Теория музыки

Теория музыки представляет совокупность правил и установленных практикой музыкального творчества технических приемов сочинения, а также сведение в одно целое естественных  законов, имеющих касание к области музыки. В область широко понимаемой теории музыки входит также исследование процесса музыкального восприятия и эстетические обоснования самого музыкального искусства. В соответствии с этими функциями теория музыки, последняя разделяется на: 1) практическую теорию музыки, представляющую сводку найденных из творческого опыта технических приемов композиции, 2) научную теорию музыки, сводящуюся к тем областям знания, которые имеют касание до музыки (акустика, физиология), и 3) спекулятивную теорию музыки, или музыкальную эстетику. Все эти отдельные теории музыки имеют между собой тесную связь, но все же достаточно обособлены, чтобы рассматривать и изучать их отдельно.

Практическая теория музыки по самому своему заданию не может оперировать с безусловными закономерностями, она только дает рецепты, имеющие оправдание в прежней музыкальной практике. Тем не менее, это основное условие и свойство практической теории музыки на деле постоянно забывалось теоретиками, и они постоянно прилагали к теории музыки требование полной нормативности, считая закономерности, установленные теорией, непреложными. Между тем творческая практика постоянно шла вперед, открывая новые ресурсы, не имевшие оправдания в теории, что влекло длительный, перманентный конфликт теоретиков с композиторами. В итоге, теория оказалась, во-первых, сильно отставшей от композиторской практики, ибо мало пополнялась из-за присущего теоретикам консерватизма новыми приемами, а во-вторых, — загроможденной устаревшими приемами и рецептами, уже отвергнутыми новой практикой. Существующая теории музыки находится в некотором соответствии с музыкой классической эпохи (Моцарт), но уже музыка XIX в. ей не удовлетворяет, не говоря о современности. По своему составу практическая теория музыки, развитая значительно больше, чем все аналогичные образования в других искусствах (теория поэзии, живописи и пр.), разделяется на: а) Элементарную теорию, представляющую, в сущности, номенклатуру музыкальных явлений. b) Учение о гармонии, представляющее совокупность рецептов для красивого последования аккордов, — эта часть теории музыки особенно отстала от времени. с) Учение о контрапункте, или собрание технических приемов голосоведения при многоголосном сложении, обусловливающих красоту целого. Учение о контрапункте излагается в двух разрезах: в строгом стиле, опирающемся на художественную практику мастеров XIII—XVI вв., и в свободном стиле, основанном на композиционной практике XVI—XVIII вв. Теория строгого стиля явно устарела, тем не менее, она доныне проходится в консерваториях, как техническое упражнение в условиях наименьшей свободы, что, быть может, до некоторой степени полезно для выработки техники. В учение о контрапункте, в качестве отделов, входят учения об имитациях, фуге, каноне, двойных контрапунктах и проч. Технические рецепты этой теории находятся в несколько большем соответствии с эпохой (кроме строгого стиля), чем учение о гармонии. d) Учение о формах, или совокупность технических приемов компоновки целых произведений, приемов, основанных, главным образом, на практике т. н. «классической эпохи», т. е. века Моцарта, Гайдна и Бетховена. Эта часть теории музыки тоже сильно отстала от времени. е) Учение об оркестровке, представляющее совокупность рецептов хорошего звучания групп инструментов. Эта часть, пожалуй, наиболее из всех на уровне современности, в этой области догматизм не успел свить себе гнезда, и рецептура тут оказалась потому более гибкой. Общим недостатком всех этих подразделов теории музыки является склонность к догматизму и к приниманию частных проявлений за общие закономерности, а также отсталость от времени и неумение теоретиков связать отдельные рецепты общей мыслью. Эти недостатки неоднократно были поводом своеобразных «восстаний» композиторов против теории, периодически повторявшихся и особенно частых в XIX и XX вв. Новая музыка, возникшая на пороге XX в., настоятельно требует полного пересмотра теоретической рецептуры, накопленной веками и не имеющей уже цочти никакого практического приложения в композиции. Наиболее выдающимися теоретиками в смысле практической теории музыки были: Гукбальд (IX в.), Глареан (XV в.),  Царлино (XVI в.) и Рамо  (XVIII в.), положившие начало учению о гармонии; Фетис (XIX в.), развивший это учение; далее, Гарландия (ХII в.), Мурис (XIV в.), Фукс (ХVІII в.), Мартини, Керубини, Беллерман и др. Наше время выдвинуло: Римана (Германия) и С. Танеева (Россия), из которых последний, пытался синтезировать разрозненные правила теоретиков строгого стиля, пользуясь математической символикой.

Научная теория музыки развилась лишь недавно, выделившись из соответственных отделов науки, но ее эмбрионы относятся к очень древнему времени, восходя до Пифагора (VI в. до н. в.). Научная теория музыки разбивается естественно на: 1) музыкальную акустику, изучающую чисто физические феномены, связанные с восприятием звука, 2) музыкальную физиологию, касающуюся процесса восприятия самого ощущения, и 3) музыкальную психологию, занятую анализом самого ощущения. Эти отделы все развились, в конце XIX в., причем, однако, надо заметить, что между научной теоретической мыслью и художественной практикой пока не наблюдается какого бы то ни было контакта. Из теоретиков этой   области надо отметить Гельмгольца и; Штумпфа, которые положили основание развитию этой дисциплины. Близкой к научной теории музыки является развитая за последние годы научно-музыкальная техника, направляющая свои усилия к созданию новых, научных методов музыкального звукоизвлечения и к частичному упразднению механической техники исполнителя (механические инструменты, опыты «радиомузыки», применение интерферированных контуров для получения звука и т. п.).

Спекулятивная теория музыки, или музыкальная эстетика, имеет свою долгую историю и обнаруживает большие различия во взглядах отдельных мыслителей на существо музыки. Она составляет часть общей философии искусства и  занимается изучением: 1) музыки, как выражения воли (воли творческой, воли к общению), и элементарных методов этого воздействия, 2) музыки, как выражения идеи прекрасного (учение о музыкально-прекрасном), и изучения законов этой области, путей, коими прекрасное может быть выражено в звуке, 3) внутренней сущности и целеположности музыки (онтологическая музыкальная эстетика). К  спекулятивной теории музыки отчасти примыкает и полупсихологическое, а иногда и почти физиологическое учение о музыкальной способности «изображать», вызывать ассоциации, «выражать» внешние музыке объекты (психология музыки в тесном смысле слова). Среди спекулятивных теоретиков музыки надо отметить Рих. Вагнера, Шопенгауэра, Ницше, Ганслика, в России — Одоевского, Лароша; интересные мысли были по этому поводу высказываемы А. Белым, Вяч. Ивановым; в общем же надо признать, что в этой области замечается до сих пор односторонний дилетантизм: либо музыкальный (когда пишет о музыке философ), либо философский (когда пишет музыкант), так как до сих пор историей не было выдвинуто почти ни одного мыслителя равно компетентного в обеих областях (за исключением разве, Вагнера и Ницше).

Л. Сабанеев.

Номер тома41 (часть 7)
Номер (-а) страницы397
Просмотров: 51

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я