Эпоха социалистической реконструкции. 43. Новосибирская область

Эпоха социалистической реконструкции. 

43. Новосибирская область образована при разделении бывшего Западно-Сибирского края постановлением ЦИК’а СССР от 28 сентября 1937 года. Новосибирская область занимает северо-восточную часть территории бывшей Томской губернии в ее дореволюционных границах (см. XLI, ч. 8, 380/83) и близко подходит к преобразованной в 1917 году Томской губернии, существовавшей до 1921 г., когда из нее была выделена бывшая Ново-Николаевская губерния. С 1925 года территория, занимаемая ныне Новосибирской областью, являлась частью Сибирского края, а с 1930 года входила в состав Западно-Сибирского края.

Область расположена между 52° и 61° северной широты и 75-90° восточной долготы и занимает 582 тыс. кв. км. Она граничит на западе и северо-западе с Омской областью, на северо-востоке и востоке — с Красноярским краем, а на юге — с Алтайским краем, на юго-западе — с Казахской ССР. В область входит обширнейший Нарымский округ, занимающий половину всей территории области (ср. Нарымский край, XXIX, 586). Областной центр — город Новосибирск.

Население Новосибирской области исчисляется, по данным на 17 января 1939 года, в 4 022,7 тыс. человек (в том числе 1 655,4 тыс. человек городского) при средней плотности в 6,9 человек на 1 кв. км, более высокой, чем во всех других областях Сибири, исключая лишь Алтайский край. Плотнее заселены южные районы области, прилегающие к железнодорожной магистрали, и территория Кузнецкого бассейна. К северу плотность населения резко падает, составляя в Нарымском округе в среднем не свыше 0,5 человек на кв. км.

В большей своей части область расположена в Западно-Сибирской низменности, равнинный рельеф которой с небольшим наклоном на северо-запад несколько нарушается присутствием грив — продолговатых узких увалов. Низменная юго-западная часть области носит название Барабинской степи (см. IV, 612/13). На юге Барабинская степь граничит с сухой Кулундинской степью, лежащей за пределами области, а на севере переходит в огромное моховое болото — Васюганье (см. VIII, 45), поросшее непролазным вековым лесом — «урманом». По мере приближения к горным районам Алтая низменность несколько повышается и становится более расчлененной. Здесь между двумя горными хребтами — Кузнецким Алатау и Салаирским кряжем, являющимися северными отрогами Алтайской горной страны, расположена Кузнецкая котловина, имеющая волнообразный рельеф. Горная страна Кузнецкого Алатау, занятая в большей своей части Горно-Шорским районом, представляет наиболее возвышенную часть области с отдельными труднодоступными точками до 2 000-2 100 м высоты.

Новосибирская область орошается почти исключительно реками бассейна Оби, получающей свое начало вне территории области, в предгорьях Алтая. Река Обь, судоходная на всем протяжении, принимает в себя много притоков, из которых на территории области в судоходном отношении большее значение имеют правые притоки: Томь, Чулым, Кеть, Тымь и др.; правые притоки Оби своими верховьями близко подходят к верховьям левых притоков Енисея и тем создают возможность соединения бассейнов Оби и Енисея. В конце прошлого века был сооружен Обь-Енисейский (Кеть-Касский) канал, но крайне несовершенное устройство его и отсталая экономика Сибири обусловили то, что канал этот не имел значения в прошлом. В настоящем без его реконструкции канал непригоден для транспортных целей (см. XXX, 442/43, и XXXVIII, 436/37). Речную сеть края дополняет наличие в равнинной части низменности, в Барабинской степи — многочисленных озер, богатых рыбой и населенных перелетной птицей. Наиболее известно самое большое пресноводное озеро Западно-Сибирской низменности — озеро Чаны (см.), занимающее огромную площадь в 300 тыс. га. Из соленых озер славится своими целебными свойствами озеро Карачи, у которого вырос сейчас крупнейший в Сибири грязевой курорт.

Климат области отличается достаточно резко выраженной континентальностью, с жарким летом и холодной зимой, при резкой изменчивости и большой амплитуде годовых и суточных колебаний температур. Средняя температура июля колеблется в пределах от+19° до +20°, зимою средняя температура спускается до -18°на юге области и -23° на севере. В равнинной части области господствуют зимой юго-западные и летом северо-восточные ветры, что несколько смягчает континентальность климата по сравнению с восточными районами Сибири. Осадки в области, достаточно обильные на севере, доходя в Нарымском округе до 500 мм, снижаются резко в юго-западном направлении. На границе Барабинской и Кулундинской степей среднегодовое количество осадков спускается ниже нормы — до 250 мм. Наибольшее количество осадков (до 700 мм) выпадает в Горной Шории на Кузнецком Алатау, где климат более умеренный, чем в центральной и западной частях области. Главные почво-растительные области: северная — подзолисто-болотная лесная и южная — черноземная лесостепная (О почвах, растительности и животном мире см. XLI, ч. 8, 382/83). Огромная часть территории Новосибирской области занята лесами, общая площадь которых определяется в 43,6 млн. га (4,6% площади лесов всего Союза), в том числе лесопокрытой площади имеется около 24,7 млн. га. Лесные массивы области, заключающие весьма ценную древесину, имеют крупное лесопромышленное значение, служа основным источником снабжения крепежным лесом шахт Кузбасса, строительным лесом и деловой древесиной всей остальной промышленности области и железных дорог. Важным потребителем новосибирского леса является также соседний Алтайский край, а с открытием Туркестано-Сибирской железной дороги на лесную промышленность Новосибирской области легла ответственная задача по снабжению древесиной безлесных просторов Казахстана и Средней Азии. Основными лесопромышленными районами являются, с одной стороны, лесные массивы примагистральной полосы в районах правобережья реки Оби, в ее среднем и верхнем течении, и среднего течения реки Чулым и, с другой стороны, леса Кузнецкого бассейна, главная часть которых расположена на территории Горной Шории, располагающей 2/3 всех лесных массивов Кузбасса.

Животный мир области богат охотничье-промысловыми видами и делится в основном на две группы: северную — таежную и южную — лесостепную. В таежной зоне встречаются обычные представители фауны и сибирской тайги: бурый медведь, лисица, белка, колонок, горностай, рысь, росомаха и др. В лесостепной зоне обильно представлены степные формы (волк, степная лисица корсак, барсук и др.), большое количество грызунов и разнообразное пернатое население степей. Большой промысловый интерес представляет перелетная водоплавающая и болотная птица, сосредоточенная, главным образом, на озерах (Чаны, Убинское и др.).

Реки и озера области заключают большие рыбные богатства. В области известны два рыбных района: 1) крупнейший Обско-Нарымский, в котором встречается как восточно-сибирская рыбная фауна с ее лососевыми видами (нельма, муксун, налим, таймень), так и волжско-камская со значительным количеством красной рыбы (осетр, стерлядь, костерь и др.), и 2) Чанский озерный бассейн, богатый промысловыми видами лесостепных озер (карась, чебак, линь, окунь и др.).

Если почвенно-климатические данные области благоприятны для развития разнообразных отраслей сельского хозяйства, а также пушного и рыбного промыслов, то еще более благоприятны условия для развития в ней промышленности, имеющей исключительно ценную сырьевую базу в виде богатейших минеральных ресурсов.

Главные полезные ископаемые области заключены в недрах кузнецкой котловины и в окружающих ее горных районах Салаира и Кузнецкого Алатау. Среди ископаемых богатств выделяются, в первую очередь, исключительно мощные залежи каменных углей Кузнецкого бассейна. Открытые в середине прошлого века кузнецкие угли в дореволюционное время не были подвергнуты должному изучению, и в 1913 году запасы их определялись в 13 625 млн. т. Систематическое изучение бассейна было начато лишь в 1914 году, и первые же годы исследовательских работ повысили цифру запасов до 250 млрд. т в 1918 г. Более детальное изучение бассейна в послереволюционные годы увеличило его запасы к 1926 г. до 400 млрд. т, а подсчет, произведенный для XVII сессии международного геологического конгресса в 1937 году, определяет уже общие геологические запасы углей Кузбасса до глубины 1 800 м в 450 млрд. т, из которых к категориям А+В+С принадлежит более 5 млрд. т, в том числе к промышленным (категорий А и В) отнесено около 1,5 млрд. Запасы Кузнецкого бассейна, составляющие 27% общесоюзных, в 5 раз больше запасов Донбасса (88 млрд. т) и превосходят запасы каменных углей важнейших стран капиталистической Европы. Кузнецкие угли — лучшие в СССР. Они содержат большинство существующих в природе сортов углей, начиная с тощих типа полуантрацитов до сухих длиннопламенных углей высокого качества; значительная часть их хорошо коксуется, а уголь пласта Мощного (Прокопьевск) пригоден для непосредственного употребления в доменных печах. При высокой калорийности (7 500-8 000 калорий) угли Кузбасса малозольны (3-11%) и малосернисты (0,29-0,77%). Кроме того, в Кузбассе, в Барвасском районе, обнаружен особый тип угля — сапропелит, выделяющий при перегонке в среднем 17% смолы и используемый для получения жидкого топлива. В этом же районе имеется значительное количество горючих сланцев с выходом смолы от 1,5 до 10%. На базе барвасских углей в смеси с жирными углями Ленинского рудника построен и развивается Кемеровский углеперегонный завод. Угли Кузбасса замечательны еще тем, что они сконцентрированы на небольших площадях, залегают на незначительных глубинах и отличаются в большинстве районов постоянством своей структуры, что сильно упрощает и удешевляет их добычу.

Кроме кузнецких углей, на территорию области выходит западная часть мало разведанного и неразрабатываемого еще Чулымо-Енисейского буроугольного бассейна, протянувшегося вдоль Томской железной дороги, между Мариинском и Красноярском. В 50 км от Новосибирска расположен также еще малоизученный, но уже частично эксплуатируемый Горловский угленосный бассейн. Его угли принадлежат к типу тощих полуантрацитов, отличаются непостоянством состава и залегают в круто падающих и сильно нарушенных пластах среди рыхлых пород, чем сильно затрудняется их промышленная эксплуатация. Общие запасы углей Горловского бассейна подсчитаны для XVII сессии геологического конгресса в 1 545 млн. т.

Болота области таят в себе огромные залежи торфа, применяемого не только в качестве энергетического и топливного сырья, но и как удобрение. По данным Энергетического института Академии наук, Западная Сибирь, в границах бывшего Западно-Сибирского края, располагала на 1/I 1936 года 11% общесоюзных геологических запасов воздушно-сухого торфа (10 390 млн. т), из которых главная часть приходится на Новосибирскую область, на богатый торфяниками район Васюганья и Нарыма.

Геологические исследования последних лет в корне изменили прежнее представление о бедности Западной Сибири железной рудой. До революции промышленное значение представляли лишь незначительные запасы бурых железняков Салаирского кряжа, разрабатывавшиеся еще со второй половины XVIII века и питавшие небольшие чугуноплавильные заводы: Гурьевский и закрытый в 1861 году завод в верховьях Томи. Однако, вследствие небольших запасов бурых железняков Гурьевский завод в 1927 г. перешел на снабжение красными железняками Салаира, имеющими, несмотря на небольшие масштабы месторождений (760 тыс. т руды), практическое значение в качестве рудной базы Гурьевского завода. Основные разведанные запасы железных руд находятся в Горной Шории, на юго-западных склонах Кузнецкого Алатау, где, помимо давно известной, но систематически изученной только в 1926-1930 гг., Тельбесской железорудной группы, геологоразведочными работами 1930-32 гг. открыты новые мощные группы месторождений, Кондомская и Ташелгинская и ряд других более мелких. Запасы железных руд Горной Шории, представленных магнетитом со средним содержанием рудного железа в 47%, определены Центральной комиссией по запасам на 1/I 1936 г. в 142 млн. т, причем более 80% обнаружено и разведано в период времени между 1930 и 1933 гг. В целом по Новосибирской области насчитывается, по данным на 1/I 1938 г., 145 млн. т железных руд, в том числе к запасам промышленного значения (по категориям А+В) отнесено 64 млн. т (см. «Геологическая изученность и минерально-сырьевая база СССР», под ред. И. М. Губкина, М., 1939 г.).

Область располагает значительными запасами свинцово-цинковых руд. Полиметаллические руды области содержат большое количество разнообразных компонентов; по разведанным месторождениям к 1936 году было известно о наличии цинка, свинца, серы, барита и меди, а также в значительных количествах золота, серебра, кадмия, мышьяка, ртути и проч. Все полиметаллические руды области сконцентрированы на небольшой территории Салаирского кряжа, который привлекает к себе в последнее время все больше и больше внимания как сырьевая база для самых разнообразных отраслей промышленности: цветной металлургии, химии, золотой промышленности, баритовой, редких металлов, огнеупорной и строительных материалов.

Новосибирская область является крупнейшим золотодобывающим районом. Месторождения золота имеются на Салаире; но особенно ценен в золотоносном отношении Кузнецкий Алатау, где встречается не только россыпное, но и рудное золото. Сравнительно недавно начатые (с 1934 г.) разведки редких элементов обнаружили наличие большого числа их на Салаире и Кузнецком Алатау (хром, титан, ванадий, кобальт, никель, вольфрам, олово, теллур, молибден и др.).

Из нерудных ископаемых, представляющих ценное сырье для металлургии и промышленности строительных материалов, разведаны и разрабатываются месторождения огнеупорных глин, известняков, кирпичных и цементных глин, кварцитов для динаса (высококачественный огнеупорный материал), доломита и др., в большинстве вызванные к жизни строительством и эксплуатацией кузнецкого металлургического гиганта. Большую ценность имеют также соли барабинских озер.

Особенно ценно сочетание в природных богатствах области мощных энергетических ресурсов, в первую очередь высококачественного кузнецкого угля, с солидной железорудной и полиметаллической сырьевой базой и сырьем для химической промышленности.

Несмотря на большие естественные богатства, благоприятные для развития и промышленности и сельского хозяйства, область в прошлом была отсталым районом с неразвитым хозяйством и низкой культурой населения. Первые элементы промышленного развития области относятся еще к XVIII веку, когда открытые горные богатства в ее юго-восточной части стали привлекать к себе внимание сначала частных предпринимателей, а затем и ведомства «кабинета его величества», занявшего на территории бывшей Томской губернии огромную земельную площадь в 400 тыс. кв. км. В состав этой западносибирской царской вотчины, носившей сначала название «округа Колывано-Воскресенских горных заводов», а с 1831 года «Алтайского горного округа», входили, кроме самого Алтая и юго-западной части бывшей Томской губернии, также и районы Кузнецкого бассейна с Салаиром и Кузнецким Алатау. Возникшие здесь небольшие рудники и заводы, ведшие хищническую разработку горных недр, главным образом с целью извлечения из них особенно ценного для того времени серебра, могли успешно существовать и развиваться лишь в условиях применения «кабинетом» вплоть до самой реформы 1861 г. бесплатного рабского труда приписных крестьян. С отменой же крепостного права хозяйство «кабинета» приходит в упадок, «кабинет» переключается на эксплуатацию земель и лесов, на извлечение дохода от аренды и проч., и сереброплавильное дело постепенно сворачивается. Из всех горнозаводских предприятий на территории области к концу XIX века сохраняется, не считая нескольких золотых приисков, один Гурьевский чугунолитейный завод (основанный для плавки серебра в 1815-16 гг.), на котором сереброплавильное дело прекратилось еще в 1844 г. (подробнее об Алтайском горном округе см. II, 295/304).

Небольшое оживление в промышленной деятельности наблюдалось лишь с начала текущего века и, особенно, в предвоенные годы в связи с проведением Сибирской железнодорожной магистрали и с проникновением в Сибирь иностранного капитала. Наиболее крупным проявлением иностранного капитала было учрежденное в 1913 г. небезызвестное общество «Копикуз» (акционерное общество кузнецких каменноугольных копей), основавшее в годы империалистической войны Кемеровские и Кольчугинские каменноугольные копи, эксплуатация которых в сколько-нибудь крупных размерах началась уже после революции. Проведение сибирской магистрали вызвало к жизни с 1897 года Анжеро-Судженские каменноугольные копи, продукция которых целиком потреблялась железной дорогой. Однако, промышленность эта носила в большинстве своем мелкий, кустарный характер. Единственное в предреволюционные годы металлургическое предприятие области — Гурьевский завод — выплавляло в среднем не более 2 тыс. т чугуна в год; угля в 1913 г. было добыто во всей Томской губернии только 773 тыс. т, в том числе 764 тыс. на Анжерских и Судженских копях. Существовал один цементный завод — Яшкинский — с 95 рабочими, несколько золотых приисков и небольших железнодорожных мастерских. Остальная промышленность была представлена отраслями, перерабатывавшими сельскохозяйственное сырье. Из 133 цензовых промышленных предприятий, насчитывавшихся на территории Новосибирской области в 1913 г., 40, вырабатывавших около 40% всей продукции цензовой промышленности, принадлежали пищевкусовой промышленности, главным образом мукомольной и винокуренной. Почти весь ввоз дореволюционной Сибири (99%) составлялся из готовых промышленных изделий, вывоз же на 2/4 состоял ив продуктов сельского хозяйства, а четверть падала на пушнину и золото. Узкая сельскохозяйственная специализация дореволюционной Сибири дала повод писателю Н. М. Ядринцеву в 80-х годах XIX века так определить экономические перспективы Сибири: «Сибири суждено быть постоянно страной земледельческой и скотоводческой, и единственная ее экономическая сила только в сбыте этих продуктов».

Но и сельское хозяйство не получило раньше на территории области должного развития. Правда, в Западной Сибири сельское хозяйство в предреволюционные годы развивалось быстрее, чем в центральных районах Европейской России. Этому содействовала, наряду с благоприятными почвенно-климатическими условиями и наличием свободных земель, усиленная переселенческая волна, особенно коснувшаяся бывшей Томской губернии, где осело от 40 до 50% всех переселенцев в Сибирь. Основная масса переселенцев устремлялась в более благоприятные для земледелия южные и юго-западные районы Томской губернии (на территорию нынешнего Алтайского края), и поэтому переселение в развитии сельского хозяйства на территории Новосибирской области играло относительно меньшую роль. Совершенно не осваивался в сельскохозяйственном отношении север области — Нарым, а также предгорные районы Кузнецкого Алатау. В земледельческой юго-западной части области, как и во всей Западной Сибири, сельское хозяйство развивалось экстенсивным путем в условиях жестокой эксплуатации бедняцких и середняцких слоев деревни кулаком, который, как известно, был особенно силен в сибирской деревне. Об этом можно судить по тому факту, что еще в 1920 году группа наиболее обеспеченных землей хозяйств Сибирского края (Западной и Восточной Сибири) с посевом в среднем от 6 десятин и выше, составлявших 26,5% всех хозяйств, располагала 61,6% всей посевной площади, причем наиболее зажиточная группа в числе 2,9% всех хозяйств, имевшая в каждом хозяйстве свыше 16 десятин, сосредоточивала 13,7% посевной площади при одновременном наличии значительной группы в 12,9% беспосевных хозяйств.

В земледелии господствовала парозалежная система. Зяблевая вспашка распространения не имела, прополка хлебов не производилась. Хищническое ведение хозяйства имело своим результатом истощение почвы и непрерывное падение урожайности. Средняя урожайность пшеницы в Сибири в последние 20 дореволюционных лет непрерывно снижалась: 1896-1900 гг. — 8,13 ц с одного га, 1905-1910 гг. — 8,01 ц с га, 1910-1915 гг. — 6,63 ц, 1915-1919 гг. — 6,21 ц. Развитие полеводства в Западной Сибири искусственно сдерживалось еще в довоенное время политикой царского правительства, которое в интересах помещиков и кулаков Европейской России ввело знаменитый «Челябинский тарифный перелом» (резкое повышение тарифа при транспортировке хлеба в западном направлении от Челябинска). Неудивительно поэтому, что в Западной Сибири значительно большее развитие получило молочное животноводство, особенно интенсивно развивавшееся с открытием Сибирского железнодорожного пути, когда в Западной Сибири появились первые маслодельни. В последующие за этим годы, под влиянием благоприятной конъюнктуры внешнего рынка, наблюдался столь быстрый рост промышленного маслоделия, что вывоз масла из Сибири (главным образом из Томской и Тобольской губерний) с 400 пудов в 1894 г. дошел до 3 млн. в 1906 и 4,4 млн. пудов в 1911 годах, когда в одной только Томской губернии насчитывалось 1 424 частных и 618 артельных маслодельных заводов. В связи с интенсивным проникновением капитала в промышленное маслоделие, в животноводческих хозяйствах особенно резко сказался процесс расслоения и образования крупнейших кулацких хозяйств. Так, до революции хозяйства с 10 коровами и выше сосредоточивали в своих руках не менее 40% всего стада. Если кулацкие хозяйства были высокотоварными, то огромная масса бедноты вела в основном потребительское хозяйство и сбывала свою продукцию лишь для того, чтобы покрыть элементарнейшие потребности (налоги, одежда, обувь).

Империалистическая война вызвала в первое время некоторое оживление в хозяйстве Западной Сибири. Усиленный вывоз хлеба за границу, расплата за военные поставки, требования фронта, отмена (накануне войны) «Челябинского перелома» создали благоприятную рыночную конъюнктуру. Повысились посевы, увеличилось поголовье скота. Начавшаяся гражданская война сопровождалась исключительно сильными потрясениями в хозяйстве. Мощное партизанское движение сибирских рабочих и крестьянской бедноты, с одной стороны, и колчаковщина, опиравшаяся на сильную кулацкую верхушку деревни, с другой, резко обострили борьбу. Это неблагоприятно отразилось на хозяйстве, и советская власть получила тяжелое наследство в виде резко сократившихся посевных площадей и стада, пришедшей в полный упадок промышленности и транспорта, не справлявшегося даже с теми небольшими требованиями, какие предъявлялись совершенно разрушенным хозяйством.

При советской власти хозяйство Новосибирской области быстро прошло путь восстановления своего прежнего дореволюционного уровня. Начало первой пятилетки явилось той гранью, от которой идет процесс небывалого индустриального строительства и коренной социалистической реконструкции сельского хозяйства области. Поворотом и определяющим моментом в деле форсированной индустриализации области и превращения ее в передовой промышленный район явилось решение XVI съезда ВКП(б) в 1930 году, принятое по инициативе товарища Сталина, о создании второй угольно-металлургической базы на востоке.

Решение о создании Урало-Кузнецкого комбината (УКК), представляющего в своей основе сочетание уральских руд с кузнецкими, а в перспективе и с карагандинскими углями, определило не только масштабы, но и направление развития Кузбасса, как комплекса взаимно связанных производств — угольной, металлургической и химической промышленности. Уже в конце первой пятилетки Кузбасс становится основным топливным компонентом УКК, снабжающим первоклассным углем уральскую металлургию и первенца УКК — Магнитогорский металлургический комбинат, а в первые же годы 2-й пятилетки делается и крупным производителем металла на 1-м кузнецком (Сталинском) заводе, базирующемся, с одной стороны, на кузнецком угле, а с другой — на уральской и местной железной руде. В 1937 году промышленность области дала 13,5% всего угля, добытого в Советском Союзе, 10,0% чугуна, 9,1% стали, 8,6% проката (см. «Известия Верховного Совета СССР» от 4/VIIІ 1939 г.).

Базой индустриализации области явился кузнецкий уголь. Вместо нескольких полукустарных шахтенок, единственной механизацией которых был паровой подъем, Кузбасс насчитывает теперь 33 крупных механизированных шахты, среди которых имеется 8 шахт с годовой производительностью свыше 1 млн. т угля каждая, в том числе одна из величайших шахт в мире — шахта коксовая им. Сталина в Прокопьевске, мощностью в 3 млн. т, и одна из крупнейших в Союзе — шахта им. Кирова в Ленинске, мощностью в 2 млн. т; обе полностью механизированы в основных и подсобных производственных процессах. За годы сталинских пятилеток вошли в эксплуатацию не только отдельные шахты, но и целые новые каменноугольные районы, дающие высококачественное энергетическое и технологическое топливо: Киселевский, Осиновский, Куйбышевский. Центральный район угольного Кузбасса — Прокопьевский, начатый эксплуатацией также только при советской власти, дает теперь около 40% всей добычи бассейна.

Кузбасс растет быстрее других угольных бассейнов Союза. Его удельный вес в довоенной России не превышал 2-2,5%, а в 1932 году Кузбасс дал уже свыше 11% и в 1937 г. — 13,5% всего угля, добытого в Союзе. Добыча угля нарастала из года в год, но по темпам роста легко выделить два периода: до 1930 года, когда среднегодовой прирост добычи не превышал 0,5 млн. т, и после принятия решения о строительстве УКК, когда годичный прирост добычи достиг в среднем около 3 млн. т. В 1937 году в Кузбассе было добыто угля в 22 раза больше, чем в 1913 г., и в 6,5 раз больше, чем в 1928 г. Одновременно росла и механизация добычи. Если в 1913 году 99% угля было добыто чисто ручным трудом, а в 1928 г. механизированная добыча составляла еще только 10,7%, , то в 1936 и 1937 годах она составляла 95% всего угля, чем достигнут уровень механизации наиболее механизированного в мире Рурского бассейна. На громадном большинстве шахт механизирован не только основной процесс добычи угля, но и доставка его из забоя на штрек, откатка по промежуточным и по коренным штрекам. Почти на всех шахтах электрифицирован подъем угля на поверхность.

НОВОСИБИРСКАЯ ОБЛАСТЬ АЛТАЙСКИЙ КРАЙ С ОЙРОТСКОЙ АО

Полностью механизирован также процесс добычи транспортировки закладочного материала и закладки его в шахту. На основе механизации труда сильно выросла его производительность: месячная выработка одного рабочего (по эксплуатации) за 8 лет больше чем удвоилась, поднявшись с 20,7 т в 1928/29 г. до 43 т в 1936 г.

Судебные процессы, прошедшие в Кузбассе, показали, что контрреволюционные правотроцкистские организации противодействовали успешному развитию угольной промышленности Кузбасса и успели нанести немало вреда шахтам и бассейну в целом; тем не менее, Кузбасс, ликвидируя последствия вредительства, быстро продвигается по пути дальнейших успехов. Так, в 1938 году вступила в эксплуатацию новая крупная шахта — Капитальная 1-я в Осинниках, производительностью в 1 млн. т угля в год, и в 1939 г. успешно заканчивается строительством шахта Северная в Кемерово, рассчитанная на добычу 1 400 тыс. т угля в год.

Превращение старого отсталого Кузбасса в передовой угольный бассейн Союза, освоивший высшие достижения европейской и американской техники, особенно наглядно видно на примере его старейшего эксплуатационного района — Анжеро-Судженского. Шахты этого района, самые крупные в дореволюционном Кузбассе, стояли на самой низкой ступени в техническом отношении. Уголь добывался исключительно вручную. Добытый уголь рабочий тащил до откаточного штрека на себе в примитивных корытках при помощи обыкновенных лямок. Откатка вагонеток также производилась вручную. Поверхность шахт, копры, шахтные здания были исключительно деревянные, а подъем — паровой. Измученный каторжной работой в шахте, почти в полной темноте, так как единственным освещением там были мазутные коптилки, рабочий не имел возможности отдохнуть и дома, где в общих бараках с двухэтажными нарами при большой скученности царили нестерпимые антисанитарные условия. Неудивительно, что рабочий шел охотнее в кабак.

Сейчас Анжеро-Судженский рудник — передовой район нового социалистического Кузбасса. На руднике работают три шахты, из которых две — в числе крупнейших в Союзе: одна мощностью в 2 200 тыс. т угля в год, другая в 1 600 тыс. т. Труд на этих шахтах полностью механизирован: уголь добывается отбойными молотками и отчасти электросверлом, доставляется конвейерами на основные откаточные штреки, откуда по светлым и чистым выработкам доставляется электровозами к стволу, по которому в мощных многотонных скипах поднимается на поверхность. На поверхности также весь процесс откатки и погрузки в железнодорожные вагоны механизирован. Паровой подъем сменен электрическим. В шахтах введено стационарное освещение и искусственное проветривание мощными вентиляторами. С ростом и реконструкцией производственного процесса рос и город Анжеро-Судженск; его население достигло, по данным переписи 1939 г., 71 079 человек против 15 тыс. в предреволюционные годы. Хотя по своему благоустройству город отстал от других угольных городов Кузбасса, но жилищные и бытовые условия жизни анжерского шахтера совершенно не похожи на дореволюционные. Жилищный фонд вырос во много раз. Бараки с нарами отжили свой век. Семейные рабочие живут в отдельных квартирах, холостые — в благоустроенных чистых общежитиях с комнатной системой. Проведен водопровод. Город включен в общее кузбассовское электрокольцо, но имеет, кроме того, и свою крупную электростанцию. Построены бани, прачечные, общественные столовые, 2 дома шахтера (в районах 2-х крупнейших шахт), прекрасно оборудованная научно-техническая станция, клубы, кинотеатры, школы.

На основе сочетания железной руды Урала с углем Кузбасса в области создана гордость Сибири — Кузнецкий металлургический комбинат им. Сталина. Начатый строительством во второй половине 1929 г., этот завод уже в 1935 году перекрыл свою первоначальную проектную мощность по чугуну, продолжая из года в год увеличивать выпуск продукции.

 Завод дает стране до 30% железнодорожных рельсов и 50% осевой заготовки, выпускаемых всеми заводами в Союзе. Выпуск чугуна превышает довоенную выплавку всех уральских металлургических заводов больше чем в 1,5 раза. Суточная продукция завода вдвое больше годовой продукции старого Гурьевского завода, тоже заново теперь реконструированного. Кузнецкий завод не только один из крупнейших в мире металлургических заводов, но и самый совершенный по оборудованию, уровню механизации и степени электрификации, освоил уже производство не только количественно, но и качественно, дав в последние годы технические коэффициенты, близкие к мировым по новым заводам. Коэффициент использования доменных печей в 1938 году составил 0,95 против 1,40 в 1932 г., а съем стали с одного кв. метра площади пода в календарное время достиг в 1938 г. 5,33 т против 3,02 т в 1932 г.

Оказывая громаднейшее влияние на индустриальную перестройку всего областного хозяйства, вызвав к жизни ряд крупных подсобных и смежных предприятий, содействуя освоению богатейших природных богатств кузнецкой горной страны, черная металлургия Новосибирской области является одновременно весьма важным фактором и в деле индустриализации прилегающих областей Сибири и Казахстана.

Сталинский металлургический комбинат, построенный на базе кооперации кузнецкого угля с уральской рудой, в последние годы все больше осваивает собственную рудную базу в Горной Шории, которая дает уже около 30% доменной шихты завода. На рудниках Темир-Тау и Тельбеса, вступивших в эксплуатацию в начале второй пятилетки, добывается теперь ежегодно около 1 млн. т железной руды. Вскоре будет открыт мощный Таштагольский рудник, высококачественная руда которого (до 55% железа) может идти в домны Кузнецкого завода без обогащения и агломерации. В 1935 году начала работать Мундыбашская обогатительно-агломерационная фабрика, соединенная с Тельбесом электрической подвесной дорогой.

В области создана цветная металлургия, отсутствовавшая до революции. В 1928 г. начат строительством и в 1931 году введен в эксплуатацию Беловский дистилляционный цинковый завод, базой которого являются кузнецкие угли, местные огнеупорные глины и цинковые концентраты из полиметаллических руд Салаира, обогащаемые на построенной в 1933 г. Салаирской обогатительной фабрике. Беловский завод в 1937 году полностью освоил окончательную проектную мощность. В Кемерово в 1935 году начат строительством крупнейший электролитный цинково-свинцовый комбинат.

Коренные изменения произошли и в золотодобыче, по которой область выдвинулась в ряд первых в Союзе. Вместо старой старательской добычи золота, основанной исключительно на мускульной силе, появилась золотая промышленность, высокомеханизированная, с амальгамационными, эфельными, циановыми и иными заводами и фабриками. Кроме основных районов Кузнецкого Алатау с главнейшими золотыми рудниками (Центральный, Берикуль и др.), в последние годы оживает золотопромышленность Салаирского кряжа, золотые месторождения которого считались до 1930 г. весьма бедными. За 6 лет (1930-1936) золотодобыча на Салаире увеличилась в 6 с лишним раз, а в Горной Шории — в 10 раз.

В составе Урало-Кузнецкого комбината возникла крупная химическая промышленность с центром в Кемерово, где построен и уже работает крупнейший в Союзе коксо-энергохимический комбинат с тепловой электроцентралью и целым рядом заводов. Коксохимический завод, на котором работают сейчас четыре коксовых батареи, снабжает коксом уральскую металлургию. Введенный в эксплуатацию в 1938 году азотнотуковый комбинат, в Кемерово базируется на использовании (в качестве источника водорода) коксового газа коксохимического завода и серной кислоты сернокислотного завода цинково-свинцового комбината. Продукция азотнотукового комбината в виде концентрированных азотных удобрений предназначается, кроме сельскохозяйственных районов Западной и отчасти Восточной Сибири, преимущественно для хлопковых полей Средней Азии, чрезвычайно бедных азотом.

 За годы сталинских пятилеток в Новосибирской области значительно развилось машиностроение. На базе рудничных мастерских вырос Анжерский механический завод. Томский завод специализировался на производстве горного оборудования. Новосибирский завод «Труд» подвергся реконструкции и выпускает сейчас ценные машины для золотой промышленности. Крупные ремонтно-механические цеха созданы при Сталинском металлургическом и Беловском цинковом заводах. Построены и новые крупные машиностроительное заводы: в Кемерово — механический завод, изготовляющий оборудование для шахт Кузбасса, в Новосибирске — завод горного оборудования, станкостроительный завод, судоремонтная верфь и ряд других более мелких предприятий. Создана солидная база электроснабжения. В Новосибирске, вместо небольшой станции мощностью в 1919 г. не выше 147 кВт, создан крупный энергокомбинат в составе левобережной ТЭЦ и правобережной ГРЭС.

В Кузбассе сооружено единое мощное высоковольтное энергокольцо на базе Сталинской ТЭЦ и Кемеровской районной электроцентрали. Снабжение энергией Кузбасса дополняется, кроме того, работой рудничных станций в Анжеро-Судженске, Ленинске-Кузнецком и Прокопьевске и электростанции Беловского цинкового завода, также выстроенной при советской власти.

Необходимейшей предпосылкой промышленного строительства области явилась реконструкция старых и строительство новых предприятий по производству стройматериалов и по лесопереработке. Полностью реконструирован прежний маленький цементный завод в Яшкине, мощность которого увеличена в 4 раза. Построен новый Чернореченский цементный завод и шлако-цементный завод в Сталинске. В районах крупных строительств вырос ряд больших кирпичных заводов (в Сталинске, Кемерово, Новосибирске, Прокопьевске, Белове, Ленинске, Анжеро-Судженске и др.). Построен ряд черепичных, известковых, толевых предприятий, фибролитовый и бетонитовый заводы в Сталинске и много других более мелких производств. Крупные изменения произошли в деревообрабатывающей промышленности, в которой насчитывалось в 1936 году 92 крупных предприятия (вместо 4-х в 1913 г.), продукция которых возросла с 1 461 тыс. рублей в 1913 г. до 57 320 тыс. рублей в 1936 г. (в ценах 1926/27 гг.). Построен ряд крупных лесопильных заводов в Сталинске, Новосибирске и других городах, завод стандартных домов, мебельная фабрика (в Новосибирске). Лесозаготовки и лесопиление продвинулись на север в Нарым, способствуя его индустриализации (например, Могочинский четырехрамный лесозавод). Лесозаготовки по бывшему Западно-Сибирскому краю возросли за время с 1928 по 1936 г. почти в 21/2 раза; по Новосибирской области в 1937 году было заготовлено 6 273 тыс. куб. м леса, в том числе деловой древесины — 4 083 тыс. куб. м. Рост лесозаготовок происходит на базе их механизации. До 1934 года на лесозаготовках в Новосибирской области не было еще никаких механизмов. Но уже в 1935 г. было построено свыше 160 км механизированных дорог и появились автомашины и гусеничные тракторы. В 1937 году на заготовках леса в Новосибирской области было занято свыше 150 тракторов ЧТЗ, 100 автомашин и ряд других механизмов. Механизированная вывозка леса в 1937 г. составила уже 25% от всей вывозки леса по области, тогда как в 1934 г. она составляла всего лишь 2,4%. Общая протяженность механизированных лесовозных дорог достигла к началу 1938 года 363,1 км.

Индустриальное развитие Новосибирской области имеет комплексный характер: оно не ограничивается созданием только крупной тяжелой промышленности, но сопровождается также одновременным развитием легкой промышленности. В области выросла за годы первой и второй пятилеток на местном сырье крупная кожевенно-обувная промышленность. Вместо единственного небольшого кожевенного завода со 185 рабочими (1913) область в 1936 году имела уже 53 предприятия, из которых половина вступила в эксплуатацию в годы 2-й пятилетки. В Новосибирске выстроены хромовый завод, шорноседельная фабрика и крупнейшая в Западной Сибири обувная фабрика, полностью механизированная, мощностью в 6,5 млн. пар обуви в год. Валовая продукция кожевенно-обувной промышленности оценивалась в 1936 г. в 35 708 тыс. рублей (в ценах 1926/27 года) против 328 тыс. рублей в 1913 г.

В дореволюционное время область не имела ни одной швейной фабрики. Сейчас здесь работают 39 предприятий швейной промышленности (в 1936 г. около 9 тыс. рабочих), среди которых — крупные швейные фабрики Томска и Новосибирска, вырабатывающие высококачественное белье и верхнюю одежду не только для Новосибирской области, но и для соседних с ней областей.

Значительно расширен и реконструирован мыловаренный завод в Новосибирске, переведенный на местное сырье, для чего там же построен гидрогенизационный завод.

В Новосибирске заканчивается также строительством крупный трикотажный комбинат.

Изменила свое лицо и пищевая промышленность. Представленная в прошлом, главным образом, кустарным маслоделием и мукомольем, пищевая промышленность Новосибирской области насчитывает теперь ряд новых крупнейших предприятий и совершенно новые отрасли производства, среди которых первое место занимает мясная промышленность. Крупные мясокомбинаты выстроены в последние годы в Новосибирске, Сталинске, Анжеро-Судженске, Прокопьевске, Ленинске, Кемерово и в Татарске. В 1939 году заканчивается в Чановском районе строительство первого в Союзе завода по производству консервированного сливочного масла производительностью в 450 тысяч банок масла в год. Для обслуживания общественного питания созданы многочисленные механизированные хлебозаводы, фабрики-кухни и заготовочные фабрики.

Развитие легкой промышленности происходило все же на фоне значительно более бурного роста тяжелой промышленности, что отразилось на изменении структуры промышленности в сторону увеличения производства средств производства. Промышленность, вырабатывавшая предметы потребления, до войны резко преобладала и даже еще в 1932 г. давала более половины (51%) всей промышленной продукции Западно-Сибирского края, но уже в 1936 г. удельный вес ее продукции снижается до 43%, уступая первое место производству средств производства. В 1937 г. удельный вес промышленности, производящей средства производства, достиг 68,5% (см. «Правда» № 87 от 19/III 1939 г.).

Промышленность области дает сейчас продукции в 4 раза больше, чем промышленность всей Сибири (Западной и Восточной) в 1928-1929 годах, и в 11 раз больше, чем область давала в начале первой пятилетки. По сравнению с довоенным временем этот рост еще разительнее.

Динамика крупной промышленности

(валовая продукция в ценах 1926/27 г. в тыс. руб.; производственные фонды — в тыс. руб.).

 Число предприятий крупной промышленности возросло в 1936 году по сравнению с 1913 г. почти в 8 раз, а продукция — в 25,4 раза. Место прежних мелких полукустарных производств заняли крупные индустриальные предприятия: перед началом первой пятилетки, в 1927/28 г., на одно крупное предприятие приходилось основных фондов З6З тыс. рублей, а в 1936 г. — 1 490 тыс. рублей (рост больше чем в 4 раза). Бурное промышленное развитие области привело к изменению структуры всего ее народного хозяйства. Несмотря на большой рост сельского хозяйства, область из типично-аграрного края превратилась в индустриально-аграрный. Так, в целом по бывшему Западно-Сибирскому краю, включавшему значительно менее развитой в промышленном отношении Алтайский край, промышленность в 1928 г. занимала в народном хозяйстве лишь 17,3%, к концу первой пятилетки, к 1932 г., ее удельный вес составил уже 54,1%, в 1936 г. — 64,1%. В 1937 году он в Новосибирской области составлял 82%.

Годы первой и второй пятилеток были также годами решительной социалистической переделки сельского хозяйства. Резко выраженная классовая дифференциация дореволюционной сибирской деревни и техническая отсталость сельского хозяйства обусловили особую остроту и сложность борьбы за его социалистическое переустройство и превращение в передовое высоко технически оснащенное сельское хозяйство. Социалистическая реконструкция сельского хозяйства шла, прежде всего, по пути ликвидации сибирского кулачества на основе сплошной коллективизации крестьянских хозяйств. В начале первой пятилетки колхозы составляли в бывшем Западно-Сибирском крае еще незаметную величину (1,7% всех хозяйств в 1928 г.), к началу второй пятилетки было коллективизировано более 60% хозяйств, на 1/VІІ 1938 г. 5 112 колхозов Новосибирской области объединяли уже 90,8% всех крестьянских хозяйств, располагая 99,6% их посевной площади (под урожаем 1938 г.).

Одновременно развертывалось большое строительство совхозов, оказывавших огромное рационализирующее влияние в деле перестройки всего сельского хозяйства. К началу 1938 года в области имелось 117 совхозов, среди которых главная роль принадлежит скотоводческим хозяйствам — мясомолочным, молочным, свиноводческим и др. В полеводстве совхозы также имеют немалое значение, располагая (в 1938г.) около 11% всех посевов, причем наиболее значительна их роль по кормовым культурам (около 23% всех посевов кормовых). Располагая передовой технической базой (на полях совхозов в 1938 г. работало 2 523 трактора — 26% всего тракторного парка сельского хозяйства области и 797 комбайнов — 26,5% общего числа комбайнов) и прекрасными кадрами организаторов сельского хозяйства, техников и агрономов, совхозы области стали носителями новой культуры и техники в сельском хозяйстве. В частности, большую роль сыграли животноводческие совхозы в деле роста и качественного улучшения поголовья стада на колхозных фермах и у колхозников, которые за один 1937 год получили от совхозов свыше 10 000 голов крупного рогатого скота, около 10 000 голов свиней и 9 000 овец. Удойность на фуражную корову по совхозам в 1937 году составила около 17 ц против 11,35 ц в колхозных фермах.

Социалистическая реконструкция сельского хозяйства сопровождалась его полным техническим перевооружением. Еще в 1928 году, по данным 10%-ного выборочного обследования хозяйств бывшего Западно-Сибирского края, пахота производилась преимущественно однолемешным плугом, причем треть хозяйств совсем не имела пахотного инвентаря. Более усовершенствованный сельскохозяйственный инвентарь и машины имели лишь 27% хозяйств. За годы двух пятилеток сельское хозяйство оснастилось тысячами сложнейших сельскохозяйственных машин и орудий. К концу 1937 года в области имелось уже 128 машинно-тракторных станций, обработавших в 1937 г. 73,4% всех колхозных посевов. Станции эти располагали на 1/1 1938 г. мощным парком машин: 6 722 тракторами мощностью 130,2 тыс. лошадиных сил, 2 221 комбайном, убравшим около 500 тыс. га, 1 179 грузовыми машинами. В период сева 1938 года вновь организовано 10 МТС, и мощность тракторного парка возросла до 136 тыс. лошадиных сил. Во всем сельском хозяйстве области летом 1938 г. работало 10 304 трактора, 4 308 комбайнов и 3 529 грузовых машин.

На базе крупного коллективного хозяйства и высокого уровня техники сельское хозяйство достигло крупных успехов как с количественной, так и с качественной стороны. Посевные площади больше чем удвоились по сравнению с довоенным временем, составив в 1938 г. 3 282,4 тыс. га против 1 467,8 тыс. в 1913 г., причем только последние 5 лет дали прирост на 852 тыс. га, что составляет больше половины всей площади посевов до революции. Одновременно произошло и изменение структуры полеводства за счет внедрения технических, овощебахчевых и кормовых культур, посевная площадь которых возросла почти в 5 раз по сравнению с 1913 г. Из технических культур следует отметить лен-долгунец, посевы которого достигли в 1938 г. 41,2 тыс. га против 17,2 тыс. га в 1913 г. В зерновых культурах преобладает пшеница (главным образом — яровая), под которой в 1938 г. находилось 46% всех посевов зерновых (занимавших 2 782,3 тыс. га), против 43% в 1913 г. В географии посевов также произошли существенные изменения: полеводство значительно продвинулось на север и в горные районы области. Раньше северная граница земледелия не заходила далеко за линию железнодорожной магистрали. Северная граница посева яровой пшеницы еще только 5-6 лет назад проходила по параллели 56°-57°, а сейчас культура пшеницы продвинулась примерно до параллели 60°. Нарым, считавшийся в прошлом непригодным для земледелия, насчитывавший лишь около 8 тыс. га посева, имел в 1938 г. 118 489 га посевов яровых и озимых культур. В Нарыме теперь произрастают и дают прекрасные устойчивые урожаи почти все зерновые культуры и овощи. Основные зерновые культуры здесь: озимая рожь и овес. Но с каждым годом увеличивается роль пшеницы, которая заняла в севообороте округа уже заметное место (в 1938 г. — 26,0 тыс. га посева). При росте населения более чем на 60% по сравнению с довоенным временем Нарым теперь целиком покрывает свою потребность в хлебе. Развивается земледелие и в Горной Шории, где в прошлом его не было совсем, в 1920 г. насчитывалось только 3 256 га посева, в числе которых было всего 215 га зерновых культур. Объединение шорцев в колхозы (в 1937 г. уже 3/4 крестьянских хозяйств) вызвало расцвет сельского хозяйства: посевная площадь выросла почти в 9 раз, достигнув в 1937 г. 27 тыс. га, в том числе около 23 тыс. га зерновых.

Новая социальная база сельского хозяйства, техническое вооружение и значительное внедрение агротехники (глубокая вспашка, ранние сжатые сроки посева, сортировка и протравливание семян, рядовой сев, вспашка зяби, подъем паров и др.) обусловили рост урожайности. Так, средняя урожайность зерновых культур за послереволюционные годы увеличилась на 40%, достигнув в последнее пятилетие (1933-1937) 10,5 ц с га против 7,5 ц в предвоенное пятилетие (1909-1913 гг.), что благодаря росту посевной площади привело к утроению сборов зерновых культур в области за 24 последних года (в 1913 г. — 11 289 тыс. ц, в 1937 г. — 33 484 тыс. ц). Весьма велико также повышение урожайности льна, достигшей в 1937 г. 4 ц против 2,6 ц в 1913 г.

Реконструкция животноводства происходила с относительно большими трудностями, так как именно в этой отрасли ликвидируемое крупное сибирское кулачество вело наиболее ожесточенную борьбу, в результате которой значительная часть продуктивного скота была в годы первой пятилетки погублена. Укреплением колхозного строя приостановлено в 1932 году сокращение поголовья стада, а с 1933 г. начался на новой, социалистической основе рост поголовья. За годы второй пятилетки оно выросло по крупному рогатому скоту на 67,8%, по овцам — на 155,6% и по свиньям — на 332,8%. В последние годы замечается также устойчивый рост поголовья лошадей, наиболее пострадавшего в период ликвидации кулачества. В 1937 году все виды скота дают более или менее значительный рост поголовья: по лошадям на 2,2%, по крупному рогатому скоту — на 11,2%, в том числе по коровам — на 6,2%, по свиньям — на 35,1%, по овцам — на 27,4% и по козам — на 30%.

Почти все колхозы области имеют товарные фермы, некоторые по 2-3 и даже 4 фермы. Количество колхозных товарных ферм за последние 4 года, с 1 января 1935 г. по 1 января 1939 г., увеличилось с 5 788 до 13 225, или на 128%. Значительное количество скота передано в индивидуальное пользование колхозникам. Только за последние два года им передано 43 600 голов крупного рогатого скота, 104 тыс. овец и 215 тыс. свиней. Рост поголовья стада обусловил и повышение обеспеченности колхозных хозяйств скотом, которая на 1/I 1938 года достигла (на 100 хозяйств): по крупному рогатому скоту 382 голов, по свиньям 154 голов и по овцам и козам 429 (в том числе в индивидуальном пользовании соответственно 166, 99 и 251 голов). Улучшается и качество животноводства. В то время как в 1928 году в единоличных хозяйствах удой на корову составлял 8 ц, в 1937 г. в совхозах и колхозах области он достиг уже 12 ц. В области проводится в настоящее время большая работа по метизации скота. Малопродуктивный, беспородный скот заменяется остфризами, симменталами, краснонемецкой породой, местная порода свиней — крупной белой английской, и простые овцы — мериносовыми и романовской породами. За последние 5 лет в колхозы завезено 12 500 быков-производителей остфризской и симментальской пород, свыше 7 000 хряков белой английской породы, более 15 000 тонкорунных баранов рамбулье и прекос и 1 749 баранов романовской породы.

Из подсобных отраслей сельского хозяйства большое значение в области имеет охота, получившая наибольшее развитие в районах севера (Нарым) и Кузнецком Алатау. Охотничий промысел несколько отстает в своем развитии от других отраслей народного хозяйства, но все же и в нем достигнуты за последние годы значительные успехи. Растет с каждым годом объем заготовок пушнины. В наиболее крупном охотничьем районе Новосибирской области — Нарыме — добыча пушнины с 1 кв. км территории возросла от 5 рублей в 1935 г. до 20 рублей в 1937 г. В одном 1937 г. в Нарыме было добыто 1 млн. беличьих шкурок, 300 тыс. зайцев, 14 000 ценнейших шкурок горностая, сотни лисиц, медведей. В Новосибирской области в течение последних лет развернута работа по внедрению новых видов промысловых животных, в частности по акклиматизации ондатры (американской мускусной крысы), американской норки, енотовидной собаки и зайца-русака. Ондатра, впервые завезенная в Новосибирскую область в 1933 году, расселена была в болотах Нарыма и Барабинской степи. В 1939 г., когда насчитывалось уже свыше 50 000 штук, приступили к первому лову ондатры, главным образом, в целях дальнейшего ее размножения в других районах области и Союза. С 1935 года развивается звероводство, которое становится уже прибыльной отраслью колхозных хозяйств. Разведением серебристо-черных лисиц и уссурийских енотов занимались в 1937 г. 46 колхозных звероферм. Впервые в 1937 году серебристо-черные лисицы и уссурийские еноты были размещены для разведения в районах Нарымского округа. Осваивается также промысел шкурок грызунов-вредителей сельского хозяйства. В Новосибирской области проводится уже в течение ряда последних лет система мероприятий по организации охотничьего промысла и охотничьих хозяйств. В целях правильной эксплуатации охотничьих угодий проведена приписка их к колхозам, организовано несколько производственных охотничьих станций, широко внедряется в колхозах бригадный способ промысла, а также проводится большая работа по улучшению культурно-бытовых условий охотников: в более отдаленных районах построены продовольственные базы, большое число охотничьих избушек, несколько бань и красных уголков.

Индустриализации области и росту сельского хозяйства сопутствовали развитие и перестройка транспортных путей и в первую очередь железнодорожных. За годы первой и второй пятилеток, помимо значительной реконструкции главной сибирской магистрали, проведены следующие крупные работы: 1) выстроена новая железнодорожная линия Новосибирск—Ленинск, протяжением в 295 км, представляющая второй кратчайший выход из Кузбасса на главную магистраль, 2) полностью реконструирована Кольчугинская ветка, усиленная вторыми путями, новым депо, остановочными пунктами, селекторной связью и продолженная до Сталинска, 3) построен новый участок Сталинск—Мундыбаш, протяжением в 92 км, благодаря которому Сталинский завод связался со своей рудной базой в Горной Шории, 4) строится третий выход на главную магистраль от ст. Топки через Кемерово и Барзас на Анжерку, 5) участок от Сталинска до Белова полностью электрифицирован (1937 г.). Общая протяженность железнодорожных линий Новосибирской области доведена к 1938 году до 2 350 км, что представляет увеличение по сравнению с 1913 годом в 2,4 раза. Однако, и сейчас еще Новосибирская область имеет обширные пространства, лишенные железных дорог (Нарымский округ). Выстроен ряд веток и путей местного значения, внутризаводских и рудничных путей.

Большое развитие получил также и водный транспорт, увеличивший перевозку грузов по сравнению с 1913 г. в три раза. Проведена большая работа по вовлечению в эксплуатацию рек Нарымского округа. Однако, крупные притоки Оби (Чулым, Васюгань и др.) не освоены еще водным транспортом. Быстро развивается в области воздушный транспорт. В 1929 году впервые была открыта воздушная линия Москва—Иркутск. В следующем году Новосибирск соединяется воздушным путем со Сталинском. В дальнейшем устанавливается регулярное воздушное сообщение с Кемерово, Барнаулом и Нарымом (Колпашево, Каргасок).

Героические годы сталинских пятилеток изменили коренным образом культурное лицо области. Будучи в прошлом краем почти сплошной неграмотности (в 1907 г. на территории области было лишь 12,4% грамотных), Новосибирская область сейчас стоит на пороге полной ликвидации неграмотности: % грамотности превышает сейчас 93. Область имеет теперь развитую сеть школ. В 1914 г. на территории всего бывшего Западно-Сибирского края было 3 718 начальных, 18 неполных средних и 20 средних школ, со 123 393 учащимися; на 1/Х 1937 г. только в одной Новосибирской области, занимающей лишь часть бывшего Западно-Сибирского края, насчитывалось 3 934 начальных, 743 неполных средних и 206 средних школ с 797,9 тыс. учащихся и 21 028 преподавателями. За один 1937 год число школ увеличилось на 211. В городах открыто за этот год 42 начальных школы, 14 неполных средних и 8 средних, в селах — 88 начальных, 49 неполных средних и 10 средних школ, а контингент учащихся увеличился на 91 100 человек, причем число учеников сельских школ достигло 480 тыс. Свыше 150 000 малышей впервые село в 1937 году за школьную парту.

Большое развитие получило высшее образование. До революции было лишь 3 высших учебных заведения в Томске (университет, технологический институт и высшие женские курсы) с общим числом 2 252 учащихся. Сейчас около 12 тыс. студентов учатся в 15 вузах и втузах области: институте военных инженеров транспорта, строительном, сельскохозяйственном, марксизма-ленинизма, двух медицинских (в Томске и Новосибирске), усовершенствования врачей, высшей коммунистической сельскохозяйственной школе, металлургическом институте, индустриальном, электромеханическом институте инженеров транспорта, институте технологии зерна и муки, государственном университете, томском педагогическом институте, в зубоврачебном институте. В области создана большая сеть научно-исследовательских институтов и учреждений, из которых большое значение имеют: институт металлов, угольный институт Кузбасса, институт животноводства, молочный, санитарии и гигиены, научно-исследовательская станция защиты растений, институт экономики, питания, физико-технический, физических методов лечения, бактериологический, метеорологическая станция и ряд других. В области работает также около 45 техникумов и специальных школ, а также многочисленные рабфаки, школы фабрично-заводского ученичества и разнообразные курсы, в которых готовятся кадры по различным отраслям народного хозяйства.

Развивается и дошкольное воспитание: на 1/ХІ 1937 года было 350 детских садов, в которых находилось 13 810 детей. Детские сады открываются не только в городах, но и на селе, где насчитывалось на ту же дату 62 детских сада с 1 599 детьми.

Быстрое повышение культурности населения отразилось и на росте всех культурно-просветительных учреждений. Массовая библиотечная сеть к 1/ХІ 1937 года состояла из 851 библиотеки с фондом в 2 074,7 тыс. книг, в том числе на селе 595 библиотек и 554,8 тыс. книг. Открыто больше 2 000 клубов, в том числе 611 изб-читален и 798 колхозных клубов. К началу 1938 года в области уже насчитывалось 513 киноустановок, в том числе 300 на селе, причем озвучено 162 установки, в том числе 40 на селе.

В тесной связи с ростом благосостояния населения и его культурного уровня улучшается и дело здравоохранения. Резко увеличилось число лечебных учреждений. В 1910 году, по данным Переселенческого управления, во всей Томской губернии, то есть на значительно большей территории, чем современная Новосибирская область, насчитывалось только 51 врачебный участок, 34 фельдшерских пункта, 80 больниц с 2 490 койками и 7 родильных домов с 58 койками. При советской власти в области была развернута большая сеть разнообразных лечебных учреждений, оборудованных новейшей техникой. К началу 1938 года в одной Новосибирской области имелось 1 041 амбулаторно-поликлинических учреждений, фельдшерских и акушерских пунктов, диспансеров, малярийных станций, трахоматозных пунктов и проч., причем на селе насчитывалось около 200 врачебных амбулаторий, 475 фельдшерских и акушерских пунктов, 46 трахоматозных пунктов и др. Число стационарных медучреждений (больниц, родильных домов) достигло 210 (в том числе на селе 111) с числом фактических коек 11 420 (в т. ч. на селе 2 574). Во всех стационарах, не считая фельдшерских пунктов, лечилось в 1937 году 298 804 человека. Учреждения здравоохранения обслуживаются большой армией врачей, которых к концу 1937 года насчитывалось 1 926. В довоенное время (1911) в бывшей Томской губернии было только 256 врачей, 272 фельдшера и 108 акушерок, причем села были почти совершенно лишены медицинского обслуживания, в то время как сейчас на селе работает значительное число врачей и среднего медперсонала. На 1 врача до революции приходилось 12 500 жителей и 14 600 кв. верст территории. В 1937 году нагрузка на 1 врача в среднем уменьшилась до 2 000 жителей, то есть более чем в 6 раз, а территории приходится на 1 врача уже только 324 кв. км. Имеется в области также немалая сеть детских яслей. Число постоянных яслей составляло на 1/I 1938 г. 425, в них находилось более 13 000 детей, причем на селе было 247 яслей с 5 тыс. детей. Кроме того, для обслуживания главным образом работ в сельском хозяйстве и строительстве открыто свыше 3,5 тыс. сезонных яслей на 80 000 детей.

Большая работа проводится по оздоровлению населения Горной Шории, которое в прошлом сильно страдало от широкого распространения социальных болезней — сифилиса и трахомы. Еще в 1926 г. в Горной Шории не было ни одной больницы и амбулатории, было только два фельдшерских пункта с двумя фельдшерами. Сейчас там уже 9 больниц, 9 амбулаторий, вендиспансер, туберкулезный пункт, малярийный пункт, 23 фельдшерских пункта, 9 аптек, консультации. В Горно-Шорском районе работает 17 врачей и 107 фельдшеров, акушерок и медсестер, среди которых есть и шорцы. На здравоохранение в одном только 1936 году было отпущено району 1 695 тыс. рублей.

Ярким показателем оздоровления населения Новосибирской области по сравнению с довоенным временем служат данные медицинского освидетельствования призываемых в ряды Красной армии. Так, например, в 1913 г. признанных негодными к военной службе по физическому недоразвитию на 1 000 призываемых было 2,76, а в 1935 г. — 0,44; признанных негодными в эти годы по грыже — 6,32 и 1,85, по трахоме — 3,68 и 0,87, по туберкулезу — 4,31 и 0,76 (данные по Западной Сибири в целом).

Бурное хозяйственное развитие внесло большие изменения в численность и состав населения области. Рост населения значительно превышает темпы естественного прироста. Если во всей Томской губернии в 1913 году было 3 919,8 тыс. человек, то эту цифру превысила в 1939 году (по данным всесоюзной переписи населения) одна Новосибирская область, насчитывавшая 4 022,7 тыс. человек, а на территории всего бывшего Западно-Сибирского края, соответствующей примерно площади бывшей Томской губернии, численность населения составила на 17/I 1939 года 6 542,8 тыс. человек, что дает увеличение против довоенного времени на 67%. Особенно сильно возросло в связи с громадным промышленным строительством городское население, составившее на 17/I 1939года по области 41,4% всего населения, а по всему бывшему Западно-Сибирскому краю 31,6% (до войны 8,2% в Томской губернии). Быстро выросли новые и совершенно меняют свой облик старые города. В крупнейший промышленный и административно-культурный центр вырос город Новосибирск, бывший Ново-Николаевск (см.). Несмотря на сравнительно быстрый рост вследствие своего узлового положения на пересечении Сибирской железнодорожной магистрали с Обским водным путем, он до самой революции был захолустным городом с неразвитой промышленностью (11 рабочих на 1 предприятие в среднем, с общим числом рабочих в 1 412 чел.). Город оставался крайне неблагоустроенным, без водопровода, канализации и какого-либо уличного освещения. Дома, за исключением нескольких, были сплошь деревянные; город осенью и весной утопал в грязи, а летом в пыли, так как замощены были только 2 улицы. Следы этого невзрачного прошлого остались еще и сейчас в виде мелких слободок на окраине города. В остальной части он неузнаваемо изменился, превратившись за сравнительно короткий срок в крупнейший город с 405,6 тыс. жителей (в 1939 г.; вместо 62,5 тыс. в 1913 г.), в центр машиностроительной и легкой промышленности со значительными кадрами рабочих в 70 тыс. человек, то есть в 50 раз превышающими довоенное число рабочих. Значительно расширилась территория города за счет рабочих районов, возникших вблизи новых промышленных гигантов. Центральная часть города и рабочие районы приобрели вид европейского города с тысячью с лишним каменных многоэтажных зданий, архитектурно оформленных. Успешно идет озеленение города, который получил несколько прекрасных садов и парков с разнообразными культурными учреждениями. В городе проведены водопровод, канализация, мощное электрическое уличное освещение, трамвай. Построены гостиницы. Работает банно-прачечный трест. Кроме ряда стационарных и амбулаторных лечебных учреждений в центре города, выстроен на его окраине, в лесу, большой больничный городок. Новосибирск, не имевший ранее ни одного высшего учебного заведения, стал теперь кузницей квалифицированных кадров. 5 вузов и втузов, свыше десятка техникумов, специализированных курсов, ряд научно-исследовательских институтов, многочисленные культурно-просветительные учреждения дают представление о размахе культурного строительства этого крупнейшего во всей Сибири города, справедливо названного, по темпам своего роста, сибирским Чикаго.

На месте старого городка Щегловска с 3-4 тыс. жителей вырос город Кемерово — центр химической промышленности области, насчитывающий сейчас 133 тыс. жителей. Буквально на пустом месте вырос самый молодой город Западной Сибири — Сталинск, центр западносибирской металлургии, в котором проживает по данным на 17/I 1939 г. 169,5 тыс. жителей. Здесь 42 школы, металлургический институт им. Серго Орджоникидзе, краеведческий музей, 24 библиотеки, 25 клубов, два театра, парк культуры и отдыха, до 4 000 га земли насаждений. Недалеко от него расположился другой крупный город области, центр угольной промышленности Кузбасса — Прокопьевск, насчитывающий 107,2 тыс. жителей. До 1917 года на его месте стоял маленький поселок со 150 жителями. Большинство городов быстро застраивается. Вместо старых деревянных лачуг построены многоэтажные светлые дома, произведено озеленение, проведена канализация, водопроводы, ходят трамваи (Новосибирск, Сталинск, Прокопьевск), автобусы.

Полностью изменилось и социальное лицо сибирской деревни, ее материальный и культурный уровень. Примером может служить село Чумаково Убинского района. Из 91 хозяйства, имевшегося в этом селе до революции, 18 кулацких хозяйств (20%) владели 64,3% всех земель и 47,9% всего скота; 52 середняцких хозяйства (57%) имели 33% всех земель и 47,8% скота, а 21 бедняцкое хозяйство (23%) имело лишь 2,5% земель и 4,3% поголовья стада. Сейчас все 137 хозяйств села Чумаково объединены в один колхоз «Новый путь», за которым закреплено государственным актом на вечное пользование 9 000 га земли. До революции на все 91 хозяйство имелось инвентаря: 5 кустарных молотилок, 7 веялок, 4 жнейки, 1 сноповязалка, 2 сенокосилки, 71 плуг и 70 борон, причем все молотилки, жнейки и другие сложные машины были сосредоточены в 7 крупных кулацких хозяйствах. В 1937 году колхоз имел 3 автомашины, 2 динамомашины, 3 сноповязалки, 15 жаток, 21 сенокосилку, 18 конных граблей, 49 плугов, 6 дисковых сеялок, 2 культиватора, 1 сложную молотилку и 1 полусложную, 2 дисковых бороны, 38 борон «зиг-заг» и 1 соломорезку. Если раньше урожай пшеницы не превышал 5 ц с га, то даже при неблагоприятных климатических условиях в 1936 г. было собрано по 8,4 ц с га. Вместо 900 голов крупного рогатого скота и 799 овец колхоз имел к 1938 году в общественном и личном пользовании 1 262 головы крупного рогатого скота, 1 471 голову овец. Из года в год растет доходность колхозников: в 1934 г. она на одного трудоспособного составляла 660 рублей, а в 1936 г. уже 1 000 рублей. В 1936 г. было выдано на трудодень зерном 3,5 кг, деньгами 1 рубль 89 копеек. Не менее замечательна картина культурного роста села. Церковно-приходскую школу с 27 детьми заменила большая школа-семилетка, где учатся все дети села. Многие бывшие воспитанники этой школы работают уже сейчас учителями, агрономами, зоотехниками, фельдшерами. 40 человек учится сейчас в высших и средних учебных заведениях в других городах. Ни больницы, ни фельдшерского пункта, ни культурных учреждений в деревне не было. Сейчас есть больница, родильный дом, амбулатория, аптека, детские ясли, клуб, изба-читальня, библиотека, почтовое отделение, электростанция. На здравоохранение в 1934 году расходовалось 9 500 рублей, а в 1937 г. уже 35 700 рублей.

Столь разительные экономические и культурные сдвиги характерны для всей сибирской деревни, и пример села Чумакова, находящегося в близком к Сибирской железнодорожной магистрали животноводческо-полеводческом районе Барабинской степи, не является исключением. Вот другое село — Зырянское, расположенное в далеком Зырянском районе на северо-восточной окраине Новосибирской области. До революции весь Зырянский район был одним из самых отсталых и нищих в Западной Сибири. На полях царили соха и борона. Хлеб молотили цепами. Бедняцкое население села нещадно эксплуатировалось кучкой деревенских богатеев. Советская власть ликвидировала мелкие нищенские крестьянские хозяйства. Перестало существовать и кулачество. В районе работают теперь 74 колхоза, имеющих солидную техническую базу в числе 83 колесных и 13 гусеничных тракторов, мощностью в 1 870 лошадиных сил. Вместо серпов и цепов появились мощные комбайны и сложные молотилки. Социально реконструированное, оснащенное технически сельское хозяйство села Зырянского добилось громадных успехов, обеспечивающих зажиточную жизнь бывших батраков, бедняков и середняков. Так, колхозники артели «Великий Октябрь» получили в 1937 году на каждый трудодень по 6,6 кг зерна, а колхозники сельскохозяйственной артели им. Фрунзе — по 5,2 кг. В районе за годы двух пятилеток возник ряд новых предприятий: 2 кирпичных завода, овощесушильный завод, завод первичной обработки волокна, завод молочнокислых продуктов, районная электростанция. Строятся грунтовые и шоссейные дороги. В селе Зырянском вместо прежних 7 небольших купеческих лавчонок выстроены универмаг, продуктовый магазин, три магазина сельпо, четыре магазина Сибторга, столовая и хлебопекарня. Деревня Зырянского района резко изменилась и в культурном отношении. В районе, кроме средней школы с 1 000 учащихся, имеются 5 неполных средних школ с 1 916 учащимися и 42 начальных школы с 3 242 учениками. Ликвидируется неграмотность и среди взрослого населения. Возник ряд культурно-просветительных учреждений. В Зырянском есть клуб, в котором демонстрируются звуковые кинофильмы, районная библиотека, телефон и большой радиоузел. Вместо единственного фельдшерского пункта на 6 коек в селе созданы: больница на 60 коек, амбулатория, родильный дом, ясли, аптека. На селе появились из среды самих крестьян новые кадры специалистов, овладевших сложной сельскохозяйственной техникой: машинисты, трактористы, комбайнеры, агрономы. Новые люди пользуются сейчас уважением и почетом на селе, и среди них в первых рядах многочисленные стахановцы и ударники социалистических полей.

Широкие возможности открыла революция перед национальными меньшинствами области, из которых следует выделить туземное население северного Нарыма — хантов (остяков; см.) и отчасти эвенков (тунгусов; см.), а также шорцев (см.) — жителей Горно-Шорского национального района.

Туземное население Нарыма, находившееся в полной экономической зависимости от торговцев и промышленников, ограбленное пришельцами, захватившими лучшие земли скотоводов и угодья охотников, в прошлом систематически вымирало. За прошлое столетие численность остяков сократилась более чем вдвое. В течение шести лет перед установлением советской власти в верховьях реки Кеть от кори и оспы умерло до 70% детей. Великая Октябрьская социалистическая революция приостановила этот процесс вымирания туземного населения Нарыма и создала условия для нормального его развития и прироста. В прошлом кочевое, оно совершает сейчас постепенный переход к оседлой жизни, а на местах сохранившихся еще кое-где перекочевок туземец находит теперь постоянное благоустроенное жилище. По данным налогового учета, число остяков, самоедов (селькупов), населяющих Александровский, Каргасокский, Колпашевский, Кривошеинский и Чаинский районы Нарыма, за шесть лет, прошедших с момента переписи 1926 года, увеличилось с 5 933 человек до 7 135 человек, то есть на 20%. Все население Нарымского округа выросло во много раз. Центр округа, Колпашево, из небольшого поселения превратился в город, насчитывающий 15 тысяч жителей. Будучи в прошлом почти сплошь неграмотным (в верховьях Кети имелось, например, всего 2 грамотных человека, случайно обучившихся у миссионеров), эвенки и остяки Нарыма находятся сейчас на пути к полной ликвидации своей неграмотности. Грамотность этих народностей составляла в 1938 году 75%. В Нарымском округе работает 49 остяцких и эвенкийских интернатов, педагогический техникум и 49 национальных школ.

Еще большие изменения внесла революция в жизнь и быт другой, более многочисленной национальности области — шорцев. Шорцы представляют немногочисленную тюркоязычную этнографическую группу, большинство которой населяет горный район верхнего течения реки Томи и ее левых притоков — Мрассы и Кондомы. Незначительная часть шорцев проживает также в северных аймаках Ойротской автономной области и в верховьях Енисея, в Абаканской долине. Шорцы — потомки «кузнецких татар», оттесненных русскими казаками еще в начале XVII века вверх по рекам Кондоме и Мрассе. Будучи до своего покорения казаками данниками своих более сильных соседей, киргизских князей, джунгарского хана и др., шорцы, подпав под власть «белого царя», выплачивали ему огромную дань — «ясак» — сначала в натуральной, а с середины XIX века в денежной форме. Шорцы были одним из самых отсталых народов царской России, промышлявшим преимущественно охотой и рыболовством. Промышленности в Горной Шории не было никакой, не имели шорцы понятия и о земледелии. Большие природные богатства в виде ценнейших запасов железных руд, цветных металлов, золота, каменного угля и многих других полезных ископаемых лежали до самой революции нетронутыми и неразведанными. Революция приобщила шорский народ к общему культурному и национальному расцвету народов Союза. Близость Горной Шории к Кузбассу обусловила ее быстрое хозяйственное развитие. В прошлом глухой и безлюдный, Шорский край, где переписями отмечалось лишь наличие мелких промыслов, охоты и рыболовства, прочно стал на путь социалистического развития и превращается в один из важнейших промышленных районов Кузбасса с развитой железорудной и золотодобывающей промышленностью. Шорцы, не знавшие прежде хлеба, употреблявшие вместо него жареную ячменную муку (толокно), потребляют теперь пшеницу и овощи и начинают уже сдавать государству хлеб в порядке хлебопоставок. Но особенно значителен культурный подъем шорского народа. К моменту Октябрьской революции в Шории было всего 6 грамотных шорцев. Письменности своей шорцы не имели. Сейчас они успешно ликвидируют неграмотность. К концу 1935 года в Горной Шории было уже 101 начальная и 19 средних и неполных средних школ с общим числом учащихся всех национальностей около 15 тыс. Если в 1925 году охват детей школьной сетью не превышал 14%, то в 1936 г. охвачено уже 93% всех детей. Десятки молодых шорцев обучаются в высших и средних учебных заведениях Новосибирска, Томска, а также в Москве и Ленинграде. Горная Шория имеет теперь свою письменность, свои типографии и две районных газеты, две многотиражки. Прежняя словесная весть («уластар») заменена печатной газетой, радио, телефоном и телеграфом. Создана сеть политико-просветительных учреждений: райполитпросветбаза, 6 кинотеатров, 20 изб-читален, 2 библиотеки. Общий рост материального благосостояния, сдвиги в культурном развитии и большая оздоровительная работа, проведенная советской властью, не только полностью приостановили процесс вымирания шорцев, но вызвали даже усиленный естественный прирост населения.

Номер тома58
Номер (-а) страницы306
Просмотров: 14

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я