Строганов, граф Павел Александрович

Строганов, граф Павел Александрович, один из «молодых друзей» императора Александра I (см. II, 121), самый молодой и, по распространенному до недавнего времени, не вполне основательному мнению, самый радикальный. Родился в Париже в 1774 г., по другим сведениям в 1772 г., и до 7 лет не говорил по-русски, начав учиться этому языку одновременно со своим гувернером Жильбером Роммом (впоследствии изобретателем «республиканского календаря» и одним из «последних монтаньяров»). Для маленького «Попо» до восемнадцатилетнего возраста Ромм составлял всю семью: отец А. С. Строганов (см. XXIII, 649), «искусный царедворец», умевший «ладить со всеми любимцами царей и пользоваться благосклонностью четырех венценосцев» (Вигель), более всего на свете интересовался своей картинной галереей; мать, тотчас же по приезде в Россию, разошлась с мужем — факт, который от сына всячески старались скрыть. С этой целью мальчика держали подальше от Петербурга — этим, главным образом, объясняются непрерывные путешествия  Ромма с его воспитанником сначала (1781—80 гг.) по России, а потом за границей, по Швейцарии и Франции. В 1789 г. Строганов приехал в Париж в самом начале революции, в которой его воспитатель должен был принять такое деятельное участие. Под влиянием Ромма Строганов также увлекся революционным движением и был членом двух революционных клубов, сначала основанного самим Роммом — «друзей закона», а потом и якобинского. Но нет никаких оснований думать, чтобы революция произвела на «гражданина Очера» (так назывался в Париже Строганов, подобно многим французским аристократам того времени отбросивший свое родовое имя) сильное и глубокое впечатление. Скорее это было банальное увлечение молодости, где интерес к революции переплетался с интересом к таким ее представительницам, как Теруань-де-Мерикур (см.). Но для придворных кругов, к которым принадлежал Строганов по рождению, уже одно посещение революционных клубов было настоящим скандалом, о котором русский посланник Симолин поспешил донести Екатерине II. Строганову-отцу было приказано немедленно вызвать сына в Россию, где молодого Строганова сослали в деревню. Опала, впрочем, продолжалась недолго: в 1797 г. мы застаем Строганов, уже успевшего жениться, в Петербурге, в ближайших отношениях к наследнику престола, Александру Павловичу. После 11 марта 1801 г. Строганов «был первым из друзей Александра, который удостоился слышать мысли о его предстоящих преобразованиях» (Шильдер). По его именно инициативе возник в мае того же года знаменитый «негласный комитет». Уже раньше, при попытках более конкретного выяснения плана реформ, между друзьями обнаружились, однако же, разногласия, весьма характерные: обсуждая «права граждан», Строганов выдвигал на первое место – право  собственности, а император — упразднение сословных перегородок. В негласном комитете продолжалось то же самое: все время Александр был «левее» своих друзей в социальном вопросе и «правее» их — в политическом. В результате, почти никаких реформ, ни социальных, ни политических, не получилось (см. II, 121/22), а скоро затем «друзья», вместе с императором, всецело увлечены были иностранной политикой. Социальная физиономия «друзей» и здесь сказалась со всей яркостью: взятое ими направление было резко антифранцузское, и главным образом их влиянием объясняется участие России в коалиции держав «старого порядка» против Наполеона I. Строганов, хотя занимавший тогда должность тов. министра внутренних дел, принимал в делах внешней политики деятельное участие. В заседаниях негласного комитета он вместе с Чарторийским (см.) энергически доказывал, что «надлежит положить преграду властолюбивым видам Франции». В 1805 г. он был в походе с императором и присутствовал при аустерлицком сражении. В следующем году, в качестве чрезвычайного уполномоченного России в Лондоне, он употребил все усилия, чтобы помешать заключению мира с Францией. Неудача коалиции была катастрофой «молодых друзей». Неизбежность капитуляции перед Наполеоном чувствовалась уже весной в 1807 г., и Строганов, «опасаясь, что его употребят по дипломатической части в сношениях с врагом Европы и России, перешел в военную службу» (Греч). Превращение тайного советника и сенатора в казацкого полковника было, собственно, ликвидацией всей карьеры Строганов: из ближайшего советника государя он становится рядовым генералом, с честью выдержавшим, правда, ряд кампаний (1809 и 1812—14 гг.), но ничем особенно не выделившимся. Строганов умер от чахотки, в море, около Копенгагена, в 1817 г. См. великий князь Николай Михайлович, «Гр. П. А. Строганов», 3 т.

М. Покровский.

Номер тома41 (часть 5)
Номер (-а) страницы31
Просмотров: 91

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я