Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 35. Краснодарский край

Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 35. Краснодарский край граничит на севере с Ростовской областью, на востоке — с Орджоникидзевским краем, на юге — с Абхазией, на юго-западе омывается Черным и на западе Азовским морем. Территория Краснодарского края — 81,5 тыс. кв. км. В состав Краснодарского края входит Адыгейская автономная область (см. ниже). До революции территория Краснодарского края входила в состав Кубанской области и Черноморской губернии. Из бывшей Черноморской губернии в Краснодарском крае находится 9/10 (90,9%) ее территории, из бывшей Кубанской области  — 3/4 (76,2%). После революции территория Краснодарского края (см. XXVI, 124/31, и XLV, ч. 3, 771/73) вошла в состав сначала Северо-Кавказского края (1924 г.), а при выделении из него Азово-Черноморского края (1934 г.) — в состав последнего. В 1937 году Азово-Черноморский край был разделен на Краснодарский край и Ростовскую область (см.). Население Краснодарского края по переписи 17/I 1939 года составляет 3 172 885 человек, в том числе 764 844 (24,1%) городского и 2 408 041 (75,9%) сельского населения, процент которого в Краснодарском крае значительно выше, чем по Союзу в целом (67,2%) и по РСФСР (66,5%). Плотность населения, включая городское, составляет 39,8 человек на 1 кв. км. По плотности сельского населения (29,5 чел. на 1 кв. км, включая и территорию, занимаемую городами) Краснодарский край стоит на одном из первых мест в РСФСР. Крупных городов (с населением свыше 50 000 чел.) в Краснодарском крае только четыре: Краснодар (центр края) — 203 946 человек, Новороссийск — 95 280 человек, Армавир 83 677 человек и Майкоп (центр Адыгейской автономной области) — 67 356 человек. Население этих городов, за исключением Новороссийска, выросло в сравнении с 1926 годом меньше почти всех других крупных городов СССР. Население Краснодара увеличилось лишь на 26%, Майкопа на 26,9%, Армавира на 12,3%, и только население Новороссийска возросло на 40,2%, что, впрочем, значительно меньше подавляющего большинства других крупных городов Союза.

Преобладающее большинство населения составляют в городах русские, в станицах и селах — украинцы, переселение которых на Кубань началось еще со времени ликвидации Запорожской Сечи при Екатерине II. Потомки запорожских казаков и положили начало Кубанскому казачьему войску (см. XX, 530/31, и XXIII, 99/100). В горных районах Черноморья живут горские племена — шапсуги и др. В городах и в некоторых селах значительную часть населения составляют греки и армяне.

Большая часть Краснодарского края расположена в бассейне реки Кубани и ее притоков: Лабы, Белой и др. Северную часть края прорезают реки: Ея, Сосыка, Челбас, причерноморскую часть — многочисленные небольшие реки, стекающие с западных склонов Кавказского хребта. Северная часть Краснодарского края — черноземные степи с равнинным рельефом, в климатическом отношении представляет собой переходную полосу от засушливого юго-востока к умеренно-влажному и влажному климату Приазовья и Черноморского побережья. В то время как в северных районах края годовая сумма осадков не превышает 400 мм, по направлению к югу и западу, к побережью Черного моря, количество осадков быстро возрастает, достигая в год 600-800 мм и более (Сочи — до 1 500 мм). Средняя температура июля +23°- +25°; t° января колеблется от 0° в средней части края до -4° в северных районах и +4° в южной, причерноморской полосе. Снеговой покров не постоянный и не превышает 10 см. Мягкие зимы обусловливают здесь повсеместное господство озимой пшеницы. Южная часть Краснодарского края занята западными отрогами Кавказского хребта.

По реке Кубани, в нижнем ее течении, расположены обширные прикубанские плавни, покрытые плодородной наносной почвой, но часто страдающие от разливов реки Кубани и ее притоков, от поднятия уровня грунтовых вод и от засоления. Все это требует сложных мелиоративных мероприятий, широкое проведение которых начато в годы советской власти.

Местное население издавна ведет работы по ограждению отдельных участков реки валами. Однако, эти разрозненные, технически несовершенные работы недостаточно эффективны. В летний период, когда Кубань, имеющая ледниковое питание, особенно многоводна, почти ежегодно происходят наводнения, размывы и разрушение валов (дамб). Подсчитано, что за последние 20 лет убытки от этих наводнений превышали 10 млн. рублей в год. За последние годы по ремонту и улучшению обвалования выполнялось ежегодно свыше 1 млн. куб. м земляных работ. Кроме того, разработан проект регулирования Кубани путем устройства огромного водохранилища, емкостью в 370 млн. куб. м, на месте Тшикских плавней. К осуществлению этого проекта приступлено в 1935 году.

В низовьях Кубани приходится бороться не только с разливами реки, но и с влиянием моря. Близость моря, затрудняющего сток, и наличие подпочвенных соленых вод превращают в солончаки жирную черноземную землю низовьев Кубани, засолоняют воду в многочисленных здесь лиманах и ухудшают условия водоснабжения. Для борьбы с этим организованы опреснительные работы. Так, в 1936 году состоялся пуск воды из реки Протоки (рукав Кубани) по Черноерковскому опреснительному каналу, строительство которого было начато в 1934 году. Черноерковская система снабжает пресной водой 28 тыс. га лиманов. Одновременно этой же системой болота и плавни превращаются в плодородные поля, на которых развиваются посевы риса, хлопка и других культур. В общем, площадь пашни в районе Черноерковской системы возрастает на 10 тыс. га; на 600 га насаждается лес.

Большое санитарное, а также и сельскохозяйственное значение имеют осушительные работы, начатые на побережье Черного моря. Площадь побережья в 8 770 кв. км орошается здесь 258 водными потоками горного и полугорного характера. Подпираемые морем, эти реки и речки образуют болота, являвшиеся ранее рассадниками малярии. Сейчас значительная часть этих болот осушена.

В северных, степных районах Краснодарского края урожай зерновых нередко страдает от проникающих сюда с востока суховеев. Для борьбы с ними в крае проводится в широких размерах защитное лесоразведение.

 Длительный вегетационный период и жаркое лето, при достаточном количестве осадков, в особенности в приморской части Краснодарского края, благоприятны для выращивания таких теплолюбивых культур, как хлопок, рис, табак, многие южные эфироносные и масличные растения, южные плоды и овощи. По разнообразию культивируемых растений Краснодарский край занимает одно из первых мест в Союзе.

До революции эти благоприятные природные условия Краснодарского края использовались очень плохо. Все возраставшее со стороны внутреннего и внешнего рынка требование на зерно определило односторонне зерновую специализацию сельского хозяйства. «Степные окраины, — писал В. И. Ленин в «Развитии капитализма в России», — были в пореформенную эпоху колонией центральной, давно заселенной Евр. России... Широкое развитие торговых посевов было возможно только благодаря тесной экономической связи этих колоний, с одной стороны, с центральной Россией, с другой стороны — с европейскими странами, ввозящими зерно» (Ленин, Соч., 3 изд., т. III, стр. 194).

Основной зерновой культурой, имевшей наиболее крупное товарное значение, была озимая пшеница; из яровых на первом месте стоял ячмень, за ним — яровая пшеница, овес и кукуруза. Группа масличных технических культур была представлена почти исключительно подсолнечником, занимавшим значительные площади. Такие культуры, как табак, сахарная свекла и др., хотя и были в посеве, но занимали, по сравнению с настоящим временем значительно меньшие площади. Многие из технических культур, широко теперь распространенные в посевах колхозов и совхозов, в довоенное время совсем или почти совсем не встречались.

В условиях планового социалистического хозяйства картина резко изменилась. Созданы были, в особенности в годы социалистической реконструкции, такие общественные условия, которые сделали возможным широкое использование благоприятных естественноисторических условий края для развития ценных технических культур, а также более рациональную организацию всего полеводства в целом. Размеры посевных площадей Краснодарского края после революции почти не возросли, в 1913 году они составляли 3 793 0 т. га, в 1938 г. — 3 812,7 т. га, то есть увеличились лишь на 0,5%; но в структуре посевов произошли коренные изменения. Несколько повысился удельный вес озимого клина (с 35,0% всех посевов в 1913 до 39,7% в 1938 г.). В 1913 году 88,6% всех посевов (3 359,9т. га) занимали зерновые и бобовые культуры, среди которых 59,7% падали на пшеницу, главным образом озимую. В 1938 году посевы зерновых и бобовых сократились не только по удельному весу, но и по размерам посевных площадей, составив 2 584 0 т. га, то есть 67,8% от всех посевов. Удельный вес пшеницы среди зерновых остался почти без изменений, причем размеры посевных площадей под пшеницей снизились с 2 006,6 т. га в 1913 г. до 1 500,6 т. га в 1938 г. Среди посевов пшеницы озимая пшеница в 1938 году занимала 91,3%. Вместе с тем появились совершенно новые для Краснодарского края посевы риса, под которыми в 1938 г. было занято 7,3 т. га, из которых 3,3 т. га засевали колхозы и 4,0 т, га — государственные хозяйства. В Краснодарском крае в 1938 году сосредоточивалось 47,7% всех посевов риса в РСФСР.

До революции культура риса здесь не была известна, между тем как богатые аллювиальные почвы низовьев Кубани, обилие тепла и воды для поливов создают для этой ценной зерновой культуры богатые предпосылки. Первые посевы риса появились еще в 20-х годах, но значительное распространение их относится к периоду первой и второй пятилеток. Крайком ВКП(б) и крайисполком, обсуждая (в 1938 г.) вопрос «о мероприятиях, обеспечивающих дальнейшее развитие рисосеяния в крае», констатировали, что вредительская деятельность разоблаченных врагов народа заключалась в распространении посевов риса без обеспечения их ирригационной системой, без введения севооборотов, без учета трудовых ресурсов колхозов («Большевик», газета Краснодарского крайкома и крайисполкома, № 89 за 1938 г.). Результатом этого был срыв правительственных заданий по рисосеянию. В 1938 году заканчивались ирригационные системы для риса в Ивановском, Красноармейском и Пластуновском районах на площади 2 308 га, на 1939 год намечено дальнейшее развитие ирригационного строительства.

За счет уменьшения удельного веса зерновых и бобовых и абсолютных размеров площади их посевов значительно выросли посевные площади технических, кормовых и овощебахчевых культур.

Технические культуры в Краснодарском крае в 1913 году занимали лишь 287,2 т. га (7,6% всех посевов), в том числе 91,6% занимал подсолнечник. В 1938 году техническими культурами занято было 548,0 т. га, то есть на 90,8% больше, чем в 1913 году. Краснодарский край отличается не только размерами посевных площадей под техническими культурами, занимая в этом отношении первое место среди всех краев и областей РСФСР и других союзных республик, но и чрезвычайным разнообразием состава самых культур. Удельный вес посевов технических культур во всех посевах Краснодарского края в 1938 году почти удвоился в сравнении с 1913 г., составив 14,4%. Главенствующее место среди технических культур Краснодарского края в 1938 году принадлежало подсолнечнику, занимавшему 263,2 т. га, почти не увеличившему посевные площади против 1913 г., но снизившему свой удельный вес с 91,6% до 48,04%. Это снижение удельного веса объясняется громадным ростом посевных площадей других технических культур, прежде сеявшихся в незначительных размерах, и появлением новых культур, ранее совсем здесь не сеявшихся.

К таким новым культурам относится хлопчатник, занявший в 1938 году 51,8 т. га. Теперь Таманский полуостров и другие районы Приазовья вошли в число крупнейших в европейской части СССР новых районов хлопководства. Колхозы, в которых сосредоточено 92,3% всех посевов хлопка, овладели сложной агротехникой этой новой для края культуры; передовые колхозы получают до 10 ц и более хлопка-сырца с га. В отличие от старых хлопковых районов Средней Азии и Закавказья хлопок в Краснодарском крае, благодаря благоприятным климатическим условиям, выращивается без полива. Совсем недавно, в 1933-1934 годах, в новых районах урожай неполивного хлопка в 6-7 ц с га по колхозу в целом считался рекордным. За последние годы передовые колхозы дают урожаи, каких не знают неполивные хлопководческие районы Индии и США; в Индии неполивной хлопок дает в среднем 2,5 ц с га, в Северной Америке — 3,5-5,4 ц. Хлопковые посевы Краснодарского края на площади в 47,8 тыс. га дали в 1937 году в среднем по 6,5 ц с га (в 1932 г. хлопчатник в Краснодарском крае в среднем дал лишь 2,0 ц с га), передовые же МТС и колхозы дают еще более высокие урожаи. В Приморско-Ахтарском районе на площади свыше 11 тыс. га в 1937 году был собран урожай в среднем 8,8 ц с га, а колхозы приморско-ахтарской МТС с площади в 4,4 тыс. га собрали в среднем 10,7 ц с га, колхоз «Заря Кубани» — 13 ц с га, а урожаи в стахановских звеньях достигали 20-25 ц с га. Как правило, рекордно-высокие урожаи неполивного хлопка в стахановских звеньях — прямое следствие правильного и тщательного выполнения основных требований агротехники, внесения удобрений, подкормки, чеканки (по методу академика Лысенко) и т. д.

Широчайшее распространение получила в Краснодарском крае клещевина, которая ранее встречалась здесь только как декоративное растение на бахчах и в огородах. В 1935 году клещевиной было занято 96 тыс. га, в 1936 г. — 103,4 тыс. га, в 1938 г. — 105,1 тыс. га, что составляет 46% всех посевов клещевины в СССР. Краснодарский край стал главным в СССР производителем этой ценнейшей масличной технической культуры.

Появился целый ряд новых волокнистых и масличных культур и эфироносов, ранее совсем или почти совсем здесь неизвестных. Сюда относятся: кенаф, южная конопля, по которым Краснодарский край занимает второе место среди краев и областей Союза, соя, арахис, перилла, дающая ценное техническое масло, ляллеманция и целый ряд других. Площадь под табаком, занимавшим в 1916 году около 16 тыс. га, достигла в 1938 г. 27,1 тыс. га; сахарной свеклой в 1913 г. было засеяно 3,2 тыс. га, в 1938 г. — 18,2 тыс. га. Кормовые культуры в 1913 г. в Краснодарском крае занимали лишь 1,2% посевных площадей (47,6 тыс. га), в 1938 году площадь под этими культурами увеличилась по сравнению с 1913 г. в 11 с лишним раз, составив 526 8 тыс. га (13,8% всех посевных площадей). На 56,6% возросли за то же время посевные площади под овощебахчевыми культурами, заняв в 1938 году 153,9 тыс. га против 98,3 тыс. га в 1913 г. В результате весь облик полеводства Краснодарского края стал иным. Если прежде оно носило, как и во всех южных степных районах, о которых писал В. И. Ленин, зерновой характер лишь с заметным распространением подсолнуха, то теперь Краснодарский край выделяется среди многих других краев и областей нашей страны как край не только зерновых хлебов, но и большого разнообразия и широкого распространения технических, главным образом масличных, культур.

Огромное значение не только для края, но и для всего Союза имеет развитие в Краснодарском крае плодоводства и виноградарства. Еще недавно эта отрасль сельского хозяйства здесь отставала. Мелкое плодовое садоводство, распространенное раньше, главным образом, среди зажиточной части казачества и крестьянства, пришло в упадок. Колхозы и совхозы, находившиеся в стадии организации, по-настоящему взяться за это дело не успели, и только за годы второй пятилетки колхозное и совхозное плодоводство и виноградарство начинает быстро развиваться. В причерноморских районах — Анапском, Темрюкском, Крымском, Северском и др. — широко развивается виноградарство и виноделие. Распространенный здесь сорт винограда «овсянка» дает хорошее белое столовое вино, по типу близкое к токайскому. Анапский рислинг и каберне из Абрау на парижской выставке 1928 года получили золотые медали. В этих районах расположен ряд винодельческих совхозов, в том числе в Новороссийском районе один из самых крупных и известных в СССР — Абрау-Дюрсо. До последнего времени виноделие развивалось здесь слабо, но с 1936 года, после того, как правительством была утверждена широкая программа виноделия, в частности шампанского, начинается быстрая закладка новых площадей под виноград и растет производство виноградных вин. Если до 1936 года Абрау-Дюрсо выпускал 200 тыс. бутылок шампанского в год, то теперь, благодаря закладке в одном этом совхозе новых виноградников на площади 700 га, появилась возможность значительно увеличить выпуск шампанского Абрау-Дюрсо. Весь этот район превращается в огромную советскую Шампань.

Плодоводство развито и в других районах края. В Штейнгардском, например, районе существует 18 лет гигант-сад и питомник роз на площади в 300 га. Плодовых пород здесь 93, роз (пород) — 108. В 1938 году сад-гигант выпустил 531 тыс. одно- и двухлеток плодовых посадок и 80 тыс. кустов роз. Весь этот посадочный материал без остатка поглощается растущим колхозным садоводством. За самые последние годы на побережье Черного моря в пределах Краснодарского края началось быстрое развитие субтропических культур. В 1937 году получен был первый сбор чайного листа с опытных плантаций, а в 1938 году в колхозе «Красный Путиловец» получен первый промышленный сбор. В колхозах Адлерского района в 1938 году 460 га заняли чайные плантации. Кроме того, в Адлерском, Шапсугском и Туапсинском районах у колхозов и у отдельных колхозников получают все большее распространение мандарины, хурма, инжир, гранат, мушмула и другие субтропические плодовые насаждения.

Усиленное развитие зернового хозяйства в довоенное время сопровождалось упадком животноводства. Количество крупного рогатого скота в бывшей Кубанской области за последнее десятилетие перед войной сократилось с 1 542 тыс. голов в 1900-1904 гг. до 1 376 тыс. голов в 1910-1914 гг., то есть за 10 лет уменьшилось на 10,8%. Количество овец за то же время сократилось на 30% с лишним; увеличилось только количество свиней. Одной из причин такого резкого сокращения продуктивного скота являлось уменьшение кормовых площадей, так как пастбищные земли шли в распашку под зерновые, главным образом, хлеба, травосеяние же почти отсутствовало. После революции, как указывалось выше, посевы кормовых культур получили значительное развитие. Рост травосеяния, в особенности после постановления правительства о развитии травосеяния (1937 г.), создал совершенно иные условия для животноводства. Животноводство в Краснодарском крае имеет молочное, молочно-мясное и молочно-свиноводческое направление; во многих районах края, в особенности в предгорьях, развито коневодство. С каждым годом как количество скота, так и организация животноводческого хозяйства улучшаются. За один 1937 год поголовье крупного рогатого скота возросло в крае на 9,6%, свиней — на 28,9%, овец и коз — на 21,6%. На 1/I 1938 года всего в Краснодарском крае насчитывалось 317,4 тыс. лошадей, 1 021,7 тыс. голов крупного рогатого скота, 918,5 тыс. свиней, 640,3 тыс. овец и 92,1 тыс. коз. Сотни колхозов края имеют по 3-5 товарных ферм, доходы которых растут из года в год. В годы второй пятилетки Краснодарский край фактически ликвидировал бесскотность колхозников. Еще в 1932 году процент дворов, имевших в индивидуальном пользовании коров или телок, достигал 44,5, в 1936 году — 89,8; процент дворов, имевших свиней, в 1932 г. достигал всего 14,6, в 1936 г. — 79,5. К 1938 году колхозных дворов, не имевших в индивидуальном пользовании коров или свиней, уже не было. По переписи на 1/I 1938 года на каждые 100 хозяйств колхозников приходилось 210,4 голов крупного рогатого скота, в том числе личного пользования — 123,9 гол. Свиней, находившихся в личном пользовании, на 100 дворов приходилось 100,9 голов и в обобществленном стаде — 74,5 голов овец (соответственно) — 48 и 112 голов.

Социалистическая реконструкция сельского хозяйства коренным образом изменила весь облик жизни станиц и сел Кубани и Черноморья. Буржуазные экономисты дореволюционного времени писали о Кубани как о цветущем крае, где крестьянство, в особенности казачество, сплошь жило зажиточно. В действительности положение крестьянства и казачества было иным. Большинство трудящегося крестьянства дореволюционной Кубани жило бедно. Развитие капиталистических отношений сопровождалось здесь сильнейшим процессом пролетаризации бедноты и выделением кулацкой верхушки. К этому надо добавить, что на Кубани, как и на Дону и в других казачьих областях, вплоть до революции сохранились и тяжелым гнетом давили массу населения военно-сословные отношения. Даже в среде казачьего населения процент бедняцких хозяйств был значителен. В Темрюкском отделе в 1899 году было 11,59% казачьих хозяйств, не имевших рабочего скота, в Кавказском — 15,5%. Около 30% хозяйств имели одну пару волов или одну лошадь, то есть такое количество рабочего скота, при котором в условиях Кубани вести самостоятельное хозяйство было невозможно. По данным анкеты, произведенной в 1899 г. по поручению войскового управления через атаманов и других влиятельных станичных людей, из 113 тыс. хозяйств, охваченных анкетой, 55 тыс. было отнесено к группе бедных, 47 тыс. к группе середняков и только 11 тыс. к числу богатых. Бедняцкие хозяйства фактически владели 7 десятинами земли на двор, из которых, как показывают описания хозяйств, часть совсем не обрабатывалась, в то время как группа богатых хозяйств имела в среднем по 60 десятин на двор. Эти кулацкие хозяйства имели в 10 раз больше рабочего скота, чем бедняцкие, в 16 раз больше крупного рогатого скота, в 8,4 раза больше овец и в 18 раз больше собирали хлеба (см. ст. «Рост зажиточности в колхозах Кубани», журнал «Соц. реконструкция сельского хозяйства», № 1, за 1938 г.). Таким образом, на этой «богатой» Кубани в прошлом в действительности была довольно многочисленная богатая верхушка, но масса, даже казачьего населения, была представлена беднотой.

Одним из способов давления на бедноту и ее эксплуатации была организация военной службы. Опиравшийся на богатые слои казачества царизм требовал от всех казаков явки на военную службу с собственной лошадью, обмундированием и прочим снаряжением. На единовременное приобретение этого снаряжения требовалась значительная сумма (см. казаки, XXIII, 103/05). Повинность эта была разорительна для бедноты и выгодна для богачей. Беднота вынуждена была брать ссуды на ростовщических условиях у богачей или обращаться за помощью к станичным обществам. Последние в обеспечение ссуды отбирали у бедноты землю, которая попадала опять-таки в руки богачей. Ежегодно, таким образом, отбирались десятки тысяч десятин (например, в 1897 г. — 55 819 десятин), из года в год росла задолженность и т. д.

Своеобразную особенность социального состава населения бывшей Кубанской области (выраженную здесь еще более резко, чем в других районах Северного Кавказа и Дона) представляло огромное количество так называемых «иногородних». Иногородние — это в подавляющей массе крестьянская беднота, в поисках заработков переселившаяся на Кубань из центральных районов России. Среди «иногородних» были и зажиточные кулацкие хозяйства, сумевшие и на новом месте получить или купить землю, в огромной же части это были батраки в богатых казачьих (и переселившихся сюда кулацких крестьянских) хозяйствах. Еще В. И. Ленин в «Развитии капитализма в России» указывал: «В пореформенную эпоху происходила, с одной стороны, сильная колонизация Кавказа, широкая распашка земли колонистами (особенно в северном Кавказе), производившими на продажу пшеницу, табак и пр. и привлекавшими массы сельских наемных рабочих из России» (Ленин, Соч., 3 изд., т. III, стр. 463). Ко времени революции количество «иногороднего» населения составляло не меньше половины всего населения Кубани и Черноморья.

С течением времени процесс обеднения крестьянства Кубани усиливался. По данным переписи 1917 года на Кубани было без рабочего скота 41,4% крестьянских хозяйств, 35,7% хозяйств не имели посева, а 43,2% не имели коров.

Развитие капиталистических отношений за последние предвоенные десятилетия сопровождалось быстрым ростом сельскохозяйственного пролетариата. Если переписью 1897 года было зарегистрировано всего 11,9% хозяйств, для которых главным источником существования была работа по найму в чужом хозяйстве, то в 1917 году таких хозяйств среди «иногородних» было 40%, а среди казачества — 22%. Наряду с этим шла быстрая концентрация капитала в руках зажиточной верхушки. По тем же данным, в 1917 г. 48,6% общей стоимости сельскохозяйственного инвентаря и машин было сосредоточено у 11,5% помещичьих и кулацких хозяйств, владевших 50,9% всей посевной площади. В то же время 56,6% низших групп крестьянских хозяйств владели всего 3,4% стоимости инвентаря и машин и 6,8% посева.

Таково лицо старой «цветущей» Кубани. Эти цифры и факты полностью разрушают миф о сплошной зажиточности дореволюционного крестьянства Кубани не только в отношении «иногородних», но и в отношении казачества.

Вполне понятной отсюда является та ожесточенная классовая борьба, которая велась на Кубани в довоенное время и особого напряжения достигла в годы гражданской войны, а также историческая обусловленность той победы, какую одержало под руководством партии и советской власти бедняцкое и пролетарское население над кулачеством в период гражданской войны, а затем в эпоху социалистической реконструкции.

На 1/VІІ 1938 года в Краснодарском крае насчитывался 2 421 колхоз, объединявший 98,7% всех крестьянских хозяйств и 99,9% крестьянских посевов; колхозы эти обслуживались (на 1/I 1938 г.) 154 машинно-тракторными станциями, которые имели 9 978 тракторов мощностью в 190,5 тыс. лошадиных сил, 3 904 комбайна, 1 601 грузовую машину, тысячи сложных молотилок. МТС в 1937 году обслужили 98,7% колхозных посевных площадей, причем около половины всего урожая было убрано комбайнами. Все сельское хозяйство края обслуживают 14,4 тыс. тракторов, 5 359 комбайнов, 7 250 грузовиков. Коллективизация крестьянских хозяйств, создание МТС, механизация сельскохозяйственного производства, строительство совхозов, мелиорация плавневых земель и т. д. обусловили те изменения в специализации сельскохозяйственного производства, о которых было сказано выше.

С каждым годом все большие успехи достигаются и в распространении приемов улучшенной агротехники. В годы кулацкого саботажа (1932) по всему бывшему Азово-Черноморскому краю было поднято зяби 772 тыс. га, пара — 104,9 тыс. га. Относя около половины этого на Краснодарский край, мы получаем, что зяблевая пахота в то время на территории Краснодарского края не превышала 380-400 тыс. га, паровая обработка — 50-60 тыс. га. Уже в 1934 году площадь зяби увеличилась в 2 раза, площадь пара — в 5 раз. В 1936 году, впервые в истории сельского хозяйства края, яровая пшеница почти вся была посеяна по зяби. В 1938 году (план) площадь чистых паров достигла в Краснодарском крае 291 тыс. га, площадь зяблевой пахоты — 1 744 тыс. га. Лущевка стерни, представляющая крайне важный прием для уничтожения сорняков, до 1934 г. отсутствовала. Начиная с 1935 года, лущевке подвергается большая часть стерни зерновых культур. Во многих колхозах вносятся удобрения; обычной стала прополка зерновых, широкое распространение получили культивация и другие улучшенные приемы обработки почвы. Огромное значение приобретает введение новых сортов. Озимая пшеница «украинка», широко распространенная раньше на Кубани, но поражаемая ржавчиной, заменяется «ставрополькой» и другими ржавчиноустойчивыми сортами; несортовой подсолнечник заменяется заразихоустойчивыми сортами — ждановскими сортами, выведенными Институтом масличных культур в Краснодаре. С 1937 года этими сортами полностью удовлетворены все районы, где подсолнечник подвержен заразихе.

Социалистическая организация хозяйства и высокая агротехника обусловили быстрый рост производительности труда в сельском хозяйстве, являющийся лучшим доказательством преимуществ социалистической системы земледелия по сравнению с капиталистической. По данным годовых отчетов колхозов, валовой сбор зерна за годы второй пятилетки возрастает следующим образом: в 1932 году по расчету на 1 колхозный двор было собрано 20,9 ц зерновых, в 1933 г. — 44,9 ц, в 1935 г. — 58,5 ц, в 1936 г. — 63,5 ц. Таким образом, за 4 года второй пятилетки валовой сбор зерна, поднимаясь из года в год, увеличился больше чем в 3 раза. Организационное укрепление колхозов и освоение ими улучшенной агротехники обусловили неуклонный рост урожайности. В 1937 году Краснодарский край собрал прекрасный урожай; сбор зерновых в этом году достиг в среднем по краю 17-18 ц с га. В таких районах, как Славянский, Кагановичский, Ивановский, средний урожай зерновых был выше 20 ц с га. Большое количество бригад и звеньев добилось невиданно высоких урожаев в 50-70 ц с га. Во многих районах колхозы выдали на трудодень по 8-10 кг зерна. Чтобы оценить значение этих успехов, достаточно вспомнить, что в дореволюционное время средний многолетний урожай зерновых не превышал на Кубани 10 ц с га. В 1938 году передовые районы края, как, например, Щербиновский, намечали собрать в среднем по 25 ц зерновых с га. Наступивший перед самым созреванием суховей несколько снизил урожай, однако, благодаря хорошей обработке полей и соблюдению других агротехнических требований, урожай и в этот суховейный год сохранился на уровне высокого урожайного 1937 года, когда район собрал 380 тыс. ц.

Больших успехов добился Краснодарский край и в строительстве совхозов, удельный вес которых в крае значителен: в совхозах находится (1938 г.) 18,5% всей посевной площади, 11,7% поголовья овец, 5,6% крупного рогатого скота и т. д. Большое значение в крае имеют специализированные совхозы — садоводческие, виноградные, рисовые и разных технических культур.

Наряду с ростом и успехами сельского хозяйства, огромные достижения Краснодарский край имеет в области промышленности. На всех предприятиях крупной промышленности Краснодарского края в 1937 году работало 103 725 рабочих; валовая продукция крупной промышленности (в неизменных ценах 1926/27г.) составляла 1 083,4 млн. рублей. Кроме того, 33 552 рабочих было занято в мелкой промышленности (валовая продукция 1937 г. — 122,4 млн. рублей). До революции в Краснодарском крае, если не считать находившейся в зачаточном состоянии нефтяной промышленности, цементных заводов в Новороссийске и небольших механических заводов и мастерских, существовали только маслобойные заводы и табачные фабрики в Краснодаре, Армавире и некоторых других городах, а также мукомольные мельницы. Пищевая промышленность, основанная на переработке местного сельскохозяйственного сырья, остается ведущей и в настоящее время, однако и по объему производства и по своей технической базе и организации она далеко превзошла то, что было здесь до революции. Возник целый ряд крупных предприятий пищевой промышленности в новых пунктах, возникли новые отрасли, реконструированы многие старые предприятия. На месте нескольких разрозненных маслобойных заводов в Краснодаре возник крупнейший жировой комбинат с годовой производительностью в 54 млн. рублей. Центрами маслобойной экстракционной промышленности стали город Кропоткин (бывший Романовский хутор при станции Кавказской) и Армавир. Краснодарский край дает в настоящее время около 1/3 всего растительного масла, вырабатываемого в СССР.

Наряду с жировой и маслобойной промышленностью большое развитие получила консервная, ранее почти совершенно отсутствовавшая. Крупнейший овоще- и плодоконсервный завод им. Микояна построен в станице Крымской. Завод этот, снабженный новейшим оборудованием, оцениваемым в 10 млн. рублей, дает ежегодно на 25-30 млн. рублей готовой продукции. Помимо существовавшего до войны и теперь реконструированного сахарного завода на ст. Гулькевичи, построен новый крупный сахарный завод им. Микояна в станице Кореновской. Выработка сахара, достигавшая в 1913 году 6,8 тыс. т, поднялась в 1932 г. до 15,7 тыс. т, а в 1935 г. — до 33,8 тыс. т. Построен ряд рыбных заводов, крупнейшими из которых являются рыбозаводы Приморско-Ахтарский, Ейский и Темрюкский. Постройка рыбозаводов обусловила быстрый рост рыбной промышленности на всем побережье Азовского моря и в низовьях Кубани. Ежегодная валовая продукция только трех названных рыбозаводов оценивается в 25-30 млн. рублей. В общей сложности пищевая промышленность, вместе с мукомольной, дает около 50% (в 1937 г. — 532,2 млн. рублей) стоимости валовой продукции крупной промышленности Краснодарского края.

Большое значение имеют цементные заводы Новороссийска, основанные на использовании залежей известняка и мергелей, которыми богат этот район. Цементные заводы за годы революции значительно расширены, и выработка их увеличилась в 2,5 раза: с 356 тыс. т в 1913 г. до 1 022 тыс. т в 1937 г. Новороссийская группа цементных заводов в 1937 году дала 18,7% всего цемента, выработанного в СССР.

Еще большее народнохозяйственное значение имеют месторождения нефти, изучению которых за последние годы уделяется особенно большое внимание, в результате чего открыт и освоен ряд новых нефтяных источников. Впервые нефть была открыта в Майкопском районе, где и начато было ее промышленное освоение с 1909 года. Нефтяные фонтаны Майкопа вызвали в то время большую спекулятивную горячку, привлекли внимание английских компаний; однако, промышленное освоение майкопской нефти, главным образом в силу влияния Нобеля и других крупных бакинских нефтепромышленников, не желавших конкуренции, не получило развития. Добыча нефти, центром которой становится возникший в годы революции рабочий поселок Нефтегорск, получила значительное развитие только в последние годы, превысив довоенную добычу в 23,7 раза. Рост добычи нефти получил особенно бурное развитие в годы первой пятилетки, когда советскими геологами была открыта (1930) апшеронская (близ станицы Апшеронской) нефть, и затем в годы второй пятилетки. В 1913 году на территории нынешнего Краснодарского края было добыто нефти всего 86,8 тыс. т, в 1927/28 г. — 107,1 тыс. т, в 1932 — 1 010,4 т. т, в 1937 г. — 1 479,3 т. т; в 1938 г. — 2 250,3 тыс. т. Чрезвычайно вырос удельный вес нефти Краснодарского края во всей нефтедобыче Союза. В 1913 году добыча нефти в Краснодарском крае составляла лишь 0,9 % во всей добыче России, в 1933 году удельный вес нефти Краснодарского края поднялся до 3,4% всей добычи СССР, а в 1938 г. он составил уже 7,0%. Надо принять во внимание также высокое качество майкопской нефти, позволяющей извлекать из нее до 42% бензина. По выходу бензина одна тонна майкопской нефти эквивалентна 2 т грозненской нефти и почти 8 т бакинской нефти. За годы второй пятилетки начата коренная реконструкция способов добычи нефти. В настоящее время все большее значение приобретает насосная и компрессорная добыча. До 1938 года здесь существовало всего 5 компрессорных скважин, в 1938 г. заложено 4 новых и, кроме того, ряд скважин переводится на насосный способ. Желоночный способ добычи ликвидирован полностью. За годы двух пятилеток введен в эксплуатацию ряд новых месторождений. Только за годы второй пятилетки введены в эксплуатацию 10 новых районов: горы Асфальтовая, Кабардинская, Балка Широкая, Кура-Цеце, Большой Чибей, который в 1938 году дал 1,3 млн. т нефти, и ряд других. Запасы майкопской нефти (вместе с Крымской АССР) по районам Кубанскому, Майкопскому, Таманскому составляют 156,9 млн. т, в том числе по категориям А+В — 21,8 млн. т и по категории С1 — 21,3 млн. т. Рост добычи и запасов нефти в Краснодарском крае дает все основания полагать, что Майкоп займет в третьей пятилетке одно из первых мест по добыче нефти после Баку. В пределах Краснодарского края возникли два крупных центра нефтеперерабатывающей промышленности — Туапсе (на нефти Грозненского района, с которым он соединен нефтепроводом) и Краснодар (на майкопской нефти). В годы второй пятилетки в Туапсе сдан в эксплуатацию крекинг-завод, а производительность Краснодарского нефтеперегонного завода увеличена с 260 тыс. т до 1 млн. т. Добыча нефти Майкопского района переросла пропускную способность нефтепроводов, по которым эта нефть передается на заводы Туапсе и Краснодара, и в настоящее время стоит вопрос о реконструкции нефтеперекачки. Валовая стоимость продукции нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности Краснодарского края оценивалась в 1937 году в 135,8 млн. рублей и составляла, таким образом, 13,5% стоимости всей валовой продукции крупной промышленности Краснодарского края.

Наряду с нефтяными месторождениями, огромное народнохозяйственное значение должны получить богатые газовые месторождения Краснодарского края. Полные запасы горючего газа в Краснодарском крае измеряются в несколько десятков миллиардов кубометров (принимая во внимание многочисленные сопки Таманского полуострова, запасы которого на 1/I 1937 г. определяются в 7 080 млн. куб. м). За последние годы построены в Апшеронском нефтяном районе три новых сажевых завода, являющихся поставщиками газовой сажи для резиновой промышленности; однако, настоящая разведка газовых месторождений и их эксплуатация представляют пока проблему будущего.

В результате произведенных за последние годы геологических изысканий в Краснодарском крае открыто и частично осваивается несколько месторождений других полезных ископаемых. В Лабинском, например, районе изучено месторождение марганцевых руд, по своим возможным запасам (33 млн. т) занимающее четвертое место в СССР (после Чиатури, Никополя и Казахстана). Марганцевые руды расположены в районе станицы Хамкетинской, в 40 км от железнодорожной станции Лабинской. Руда приурочена к песчаным отложениям майкопской толщи и представлена 1-3 пластами мощностью 0,20-1,15 м, со средним содержанием марганца в сырой руде 17%. При электромагнитном обогащении получен концентрат с содержанием марганца 35-40%. Месторождение это разведано и изучено еще слабо. Каменные угли Черноречья, железные руды Бамбака, Тамани и ряда других мест, открытые или разведанные за годы революции, ждут своего дальнейшего изучения и промышленного использования. Еще несколько лет тому назад возможность нахождения золота на Кавказе считалась утопией, в настоящее же время на реке Лабе ведется промышленная разработка месторождений золота. В 1935 году открыто рассыпное золото на р. Сочи, выше с. Ажек, и тогда же создан специальный прииск, добыча которого быстро пошла вверх. Золото обнаружено также в отложениях рек Белой, Шахэ и Бирюзовой.

Краснодарский край располагает большими лесными богатствами как по площади лесов, так и по характеру пород. Здесь в изобилии растут граб и клен, необходимые для текстильной промышленности; имеются большие массивы кавказской пихты, дающей прекрасный материал для самолетостроения, огромные запасы дуба и бука; растет здесь в лесах грецкий орех, каштан, самшит и другие ценные породы. Ежегодный прирост древесины определяется по краю в 6 891 тыс. куб. м. До последнего времени использование этого прироста не превышало 37,8%. Если же принять в учет спелые и перестойные насаждения, то возможный отпуск в год определится в 8-8,5 млн. куб. м. Главной причиной, затрудняющей рост лесной промышленности, являлись до сих пор трудные условия сплава и транспортировки леса из горных районов. В 1937 году в Краснодарском крае было заготовлено 2,0 млн. куб. м плотной массы, из которых 56,5% приходилось на деловую древесину.

Значительно увеличилась за годы пятилеток выработка электроэнергии; в 1928 году мощность всех электростанций составляла 17,8 т. кВт, при выработке электроэнергии 44,0 млн. кВт/ч., в 1932 году мощность электростанций составляла уже 60,4 т. кВт, а выработка электроэнергии достигла 153,9 млн. кВт/ч., в 1936 г. — соответственно 83,0 т. кВт и 299,9 млн. кВт/ч.

Успехи социалистического строительства в области промышленности и сельского хозяйства обусловливают повышение материального уровня жизни трудящихся и немыслимый в прежних условиях расцвет культуры. Вот, например, показатели роста благосостояния колхозников. В 1932 году, в результате кулацкого саботажа, колхозники Краснодарского края получили всего 2,5 ц зерна на двор. Благодаря вмешательству ЦК ВКП(б) саботаж был сломлен, и, начиная с 1933 года, доходы колхозников год от году неуклонно растут и достигли в 1936 году по выдаче зерна на трудодень 14,1 кг. За те же годы денежный доход колхозов поднялся с 471 рубля на двор (в 1933 г.) до 1 309 рублей (в 1936 г.). В 1937 году во многих колхозах было выдано на трудодень от 8 до 10 кг зерна.

Отражая общую картину роста доходов колхозников, выдачи зерна не исчерпывают всех натуральных доходов. Кроме зерна, колхозники получают из колхоза значительное количество других продуктов: корм для скота, картофель, овощи, фрукты, продукты животноводства с колхозных ферм и т. д. Кроме того, значительный доход получают колхозники от своего личного хозяйства.

Громадное значение для повышения доходности колхозов и колхозников, в особенности в денежной части этих доходов, имеет превращение зернового хозяйства края в зерново-техническое. Возьмем, например, хлопководческие колхозы. В 1936 году денежный доход этой группы колхозов составлял 2 308 рублей на двор против 1 309 рублей в среднем по колхозам края. На трудодни колхозники получили здесь 1 635 рублей на двор, или 3 рубля 18 копеек на один трудодень, против 1 рубля 55 копеек в среднем по всем колхозам, имея при этом не меньший натуральный доход.

О неисчерпаемых возможностях роста доходности колхозов и зажиточности колхозников говорят примеры передовых колхозов. Вот, например, колхоз им. Шевченко Темрюкского района. Этот колхоз объединяет 577 дворов. Посевная площадь его составляет 3 067 га, из них 1 360 га хлопка. Колхоз имеет весьма разностороннее хозяйство. В 1936 году у него было 219 голов обобществленного крупного рогатого скота, 127 голов свиней, 400 овец. Общественные сады занимали 64,9 га, огороды — 25,1 га. Колхоз получил сравнительно большой урожай зерновых — 15,6 ц, а пшеницы даже — 17,4 ц. Денежный доход колхоза за 1936 год составил 2 813,9 тыс. руб., в том числе от растениеводства 1 578,6 тыс. руб. Между колхозниками распределено 2 353,6 тыс. рублей, что составляет 83,6% всего денежного дохода. На трудодни колхозники получили в среднем 4 096 рублей на двор, или 7 рублей на трудодень. Зерна колхозники получили 17,5 ц на двор. Таким образом, уже доход от обобществленного хозяйства обеспечивает высокий уровень зажиточности колхозников. А ведь значительный доход дает и личное хозяйство. Из 577 дворов в 1936 году не имели индивидуального скота в этом колхозе лишь 7 дворов. Подобные цифры отражают богатую, полнокровную и вместе с тем сложную жизнь крупного социалистического коллективного сельскохозяйственного предприятия, колхоза-миллионера, каких на Кубани имеется уже большое число.

Возрастающая зажиточность колхозников заметно отражается на потреблении. Бюджетное обследование 1936 года показало, что на личное потребление колхозников идет 2/3 всех денежных расходов, в то время как единоличники в 1926/27 г. истратили на личное потребление всего 37,9%. Рост расходов на личное потребление произошел за счет сокращения удельного веса производственных расходов, которые теперь в основной части покрываются по смете самого колхоза, за счет сокращения налогов и т. д. С каждым годом расширяется спрос колхозников на все виды промтоваров. Колхозники покупают хорошую, городского типа, обувь и одежду, мебель, патефоны, велосипеды, радио и другие товары, которых раньше не знала деревня, покупают книги, выписывают газеты и т. д. Бюджетные данные показывают, что и питание колхозников за прошедшие 10 лет значительно улучшилось по сравнению с тем, как питались не только единоличники, но и колхозники в 1927 году. Это подтверждается следующими фактами. В 1936 году бюджетное обследование было произведено в 26 семьях колхозников, обследованных и в 1927 г. Уже тогда обследование показало, что потребление этих колхозников в среднем было выше потребления единоличников. Мяса и сала они потребляли больше на 58,7%, молока — на 67,5%, яиц — на 144,3%, фруктов — на 11,3%. За прошедшие 10 лет потребление в этих семьях поднялось еще больше; так, мяса они потребляют теперь на 19,5% больше, чем в 1927 г., яиц — на 8%, фруктов и ягод — на 76,8%.

Одним из показателей роста благосостояния колхозников является накопление денежных остатков. По данным бюджетов денежные остатки у колхозников в 1936 году составляли 16% ко всему предыдущему годовому расходу, а в группе ударников даже 22,3%, тогда как денежный остаток у единоличников в 1927 г. составлял всего 4% среднегодового расхода. Сумма вкладов в сельских сберегательных кассах Краснодарского края увеличилась за время с 1/I 1935 г. по 1/VІІ 1936 г. на 168,7%. Размер сбережений на одного вкладчика увеличился за это время с 60 рублей до 150 рублей.

Рост культуры характеризуется в первую очередь ростом грамотности. В дореволюционное время количество грамотных росло очень медленно. За время, прошедшее с первой переписи населения (1897) до окончания гражданской войны на Кубани (1920), количество грамотных в городах Краснодарского края возросло с 36% до 51,6%, в селах — с 15,5% до 28,9%. Уже в первые годы после окончания гражданской войны население широко охватывается учебой, и количество грамотных в 1926 г. поднимается в городах до 65,9%, в селах — до 42,3%. Таким образом, только за первые 5 лет после гражданской войны количество грамотных увеличилось почти на такой же процент, как в предыдущие 23 года. В особенности быстро растет грамотность среди женщин; столь же быстро стирается разница между процентом грамотных в городе и селе. По не вполне точным данным 1936 года грамотное население в Краснодарском крае составляло свыше 90% населения.

В 1914 году на Кубани было вне школ 45% детей школьного возраста; девочки в школах составляли лишь 1/4 всех учащихся. Теперь школьным обучением охвачены все дети, причем даже в старших классах (8-10 классы) девочки составляют почти одинаковый процент с мальчиками (47,7%). Средние школы раньше были, главным образом, в городах. В селах в 1913 г. было всего 4 школы, в 1927/28 г. — 23 школы, в 1936/37 г. — 63 школы. Таким образом, вместо 4 средних школ, где училось 670 детей кулаков, теперь в селах Краснодарского края имеется 63 средних школы, в которых учатся 40 тысяч детей колхозников. Всего в Краснодарском крае на 1/Х 1937 г. было 2 534 школы, в том числе 438 неполных средних и 205 средних. В школах обучается 571,0 тыс. детей, в том числе в V-VII классах — 136,3 тыс. и в VIII-Х классах — 21,2 тыс. Высших школ до революции в Краснодарском крае не было, и только в столичных высших учебных заведениях училось менее 500 уроженцев Кубанской области. Теперь в Краснодарском крае 6 высших учебных заведений, в которых учится 4 600 человек; кроме того, большое число молодежи из Краснодарского края учится в вузах других городов СССР. В целях подготовки кадров для растущего виноградно-винодельческого хозяйства Кубани, Крыма и других районов Кубанский сельскохозяйственный институт (в Краснодаре) с 1938 года превращен в институт виноделия и виноградарства. Здесь же находится Всесоюзный научно-исследовательский институт масличных культур. Десятки тысяч колхозников, рабочих и служащих овладевают знаниями на курсах, повышают свою квалификацию, работая в домах социалистической культуры, хатах-лабораториях, клубах и т. д.

На 1/ХІ 1937 года в Краснодарском крае было 2 400 библиотек с 2,1 млн. книг, из них в селах 2 012 библиотек с 1,2 млн. книг; клубных учреждений было 2 307, в том числе 1 209 колхозных клубов.

В каждом районе издается районная газета; на предприятиях, в МТС, колхозах и совхозах издаются многотиражки и стенные газеты, в которых принимают участие в качестве авторов тысячи людей. В 1936 году станицы Кубани получали около 70 тыс. экземпляров центральных газет, свыше 50 тыс. краевых газет и 10 тыс. различных журналов.

Кинотеатры и колхозные театры стали в Краснодарском крае обычным явлением. Еще в 1928 году в Краснодарском крае было всего 28 кинотеатров и передвижек, в декабре 1937 года их было 515, в том числе 222 в селах. Многие колхозы обзавелись собственным кино и организуют свои театры. Казачий хор, организованный из самодеятельных хоровых станичных кружков, пользуется известностью во всей стране. В колхозе им. Мичурина Красноармейского района организован такой духовой оркестр, которому могут позавидовать многие города. Здесь же имеются драматический и литературный кружки. В Армавире с 1930 года существует краевой армянский театр.

Замечательные успехи достигнуты в деле здравоохранения. В 1913 году на Кубани было всего 19 больниц, имевших 185 коек; в 1928 г. число больниц увеличилось до 41. На 1/I 1938 года насчитывалась уже 31 больница на 4 157 коек в городах и 146 больниц на 4 358 коек в сельских местностях. Кроме того в городах имелось 3 специальных родильных дома на 225 коек, в селах 3 дома на 19 коек и 177 колхозных родильных домов на 699 коек. Значительно развились и другие виды медицинской помощи в городе и деревне. Изменилось не только количество больниц, но и их оборудование и обслуживание. В станице Славянской, например, в военное уже время больница имела 2 врачей и 60 коек. За годы советской власти здесь вновь выстроено несколько отделений, количество коек доведено до 130; больница имеет 5 врачей, 30 человек среднего медицинского персонала, 60 человек обслуживающего персонала и необходимую медицинскую аппаратуру. Из обычной станичной больницы здесь, как и во многих местах, создано крупное лечебное учреждение.

Вот несколько данных о развитии такого специального вида медицинской помощи, как лечение глазных болезней. В довоенное время помощь по глазным болезням оказывалась в Краснодарском крае глазным отделением областной больницы в Краснодаре, размещавшимся в 2-х палатах на 120 человек. Из этого глазного отделения, обслуживавшегося одним врачом-окулистом, за годы революции выросла глазная клиника, выпустившая около 150 научных работ, в том числе несколько докторских диссертаций, пропустившая 20 выпусков студентов, переподготовившая тысячи молодых врачей и давшая стране до 100 врачей-офтальмологов. Сейчас клиника пропускает до 35 тыс. больных; для обслуживания населения отдаленных горных районов глазная клиника организовала за период с 1921-1938 гг. 28 глазных отрядов, выполнивших на месте 6,5 тыс. операций и пропустивших 130 тыс. посещений больных.

Подлинным бичом населения Кубани была раньше малярия, с которой никакой серьезной борьбы не велось. В 1937 году в станицах Кубани насчитывается 24 малярийных станции, ведущих огромную лечебную и профилактическую работу. В наиболее страдающих от малярии местностях, в частности на Черноморском побережье и в плавнях Кубани, проведены и проводятся осушительные работы и другие оздоровительные противомалярийные мероприятия.

Особенно крупные успехи достигнуты в деле помощи материнству и младенчеству. В 1936 году из 25,8 тыс. всех родов 57,8% были в больницах и 14,8% в колхозных родильных домах. В городах было 69 постоянных яслей на 3 268 мест и в сельских местностях — 3 268 яслей на 11 956 мест; кроме того в сезонных яслях на селе было 73 818 мест.

В деле медицинско-лечебного обслуживания трудящихся нашей страны Краснодарский край занимает особое место в СССР; здесь находятся курорты — Сочи, Анапа, Геленджик, Ейск и др. Революция передала в пользование трудящихся дворцы и богатые дачи, которые начали строить царская знать и буржуазия в лучших местах Черноморского побережья в последнее десятилетие перед войной. Однако то, что было на курортах Черноморья до революции, никакого сравнения с тем громадным развитием курортного дела, которое достигнуто теперь, не выдерживает. Огромные капиталовложения, которые произведены советской властью, и организация всего дела курортно-санаторного лечения на научных началах превратили курорты СССР в образцовые здравницы. Крупнейший черноморский курорт Сочи до революции был небольшим, неблагоустроенным уездным городком. Расположенные вблизи Сочи, единственные по своим целебным свойствам, мацестинские источники находились в аренде у частного предпринимателя. Постройка при советской власти целого ряда крупнейших, первоклассно оборудованных санаториев, водопровода, канализации, парковое строительство, постройка автострады и т. д. превратили Сочи-Мацестинский район в один из лучших мировых курортов, имеющий перед последними то неоспоримое преимущество, что вместо богатых тунеядцев здесь восстанавливают свое здоровье рабочие, колхозники и другие трудящиеся социалистической республики. До 1935 года сочинский курорт на зиму замирал, теперь он работает круглый год. В зиму 1937/38 г. в Сочи отдыхали и лечились 4 тыс. человек; ванное здание на Новой Мацесте ежедневно отпускало по 1 500-1 800 ванн. С 1938 года в районе Сочи начата эксплуатация нарзанных источников, недалеко от одного из живописнейших мест Черноморского побережья — Красной Поляны. В Сочи построено здание большого государственного театра, открытого в 1938 году. Сильно выросли за последние годы и другие курорты Краснодарского края. В Ейске, например, одном из небольших курортов края, в 1937 году лечилось более 2 800 человек. Заново оборудуются серно- и грязелечебницы, механизируется добыча лечебной грязи, заканчивается строительство и оборудование лечебницы с пропускной способностью в 6 тыс. человек. В Геленджике образован крупнейший учебный и лечебный краевой центр.

Рост культуры и материального благосостояния населения коренным образом меняет облик старой кубанской станицы, села и аула. Даже в таких районах, как Шапсугский, где двадцать лет назад основным жилищем населения (шапсугов) была сакля — примитивное жилище, сложенное из дикого камня, сейчас у колхозников всюду новые просторные и светлые дома. Последняя сакля, сохранившаяся в горах Шапсугии, находится в двух км от аула Красно-Александровского и служит предметом постоянного внимания туристов.

Какая огромная разница получается, если от этого обломка недавней старины, от последней сакли шапсугов, перейти к современной передовой кубанской станице. Такова, например, станица Старо-Титаровская Темрюкского района. Это одна из не очень крупных и довольно глухих станиц в прошлом, где, кроме двух церквей, никаких крупных построек и «достопримечательностей» не было. Станица находится в низовьях Кубани и раньше имела плохое сообщение с районным и другими центрами. Теперь по каналу лимана каждый день из Кубани приходит пароход. На главной улице станицы висит объявление о том, что эта улица «только для автомобилей и велосипедов». Необходимость такого объявления вызвана жизнью. В станице три колхоза. Они имели 9 автомобилей. В 1932 году здесь имелся всего один велосипед, а в 1937 г. их было 800. Станица обросла новыми крупными хозяйственными постройками; есть своя электростанция. Сотни колхозников строят новые дома, ремонтируют и перестраивают старые. В станице есть школа-десятилетка, 12 школ первой ступени, где 45 учителей обучают свыше 1 000 колхозных ребят. В колхозе им. Ильича построено трехэтажное здание для клуба со зрительным залом на 700 человек, двумя фойе и множеством комнат для самодеятельных кружков. Клуб отделывается на столичный лад, украшается скульптурой. Двухэтажный клуб строится в той же станице колхозом «Красный октябрь». Только на клубы колхозы станицы затратили около 3 млн. рублей. Колхозы станицы состоят членами темрюкского аэроклуба. За 105 тыс. рублей они купили 3 учебных самолета. Есть парашютная вышка. Пройдет еще 2-3 года, и станица будет иметь десятки своих пилотов. В станице ведется большая культурная работа. Приглашены даже специальные капельмейстеры, обучающие колхозную молодежь музыке. Станица Старо-Титаровская, как и огромное большинство станиц и сел Кубани и Черноморья, далеко ушла в своем развитии от прошлого безрадостного быта и становится подлинным очагом социалистического быта и культуры.

Адыгейская автономная область Краснодарского края образована по постановлению Президиума ВЦИК’а от 27 июля 1922 года. До революции ее территория входила в состав Екатеринодарского и Майкопского отделов Кубанской области. Первоначально Адыгейская автономная область занимала узкую полосу по левому низменному берегу реки Кубани, от нижнего течения р. Афипса до устья р. Лабы, и по левому берегу реки Лабы до предгорий, общим протяжением до 300 с лишним км при ширине от 11 до 45 км. Постановлением Президиума ВЦИК’а 10 апреля 1936 года в Адыгейскую автономную область включены Гиагинский район и город Майкоп с его землями, причем административный центр Адыгейской автономной области, находившийся до того в Краснодаре, перенесен в город Майкоп. В настоящее время Адыгейская автономная область входит в состав Краснодарского края и занимает площадь в 3,9 тыс. кв. км.

Адыгейская автономная область относится к числу наиболее плотно населенных районов Северного Кавказа. По переписи 17/I 1939 года в Адыгее насчитывалось 241 773 человека, в том числе 67 302 городского населения. Средняя плотность сельского населения — 45 человек на 1 кв. км. Несколько менее половины населения области — адыгейцы, небольшими группами представлены греки, болгары, армяне. Около половины населения составляют русские и украинцы.

По рельефу Адыгея делится на две части: низменную, примыкающую к рекам Белой и Кубани, и возвышенную, занимающую южную и юго-восточную части области.

По своим климатическим и почвенным условиям Адыгейская автономная область является одним из благоприятнейших для сельского хозяйства районов нашей страны. Сумма годовых осадков (700-800 мм) и распределение их по времени весьма благоприятны для выращивания сельскохозяйственных культур. Вегетационный период длится 8-9 месяцев, зимы почти не бывает, снежный покров держится 1-2 недели, часто же его не бывает совсем. Все это дает возможность разведения таких теплолюбивых растений, как желтые табаки, южные плодовые деревья и южные овощи, разные южные эфиромасличные растения и т. д.

Особое положение в низменной части Адыгеи занимают плавневые земли, освоение которых представляет одну из важнейших народнохозяйственных проблем. Плавни (шапсугские, чибийские, тшикские и др.) занимают более 10% всей площади Адыгеи и в прошлом представляли собой постоянно и сплошь заболоченные, покрытые камышом или временно находящиеся под водою пространства. Непосредственной причиной образования их являются паводковые разливы реки Кубани и ее притоков. Борьба с паводками путем обвалования рек и осушение плавней имеет огромное значение для хозяйства Адыгейской автономной области. Крупные мелиоративные работы начаты здесь впервые после революции, с 1924 г. К 1938 году, в результате крупных вложений, произведенных государством, 38 тыс. га болот и заболоченных земель, ранее бесплодных и являвшихся источником злейшей малярии, осушено и превращено в плодородные поля и огороды. Возвышенная часть Адыгеи покрыта тучными южными черноземами; значительная часть юго-восточного предгорья занята песками и галькой.

В прошлом население Адыгейской автономной области, как и других республик и областей Северного Кавказа, жестоко угнеталось царизмом. Адыге (см. черкесы, XLV, ч. 3, 734/36) составляют одну из трех основных групп (адыге, или собственно черкесы, кабардинцы и абхазцы), на которые распадались черкесы, занимавшие до выселения в Турцию, после завоевания Кавказа русскими, всю почти западную часть Северного Кавказа. Адыге оказывали царизму упорное и длительное сопротивление, и их «усмирение» сопровождалось большими жестокостями. Большое количество адыге было провокационно выселено в Турцию, оставшаяся же часть была вытеснена в заболоченные места по Кубани, Лабе и Белой, в то время как принадлежавшие им ранее земли в предгорьях раздавались царским чиновникам, офицерам и местным князьям, перешедшим на сторону царизма. По данным 1900 года, места, в которых жили адыге, имели только 7,9% пахотных земель. Большие площади были заняты дикими зарослями камыша, водой и болотами. По сельскохозяйственной переписи 1917 года 30% хозяйств нынешней Адыгейской автономной области не имели инвентаря, каждый пятый двор не имел посева, большое число хозяйств (14,5%) не имело никакого скота. По всей Адыгее, если не считать Майкопа, в 1917 г. было всего 8 цензовых предприятий, которые все вместе имели не более 300 человек сезонных рабочих. Связь и пути сообщения были до крайности плохи. Бездорожье усиливалось отсутствием сколько-нибудь сносных переправ и мостов через пересекающие область многочисленные реки.

Возрождение Адыгеи началось после освобождения Северного Кавказа от белых. Уже в 1929 году посевная площадь в Адыгейской автономной области достигла 132 тыс. га против 53 тыс. в 1922 г. и 79,3 тыс. га в 1916 г. Под урожай 1938 года в области (в ее новых границах) было занято 220,7 тыс. га.

Специализация сельского хозяйства имеет явный уклон в сторону бахчевых, технических, масличных и других интенсивных культур, причем за годы революции и социалистической реконструкции этот уклон получил более яркое выражение, чем это было до войны, как в отношении площади, занятой этими культурами, так и в отношении их разнообразия. Вот, например, как росла в Адыгейской автономной области в годы первой пятилетки площадь, занятая техническими культурами (в границах до 1936 г.): в 1929 году под ними было 3 305 га, в 1930 г. — 8 004 га, в 1931 г. — 10 944 га. Таким образом, за три года площадь под техническими культурами увеличилась в три раза, при общем росте всей посевной площади за те же годы на 30% (с 121 тыс. га в 1929 г. до 162,2 тыс. га в 1931 г.). В 1938 году площадь под техническими культурами в Адыгейской автономной области (в ее новых границах) достигла 38,1 тыс. га. Не менее быстро росла площадь бахчевых и овощных культур; в 1929 г. она достигла 6 193 га (в границах того времени), в 1938 г. (в новых границах) — 14,2 тыс. га, в то время как в 1916 г. площадь бахчево-овощных культур в границах той же территории составляла всего 760 га.

Главное место по занимаемой площади среди технических культур Адыгейской автономной области принадлежит подсолнечнику, которого в 1938 году было засеяно 24,3 т. га, или 63,8% всех посевных площадей под техническими культурами. К культурам, имевшим более или менее значительное развитие в Адыгейской автономной области и в прежнее время, относится табак, посевные площади которого значительно увеличились и достигают 3,0 тыс. га. Остальные технические культуры, играющие теперь заметную роль, до революции здесь совершенно не сеялись. К таким культурам относится южная конопля (в 1938 г. — 3,2 т. га), соя (2,0 т. га), лекарственные и эфиромасличные культуры (2,9 т. га) и др. Технические культуры занимали в 1938 году 17,3% всей посевной площади Адыгеи. Близость области к такому крупному и быстро растущему центру, как Краснодар, обслуживание областного центра — Майкопа — с каждым годом придают бахчеводству и овощеводству все большее значение. Из зерновых культур ведущее место принадлежит озимой пшенице (около 50% посевной площади зерновых) и кукурузе (19%).

Одновременно с полеводством растет в Адыгейской автономной области и животноводство. За два последних года (с января 1936 г. до января 1938 г.) количество крупного рогатого скота увеличилось на 11,1%, коров — на 32,3%, свиней — на 30,7%, овец и коз - на 19,6%. Быстро растет коневодство, которому в Адыгее уделяется особое внимание: количество лошадей за те же два года увеличилось на 24,9%.

На 1/I 1938 года в Адыгейской автономной области насчитывалось 27,1 тыс. лошадей; крупного рогатого скота — 89,2 тыс. голов, в том числе 35,7 тыс. коров; свиней — 52,5 тыс.; овец и коз — 72,5 тыс. голов.

Рост посевной площади и животноводства является прямым результатом организации колхозов и совхозов, роста и укрепления социалистических форм и техники сельскохозяйственного производства, получивших большой размах уже в годы первой пятилетки. В 1926 году в Адыгейской автономной области было всего 17 колхозов, в 1927 г. — 68 колхозов, в 1931 г. — 151. Процент охвата населения коллективизацией с 3,8% в 1928 г. поднялся до 98,6% в 1931 г. В 1938 году вне колхозов оставалось не более одного процента всех дворов. За годы первой пятилетки в области было организовано: 3 овощных совхоза, 4 совхоза лубяных культур, 1 эфиромасличный, 1 племенного животноводства, 1 зерновой. Огромное значение в отмеченном выше росте посевной площади и специальных культур (овощи, технические) имела организация машинно-тракторных станций и рост, в них и в совхозах, числа тракторов и различных сельскохозяйственных машин.

К 1 июля 1936 года в Адыгейской автономной области было 245 колхозов с 32,6 тыс. хозяйств, обслуживаемых 11 МТС, и11 совхозов. По своим размерам современные колхозы представляют несравненно более крупные хозяйства, чем это было в начале их возникновения: в 1926 году на один колхоз приходилось 13 семейств (дворов), в 1936 г. — 134 двора. Средняя посевная площадь в колхозах составляет 920 га. Мощность тракторного парка за последние два года увеличилась в 2,7 раза и достигла 15,7 тыс. лошадиных сил. При общем числе тракторов в 885 единиц (в 1936 г.) на один трактор приходилось около 250 га посевной площади. Общий объем полевых работ, выполненных тракторами области (в переводе на мягкую пахоту), составлял в 1936 году 475 га, в 1937 г. — 488 га на трактор. Несмотря на этот рост, использование тракторов было еще недостаточно и не достигало нормы (720 га на трактор). Комбайнами в 1936 году убрано 73 тыс. га, то есть 1/3 посевной площади. К концу 1936 г. колхозы Адыгейской автономной области имели 332 животноводческих фермы продуктивного скота (молочных, овцеводческих и свиноводческих) и 201 конеферму. Помимо того, большое развитие получили колхозное пчеловодство (180 пчелотоварных ферм) и птицеводство (83 птицефермы).

Успехи, достигнутые в организации социалистического земледелия и животноводства Адыгеи, отразились и на результатах сельскохозяйственного производства. В 1936 году урожаи в передовых колхозах достигали 22 ц пшеницы и до 30 ц ячменя. В 1937 году колхоз «Красный октябрь» Гиагинского района с площади в 570 га получил 21,3 ц пшеницы с га; в колхозе «Политотдел» урожай ячменя получен по 28,3 ц с га, овса по 26 ц, кукурузы по 30 ц и т. д. Столь же обильные урожаи получены передовыми колхозами области в 1938 году. Таким образом, урожайность стоит из года в год на высоком уровне. В результате подавляющее большинство зерновых колхозов области выдало в 1937 г. по 4-12 кг хлеба на трудодень. Так как наряду с зерновыми большое место в Адыгее занимают технические и овощно-бахчевые культуры, то сильно возросла и денежная доходность хозяйства колхозов и колхозников. Менее высоки до последнего времени были качественные показатели животноводства; средний годовой удой коров достигал в 1937 году 1 048 литров; настриг шерсти — 2,2 кг. В 1938 году Адыгея полностью ликвидировала бескоровность колхозников.

Следующее сопоставление достаточно ярко показывает результаты, достигнутые в области сельского хозяйства в Адыгее в итоге двух сталинских пятилеток. Накануне Октября, наряду с большим количеством населения, не имевшего скота и посевов, в Адыгее было 15,8% кулацких хозяйств, сосредоточивавших у себя 40% крупного рогатого скота, 70% овец, 40% лошадей и свыше 30% посевов. Такое же, примерно, распределение скота и посевов сохранилось до начала первой пятилетки. В 1938 году все поголовье принадлежало колхозным товарным фермам, колхозникам и государству (совхозам), причем не было ни одного двора без продуктивного скота и без посева. Почти вся земля, посевы, рабочий скот, все тракторы и сельскохозяйственные машины принадлежали колхозам и совхозам.

Не меньшие успехи достигнуты в области промышленности. Стоимость валовой продукции промышленности в 1930 году (в ценах 1926/27 гг.) достигала 21,3 млн. рублей, в 1935 г. — 47,6 млн. руб. На 103 крупных предприятиях занято теперь 5 391 человек рабочих, давших продукции на 45,1 млн. рублей. Таким образом, за неполные две пятилетки промышленность Адыгейской автономной области по стоимости валовой продукции возросла больше чем в 2 раза. Три четверти всех рабочих государственных предприятий сосредоточены в Майкопе. Наиболее крупные из этих предприятий: комбинат «Лесомебель», выпускающий высококачественную венскую мебель и паркет, и один из немногих в СССР завод дубильных экстрактов. За годы революции в Майкопе построено несколько новых заводов. В районах области за годы революции построены: консервный завод в хуторе Яблоновском (мощностью 22 млн. банок), плодоконсервный комбинат в станице Ханской, эфиромасличный завод в селе Натырбово, сорговый завод, два лубяных (кенафных) завода и т. д. Из этого перечня видно, что промышленность Адыгеи основана на переработке ценного лесного сырья, которым богаты предгорные и горные районы Краснодарского края, а также разнообразного сельскохозяйственного сырья, в том числе появившегося здесь впервые после революции (кенаф, эфиромасличные и др.). Мелкая промышленность области представлена мукомольем, заводами строительных материалов, лозово-мебельным производством и т. д.

Рост культуры. До революции коренная национальность области — адыге — не имела своей письменности; существовало лишь 4 духовных русификаторских школы, где допускалось только преподавание русского языка и чтение корана. Первоначальный алфавит был составлен после революции на латинской основе; в нем было 60 букв. В 1938 году произошел переход к новому алфавиту, составленному на основе русского. В новом алфавите всего 33 буквы. Помимо этого упрощения, введение нового алфавита имеет громадное культурно-политическое значение тем, что помогает учащемуся освоить русскую письменность. Еще в 1925 году грамотных среди адыгейцев было 4,8%, в 1929 г. — 39 %, а уже к началу второй пятилетки неграмотность среди адыге была почти ликвидирована. Это станет понятно, если принять во внимание, что в 1922/23 г. государство израсходовало на народное образование в Адыгее всего 7 642 рубля, а через десять лет, в 1931/32 г., размер ассигнований на это дело достиг 2 205 тыс. рублей. В 1922 году в Адыгее было всего 30 школ, в 1931 г. — 136.

В настоящее время в области народного образования имеется целый ряд новых крупных достижений. На 1/I 1937 г. в Адыгейской автономной области (в ее новых границах) было 222 школы, из которых 96 построены в годы первой и второй пятилеток. Из всего количества школ: начальных — 163, неполных средних — 42 и средних — 16. Всего в общих школах Адыгейской автономной области 45,0 тыс. учащихся (из которых 11,2 тыс. учатся в V-VII классах и 1,4 тыс. в VIII-Х классах) и 1 435 учителей. Четвертая часть учащихся — адыгейцы. В 1925 году было всего 63 учителя адыгейца, в 1936 г. — 326, в том числе 53 женщины. Преподавание в школе обеспечено для учащихся всех национальностей на родном языке. Подготовка национальных педагогических кадров ведется на адыгейском отделении Краснодарского педагогического института и в Адыгейском педагогическом техникуме в Майкопе. Помимо общих школ, в Адыгейской автономной области имеются сельскохозяйственный техникум, табачный техникум, фельдшерская школа, театральная школа. В районах Адыгейской автономной области ведется большая работа по подготовке и переподготовке кадров для разных отраслей работы. В 1937/38 г. на курсах при МТС и райзо обучались 243 председателя колхозов, 355 полеводов, 158 овощеводов, 105 бригадиров табачников, 3 955 звеньевых, 189 заведующих хатами-лабораториями и 183 работника по борьбе с сельскохозяйственными вредителями. Колхозными кружками по повышению квалификации охвачено было 5 552 колхозника. Курсами при МТС подготовлено: 101 комбайнер, 200 шоферов, 401 тракторист, 207 штурвальных и 44 бригадира тракторных бригад. В бывшем имении помещика Зайцева организован специальный Дом колхозных кадров, обеспеченный квалифицированными преподавателями и учебными пособиями. Здесь же работали курсы колхозных санитаров, заведующих детскими яслями, детскими площадками, курсы комбайнеров и штурвальных. Колхозы района получили от первого набора курсов 1 036 работников, подготовленных по разным отраслям сельского хозяйства. Вслед за ними началась подготовка и переподготовка нового приема в 1 800 человек.

Все эти факты показывают, как настойчиво и неустанно работает население Адыгеи над овладением культурой и техническими знаниями, как растет масса населения, выделяя из себя все новые и новые отряды людей, обладающих такими специальными знаниями, о которых в старой Адыгее, в Адыгее мулл, попов, князей и полицейских, и не слыхали. Область располагает научно-исследовательским институтом культурного строительства (язык, литература, искусство и этнография); институтом записан богатейший материал народного творчества (125 печатных листов). Функционируют два музея: один в Краснодаре, где сосредоточен ценный этнографический материал, и другой в Майкопе.

Помимо газет на русском языке, в Майкопе издается областная газета на адыгейском языке («Колхоз браг»), а во всей области на адыгейском языке издаются 3 газеты. В 1913 году на адыгейском языке не было издано ни одной книги, в 1937 г. — 68 книг с общим тиражом 245 тыс. экземпляров. Организован и успешно работает адыгейский национальный ансамбль, дающий постановки в самых отдаленных аулах, куда никогда не заезжала ни одна театральная труппа. В Майкопе работает областной драматический театр им. А. С. Пушкина.

Широко развернута сеть массовых политико-просветительных учреждений. К концу 1937 года в Адыгейской автономной области функционировало 53 избы-читальни, 106 колхозных клубов и домов культуры, 21 профсоюзных и прочих клубов, 154 библиотеки, обладающие книжным фондом в 117,6 тыс. книг, из них 132 библиотеки с 74,9 тыс. книг находились в сельских местностях, 16 стационарных кинотеатров и 33 кинопередвижки. Почти в каждом ауле у здания клуба установлен громкоговоритель. На месте мечетей, например, в ауле Хатукай, — теперь неполная средняя школа, и дети, которые в ней учатся, даже не знают, как кричит азанач (муэззин). В том же ауле Хатукай устроен отличный полевой табор, расположенный на живописном берегу реки Лабы. Постройки огорожены, внутри строения — три комнаты для отдыха и занятий, красный уголок, кухня. Посажен фруктовый сад, приобретены колхозом для табора патефон, радио, библиотека на 1 500 рублей, спортивный инвентарь.

Здравоохранение. До революции население Адыгеи буквально вымирало. За 1900-1911 годы по шести аулам бывшего Майкопского отдела родилось 639 человек, умерло 776 человек.

 Злейшим бичом населения, живущего сейчас на территории Адыгейской автономной области, была малярия. Ежегодно она уносила сотни жизней, особенно свирепствуя по низким заболоченным местам в Шовгеновском и Псекупском районах и в городе Майкопе. Энергичные мероприятия советского правительства и партии, направленные на борьбу с малярией, дали огромные результаты. В 1934 году носителей малярии было в области 50%, в 1935 г. процент их снизился до 25, в 1936 г. — до 15 и в 1937 г. — до 7%. В области функционируют 6 пунктов по борьбе с малярией. При царизме адыгейцы никакой медицинской помощи не имели; в адыгейских аулах не было ни одного фельдшерского пункта. Была лишь одна больница в Майкопе. Теперь в области — 9 больниц на 720 коек, 31 врачебный участок, 26 фельдшерских пунктов, 4 физиотерапевтических кабинета, 5 рентгеновских кабинетов, 14 зубоврачебных отделений и т. д. Адыгейский народ забыл уже о косивших его ранее эпидемиях.

Ранее забитая и бесправная черкешенка превратилась теперь в свободную советскую женщину, равноправную строительницу социализма. Во время выборов в Верховный Совет СССР в 1937 году в Шовгеновском, например, районе участвовали в агитационной и пропагандистской работе свыше 200 человек, из них почти половина женщин.

Номер тома58
Номер (-а) страницы34
Просмотров: 17

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я