 1926 г. правительство опубликовало декрет, которым вводилась «система корпоративной организации», установившая (впервые в Испании) порядок принудительного арбитража. В состав этой системы входят организации четырех типов: 1) паритетные комитеты, 2) смешанные комиссии, 3) советы корпораций и 4) комиссия, выделенная этими советами. Фундамент всей системы образуют паритетные комитеты, состоящие из 5 представителей от рабочих и 5 представителей от хозяев и из одного председателя и одного вице-председателя, назначаемых правительством. Задача этих комитетов — регламентировать условия труда, предупреждать и разрешать конфликты, организовывать биржи труда и т. д. Паритетные комитеты имеют право налагать взыскания на лиц, нарушивших принятые решения. Смешанные комиссии объединяют в местном масштабе представителей от паритетных комитетов различных отраслей промышленности. Они состоят из 3 представителей от хозяев, трех от рабочих и одного председателя и одного вице-председателя, назначаемых правительством. Советы корпораций назначаются паритетными комитетами (8 делегатов от рабочих, восемь от хозяев и председатель, назначаемый сверху). Комиссия, выделенная советами корпораций (семь, представителей от рабочих, семь от хозяев, один председатель и один вице-председатель, назначаемые правительством), играет роль высшего совещательного учреждения при министерстве труда.

3. Существующие профорганизации.

а) Всеобщий союз рабочих (U. G. Т.) основан, как было отмечено, на рабочем съезде в Барселоне в 1888 г. Это — реформистский профсоюзный центр, примыкающий к Амстердамскому Интернационалу. Низовыми организациями ВОР являются местные профсоюзы, большей частью цехового характера  (т. е. по специальностям членов). Только, с 1920 г. приступлено к их перестройке на производственной основе, но процесс этого преобразования совершается очень медленно. Вертикально профсоюзы объединяются в национальные федерации по профессиям или по производствам. По горизонтальной линии мы имеем федерации местные, провинциальные и областные. Центральное руководство принадлежит Национальному комитету, в котором представлены областные федерации и федерации профессиональные и производственные. Много лет BCF опирался, прежде всего, на рабочее население Мадрида (где фабричного пролетариата не существует вовсе) и на рабочих Астурии (угольные копи) и Бискайи (уголь и железная руда, горнозаводская промышленность). В Каталонии, важнейшем промышленном районе страны, ВСР никогда не имел никакого влияния. За последние годы, особенно с 1923 г., социальный состав ВСР подвергся серьезным изменениям. Тысячи рабочих покинули эту организацию, особенно в тех районах, где прежде она была наиболее сильна (в Бискайе и Астурии). Тем не менее членский состав ВСР не испытал соответствующего уменьшения. Это объясняется тем, что параллельно с массовым уходом пролетариев, в ВСР начали тысячами вступать полупролетарские и мелкобуржуазные элементы (ремесленники, крестьяне и т. д.). Переход ВСР от более или менее приличного реформизма к открытому предательству совершился чрезвычайно быстро. Начало этого процесса относится к годам империалистической войны, когда ВСР, подобно всей социалистической партии, принял сторону одной из групп воюющих держав, именно «союзников», и даже высказался за выступление на их стороне. В 1917 г. ВСР  принимает участие в организации всеобщей забастовки в августе, но его главной целью было при этом привлечение к себе   мелкобуржуазных либеральных  элементов. В 1920 г., когда на активных работников Национальной конфедерации труда обрушились жестокие репрессии, ВСР не предпринял ничего в их защиту и отказался присоединиться к всеобщей забастовке протеста, объявленной конфедерацией в ноябре. Переход ВСР к прямому отступничеству особенно ускоряется с конца 1923 г. В тот момент, когда Примо де Ривера, производит свой переворот, ВСР отвергает предложение коммунистической партии и революционных профсоюзов образовать единый фронт и объявить всеобщую забастовку против диктатуры. Дальнейшие шаги  не заставили себя ждать. Генеральный секретарь ВСР Ларго Кабаллеро становится членом государственного совета. Представители реформистского профсоюзного центра сотрудничают во всевозможных правительственных органах. И когда Примо де Ривера вводит т. н. корпоративный режим, реформисты принимают активное участие в его разработке. ВСР собирался далее, вместе с социалистической партией, участвовать в качестве «оппозиции его величества» в Совещательном собрании (этой, как упомянуто уже, пародии на парламент, созданной военным диктатором). Однако, это намерение вызвало такую бурю протестов со стороны членов ВСР, что руководители последнего оказались вынужденными забить отбой. В последнее время реформисты оказали активную помощь диктатуре, поддержав ее в вопросе об удлинении рабочего дня в шахтах и сорвав  всеобщую забастовку астурийских углекопов.

Коммунистические элементы и революционные рабочие, стоящие на платформе Профинтерна, вели энергичную борьбу внутри ВСР против его политики. Но реформистские лидеры пустили в ход все средства, чтобы избавиться от неприятной оппозиции. В Бискайе и Астурии они даже не остановились перед расколом, исключая целые секции (составлявшие иногда большинство), в которых господствовала оппозиция. На съезде, состоявшемся в Мадриде в ноябре 1922 г., было исключено 29 профсоюзов, руководимых коммунистами. В результате, ряды оппозиции внутри ВСР чрезвычайно сократились. В настоящий момент в них насчитывается не больше 8—10 тысяч рабочих.

Исключенные профсоюзы остались вне всякого профсоюзного центра. Они-то, главным образом, и ведут сейчас борьбу за единство. Для достижения этой цели они требуют слияния всех существующих профорганизаций в единый профсоюзный центр, идеологическая и тактическая установка которого должна быть определена объединительным съездом.

Приведем цифровые данные, характеризующие развитие ВСР1):

1888 г. – 3355 членов;
1895 – 6276;
1902 – 32778;
1906 – 34537;
1910 – 40964;
1914 – 127804;
1918 – 89601;
1920 – 220000;
1922 – 208000;
1923 – 210617;
1924 – 210741.

1) Данные за 1925, 1926, 1927 гг. не были опубликованы, потому что за эти годы не было ни одного съезда ВСР. Приводимые цифры явно преувеличены. В настоящий момент членский состав ВСР не превышает 170000 человек.

 

Наиболее многочисленную категорию организованных составляют сельскохозяйственные рабочие и крестьяне (69 062 чел. в 1923 г.); далее идут (все по данным 1923 г.) рабочие-строители (33 722), горняки, транспортники (17 736), рабочие металлопромышленности, пищевики и т. д. Для горняков официальный отчет дает цифру в 23 945 чел., для металлопромышленности — в 13 971. Обе эти цифры, несомненно, преувеличены. Число организованных горняков не превышает 7 000, горнозаводских рабочих — 5 000. Отметим, что ВСР насчитывает в своих рядах не более 2 000 текстильщиков, тогда как всего в одной отрасли занято более 100 000 рабочих.

б) Национальная конфедерация труда (С. N. F.). Как было указано, это — анархо-синдикалистский профсоюзный центр, основанный в 1911 г. на съезде, созванном в Барселоне профорганизациями каталонской области. Низовую базу НКТ составляют в крупных городах местные производственные союзы, крайне централизованные, а в небольших городах единые рабочие союзы, охватывающие наемных рабочих всевозможных категорий. Эти союзы не объединены вертикально, т. е. не существует федераций или национальных объединений производственных союзов. По горизонтальной линии союзы одного и того же города объединяются в местную федерацию. Кроме того, существуют окружные и областные конфедерации и Национальная конфедерация. По уставу, все низовые организации пользуются самой широкой автономией. НКТ никогда не организовывала фабрично-заводских комитетов, но в годы промышленного подъема большую роль играли фабричные и цеховые делегаты. Только на крупных предприятиях, где от каждого цеха выбирался свой делегат, эти делегаты образовывали своего рода фабзавком.

Как ВСР возглавляется социалистами, так НКТ всегда находилась под преобладающим влиянием анархистов. Идеологические корни этой организации восходят, как мы упоминали выше, к «Областной рабочей федерации», которая была секцией 1 Интернационала. В самом деле, все позднейшие попытки анархистов организовать профсоюзный центр всегда сводились к воссозданию бывшей «федерации». До империалистической войны НКТ имела влияние только в Каталонии, но и здесь она охватывала лишь незначительное меньшинство рабочих. Так, при общем количестве наемных рабочих в Каталонии приблизительно в 500 000 чел., в НКТ входило в 1913 г. только 70 000. В годы империалистической войны она делает большой скачок вперед.  Число ее членов составляет в 1915 г. 160 000 чел.; с 321 800 в 1917 г. оно поднимается до 653 000 в 1918 г. и до 1 125 000 в начале 1920 г. Но с 1921 г. начинается упадок организации, и ее членский состав падает катастрофически: в 1921 г. она насчитывает 212 100 членов, в 1922 г. уже только 97 000, а в 1924 г. — 46 400. В настоящее время НКТ, как организация, фактически не существует. Беспощадно преследуемая властями, она пока обречена на жалкое прозябание. В Каталонии у нее нет почти никаких сил; небольшие кадры она имеет в Астурии, Андалузии и Валенсии. Число ее членов не превышает 15 000. Не подлежит, однако, сомнению, что НКТ возродится, как только рабочее движение вступит в новую стадию подъема. Революционные рабочие, покинувшие НКТ, не входят ни в какую другую организацию: они выжидают. Коммунистическая партия и сторонники Профинтерна выбросили лозунг «восстановления НКТ», и этот лозунг уже находит отклик в рабочих массах. Сторонники Профинтерна в Испании превосходно подготовили почву. В течение нескольких лет сперва «La Ваtalla», а потом «Lucha  Social» вели энергичную пропаганду принципов и тактики Профинтерна. Результатом этой кампании было образование оппозиционных групп внутри НКТ (революционных профсоюзных комитетов). Своими жестокими репрессиями Примо де Ривера нанес тяжелый удар этому движению. Но уже появляются признаки возрождения.

в) Католические профсоюзы. Влияние католических профсоюзов ничтожно. Католицизм почти не имеет корней в испанском пролетариате, особенно среди промышленных рабочих. Все попытки создать мощную католическую профорганизацию окончились провалом. Существуют две главных католических организации: «Народное социальное действие» и «Национальная конфедерация католических рабочих союзов». Первая, основана в 1908 г., является скорее пропагандистским обществом, ставящим себе целью развитие кооперативов, касс взаимопомощи и т. д. Конфедерация, основанная в 1900 г., пользуется некоторым влиянием среди крестьян и сельскохозяйственных рабочих Валенсии; кроме того, она насчитывает в своих рядах несколько тысяч бискайских горнозаводских рабочих и астурийских горняков (точнее, горняков, занятых в рудниках маркиза Комильяса) и около 4 000 железнодорожников. Согласно данным, опубликованным самой  конфедерацией, число ее членов составляло в конце 1926 г. 60 000 чел., организованных в 220 союзов и в две национальные федерации (железнодорожников и горняков). Но эти цифры сильно преувеличены; число, членов католических союзов не превышает 35 000.

г) Свободные профсоюзы. Мы уже упоминали, что это чисто полицейская организация, основанная в 1920 г. в Барселоне губернатором генералом Мартинесом Анидо (нынешним вице-председателем кабинета Примо де Ривера) и главным начальником полиции Арлеги. Состоят эти «свободные» профсоюзы из общественных отбросов (бывших каторжников, сутенеров, апашей), которые под охраной полиции терроризировали рабочих, заставляя их выходить из профсоюзов, и систематически убивали революционных работников. Единственной организацией, которая более или менее заслуживает название профсоюзной, был вначале «свободный» союз кельнеров барселонских кафе. Впоследствии удалось насильственными способами навербовать в «свободные» профсоюзы ничтожное меньшинство рабочих других категорий, по преимуществу неквалифицированных. В настоящее время «свободные» профсоюзы объединены в Национальную конфедерацию, имеющую местопребывание в Барселоне, где она издает свой еженедельник. У нее есть несколько организаций — впрочем не пользующихся никаким влиянием, — в Барселоне, в Валенсии и в Баскской области. Ее основные принципы — сотрудничество классов и открытая борьба с революционными профсоюзами. Нечего и говорить, что «свободные» профсоюзы открыто поддерживают военную диктатуру. Число членов «свободных» профсоюзов по всей стране не превышает 15 000.

А. Нин (A. Nin1).

1) Перевод с рукописи.

Номер тома34
Номер (-а) страницы629
Просмотров: 37

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я