Сословная монархия

Сословная монархия, форма монархии, господствовавшая, грубо говоря, со второй половины средних веков до XVII века (в некоторых странах позже). Это промежуточная форма, — компромисс между партикуляристическими стремлениями феодальных баронов, духовных и светских, и абсолютистическими тенденциями государственной власти. Феодализм уже подорван ростом торговли и промышленности: землевладение перестает быть определяющим моментом политического влияния. Но феодализм силен еще настолько, что организация чистой бюрократии, главного технического признака абсолютизма, — невозможна. Социальная и политическая эволюция идет по равнодействующей между требованиями двух первых сословий с одной стороны и третьего — с другой. Сословная монархия создается тогда, когда феодальный способ ведения государственного хозяйства становится явно несостоятельным, когда условия самого существования государственного целого диктуют переход от частноправовой организации финансов — к государственной. Толчком служит мысль об использовании для государственных нужд обильных денежных ресурсов, которые торговля и промышленность накопляют в городах. Раньше государственная власть пользовалась этими ресурсами хищнически, то есть, случайно. Необходимо было с этой случайностью покончить, провести постоянный желоб между городскими кассами и королевской казной, то есть, превратить королевскую казну в государственное казначейство. Это делается не сразу. Организации государственного хозяйства придется ждать еще довольно долго. Но принципиальное начало кладется именно теми представлениями, которые создавали необходимость перехода к формам сословной монархии. Здесь на первом месте соображения о необходимости найти постоянный, не случайный источник для военной защиты страны. Организация армии требует постоянного притока денег, а его можно обеспечить только с согласия городских классов, потому что от духовенства, а тем более от дворянства систематической денежной поддержки получить невозможно. Города же охотно эту денежную поддержку королевской власти оказывают, потому что они заинтересованы в том, чтобы королевская власть вооруженной рукой, — если в этом будет необходимость, — охраняла торговлю и промышленность внутри государства и в международных отношениях.

Этим определяется и момент возникновения сословной монархии. В условиях господства натурального хозяйства она явно невозможна. Смысл ее существования — наполнение государственной казны деньгами, звонким металлом, который пойдет на уплату жалования солдатам, на снабжение их оружием, на их перевозку морем, когда нужно и проч. Все это предполагает развитое денежное хозяйство и, следовательно, сформировавшиеся вполне городские организации. С другой стороны, при торговле, развившейся в национальном и мировом масштабе, формы финансовой организации сословной монархии становятся недостаточны, заменяются новыми. Сословная монархия сопровождает те формы экономической жизни, которые характеризуются тесной ее связью с отдельными городами, отсутствием национального охвата и широких международных устремлений.

Таким образом, сословная монархия создается экономической эволюцией и фискально-финансовой необходимостью. Идеологически это покрывается представлением, что феодальная дробность кончилась, что наступает эра земского единства, выражающаяся в сотрудничестве с королем и высшей феодальной знатью городов и мелких сеньоров. «Communitas regni consuletur et quid universitas sentiat scietur», — «пусть привлекается к совету общество королевства (в противоположность королевским вассалам, высшей знати: «всенародные человеки» как сказали бы на Руси XVI века) и пусть будет известно, что думает население страны». Так говорится в одном стихотворном памфлете из эпохи реформы парламента, проведенной в Англии Симоном Монфором, около 1265 года. Так же думают и в других государствах. Разумеется «единство» было чрезмерно «земским», то есть, очень относительным. Крестьянство, как класс несвободный, не было включено в эту «communitas» с самого начала, и за малыми исключениями так и не попало в него, хотя потом в разных государствах — юридически, по крайней мере, — свобода, то есть, освобождение от личной крепости, была крестьянами завоевана. Вне рамок communitas остались до конца и низшие группы городского населения. Объясняется это тем, что для целей, которые преследовало создание юридических форм сословной монархии, участие крестьянства и низших групп городского населения совсем не было необходимо. Крестьяне давали деньги через своих помещиков, а мелкие ремесленники и рабочие — через городские финансовые органы, находившиеся в руках сначала исключительно купеческого патрициата, а позднее и мастеров ремесленников 1).

Формальным началом эры сословной монархии в каждом данном государстве является дата первого собрания сословно-представительного сейма с участием городских делегатов. Их присутствие знаменует осуществление идеи «земского единства». Наиболее ранняя дата — собрание кортесов Кастилии и Леона (1188 г.). За Кастилией следуют: Каталония (1218 г.), Германия (1237 г.), Португалия (1254 г.), Англия (1265 г.), Арагон (1274 г.), Франция (1302 г.). К средине XIV века относится появление сеймов в отдельных немецких княжествах. В других странах они появились позднее. В Италии их не было совсем. Там города рано сделались самостоятельными и превратились в тирании. Сословно-представительные учреждения носили разные названия в разных государствах. На Пиренейском полуострове они повсюду назывались cortes (множественное число от corte, двор, курия), в Англии — парламентом, в Германии — рейхстагом (Reichstag, буквально имперский сейм, перевод латинского выражения dieta, однодневное собрание для империи, и ландтагом (Landtag, территориальный сейм) для княжеств, во Франции — генеральными штатами (états généraux), в славянских государствах — сеймом (от со-имать собирать). См. генеральные штаты и истории отдельных стран.

Сословно-представительные учреждения выросли на феодальной почве. Это сказалось во многих особенностях их организации. Прежде всего, все производство носило характер частнодоговорного. Сословный сейм в целом или отдельные его чины договаривались с королем по тому или другому вопросу, как прежде договаривались с королем его отдельные вассалы. Главным предметом договора были финансовые вопросы всякого рода.

1) Исключением являются, в сущности говоря, только Норвегия и Швеция, где крепостного курия не было. Там была четвертая, крестьянская, хотя и во Франции с конца ХV века крестьяне, строя спорадически, тоже участвовали в представительстве.

Производство дел тоже носило характер вполне феодальный. Сословия обыкновенно заседали и совещались отдельно. Это послужило исходным пунктом раз деления английского парламента на две палаты, а когда французские генеральные штаты объединились в 1789 году, они перестали быть генеральными штатами, то есть, сословно-представительным учреждением, а сделались «национальным собранием».

Феодальные корни сословной монархии сказывались и в том основном факте ее истории, что она была по своему существу организацией господства землевладельческих групп в рамках монархического устройства. Королевская власть не признавала никаких политических компромиссов с дворянством и духовенством. Внутренняя логика ее эволюции вела к абсолютизму. К этому же вела и внутренняя логика эволюции торгового и промышленного капитала. Но отнять у землевладельческих классов принадлежавшую им в феодальный период политическую власть, не дав им взамен ничего, было нельзя. Поэтому и создается промежуточная форма сословной монархии. Высшие сословия отказывались от принадлежавших им раньше политических прав во имя идеи ограничения королевской власти волей всех трех сословий, но взамен получали, — не делясь с третьим сословием, — возможность не только сохранить, но и развить свое социальное господство. В этом отношении между королевской властью и обоими высшими сословиями не было никаких противоречий в интересах: король был такой же помещик. Таким образом, дворянство и духовенство беспрепятственно сжимали тиски сеньориального режима, то есть, крепостное право. В некоторых странах эпоха сословной монархии была временем настоящей феодальной реакции. Противодействия усилению крепостнического гнета в условиях сословной монархии быть не могло, потому что крестьянство было, за малыми исключениями, безгласно, а города не пользовались достаточным влиянием. Противодействие придет, когда буржуазия накопит больше влияния, но это свершится тогда, когда сословная монархия уступит место абсолютизму. В эволюции абсолютизма это противодействие будет знаменовать особый момент, так называемый просвещенный абсолютизм.

Сохранение социального господства землевладельческих классов в сословной монархии приводило к тому, что все политические выгоды этой формы монархии доставались королевской власти. Имея постоянную поддержку в двух старших сословиях, враждебно относившихся к третьему, королевская власть слабо ощущала те ограничения, которые в принципе налагало на нее существование сословно-представительных учреждений. В некоторых государствах, как во Франции, сословно-представительные учреждения постепенно сделались вполне произвольным атрибутом государственного механизма. Их созыв был поставлен в полную зависимость от воли короля после того, как при Карле VII генеральные штаты дали королю право взимания постоянного налога на содержание армии. Но и в других странах эволюция королевской власти к абсолютизму не только не встречала принципиальных препятствий в сословной организации государства, но порой даже подталкивалась ею. Несмотря на тесное социальное родство с двумя старшими сословиями, королевская власть находила опору и в буржуазии, интересы которой в этот момент требовали крепкой власти, и в крестьянстве, которое стремилось освободиться от крепостного ига и надеялось найти в короле союзника против помещика, что было совершенной романтикой. Этим путем она постепенно освобождалась и от тех слабых ограничений, которые налагали на нее сословно-представительные учреждения. Она сама становилась символом земского единства. Переход к абсолютизму находил свое естественное завершение (см. абсолютизм).

Литературу см. в библиографических указаниях при истории отдельных стран. Общих монографий по сословной монархии почти не существует. См. Теznеr, Technik und Geist des ständisch-monarchischen Staatsrecht (в Шмоллеровских Staats und Sozialwissenschaftl. Forsch., 1901) и Кареев, «Поместье-государство и сословная монархия» (1906).

А. Дживелегов.

Номер тома40
Номер (-а) страницы211
Просмотров: 6

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я