Эпоха социалистической реконструкции. 44. Алтайский край

Эпоха социалистической реконструкции. 44. Алтайский край, образованный постановлением ЦИК СССР от 28 сентября 1937 г., занимает меньшую, южную и юго-западную часть дореволюционной Томской губернии (см.) и близок по своей территории к выделенной в 1917 г. из Томской губернии бывшей Алтайской губернии. С 1925 г. территория, занимаемая ныне Алтайским краем, входила в состав Сибирского края, а с 1930 по 1937 г. являлась частью бывшей Западно-Сибирского края. Территория Алтайского края до революции составляла большую часть Алтайского горного округа (см.), захватывавшего также южную и юго-восточную часть современной Новосибирской области (в частности, юг Барабинской степи и территорию Кузнецкого бассейна) и юго-западные предгорья Алтая, расположенные ныне в Восточно-Казахстанской области Казахской ССР. Алтайский край расположен между 49°—55° северной широты и 77°—90° восточной долготы. По территории он является наименьшим из всех сибирских краев и областей (280 тыс. кв. км), а по населению наиболее густо заселенным (на 17/1 1939 г. — 2 520,1 тыс. жителей, средняя плотность — 9,0 чел. на 1 кв. км). Край граничит на севере и северо-востоке с Новосибирской обл., на западе и юго-западе — с Казахской ССР, на востоке — с Хакасской автономной областью Красноярского края, на юго-востоке и востоке — с Тувинской и Монгольской народными республиками и на небольшом отрезке с Китаем. В край входит Ойротская автономная область (см. ниже). Краевой центр — г. Барнаул.

По устройству поверхности территория края делится на две части: равнинную — северо-западную и гористую — юго-восточную. Большую часть северо-западной половины области захватывает Кулундинская степь, занимающая большое междуречное пространство между Обью и Иртышем (свыше 75 тыс. кв. км) и простирающаяся на юг до предгорий Алтая, а на севере, примерно на границе с Новосибирской областью, незаметно переходящая в более пониженную Барабинскую степь (см. Бараба). Кулундинская степь представляет плоскую котловину со средней высотой около 150 м, с небольшим наклоном к северо-западу, расчлененную плоскими гривами северо-восточного направления. Береговые увалы Оби и Иртыша препятствуют поверхностному стоку воды из Кулундинской котловины, благодаря чему атмосферные осадки собираются в густо разбросанных по степи озерах. Юго-восток края занят центральной частью Алтайской горной страны, носящей название Горного, или Русского Алтая (см. ХLI, ч. 1, 509).

Реки Алтайского края, принадлежащие в большинстве к бассейну Оби в ее верхнем течении, делятся в основном на две группы, определяемые характером рельефа территории. Для равнинной части края типичны небольшие степные речки, впадающие во внутренние озера или в Обь. Горная же половина края прорезается густой сетью рек с крутым падением, ив которых главнейшие — Катунь и Бия, сливаясь ниже города Бийска, дают начало Оби. Из Алтая вытекают также два крупных левых притока Оби — Чарыш и Алей, значительно менее многоводные, но имеющие большое значение для орошаемой ими восточной окраины Западно-Сибирской низменности. Кроме самой Оби, судоходной на всем своем протяжении, другие реки судоходны лишь частично: Чарыш из общего своего протяжения в 470 км судоходен лишь в нижнем течении на расстоянии 222 км, Бия становится судоходной также лишь по выходе из гор (на 229 км из общего протяжения в 308 км). Катунь же — самая крупная река Горного Алтая (614 км), вследствие крутых уклонов и большого количества порогов, для судоходства непригодна. Речная сеть края интенсивно используется для сплава леса. Из общей протяженности сплавных рек Верхне-Обского сплавного района в 8 658 км для сплава используется около 5 571 км. Реки Горного Алтая имеют, кроме того, большое значение в качестве мощных источников дешевой гидроэнергии. Особенно интересны в этом отношении Катунь, Бия и отчасти Чарыш. Энергетическая мощность Катуни, по своим потенциальным возможностям являющейся одной из наиболее мощных рек Сибири, исчисляется, по наиболее актуальным с точки зрения использования участкам реки, в 1 875 тыс. кВт, а суммарная среднегодовая мощность всего бассейна Катуни — около 5 500 тыс. кВт. Мощность бассейна р. Бии оценивается в 2 640 тыс. кВт (см. «Справочник по водным ресурсам СССР», Л.—М., 1937, т. XV, Зап. Сиб.; стр. 770).

Край богат озерами. В Кулундинской степи имеется множество неглубоких, большей частью бессточных озер с невысокими берегами, среди которых выделяется группа соленых, часто горько-соленых, сильно минерализированных озер, в том числе наиболее значительные — Кулундинское и Кучукское, и группа пресных озер, не имеющих большей частью постоянной связи с реками. Алтай также изобилует озерами, из которых выделяется своей исключительной красотой самое крупное озеро Алтая — Телецкое, имеющее удлиненную форму (длина 78 км, ширина от 1 до 5 км, площадь 231 кв. км) и занимающее по своей максимальной глубине (325 м) четвертое место в Союзе (ср. XXXVIII, 435).

При различии климата в равнинных и горных частях края он имеет все же общие черты умеренно-континентального климата. Среднегодовая температура спускается ниже только в высокогорных и горно-пустынных районах Алтая (от — 0,5° до — 2°). В степных же районах и в наиболее низменных долинах Алтая годовая изотерма колеблется от +1° до +2°, что соответствует в Европейской части Союза среднегодовым температурам местностей, расположенных на 5 с лишним градусов севернее (Архангельская и Вологодская обл.). Годовые колебания температур более значительны, чем на тех же широтах в более западных областях Союза: в Барнауле от —18,1° зимой (среднемесячного минимума) до +20° летом (среднемесячного максимума), в Бийске от —16,8° до +20,2°. Низменная степная часть края, особенно районы Кулундинской степи, принадлежит к зоне недостаточного увлажнения, с небольшим снеговым покровом и со среднегодовым количеством осадков в пределах 300 мм. Алтай отличается в климатическом отношении от окружающих его степей западносибирской равнины более теплой зимой и более прохладным и дождливым летом. При этом климат резко меняется при переходе от глубоких речных долин к высокогорным районам, где весна, лето и осень в совокупности продолжаются 2—3 месяца и где летом нередко выпадает снег, а по ночам морозит. Суровым, резко континентальным климатом отличаются плоскогорья горно-пустынного района на юго-востоке Алтая.

Край на большой части своей территории располагает весьма благоприятными почвенными условиями для развития сельского хозяйства (ср. XLI, ч. 8, 382). Север и северо-запад лесостепной равнины характеризуются черноземными почвами с небольшими площадями солонцов, в особенности в низинах около озер. Каштановые почвы центральных и юго-западных районов Кулундинской степи не имеют резкого качественного отличия от черноземов и к востоку, ближе к Оби, снова сменяются средними черноземами. Последние прерываются вдоль долин рек боровыми песками. Почвы Горного Алтая подчинены вертикальной зональности, но в известной степени на них сказывается и широтная зональность. Степные черноземы предгорий с увеличением абсолютной высоты сменяются черноземовидными почвами, переходящими затем в лесные суглинки и подзолистые почвы. В наиболее высокой южной части Алтая, ниже   линии вечных снегов, располагается горная тундра с темно-болотными почвами.

В центральной части Алтая, в долине Катуни распространены каштановые почвы, окаймленные черноземами. Высокогорные полупустыни на юго-востоке имеют бурые и солончаковые почвы. Частое явление на Алтае — скалистые обнажения, лишенные почвенного покрова.

Растительность низменной части края — типично лесостепная с березовыми колками (на северо-западе) и с примесью осины и ив на пониженных местах. К востоку, на левобережье Оби, песчаные дюны покрыты сосновыми борами, которые вытянулись узкой полосой в северо-восточном направлении («ленточные боры»). Чрезвычайно богата растительность Алтая, которая подчинена обычной для гор высотной зональности и состоит из   трех зон: степной, лесной и высокогорной (см. XLI, ч. 8, 383). Лесные массивы: края с общей площадью (по Алтаю и лeвoбережью Оби) в 8 млн. га, в т. ч. лecoпокрытой — 4,7 млн. га, заключающие  весьма ценную в хозяйственном отношении древесину, еще очень мало разрабатываются, так как потребность в лесе не только одного Алтайского края, но и всей Западной Сибири покрывалась до последнего времени главным образом лесозаготовками в примагистральных массивах Новосибирской области и в лесах Кузбасса. 

Алтайский край не получил в прошлом должной оценки в качестве сырьевой базы для промышленности. Сравнительно до недавнего еще времени были известны лишь минерально-рудные богатства юго-западного — Рудного Алтая, входящего почти целиком, за исключением его северной части, в Казахскую ССР. Рудный Алтай противопоставлялся всегда всей остальной территории Горного Алтая, горнопромышленные возможности которого оценивались очень низко. Работами советских геологов опровергнута эта теория о бедности полезными ископаемыми Горного Алтая, в котором уже найдено немалое количество разнообразных ценных ископаемых, несмотря на то, что систематические исследования его недр по существу только еще начинаются. Наиболее богатые полиметаллические месторождения Рудного Алтая расположены на территории Казахстана; однако, находящаяся в пределах Алтайский край Змеиногорская группа Рудного Алтая, разрабатывавшаяся еще с давних пор, располагает и сейчас немалыми запасами полиметаллических руд. Этих руд насчитывалось в невыработанных прежних и вновь найденных месторождениях Змеиногорского и Локтевского районов в системе реки Алея около 5,5% общесоюзных запасов. На территории Горного Алтая также зарегистрировано большое количество полиметаллических месторождений в бассейнах рек Чарыша, Катуни, Ануя, Песчаной и др. Но все они недостаточно еще разведаны и не имеют пока промышленного значения.

На Алтае с давних пор были известны разработки золотых россыпей в системе рек Ануя, Песчаной, Катуни и др. Геологические работы, проведенные в годы двух пятилеток, дали возможность установить наличие и рудного золота, в частности в районе реки Чарыша. Получили в последние годы промышленное значение давно уже известные, но до сих пор разрабатывавшиеся только отдельными старателями и случайными артелями россыпи золота по Бии и Катуни. Но наиболее крупным месторождением золота в крае является Змеиногорское, которое, как показало произведенное в 1933 г. исследование, содержит в огромных залежах роговиков крупные запасы рудного золота, достаточные для промышленной разработки.

Геологическими работами последних нескольких лет в крае обнаружены весьма ценные редкие металлы, из которых особенно важное значение имеют крупнейшие ртутные месторождения высокогорного Алтая — Чаган-Узунское и Ак-Ташское (см. ниже Ойротская автономная область).

С 1931 г. Алтай стал известен также как район распространения и другого редкого металла — вольфрама, найденного в кварцевых жилах ряда месторождений области, из которых промышленное значение имеют наиболее разведанное Колыванское, эксплуатировавшееся ранее как медное, и Белорецкое  (оба в Змеиногорском районе). Большей частью вольфрам представлен минералом — вольфрамитом, с которым в тесной ассоциации встречается на Алтае и другой вольфрамоносный минерал — шеелит. Найдены в самые последние годы в пределах края и другие ценные и редкие металлы: молибден, бериллий, висмут, торий. Установлено также присутствие на Алтае никеля, олова, хрома, сурьмы, кадмия.

Весьма серьезными богатствами располагает край по нерудным ископаемым, из которых, прежде всего, нужно выделить соли кулундинских озер, представляющих мощную базу для химической промышленности. Кулундинские озера, из которых раньше добывали только в небольших количествах поваренную соль, оказались в результате обследований в годы двух пятилеток чрезвычайно богатыми различными солями: поваренной, глауберовой, магниевыми, бромовыми и содой, причем соль содержится в этих озерах не только в растворах, но и в виде мощных пластов. Озеро Кучук по своим запасам занимает вслед за Кара-Богаз-Голом первое место в Союзе. Общая сумма запасов солей кулундинских озер достигает почти 900 млн. т, в т. ч. глауберовой соли, представленной мирабилитом, — 550 млн. т, поваренной соли — 300 млн. т, соды — 10 млн. т, магнезиальных солей — 16 млн. т и бромовых — 650 тыс. т. Запасы химического сырья в крае дополняет крупнейшее Змеиногорское месторождение барита, являющееся одним из богатейших в СССР как по количеству, так и по качеству барита. Имеется в крае также разнообразное сырье для производства стройматериалов: высокосортные огнеупорные глины и кварциты для динаса — в Солтонском районе, кирпичные глины — в Славгородском, Барнаульском, Бийском и Рубцовском районах, асбест — в бассейне верхнего течения Катуни, гипс — в Рубцовском районе и ряд других. Но промышленное использование этих строительных материалов еще весьма незначительно в связи с относительно небольшим промышленным строительством на территории края. Горный Алтай богат разнообразными самоцветами и поделочными камнями, из которых ценность имеют бериллы и аквамарины, связанные с часто встречающимися на Алтае пегматитовыми жилами, но наибольшей известностью пользуются поделочные камни Алтая — яшмы, порфиры, кварциты и горный хрусталь. Широко распространены на Алтае месторождения мрамора, среди которых имеются и скульптурные сорта весьма высокого качества. К природным богатствам края относится также ряд радиоактивных источников, из которых всего более известны Белокурихинские теплые ключи вблизи Бийска, не уступающие по радиоактивности аналогичным источникам первоклассных курортов Кавказа.

Из сравнительно большого количества полезных ископаемых, обнаруженных в Алтайский край, главным образом в последние годы, разрабатывается еще очень небольшая часть их. В частности не приступлено почти совершенно к эксплуатации наиболее ценных из них — цветных и редких металлов, если не считать незначительной старательской добычи золота в Ойротии, развернувшихся разведочных работ в северо-западном Алтае и подготовительных к эксплуатации работ в полосе ртутных месторождений юго-восточного Алтая.

Преобладающее значение в экономике края всегда имело сельское хозяйство, располагавшее прекрасной базой в виде плодороднейших земель в равнинной и предгорной частях края и больших пастбищных угодий в долинах и степях горного Алтая. Промышленность же имела крайне слабое развитие, хотя первые промышленные предприятия зародились на территории края еще в XVIII в., когда знаменитым уральским горнопромышленником Демидовым были основаны в северной части Рудного Алтая первые в Сибири медеплавильные заводы (Колывано-Воскресенский, Алейский и Локтевский), а с 1742 г. организована и первая выплавка серебра на Змеиногорском заводе. С 1747 г. эти заводы, как и ряд других (Барнаульский, Павловский), эксплуатировались уже «кабинетом его величества» (см. II, 296, сл.). Более 430 лет «кабинет» интенсивно разрабатывал ряд медных и серебросвинцовых месторождений, но с 80-х гг. XIX в., в связи с выработкой богатых окисленных руд и, главное, вследствие изменившейся конъюнктуры (падение цен на серебро, погоня за золотом), работы «кабинета» резко сокращаются, и в начале XX в. на Рудном Алтае продолжалась лишь разработка золотосодержащих роговиков Зырянского и Риддеровского рудников, расположенных за пределами Алтайского края — в Казахской ССР.

Перед самой мировой войной на территории края насчитывалось всего 44 цензовых промышленных предприятия с примитивным кустарным и полукустарным оборудованием, из которых подавляющее большинство, 34 предприятия, занималось переработкой местного сельскохозяйственного сырья, главным образом пищевкусового (23 предприятия, в числе которых было 10 мукомольно-крупяных, 5 винокуренных и 5 пивоваренно-дрожжевых), а также кожевенного сырья, шерсти (валяльно-войлочное производство) и пеньки (пенько-джутовые фабрики).

Юго-западная часть Западной Сибири, входящая ныне в Алтайский край, считалась всегда «хлебным районом». Здесь оседала главная масса переселенцев в Сибирь (ср. II, 302/04). В период 19 предреволюционных лет в Западную Сибирь из Европейской России переселилось более 1,5 млн. чел., или до 40% всех переселенцев, причем большинство из них устраивалось в более плодородных и более теплых южных районах бывшей Томской губернии, входящих в состав Алтайского края. Но, как и в других смежных сибирских районах, развитие сельского хозяйства в крае сопровождалось сильной эксплуатацией богатой верхушкой сибирской деревни крестьянской бедноты и середняков, чему в частности содействовало низкое материальное обеспечение переселенцев. По материалам обследования переселенческих хозяйств В 1911—1912 гг. (см. А. А. Кауфман, «Переселенцы на новых местах» в сборнике его статей, М., 1915), 15% переселенцев не имело на родине домов, 22% не имели земли, и в среднем на двор приходилось по 2,4 десятин посева и 0,6 десятин покоса. Значительная масса переселенцев явилась на новые места без денег и инвентаря. Так, в группе хозяйств, осевших в западносибирской степи и лесостепи (хозяйств, более обеспеченных, чем переселившиеся в Восточную Сибирь), 47% дворов пришли на участки без денег и 12% без всякого сельхоз инвентаря. Неудивительно поэтому, что огромная масса переселенческой бедноты вынуждена была наниматься, особенно в первые годы водворения на новом месте, на работу в более обеспеченные крестьянские хозяйства и к кулакам, что увеличивало и без того сильное классовое расслоение сибирской деревни. Последнее особенно четко вырисовалось в районах Алтайского края, чему примером может служить барнаульская волость, в которой, при общем росте числа хозяйств за 1897—1905 гг. на 51%, число малопосевных хозяйств увеличилось на 81%. В 1905 г. группа наиболее обеспеченных хозяйств этой волости, имевшая в среднем более чем 10 десятин посева в каждом хозяйстве и составлявшая только 16,3% всех хозяйств, владела 45,6% посевной площади всех хозяйств, 36,3% рабочих лошадей, 37,8% коров, 85% косилок и 75,4% молотилок. Наименее же обеспеченная группа в 47% всех хозяйств, со средней величиной посева в 1,8 десятин в каждом хозяйстве, располагала ничтожной частью посевных площадей, скота и инвентаря.

Распределение посевных площадей, скота и инвентаря по группам хозяйств барнаульской волости в 1905 г. (см. «Сибирская советская энциклопедия», т. II, стр. 697) видно из следующей таблицы:

Земледелие в районах Алтайского края развивалось еще более хищническим экстенсивным путем, чем в северо-восточной части Западной Сибири. Здесь господствовала чисто залежная система хозяйства, при которой хлеб сеялся по хлебу подряд от 6 до 10 лет, после чего засоренная и истощенная земля забрасывалась на 5—10 лет в залежь. Такая система хозяйства приводила к систематическому снижению урожайности, которая, в частности по пшенице, сократилась в Сибири за 15—20 предвоенных лет почти на 20%, с 8,1 ц с га в пятилетие 1896—1900 гг. до 6,6 ц в пятилетие 1910—1915 гг. Несмотря на значительное расширение посевных площадей, производство хлеба в Западной Сибири не поспевало даже за ростом сельского населения: если в 1906 г. на душу сельского населения было собрано 25,5 пудов хлеба, то за период 1906—1910 гг. собиралось уже только 22,6, в 1910 г. — 20, а в 1911 г. и в последующие предреволюционные годы только 19 пудов.

Сельское хозяйство края, сильно разрушенное в годы гражданской войны, отличавшейся в Западной Сибири особенно острыми формами, при советской власти было быстро восстановлено, а с начала первой пятилетки начался уже процесс его социалистической реконструкции на базе ликвидации кулачества и сплошной коллективизации крестьянских хозяйств. 94,9% всех крестьянских хозяйств объединены были к 1/VІІ 1938 г. в колхозы, число которых достигло к этому времени 4 663. Колхозы сосредоточили у себя почти всю посевную площадь крестьянских хозяйств (99,8%). Наряду с превращением мелкотоварного крестьянского хозяйства в крупное социалистическое сельскохозяйственное производство в крае созданы в годы первой и второй пятилеток крупные совхозы, оказавшие огромное влияние на все сельское хозяйство своим примером социалистической организации сельскохозяйственного производства и применения всех достижений агрономической науки и техники.

Наибольшее значение совхозы имеют в животноводческом хозяйстве края. Ив общего числа 65 совхозов системы Наркомата совхозов на 1/1 1938 г. было только 14 зерновых и 51 животноводческий, в том числе 13 молочного направления, 19 мясомолочного, 5 свиноводческих, 6 овцеводческих и 8 оленеводческих (маралов и пятнистых оленей). В совхозах края было сосредоточено в 1938 г. 8% всего поголовья стада и около 9% посевных площадей, причем особенно велика роль совхозов по кормовым культурам (29%).  Организация крупного социалистического сельхоз производства сопровождалась его полным техническим перевооружением. Техника дореволюционного бедняцко-середняцкого крестьянского хозяйства ограничивалась в лучшем случае конным плугом, сохой и деревянной бороной. Небольшое количество сеялок, косилок и молотилок имела лишь кулацкая верхушка. Социалистическая реконструкция сельского хозяйства сопровождалась созданием в крае первоклассной техники земледелия. В 1930 г. на территории Алтайский край насчитывалось только 13 машинно-тракторных станций, а к концу 1937 г. в крае было уже 159 машинно-тракторных станций, обработавших в 1937 г. более 90% посевной площади колхозов. К концу 1937 г. МТС располагали 11 352 тракторами мощностью в 237,4 тыс. л. с., 5 355 комбайнами, 2 648 грузовыми машинами. В 1938 г. все сельское хозяйство края имело уже 14 749 тракторов, 7 291 комбайн, 6 213 грузовых машин и десятки тысяч сеялок, культиваторов, косилок.

Основанное на новых социалистических формах землепользования и вооруженное новейшей техникой, сельское хозяйство края сделало огромный сдвиг, выразившийся прежде всего в росте посевных площадей и валовых сборов. Общая посевная площадь возросла по   сравнению с довоенным временем на 68%, с 2 315 тыс. га в 1913 г. до 3 755,2 тыс. га в 1937 г. и 3 940,5 тыс. га в 1938 г. В этом росте посевных площадей большое значение имело использование с переходом к паровой и паротравопольной системе полеводства значительных земельных ресурсов внутри уже освоенных земель, образовавшихся в результате применения до революции и в первые послереволюционные годы залежной и парозалежной систем (еще в 1928 г. в западносибирских степях на 100 га посева приходилось 23,6 га пара и 114 га залежи).

Значительно улучшается структура полеводства.

Посевы технических культур выросли по сравнению с дореволюционным периодом более чем в три раза, овощебахчевых — в 4 раза, кормовых — почти в 10 раз. Из технических культур развивается успешно подсолнух, представляющий ценность в качестве элемента рационального севооборота, посевы которого в 1938 г. достигли 98,2 тыс. га; лен-долгунец, сменивший прежний лен-кудряш, и сахарная свекла — новая для края культура, посевы которой в 1938 г. достигли 26,1 тыс. га, а валовой сбор составил 1,2 млн. ц. С 1931 г. на колхозных полях появились посевы махорки: в 1938 г. в колхозах было посеяно 4 900 га. Среди зерновых культур доминирующую роль имеет быстрее всех развивающаяся пшеница, посевная площадь которой возросла в 1938 г. против 1913 г. на 78,2%, достигнув 2 475,1 тыс. га, или 71% всех зерновых посевов. Край занял по посевным площадям пшеницы первое место в РСФСР и второе во всем Союзе. Основной пшеничный район края — это западная его часть, район Кулундинской степи. Там же развивается и подсолнух. Лен размещается больше в северных районах центральной части края, сахарная свекла — в предгорьях Алтая.

Больших   успехов добилось сельское хозяйство края в повышении урожайности. Средняя за предвоенное пятилетие (1909—1913 гг.) урожайность зерновых культур составляла на территории края 6,5 ц  с одного га, а в годы 2-й пятилетки (1933—1937 гг.) она достигла уже 8,4 ц, дав таким образом устойчивое повышение урожайности по сравнению с довоенным временем на 30%. Начало третьей пятилетки характеризуется дальнейшим ростом урожайности, которая в 1938 г. превысила 12 ц с га в среднем по краю против 10,2 ц в 1937 г. Несколько сдерживающее влияние на рост средней по краю урожайности зерновых культур оказывают западные засушливые и полузасушливые районы Кулундинской степи. Постановлением правительства предусматривается проведение в Кулундинской степи большой программы работ, которые должны внести коренные изменения в сельскохозяйственную жизнь этого участка края. Вводятся севообороты с многолетними травами, усиленно развиваются лесонасаждения, отпускаются крупные средства на обводнение и т. д. Осуществление всех этих мероприятий должно превратить Кулундинскую степь в крупнейшую базу по производству пшеницы с высокими устойчивыми урожаями. Уже сейчас на колхозных полях появились полосы защитных лесов, лесопитомники, участки семенников люцерны, донника, американского пырея и др. многолетних трав. В Кулундинской степи осуществляется в настоящее время строительство оросительной сети с выходом в полив 60 тыс. га и ведутся изыскания с целью разрешения обь-иртышской проблемы полива 2,5 млн. га. Одновременно проводится в жизнь программа расширения поливного земледелия в зоне Алейской оросительной системы к юго-востоку от Кулундинской степи, где уже в 1937 г находилось в эксплуатации больше 8 тыс. га поливной земли и где приступлено к работам 2-й очереди, обеспечивающим полив 43 тыс. га.

Большая роль в деле повышения урожайности колхозных полей принадлежит развернувшемуся в крае ударному ефремовскому движению борцов за высокий урожай, начало которому было положено в 1936 г. бригадиром колхоза «Искра» Белоглазовского района М. Е. Ефремовым, поднявшим тщательной подготовкой и проведением ряда агротехнических работ урожайность пшеницы до 60 ц с га. В 1936 г. в крае наблюдались лишь единичные примеры высоких урожаев, а уже в 1937 г. сотни ефремовцев добились рекордных урожаев по 60—70 и даже 80 ц с га. В 1939 г. на полях Алтайский край работало уже 4 142 ефремовских звена, которые посеяли свыше 100 тыс. га, главным образом, пшеницы. Работа ефремовских звеньев базируется на тщательной обработке почвы, накоплении и сохранении в ней влаги, удобрении почвы и подкормке растений, применении новых норм высева и равномерном распределении семян по площади питания. Качественные сдвиги развивающегося земледелия преодолели дореволюционное отставание валовых сборов хлеба в Сибири от роста посевных площадей. Валовые сборы хлеба и особенно пшеницы в своем росте из года в год обгоняют увеличение посевной площади, и в 1937 г. в Алтайский край было уже собрано хлеба в 2 с лишним раза, а пшеницы в 2,5 раза больше, чем в последнем предвоенном 1913 г.

Валовой сбор хлебов по Алтайскому краю в тыс. ц

Значительно большему разрушению подверглась в годы гражданской войны и особенно в период ликвидации бешено сопротивлявшегося кулачества другая отрасль сельского хозяйства – животноводство, которое имеет большое значение во всех районах края и играет доминирующую роль в сельском хозяйстве Горного Алтая. Но и здесь уже полностью преодолена тенденция к сокращению численности скота, а с 1933-34 гг. наметился устойчивый процесс увеличения всего стада крупного и мелкого скота и даже поголовья лошадей, сократившегося в большей степени, нежели другие виды скота. За последние 5 лет (1934—1938) поголовье скота в колхозно-крестьянском секторе края увеличилось по крупному рогатому скоту на 77,4%, овцам и козам на 157,3%, свиньям на 104,3% и лошадям на 23%. За один 1937 г. численность скота по всему краю увеличилась: крупного рогатого на 9,5%, свиней на 43,9%, овец на 31,1%, коз на 19,3% и  лошадей на 6,9%. По численности скота как крупного рогатого, так и мелкого область занимает сейчас 2-е место в РСФСР.

Большая часть колхозного стада сосредоточена в колхозных товарных фермах, численность которых за последние 4 года удвоилась, с 6 164 в 1934 г. до 12 976 ферм в 1938 г. и 14,5 тыс. в 1939 г. В крупнейшем животноводческом районе края — Чарышском, расположенном в горно-животноводческой зоне, в 1931 г. было 20 МТФ с 8 500 голов скота, а в 1937 г. уже насчитывалось 54 фермы с 22 470 голов крупного рогатого скота. Поголовье овец на овцеводческих фермах этого района возросло с 1932 г. на 211%. Еще более резко увеличилась численность свиней и свиноводческих ферм, число которых достигло 48 против 11 в 1932 г., а поголовье свиней определялось в 3 819 гол.

Обеспеченность скотом на 1/1 1938г. (на 100 хозяйств).

Параллельно с ростом колхозных ферм и всего обобществленного стада колхозов увеличивается из года в год и обеспеченность продуктивным скотом индивидуальных хозяйств колхозников, которым из одних только животноводческих ферм продано и передано за 3 года (1935—1938) около 53 тыс. гол. крупного рогатого скота, 200 тыс. голов овец и 360 тыс. голов свиней. Обеспеченность скотом у колхозников значительно выше, чем у единоличников (см. табл.), которые владеют лишь 0,7% всего поголовья стада. Больше половины всего скота, 52%, сосредоточено в обобществленном колхозном стаде, что видно из следующей таблицы:

Распределение скота по категориям хозяйств на 1/1 1938 г. (в %%).

Большая работа проводится в крае в направлении качественного улучшения поголовья стада, в частности по мотивации скота и повышению его продуктивности. Колхозы края имеют уже сейчас 32 племенных фермы с поголовьем скота в 13 838 голов. В 1937 г. племенными улучшенными производителями в колхозах края было покрыто 85% коров, 93% овец и коз, 92% свиней и 45% лошадей. Кроме того, в крае созданы 3 госплемрассадника. Улучшается и уход за скотом. Основная масса скота обеспечена зимним помещением, а также ветеринарным и зоотехническим надзором. Колхозы края имели к началу 1938 г. уже 1 159 типовых конюшен, 1 802 типовых коровника, 1 493 телятника, 557 овчарен, 985 свинарников. В течение 1938 г. были выстроены и сданы в эксплуатацию сотни новых животноводческих построек: 478 новых скотных дворов  для крупного рогатого скота, 146 свинарников, 152 овчарника и около 200 конюшен. Растет также механизация и электрификация животноводческих ферм, среди которых насчитывается уже 41 электрофицированная ферма. За один 1938 год установлено в колхозных фермах Алтайского края 56 ветродвигателей, на 5 фермах оборудована внутренняя сеть водопровода и в 10 фермах наружная. Кроме того, вырыто 28 буровых колодцев, 21 шахтный и установлено 782 автопоилки (см. «Алтайская Правда» № 77 от 3/ІV 1939 г.).

Наряду с основными развиваются и подсобные отрасли сельского хозяйства. В западных и центральных районах большое значение приобретает плодоягодное дело. Почти повсеместно, в особенности в предгорьях Алтая, распространено пчеловодство: в январе 1938 г. имелось уже 2 403 колхозных пасеки, в которых насчитывалось 130 600 семей пчел. Особое положение среди подсобных отраслей занимает охотничий промысел, сильно развитый на Алтае среди ойротов (см. Ойротская автономная область).

Общий подъем сельского хозяйства имеет своим следствием систематический рост колхозной зажиточности. По данным предварительных итогов годовых отчетов 4 651 колхоза за 1937 г., колхозы края после выполнения всех обязательств перед государством, засыпки семенных, фуражных и других фондов, выделили для распределения по трудодням 43,8 млн. пудов хлеба. Выдача хлеба по трудодням возросла в 1937 г. по сравнению с 1936 г. больше чем в полтора раза, достигнув 4,3 кг на 1 трудодень в среднем, причем в 1 345 колхозах, составляющих 29% всех вошедших в отчет колхозов, выдача на 1 трудодень превышает 5 кг, в т. ч. в 112 колхозах она выше 10 кг, в 480 колхозах колеблется от 7 до 40 и в 753 — от 5 до 7 кг. Одновременно увеличились и денежные доходы колхозов: со 186 млн. руб. в 1936 г. до 236 млн. в 1937 г. Выдача денег на трудодень возросла в 1937 г. на 23,5%. В 1938 году наблюдался дальнейший значительный рост доходности колхозов Алтайского края. Их валовой доход увеличился в 1938 г. до 570,5 млн. руб. против 461,7 млн. в 1937 г., причем денежные доходы возросли на 40%: с 236,1 млн. руб. до 330,1 млн. Число колхозов с денежным доходом свыше 80 тыс. руб. увеличилось с 631 в 1937 г. до 1 542 в 1938 г. В связи с ростом доходности, а так же общим улучшением организации колхозного хозяйства увеличились в 1938 году не только абсолютно, но и относительно отчисление колхозов в неделимый фонд (с 12,6% до 14,7%), а также доли доходов, распределяемых по трудодням (с 45,6% в 1937 г. до 55,1% в 1938 г.). Выдача на трудодень деньгами составила в 1938 г. в среднем 1 руб. 09 коп., т. е. в четыре раза больше, чем в 1934 г. Значительно выросла также выдача на трудодень натурой; достаточно сказать, что число колхозов, выдавших колхозникам свыше 10 кг на один трудодень, увеличилось (по сравнимым данным) почти в 8 раз: с 123 до 888. (Данные за 1938 г. опубликованы в «Алтайской Правде» в № 113 от 20/V 1939 г.).

Колхозная деревня Алтайского края совершенно изменила свой прежний облик. Примером может служить село Веселоярск, основанное 90 лет назад. Первые жители села, кулаки братья Гузеевы, имели 30 батраков. Половина населения села в 1905 г. работала у кулаков в качестве постоянных и сезонных батраков, которых насчитывалось тогда свыше 400 человек. 95% жителей Веселоярска было неграмотно; в 1909 г. здесь было 2 начальных школы с двумя учителями. Сейчас в селе 7 богатых колхозов, за которыми закреплено да вечное и бесплатное пользование 21 118 га земли. На полях появились невиданные раньше здесь машины. Обработку земли проводит МТС, имеющая 60 тракторов, 27 комбайнов,  17 автомашин и более сотни других сложных сельхоз машин. Для борьбы с засушливостью на р. Алей построена плотина, орошающая 11,5 тыс. га земли. Сильно растет урожайность колхозных полей: вместо 40 пудов с десятины в довоенное время колхозники в 1937 г. собрали по 400—120 пудов. Колхозники Веселоярска стали жить зажиточной жизнью и в 1937 г. получили по 8—10 кг зерна на трудодень. Изменилось культурное лицо села; % грамотности достигает 97. В средней и двух начальных школах учится 1 150 детей колхозников, которых обучают 39 учителей. Кроме того, свыше 100 детей веселоярских колхозников учится в высших школах и техникумах. За годы советской власти село Веселоярск дало стране 51 учителя, 13 механиков, 3 агрономов, 4 врачей и фельдшеров, 4 техников и инженеров, 6 акушерок, 30 бухгалтеров и счетоводов, свыше 300 трактористов, комбайнеров и шоферов. Ширится среди колхозников интерес к книге и печати. Колхоз получает 1 120 газет и журналов. Газеты выписывают до 80% всех колхозников.

За годы первой и второй пятилеток в крае создана своя крупная промышленность  в корне отличающаяся и по масштабам и по своему техническому оснащению от полукустарной мелкой довоенной промышленности Алтайского края.

В крае насчитывалось в 1936 г. уже 578 предприятий крупной (цензовой) промышленности, т. е. в 13 раз больше, чем в довоенное время (1913). Продукция этих предприятий возросла еще в большей мере, чем число предприятий, — в 21 раз, так как с каждым годом в общей массе относительно еще небольших предприятий все большее место начинают занимать крупные технически высокооборудованные заводы. Если в 1927/28 г. на одно крупное предприятие в крае приходилось производственных фондов только на 168 тыс. руб., то в 1936 г. каждое предприятие располагало уже производственным фондом в три раза большим — в 495 тыс. руб.

Динамика крупной цензовой промышленности Алтайского края

Заново возникла в крае металлообрабатывающая промышленность, которой в довоенное время не было совсем. Среди 184 ее предприятий, в большинстве своем еще очень небольших ремонтных мастерских, имеется крупный Барнаульский паровозовагоноремонтный завод с двумя тыс. рабочих и завод паро-отопительных приборов в Барнауле, выросший на базе кустарного заводика, основанного еще в 1916 г. В связи с усиленным городским строительством во многих районах края выросли многочисленные кирпичные и лесопильные заводы. Реконструирован и расширен стекольный завод в Быстроистокском районе. Появилась в крае и своя химическая промышленность. На базе огромных запасов самосадочной соды кулундинских озер построен в Ключевском районе Михайловский мощный содовый завод (40 тыс. т соды в год). В Барнауле выстроен канифольно-терпентинный завод. Реконструирована также известная еще в дореволюционное время Коливанская шлифовальная фабрика, основанная в 1802 г. в центре богатых месторождений цветного камня (в 285 км от Барнаула). Старая шлифовальная фабрика с примитивной техникой и тяжелым трудом гранильщиков уступила место обновленному заводу (№ 6) алтайских самоцветов. Значительно выросла техническая оснащенность цехов. Совершенные камнерезные и ограночные станки, а также электроэнергия видоизменили весь характер производственного процесса и облегчили условия труда рабочих.

Но наибольшее развитие получила в крае легкая промышленность, в первую очередь текстильная и пищевая. Создание крупной текстильной промышленности стало возможным в результате постройки Туркестано-Сибирской ж.-д. магистрали, позволившей установить хозяйственную связь крупнейшего среднеазиатского хлопкового района Союза с богатой хлебом, лесом, а теперь и продукцией тяжелой промышленности Западной Сибирью. В 1932 г. был заложен первый сибирский текстильный гигант — Барнаульский меланжевый комбинат, первая очередь которого, оборудованная 100 тыс. веретен и 1 500 ткацких станков, с годовой производственной мощностью в 26 млн. м ткани, вступила уже в эксплуатацию. Во второй пятилетке меланжевый комбинат дал стране35 млн. м, а за первый год третьей пятилетки (1938 г.) — 26 млн. м. В июне 1939 г., по постановлению правительства, заложена вторая очередь комбината, которая явится по существу вторым хлопчатобумажным комбинатом с законченным производственным циклом и другим ассортиментом выпускаемых тканей. Проектная мощность нового комбината определяется: по оборудованию — в 90 тыс. веретен и 2 720 ткацких станков, по выпуску продукции — в 67,8 млн. метров плательно-бельевых и одеяльных тканей. На местной сырьевой базе построена и работает в Бийске льноткацкая фабрика, вырабатывающая мешки, брезент и прозодежду для Кузбасса. Заново создана в крае и промышленность по первичной обработке льна и пеньки: в первую и вторую пятилетки введено в эксплуатацию более 2-х десятков льно- и пенькозаводов. Реконструированный и механизированный пимокатный завод в Барнауле производит в год до 600 тыс. пар пимов и до 200 тыс. кв. м шорного войлока. Значительно возросли также основные фонды кожевенно-обувной промышленности, в частности, в Барнауле вырос крупный овчинно-шубный завод.

Легкая промышленность Алтайского края выработала продукции в последнем году 2-й пятилетки в 5,6 раза больше, чем в 1933 г., т. е. в начале пятилетки.

По пищевкусовой промышленности следует отметить создание в крае сахарной промышленности. В конце первой пятилетки был выстроен и пущен в эксплуатацию Алейский сахарный завод мощностью в 1 200 тыс. ц свеклы в год, а во вторую пятилетку вошел в строй действующих предприятий второй крупный сахарный завод в Бийске, рассчитанный на ежесуточную переработку 12 тыс. ц свеклы. Оба завода выработали в 1936 г. 25,5 тыс. т сахара. Полной реконструкции подверглась мукомольная промышленность: выстроены крупные Алейский, Рубцовский и Поспелихинский мелькомбинаты. Значительно расширены маслобойные заводы: Барнаульский, основанный в 1916 г., и Бийский, выстроенный в 1927 г. Построены новые мясокомбинаты в Славгороде, Рубцовске и на ст. Алейской, а также расширены, в прошлом полукустарные, Барнаульский и Бийский комбинаты. Пищевая промышленность увеличила свою продукцию за годы второй пятилетки (с 19ЗЗ по 1937 г.) на 93,4%.

Осуществлявшееся в восстановительный период и в годы 1-й и 2-й пятилеток транспортное строительство не вполне еще обеспечивает дальнейшее промышленное развитие края и полное освоение его богатых сельхоз районов. Основной ж.-д. артерией края служит Алтайская линия (построена в 1915 г.), являющаяся сейчас частью Туркестано-Сибирской магистрали. Алтайская линия имеет ветку от ст. Алтайская до Бийска, — наиболее близкого к Ойротии ж.-д. пункта. Наряду с Алтайской линией обслуживает вывоз с.-х. продуктов Кулундннская ж. д. (выстроена в 1916 г., продолжена до Павлодара в 1924 г.). Новая железнодорожная линия Рубцовск—Риддер прорезывает южные с.-х. районы края и подводится к полиметаллическим рудам северо-восточного Казахстана.

На базе новой экономики изменилось коренным образом культурное лицо края, что, прежде всего, выразилось в почти полной ликвидации неграмотности в крае. Даже в труднодоступном, прежде глухом, Ойротском Алтае осталось неграмотных менее 10% всего населения. Но рост грамотности — только один из показателей общего культурного уровня, который не менее ярко виден и по росту числа учащихся начальных, неполных средних и средних школ: в 1938/39 учебном году их было в крае 582 200 человек, в то время как в 1914 г. на территории всей Западной Сибири (т. е. включая и большую часть быв. Томской губернии, входящую ныне в Новосибирскую область) было только 123,4 тыс. учащихся. В крае к началу учебного 1938/39 г. было уже 3 449 школ, в том числе 2 748 начальных и 701 средняя и неполная средняя. В этих школах работало более 13 тыс. преподавателей. Учебную сеть края дополняют техникумы, различные специальные школы, школы подростков, рабфаки. Наибольшее школьное строительство проводится на селе.

Растет и дошкольное воспитание, которого до революции, по существу, не было. 5 860 детей воспитывалось на 1/ХІ 1937 г. в 172 детских садах, в том числе на селе было 96 детских садов с 2 406 детьми.

Рост грамотности и общий культурный рост привел к созданию большой библиотечной сети. В крае в 1937 г. работало 756 массовых библиотек, располагавших фондом в 1 млн. книг. Большая часть библиотек (657) находится в сельских местностях. Культурно-просветительную сеть дополняют 1 449 клубных учреждений, в том числе 1 376 на селе, из них 559 изб-читален и 372 колхозных клуба. В крае действуют также 5 театров, в т. ч. молодой ойротский национальный театр. Кроме того, в начале 1938 г.  было 336 киноустановок, из них 278 в селах.

Значительные успехи достигнуты в медико-санитарном обслуживании населения края. Амбулаторно-поликлинических учреждений насчитывалось к концу 1937 г. 618, в числе которых, кроме неспециализированных врачебных амбулаторий и самостоятельных фельдшерских и акушерских пунктов, имелось больше 100 специализированных поликлиник, туберкулезных и венерических диспансеров, малярийных и трахоматозных пунктов, а также несколько десятков женских и детских консультаций. Большая часть этих лечебных учреждений открыта в селах, где имелась 431 неспециализированная врачебная амбулатория, 300 фельдшерских пунктов, 54 трахоматозных пункта. Расширяется, хотя и недостаточно еще, сеть стационарных учреждений. В довоенное время во всей Томской губернии было 80 больниц с 2 490 койками, к концу 1937 г. в одном Алтайском крае было уже 148 стационаров, в том числе 138 больниц, из них в селах 113. При общем числе коек во всех стационарных учреждениях края в 4 591 (на селе — 2 636) в 1937 г. было обслужено 114 559 больных, в том числе больше половины (72 481 чел.) сельского населения.

В перечисленных учреждениях здравоохранения работало в 1937 г. 2 423 лица медицинского персонала с законченным средним медицинским образованием (из них 1 458 в сельских местностях) и 394 врача (132 на селе). Большое внимание уделяется охране здоровья матери и детей. В 1938 г. летом в пионерских лагерях и детских санаториях отдыхало 14 117 детей, из них 8 000 детей колхозников. Кроме того, 24 000 детей было охвачено летними пришкольными площадками. В 1933 г. на территории края было только 2 родильных дома, а в 1938 г. уже 28 городских родильных домов и 442 колхозных с 497 койками.

Успешно развивается также курортное обслуживание трудящихся, чему способствуют благоприятные природные условия края: большое число минеральных источников и озер, а также целебные свойства алтайского климата. Далеко за пределами края известны могущие конкурировать с лучшими союзными курортами климатический курорт в Лебяжьем, особенно ценный для туберкулезных больных, белокурихинские радиоактивные источники, грязевой курорт — озеро Кучук и среднегорная климатическая станция Чемал. В последние годы проведена большая работа по их расширению и благоустройству.

Хозяйственное развитие и культурное строительство края отразились и на росте населения. Быстро, абсолютно и относительно растет городское население, хотя на территории края его удельный вес (около 16%) значительно меньше, чем в целом по всей Западной Сибири (около 32%), что объясняется доминирующей ролью сельского хозяйства в экономике края и небольшим числом городов. Все же развитие городов происходит чрезвычайно быстрыми, характерными для Сибири темпами. Особенно сильно выросли и неузнаваемо изменились два наиболее старых города: Барнаул и Бийск. Барнаул (см.), основанный в 1730 г. как поселок демидовских крепостных, был известен до революции больше как административный центр Алтайского горного округа. В 1917 г. в городе было лишь 1 300 рабочих, а продукция всех его кустарных мастерских составляла только 400 тыс. рублей. Сейчас Барнаул — крупный промышленный город, центр текстильной промышленности края. В 1937 г. в городе насчитывалось уже 49 тыс. рабочих и служащих, а продукция промышленности города достигла 190 млн. рублей. Население его со времени переписи 1926 г. с 73 858 чел. выросло к 17/1 1939 г. до 148 129 чел., т. е. более чем удвоилось. Бийск — еще более старый город, основанный как казачья крепость в 1709 г., перед самой войной имел лишь 618 рабочих. Его довоенная промышленность это — 4 мельницы, 4 полукустарных кожевенных заводика, 2 лесопилки, винокуренный завод и небольшая ткацкая фабрика. Теперь Бийск — промышленный город, имеющий крупный сахарный завод, авторемонтный завод, мясокомбинат, маслозавод, крупную реконструированную льноткацкую фабрику, махорочную фабрику. Численность бийских рабочих свыше 25 тыс. человек. Население города выросло с 25,3 тыс. человек в 1910 г. до 45,6 тыс. чел. в 1926 г. и 80,2 тыс. к 17/1 1939 г.

Наряду с ростом и экономическим развитием городов меняется и лицо районов и сел, в которых, в связи с интенсивным развитием сельского хозяйства, произошедшими социальными сдвигами, идет большое хозяйственное и культурное строительство. Так, например, в Поспелихинском районе, бюджет которого увеличился с 1931 г. по 1937 г. (вкл.) в 4 раза, за эти 6—7 лет построено 9 школ, 5 изб-читален, районная библиотека, 2 больницы, 4 фельдшерских пункта, ветеринарная лаборатория. В центре района, с. Поспелихе, построен большой мукомольный завод, электростанция, 12 двухэтажных жилых домов, гостиница, двухэтажное здание средней школы, здание Дома советов, клуб, баня, ветеринарная лечебница, детские ясли. Проведен водопровод.

Другой яркий пример — село Молотово Шипуновского района, возникшее уже в годы советской власти почти на пустом месте, где раньше стояла лишь заимка кулака, эксплуатировавшего около 30 батраков и имевшего до 1 000 голов скота. За 17 лет Молотово превратилось в крупное культурное село. Нет уже в нем глиняных избушек первых лет его существования. Все дома — деревянные, крытые тесом. Появились и кирпичные двухэтажные здания. Село в 1938 г. имело уже клуб, полную среднюю школу на 620 учащихся, библиотеку, читальню, больницу, родильный дом, детские ясли, фельдшерский пункт, ветеринарный пункт, почтовое отделение, сберегательную кассу и новый каменный универмаг. В селе выстроен ряд предприятий: электростанция, кирпичный завод, элеватор, машинотракторная станция, овощехранилище, лучшие в районе каменные конюшни, кошары и скотные дворы. Село электрифицировано и радиофицировано (есть радиоузел на 100 точек). Колхоз с. Молотова, в который была преобразована организованная еще в 1920 г. сельскохозяйственного коммуна, является сейчас одним из богатейших колхозов края. Колхоз принял участие во Всесоюзной с.-х. выставке 1939 г. В нем 4 животноводческих фермы с 1 895 голов скота, в то время как в 1935 г. колхоз имел лишь 774 гол. скота. Большое количество скота имеется также в личном пользовании колхозников. Животноводство колхоза выросло не только количественно, но и качественно. Если 4 года тому назад на фермах колхоза были лишь грубошерстные овцы, то сейчас все стадо метизировано и 50% его принадлежит к породным мериносовым овцам. Стадо свиней целиком принадлежит к лучшей породе — йоркшир. Высока также порода крупного рогатого скота. Самый низкий вес дойной коровы составляет сейчас 450 кг. Средний удой на 1 фуражную корову в 1935 г. составлял 16 ц 21 кг, а в 1938 г. увеличился до 28 ц 70 кг. Колхоз имеет большую пасеку и один из лучших в крае фруктовых садов. Посевная площадь колхоза — 1 276 га земли. О богатстве колхоза, о зажиточной жизни колхозников можно судить по размерам выдачи на трудодень. В 1937 г. вес трудодня выразился в 6 кг зерна, т. е. на 40% выше, чем в среднем по всему Алтайскому краю, кроме того, колхозники получили деньгами по 3 р. 50 к. на трудодень. Взрослое население колхоза стало грамотным. На 124 двора колхоз получает 246 газет и 98 журналов. За последние годы колхоз им. Молотова вырастил свою интеллигенцию и прекрасные кадры работников сельского хозяйства. Колхоз дал стране 22 учителя, 32 тракториста, 9 комбайнеров, 8 шоферов, 12 механиков, 1 ветврача, 3 медработников, 4 агрономов и 4 командиров и политработников Красной армии.

Огромные социальные сдвиги произошли и в крупнейшем национальном районе Алтайского края — Ойротской автономной области.

Ойротская автономная область (ранее—Ойратская), выделенная ив бывшей Алтайской губернии 1 июня 1922 г., входит в состав Алтайского края, занимая в его юго-восточной горной части 93,1 тыс. кв. км. Окруженная с севера и запада другими районами Алтайского края, а также Горно-Шорским районом Новосибирской области, область граничит на юго-западе с Восточно-Казахстанской обл., на северо-востоке — с Хакасской автономной областью Красноярского края и на востоке и юго-востоке — непосредственно с Тувинской и Монгольской народными республиками, а также с Китаем. Главный город — Ойрот-Тура отстоит от ближайшей ж.-д. станции, г. Бийска, на 96 км.

По устройству поверхности Ойротия, занимающая среднюю, наиболее возвышенную часть Алтайской горной страны, известную под названием Горного, или Русского Алтая, отличается исключительным своеобразием. Для рельефа Алтая характерна хаотичность горных цепей с беспорядочным нагромождением высоких острых, выходящих за снеговую линию скал и утесов и многочисленных плоских вершин, а также обилие широких нагорных равнин — плоскогорий.

В своих более высоких частях хребты Алтая имеют значительные площади оледенения. Особенно богаты ледниками Катунские и Чуйские белки. В частности, вершина Катунских белков — г. Белуха (4 540 м), уступающая по своей высоте в Сибири лишь Ключевской сопке на Камчатке, имеет мощный ледниковый узел, насчитывающий всего до 31 ледника с общей площадью в 70 кв. км (см. VII, 371/72). Всего в Ойротии насчитывают 474 ледника с общей площадью оледенения в 417 кв. км.

Сложный горный рельеф Ойротии определил и характер ее многочисленных в большинстве стремительных, извилистых и порожистых горных рек, имеющих ограниченное транспортное значение, но представляющих исключительный интерес со стороны энергетической. Вся речная система области принадлежит бассейну р. Оби, получающей — уже за пределами области — начало от слияния двух наиболее крупных водных артерий области — рек Катуни и Вии. В верховьях алтайских рек лежит много озер ледникового происхождения. Исключение из них составляет самое большое и живописное озеро Алтая — Телецкое (см. XXXVIII, 435), образование которого объясняют тектоническими перемещениями. Реки и озера Ойротии, особенно Телецкое озеро, богаты рыбой. Наиболее частые виды рыб: таймень, осман, хариус, телецкий сиг, сельди, окунь, щука, налим и чебак. Однако, рыбные богатства не являются еще предметом промышленной эксплуатации; существующий в небольших размерах рыбный промысел имеет лишь узко местное значение.

Разнообразие природных условий Ойротской автономной области позволяет рассматривать в ней условно 4 естественно-географических района: 1) северо-восточный черневой район, в южной своей половине поднимающийся до 2 тыс. м высоты над уровнем моря (отдельные вершины 2 300 — 2 400 м) и к северу постепенно снижающийся до 400—600 м, с довольно широкими, доступными в своих верховьях речными долинами и густым таежным хвойным лесом («чернью»), покрывающим большую часть района; район этот особенно богат полезными ископаемыми; 2) северо-западный смешанно-хвойный район, охватывающий менее возвышенную часть Ойротского Алтая и его северо-западного предгорья с большими степными пространствами, схожий по своим природным условиям с юго-восточной окраиной Алтайского края; район — земледельческо-скотоводческий; 3) юго-западный и южный высокогорный район, имеющий средние высоты более 2 тыс. м (вершины от 3 до 4 тыс. м), пригодный благодаря своим широким горным плато с густой травянистой растительностью для скотоводства; довольно широкие долины рек этого района доступны для земледелия; 4) юго-восточный горно-пустынный район с характерными для него суровыми пустынными степями, напоминающими соседние монгольские степи, окруженными высокими горными хребтами до 2,5— 3 тыс. м высоты.

Климат Ойротии имеет ясно выраженный континентальный характер, с холодной малоснежной зимой и теплым дождливым летом, с преобладанием ветров юго-западного направления. Но сильная изрезанность горного рельефа обусловливает существование ряда «микроклиматов», нарушающих общую характеристику. В черневом районе среднегодовая температура составляет +0,8°, в смешанно-хвойном +2,0°, в высокогорном — 0,5° и в горно-пустынном —2,0°. Средняя температура лета колеблется от +18,4° в высокогорном районе до +14° в горно-пустынном, а зимняя температура, составляющая в смешанно-хвойном районе в среднем —11,4°, опускается в горно-пустынном районе, отличающемся особенно суровым климатом, до — 27° в среднем. Неодинаково в области и выпадение осадков. Наиболее влажные районы расположены в северо-восточной части области, где количество осадков достигает 900 мм. Достаточное количество влаги имеют западные и центральные районы области. Но в юго-восточной части Ойротии выпадает лишь до 300 мм осадков. Особенной сухостью, несмотря на высокое положение, отличаются горные степи и плоскогорья юго-восточного Алтая (Чуйская степь, плато Укок и др.).

Хотя почвенные условия Ойротии, отличающиеся, в соответствии с рельефом местности, чрезвычайным разнообразием, еще очень мало изучены, все же почвы Ойротии можно считать весьма ценными в сельскохозяйственном отношении. Наибольший интерес представляют черноземовидные почвы северо-западных и западных предгорных районов и долин рек, затем горные черноземы и каштановые почвы центральной части области — долины Катуни, окаймленные черноземами, а также лесные суглинки, располагающиеся по склонам, и богатые гумусом подзолистые почвы северной части Алтая (долин рек Лебедь и Пыжа), дающие высокие урожаи хлебов.

Богатая растительность Ойротии делится на 3 зоны: лесную, степную и высокогорную альпийскую. Больше половины территории Ойротии занимают лесные площади — около 5,5 млн. га, в т. ч. лесопокрытой площади до 45%. Преобладающей породой является лиственница (45%), черневой район богат кедром, пихтой. Незначительное распространение имеют лиственные — береза, осина. Вследствие расположения главных лесных массивов Ойротии в труднодоступных горных районах их эксплуатацией охвачено немногим более 20% лесопокрытой площади. Альпийская зона начинается густой и сочной субальпийской травой, сменяющейся низкорослыми кустарниками и альпийскими лугами, за которыми следует высокогорная альпийская флора мохово-лишайниковой и, ближе к вечным снегам, каменисто- и щебенисто-лишайниковой тундр.

Ойротский Алтай славится своими прекрасными пастбищами, разбросанными по всей территории области. Как степные предгорные районы и нижние ярусы горной тайги, так и более высокая альпийская зона и высокогорные альпийские луга, — все они отличаются обильным и сочным высокотравьем, представляющим прекрасный естественный корм для скота. Но и более редкая травянистая растительность горных полупустынных пространств юго-восточного Алтая не мешает им также быть использованными в качестве обширных пастбищных угодий.

Разнообразный животный мир Ойротии, состоящий как из чисто хищных пород (медведь, горный красный волк, росомаха, колонок, снежный барс, лиса, рысь, отчасти еще соболь) и широко распространенных копытных (лось, марал, кабарга, косуля, горный козел), так и других ценных пушных пород (белка, барсук, горностай, сурок и др.), представляет богатую базу повсеместно распространенного в Ойротии охотничьего промысла.

По составу населения Ойротская автономная область делится на две основные группы; коренное туземное население и пришлое — русское. Коренная национальность насчитывает, по данным на 1/1 1935 г., около 37% всего населения области и состоит в незначительной части из казахов, а в подавляющей массе на (9/10) из различных алтайских тюрко-язычных племен. В литературе и документах прошлых веков часть этих алтайских племен (алтайкижи, или собственно алтайцы, теленгиты, телеуты) именовалась калмыками, часть (тубалары, кумандинцы, шелганцы) — черневыми татарами (см. XLI, ч. 1, 516/17). Близкие между собой по языку и обычаям, все эти тюркские племена горного Алтая были после Октябрьской революции объединены в одну общую национальную семью под историческим именем ойротов. Со второй половины XVIII в. и особенно в XIX в. русские начали усиленно заселять Алтай, оттесняя коренных жителей на менее удобные земли.

Ойроты находились до самой революции под двойным гнетом: с одной стороны — самодержавия, выколачивавшего из трудящегося алтайца непосильные налоги и подати в разнообразной форме, и русских миссионеров, попов, купцов, безжалостно эксплуатировавших ойротов и захватывавших лучшие земли, расплачивавшихся грошами за ценную охотничью продукцию и скот, а с другой стороны — местного национального феодализма, в недрах которого выросла, на почве капиталистического разложения алтайского натурального хозяйства, туземная торгово-ростовщическая буржуазия.

О степени эксплуатации баями, алтайскими помещиками, и кулацкой верхушкой алтайского крестьянства, его середняцкой и неимущей части, можно судить по следующей яркой картине распределения скота в дореволюционной алтайской деревне. Обеспеченность скотом 4 690 алтайских скотоводческих хозяйств по материалам обследования 1908 г. (см. Л. П. Потапов, «Очерк истории Ойротии», Новосибирск, 1933 г., стр. 148) представляется в следующем виде:

Наиболее маломощные по обеспеченности крупным рогатым скотом первые 4 группы, составлявшие больше половины (52,1%) всех хозяйств, имели лишь 16,6% всего крупного рогатого скота, а наиболее малочисленная группа в 3,8% всех хозяйств, с 50—100 головами и выше в каждом, владела 22,9% всего стада. По лошадям разница между крайними группами была еще выше. Наименее обеспеченные 5 групп, 72,8% всех хозяйств, имели лишь 19,1% всех лошадей, а наиболее обеспеченная группа в составе лишь 1,6% всех хозяйств сосредоточила 21,6% всех лошадей. Треть всех хозяйств совсем не имела мелкого скота. Неудивительно, что при столь значительном удельном весе неимущего крестьянства в алтайской деревне процветали особо дикие формы эксплуатации в виде своеобразной испольщины, «равной доли», когда алтаец-бедняк половину всей продукции (сена, пушнины) должен был отдавать за предоставленные ему землю, лошадь или ружье, а также в виде отработочной ренты (за сдачу в аренду скота).

Сжатый тисками двойного гнета ойротский народ был обречен во времена царизма на вымирание. К моменту Октябрьской революции хозяйство Ойротии находилось на низших ступенях капиталистического развития. Промышленности, за исключением небольших кустарных предприятий, в виде карликовых кожевенных заводов, мельниц, маслосыроваренных заводиков и пр., не было. Основой экономики являлось располагавшее обширными естественными пастбищами кочевое и полукочевое скотоводство в соединении с примитивным охотничьим промыслом в горно-таежных районах. 50% алтайских хозяйств еще в 1897 г. не имело никаких посевов. На путь интенсивного хозяйственного и культурного развития Ойротия вступила лишь после Великой Октябрьской социалистической революции, уничтожившей политическое бесправие и экономическое закабаление трудящихся ойротов. На основе последовательно проведенной ленинско-сталинской национальной политики Ойротская область в корне изменила свой экономический и культурный облик.

В сельском хозяйстве области господствующей стала социалистическая форма хозяйства. К концу 1937 г. в Ойротии имелось уже 377 колхозов, в которых было объединено 18 555 в прошлом мелких единоличных хозяйств (87,4% всех крестьянских хозяйств). В 1939 г. % коллективизации (по числу хозяйств) поднялся уже до  96. На базе колхозного строительства осуществляется переход ойротов на оседлость. Уже в 1937 г. до 70% кочевых и полукочевых ойротских хозяйств переведено на оседлый образ жизни. Успешно развивается и совхозное строительство: в области уже несколько лет работает 11 крупных животноводческих совхозов.

Основная отрасль ойротского сельского хозяйства — скотоводство, пережившее в годы гражданской войны и последующие годы обостренной классовой борьбы сильный упадок, с 1933 г. вступило на  путь быстрого восстановления и дальнейшего развития на новой социальной основе. Поголовье скота с 1933 г. по 1938 г. выросло в колхозно-крестьянском секторе по крупному рогатому скоту на 31%, по овцам и козам на 60%, по свиньям на 109% и по лошадям на 8%. За один 1937 г. рост поголовья стада во всей области составил: по крупному рогатому скоту — 8,1%, свиньям — 14,8%, овцам — 21,3%, козам — 18,4% и по лошадям — 10,2%. На 1/1 1938 г. общая численность скота в области достигла 470,6 тыс. голов, из которых около 98% сосредоточено в социалистическом секторе. Единоличники сельских местностей и городов владели не более чем 9—10 тыс. голов, т. е. не свыше 2% поголовья стада. Совхозам принадлежало 6,6% поголовья крупного рогатого скота, 8,1% свиней и 6,3% овец и коз. В колхозах, в общественном и в индивидуальном пользовании колхозников — 82,5% всего поголовья. 66,1% всего поголовья находится в обобществленном колхозном стаде (51,3% всего поголовья крупного рогатого скота, 33,9% свиней, 73,4% овец и коз и 72,9% лошадей). Число колхозных товарных ферм растет с каждым годом: на 1/1 1932 г. их имелось только 158, а в 1937 г. уже 618 (268 молочных, 148 овце-козоводческих, 72 свиноводческих, 128 коневодческих и 2 мараловодческих). В результате активной государственной помощи кредитом и скотом наряду с ростом обобществленного стада растет и личная обеспеченность скотом колхозников. Значительно повысилась общая обеспеченность колхозных хозяйств скотом — на 1/1 1938 г. на 100 хозяйств приходилось 567 голов крупного рогатого скота, 1 312 овец и коз и 282 лошади, что значительно выше средней обеспеченности большинства животноводческих областей Союза. Благотворное влияние как на количественное развитие животноводства, так особенно на качественное улучшение имеет перевод стада, еще недавно подвергавшегося всем опасностям кочевья и зимней тебеневки (пастьбы), в постоянные скотные дворы, усиливающееся с каждым годом обеспечение его сочными травами и силосом. Систематическое улучшение качества скота обеспечивается также проведением мероприятий в направлении его метизации и завозом племенного скота (симменталы, красно-немецкие быки, мериносовые и монгольские овцы, орловские лошади и др.).

Быстро растет в Ойротии прежде слабо развивавшееся земледелие. Перед самой революцией, в 1917 г., в Ойротии было только 24 тыс. га посевов. Ничтожное по своим размерам полеводство было и примитивным по способам обработки земли. Главнейшими орудиями служили абыл (тип ручной деревянной мотыги), андазын (простейший вид сохи) и косалитовка. Сократившись в 1922 г. до 15 тыс. га, посевные площади в последующие годы неуклонно развиваются и к 1938 г. вырастают, по сравнению с максимальной дореволюционной цифрой, почти в 3 раза, достигая 66,2 тыс. га. За 20-летие с 1897 по 1917 г. средний ежегодный прирост посевной площади был 70 га, за 6-летие с 1922 по 1928 г. он составлял уже 2 066 га, а за 6-летие 1928—1934 гг. достиг 6 889 га. Рост полеводства происходил почти исключительно за счет зерновых культур, которые занимали в 1938 г. около 9/10 всей посевной площади (57,0 тыс. га). В посевах зерновых преобладают пшеница и овес (по 40%) и ячмень (16%). Развитие земледелия в Ойротии происходит на новой технической основе. В 1937 г. на относительно еще небольших размеров полях Ойротии работало уже 100 тракторов, 7 комбайнов, сотни сеялок, молотилок и тысячи сенокосилок, конных граблей и плугов. В целях лучшего освоения засушливых районов высокогорных степей в области приступлено также к ирригационным работам. В 1936 г. сооружена 1-я очередь инженерно-оросительной системы в Курайской степи, имеется также ряд колхозных ирригационных сооружений в Чуйской степи, по Урсулу и других местах.

Серьезных успехов достигли колхозники и в развитии подсобных отраслей и промыслов. Крупное хозяйственное значение имеет пчеловодство. В 1938 г. в области было около 30 тыс. пчелосемей, которые дают до 750 т меда на сумму свыше 2 млн. руб. Успешно развивается в последние годы также плодоягодное дело, по которому ведется большая опытно-показательная и научная работа организованным в 19 34 г. ойротским плодоягодным опытным пунктом. В частности интересные опыты проделаны в последние годы по разведению тутовых деревьев, открывшие перспективы производства шелка в области. Но наибольшее значение среди подсобных отраслей продолжает занимать охотничий промысел, о роли которого можно судить по сравнительным цифрам выхода пушнины с 1 кв. км, составляющего в Ойротии 18—20 руб. против 5—6 руб. в Нарыме и 7—10 руб. в лесостепи Западной Сибири. Стоимость охотничьей продукции в Ойротском Алтае составляет свыше 2 млн. руб. в год (по ценам 1934 г.) и складывается из пушнины (83%), дичи (3%) и пантов (14%) (см. «Ойротия», Труды сессии СОПС Академии Наук СССР, М., 1937 г.). Из пушнины на первом месте стоит белка, за ней следуют: горностай, лисица, хорек, заяц, крот, суслик, бурундук. Охотничий промысел переживает сейчас реконструктивный период.

Коренному изменению подвергаются организационные формы охоты. Хотя процент охотников-колхозников и отстает от общего процента коллективизации, все же большая часть охотников выходит на охоту в организованном порядке — в специальных бригадах, в большинстве своем — колхозных. В колхозах области насчитывалось в 1937 г. 250 охотничьих бригад и более 3 тыс. охотников. Приступлено и к организации охотничьей территории путем распределения ее между созданными в 6 аймаках Ойротии приписными охотничьими хозяйствами, под которые отведено около 62 тыс. кв. км. В этих хозяйствах отдельные участки закреплены за определенными колхозами, что повышает заинтересованность колхозов в рациональной организации охотничьего промысла. Большая работа проводится также по акклиматизации новых видов животных (американской норки, ондатры, енотовидной собаки, пятнистого оленя) и по развитию колхозного и совхозного звероводства. В частности усиленно развивается мараловодство и приступлено к организации пушного звероводства в колхозах. С целью сохранения, восстановления и дальнейшего обогащения ценных охотничье-промысловых животных Алтая создан в 1932 г. на территории Алтая, к востоку от Телецкого озера, один из самых больших в Союзе — Алтайский заповедник, занимающий площадь 1 млн. га. Заповедник с 1934 г. приступил к систематическим научным работам.

Колхозное крестьянство Ойротии уверенно строит свою культурную зажиточную жизнь. Доходы колхозов с каждым годом увеличиваются. В 1937 г. на 1 трудодень выдано было в среднем по области по 2,6 кг верна, в 1938 г. — больше 4 кг. Значителен денежный доход колхозов. В 1936 г. во всех колхозах области он равнялся 8 млн. руб., в 1937 г. он возрос до 13 млн. руб. Во многих колхозах он в 1938 г. увеличился по сравнению с 1937 г. в 2—3 раза. К таким колхозам относятся колхозы Кош-Агачского аймака: «10 лет Ойротии», «Кызыл Ойрот», «7-й съезд советов», «Путь к социализму» и др., которые успели уже выдать к ноябрю 1938 г. аванс по 5 руб. на 1 трудодень, в то время как в 1937 г. годовой денежный доход в этих колхозах выразился лишь в 2 руб. 10 коп. на 1 трудодень.

О крупнейших хозяйственных успехах колхозной ойротской деревни дает яркое представление жизнь одного из колхозов Усть-Коксинского аймака. В 1931 г., при образовании колхоза, объединившего 108 единоличных хозяйств, его площадь посева равна была 453 га. Посев продолжался 25—30 дней, урожай был низкий: 4—5 ц с га. Колхоз имел почти сплошь низкопородный скот в составе 480 голов крупного рогатого скота, 1 192 овец, 321 лошади и 14 свиней. За 7 лет колхоз вырос в мощное сельхоз предприятие с богатой экономической базой. Число хозяйств в колхозе удвоилось и достигло 204. Площадь посева увеличилась в 2 ½  раза и в 1938 г. составила 1 063 га, причем посев произведен всего в 11 дней. Урожай удвоился: с га получено уже по 10 ц. Колхоз развил крупное животноводческое хозяйство. Не считая значительного поголовья скота в личном пользовании колхозников, в обобществленном хозяйстве насчитывается 660 голов крупного рогатого скота и 2 742 овцы, из которых 80% принадлежит к метисо-мериносовой породе. Рост материального благосостояния колхоза дал ему возможность развить подсобное хозяйство: кузницу, деревообделочную мастерскую, мельницу, 4 молотилки (из них 3 работают на воде). Валовой доход колхоза от всех отраслей полеводства, животноводства, подсобных предприятий и промыслов увеличился за 7 лет в 9 раз: с 45 384 руб. в 1931 г. до 400 тыс. руб. в 1938 г. Неудивительно поэтому, что на каждый трудодень колхоз распределил в этом году вместо 35 копеек в 1931 г. 2 руб. 60 коп. Мечта о зажиточной жизни колхозников претворяется в жизнь.

Промышленность занимает в экономике современной Ойротии еще очень небольшое место. Первые шаги по ее созданию были сделаны лишь в самые последние годы. Имеющиеся в области 946 предприятий (без лесоразработок и золотой промышленности) являются в большинстве своем мелкими. Относительно более крупных, принадлежащих к цензовой промышленности, в Ойротии было в 1936 г. лишь 12. Значительное место занимает молочно-маслодельная промышленность. 30 ойротских маслодельных и сыроваренных заводов дали в 1936 г. 2 630 ц сыра и 6 385 ц масла, а за 10 месяцев 1937г. — 3 143 ц сыра и 6 353 ц масла, что в 46 раз превышает продукцию кулацких заводов Ойротии в 1910 г. В последнее время заводы переоборудованы. 4 завода полностью механизированы, 2 работают с водяным двигателем, 15 с конным, и лишь 9 заводов используют ручной труд. Развивается в области золотопромышленность, в которой уже в 1937 г. было занято до 4,5 тыс. постоянных рабочих и старателей. Добыча золота растет из года в год: по сравнению с 1934 г. она повысилась в 1935 г. на 579%, в 1936 г. на 115%. До последнего времени добывается лишь россыпное золото, главным образом по рекам Бии и Катуни, но есть уже данные о наличии коренных месторождений золота (в Элекмонарском аймаке). В последние годы некоторое развитие получила лесная и деревообрабатывающая промышленность. Главные районы заготовок леса — бассейн Бии и Телецкого озера. В области построен лесопильный завод в Майме-Чергачаке. Имеется также несколько десятков деревообрабатывающих мастерских и лесохимических предприятий, изготовляющих сельхоз инвентарь, тару, предметы бытового обихода, строительные детали, смолу, деготь, скипидар и др.

Промышленность Ойротии только начинает создаваться, но перед ней раскрываются широкие перспективы в связи с вскрытием разведочными работами последних лет больших запасов разнообразных полезных ископаемых. Кроме ранее известных и вновь найденных больших запасов золота, в недрах Ойротии обнаружены залежи многих ценных и редких металлов и нерудных ископаемых. Наибольший интерес представляет обнаруженная в юго-восточном Алтае крупнейшая полоса ртутного оруднения с промышленными запасами, приближающимися к крупнейшему в Союзе Никитовскому месторождению. Киноварь на Алтае впервые была замечена в 1845 г. одним из первых исследователей Алтая — геологом П. А. Чихачевым. Но его указания не привлекли внимания и были забыты. Только в 1931 г. было открыто в юго-восточном Алтае Чаган-Узунское месторождение. Первыми же разведочными работами в районе этого месторождения, развернувшимися в 1934—1936 гг., была установлена мощная полоса ртутного оруднения, тянущаяся по юго-восточному Алтаю в северо-западном направлении почти на 300 км. Кроме Чаган-Узунского месторождения, оказавшегося одним из крупнейших в Союзе, в 1935 г. обнаружено было новое весьма интересное Ак-Ташское месторождение, располагающее богатой рудой, не требующей обогащения. В последние годы найдено еще Курайское месторождение. Близость ртутных месторождений к чуйскому тракту облегчает их промышленное освоение, хотя остаются трудности, связанные с отсутствием железной дороги или водного пути и с большой высотой месторождений (около 3 тыс. м). Однако, на наиболее крупном из них — Чаган-Узунском — уже ведутся подготовительные к эксплуатации работы. Большое народно-хозяйственное значение имеет обнаружение на территории Чойского аймака, вблизи Горной Шории, марганцевых месторождений, подлежащих еще детальной разведке. Есть данные о наличии в Кош-Агачском аймаке железных руд и бурых углей, а в районе р. Пыжи — нормальных каменных углей. Нередки медные оруднения, разбросанные по всей области, но не подвергшиеся еще необходимому исследованию. Найдены в Ойротии также вольфрам, молибден, бериллий, свинец и ряд других металлов, также требующих интенсивных разведочных работ. Из многочисленных нерудных ископаемых, обнаруженных в более или менее значительных количествах (известняки, тальк, слюда, горный хрусталь, асбест, полевой шпат, порфиры), следует выделить высококачественный мрамор, пригодный для строительных, декоративных и скульптурных работ. Уже приступлено к разработке ороктойского мрамора на р. Катуни. Большую ценность представляют также разнообразные цветные и поделочные камни.

Есть все основания считать, что Ойротия имеет богатейшую сырьевую базу для широкого развития промышленности. Ценность этой сырьевой базы увеличивается наличием в ней крупных энергетических ресурсов в виде огромных запасов водной энергии. Реки Ойротии, благодаря питанию их обширными и мощными ледниками и стремительности своего потока, таят в себе колоссальные запасы энергии, которые оцениваются около 10 млн. кВт средней годовой мощности, большая часть которой (свыше 8 млн. кВт) падает на бассейн Катуни и Бии (см. выше Алтайский край). Остальные запасы приходятся на другие реки (Чарыш, Чулышман и пр.).

Узким местом в хозяйстве области являются пути сообщения, недостаточность которых в известной мере задерживает быстрое экономическое развитие области и освоение ее природных богатств. Железных дорог Ойротия не имеет. Водное сообщение развито очень слабо. Река Катунь без серьезных реконструктивных работ на большей части своего течения к судоходству не пригодна. Небольшое пароходное сообщение существует на Телецком озере. В деле транспортного освоения Бии, считающейся судоходной на протяжении 229 км, делаются также лишь первые шаги. Проблема создания Бия-Телецкой водной магистрали находится еще в стадии экономических изысканий и первых проектировочных работ. Почти единственными путями сообщения Ойротии являются автогужевые дороги и вьючные тропы, подвергшиеся в последние годы серьезной реконструкции. Знаменитый Чуйский тракт, пересекающий всю Ойротию и соединяющий Западную Сибирь с Монголией, только перед самой империалистической войной, после больше чем десятилетних усилий царского правительства, был из вьючной тропы превращен в дорогу, пригодную для проезда двухколесных таратаек, с рядом паромных переправ. Полная же его реконструкция в годы первой и особенно второй пятилеток превратила эту труднопроезжую дорогу в прекрасный автомобильный тракт, на котором переправы заменены фундаментальными мостами и на всем протяжении которого обеспечен во все времена года непрерывный автомобильный проезд до государственной границы. Сооружение этого пути, связывающего Ойротию с примагистральными районами Западной Сибири, способствует также укреплению хозяйственных связей Союза с соседней Монгольской народной республикой. Кроме основной магистрали Чуйского тракта, существует и ряд подъездных к нему путей местного значения и довольно обширная низовая дорожная сеть, общая протяженность которых (не считая 600 км Чуйского тракта) доведена до 2 362 км; большинство путей (1 872 км) представляет дороги естественного наката. В настоящее время проводятся работы по улучшению и строительству дорожного полотна этих путей.

Перестройка экономики Ойротии сопровождается полным изменением социально-культурной обстановки. Почти полностью ликвидирована неграмотность. В 1937 г. грамотность достигла 93%, между тем как до революции Ойротия насчитывала лишь 6% грамотных, причем среди ойротов-кочевников было только 0,2% грамотных, а среди казахов — 1,2%. За две пятилетки в Ойротии обучено 45 тыс. неграмотных, из них 22 тыс. алтайцев и казахов; полностью овладели грамотой 26,6 тыс. малограмотных, в том числе 11,5 тыс. алтайцев и казахов. 98% всех детей охвачено школой. Если в 1914 г. в Ойротии всех видов школ было только 34 и в числе их до 2 десятков церковно-приходских, в которых учились лишь дети зайсанов и баев, то в 1937 г. уже 30,0 тыс. ойротских детей обучались в 214 начальных, 41 неполной средней и 9 средних школах, имевших 964 учителя. Кроме того, имеется 8 специальных средних учебных заведений с 1 000 учащихся, педагогическое училище с 329 учащимися, зооветтехникум с 161 учащимся, кооперативный техникум, педрабфак, художественная студия, театральная студия, школы среднего медперсонала, работников колхозного животноводства, подготовки колхозных кадров, совпартшкола. В этих школах подготовляются квалифицированные кадры национальной интеллигенции. Немало ойротов обучается в высших и средних учебных заведениях за пределами области.

Ярким примером диаметрально противоположной культурной политики советской власти по сравнению с самодержавием, предпочитавшим духовное закабаление неграмотных ойротов шаманами и камами, служит далекий Улаганский аймак, где до революции было 13 церквей и 1 школа, а в 1932 г. уже наоборот: 13 школ и только 1 церковь, которая сейчас уже закончила свое существование [см. издание новосибирского обкома ВКП(б) «Сибирь в прошлом и настоящем», Новосибирск, 1937, стр. 43]. По культурному просвещению ойротов и развитию их национальной культуры в области работают 87 изб-читален, 83 клуба, 206 красных уголков, 11 домов социалистической культуры, 55 библиотек, юрты-передвижки, дома алтайки, национальный театр в Ойрот-Туре, 30 киноустановок, музей и увеличивающаяся с каждым годом радиосеть. Села получают сейчас до 40 тыс. газет и журналов; в Ойротии, не имевшей до революции письменности, создана уже своя национальная печать. Новая типография в областном центре издает 5 газет, в т. ч. 3 на ойротском языке, и выпускает десятки книг и учебников на ойротском языке. Около полутора десятка газет, большинство из них на ойротском языке, издается в районных центрах и селах. Появились и свои национальные писательские кадры, продолжающие традиции замечательного алтайского фольклора.

Неузнаваемо меняется бытовая обстановка алтайцев. Из грязных примитивных жилищ—«аилов», из простых берестяных шалашей, где небольшое отверстие в верхней части служило одновременно и окном и дымоходом, большинство ойротов переселилось в просторные деревянные дома с окнами, дверями и печами. Прежние аилы сохранились как хозяйственные постройки или в качестве летнего подсобного жилья. Раньше не знавшие мыла, носившие свою одежду до полного ее петлевания, ойроты содержат теперь свои новые дома в подчеркнутой, большей частью безукоризненной чистоте. Ойротки не только обучаются грамоте, но и получают все больше культурных навыков по уходу за собой, за детьми и во всей домашней работе, в чем большую помощь им оказывают «дома алтайки».

Ойротия в прошлом не знала больниц и врачей. Население «лечили» камы   и шаманы. Перед революцией на всей территории области был один врачебный пункт с фельдшером во главе в с. Улала (теперешней Ойрот-Туре) и один фельдшерский пункт в с. Онгудай. Смертность среди детей доходила до 60—70%. Но и взрослые гибли от холеры, чумы, трахомы и тифа. В советской Ойротии на смену знахарю-каму пришла советская медицина: в 1937 г. в области имелось уже 15 больниц, 18 врачебных амбулаторий, 31 фельдшерский пункт, 3 зубных кабинета, 10 аптек, 12 родильных домов, 9 консультаций. С каждым годом увеличивается число медицинских работников: только за 3 последних года число медработников выросло с 44 человек до 285. Процесс вымирания и вырождения алтайцев остался в прошлом. Сейчас из года в год растет население Ойротии: по переписи 1926 г. в Ойротии насчитывалось лишь 99,6 тыс. жителей, в том числе ойротов и казахов 44,6 тыс.; на 1/1 1935 г. население возросло до 132,7 тыс. чел., а число ойротов и казахов — до 48,9 тыс. чел. По переписи 1939 г. численность населения Ойротской автономной области достигла уже 161,4 тыс. чел. Таким образом, в промежуток между 2 переписями (17/ХІІ 1926 г. и 17/1 1939 г.) население Ойротии возросло на 62%.

Ойротская автономная область, одна из самых отсталых в прошлом в культурном и экономическом отношении окраин Советского Союза, превращается ныне в цветущий край с растущей национальной культурой.

Номер тома58
Номер (-а) страницы348
Просмотров: 15

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я