Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 46. Иркутская область

Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 46. Иркутская область образована постановлением ЦИК СССР от 26 сент. 1937 г. из районов бывшей Восточносибирской области, расположенных к западу, северо-западу и северу от озера Байкал, а также 4 западных аймаков Бурят-монгольской АССР, отделенных от основной ее территории озером Байкал и составивших Усть-Ордынский бурят-монгольский национальный округ. Иркутская область охватывает приблизительно территорию бывшей Иркутской губернии (см.). Область расположена, примерно, между 51°—65° северной широты и 96°—119° восточной долготы, занимая территорию в 881,8 тыс. кв. км (по материалам 1-й сессии Верховного Совета РСФСР), причем крайние точки удалены друг от друга как с юга на север, так и с запада на восток приблизительно на 1 500 км. На северо-западе Иркутская область граничит с Красноярским краем, на севере — с Якутской АССР, на востоке и юге — с Читинской обл. и Бурят-монгольской АССР, а на юго-западе границей области служит государственная граница Союза с Тувинской народной республикой. Численность населения области на 17 января 1939 г. составляла 1 286 696 чел. Плотность населения — 1,46 человека на 1 кв. км, в 5,5 раза меньше, чем в среднем по Союзу. Наибольшая плотность населения наблюдается вдоль полосы Сибирской ж.-д. магистрали и особенно в наиболее обжитой части Предбайкалья, в Иркутско-Черемховском промышленном районе, где плотность населения достигает, а в отдельных местах и превышает среднесоюзную. С другой стороны, на севере Иркутской области имеются такие неосвоенные районы, как Катангский, занимающий значительную территорию в 165 тыс. кв. км, где приходится лишь 1 человек на 100 кв. км.

Иркутская область представляет в основном горную страну, расположенную большей своей частью на Среднесибирском плоскогорье, со средними высотами в 300—400 м, расчлененную на ряд довольно широких и глубоких речных долин. Между ними остались плоские водоразделы, известные под названием хребтов, как Березовый, Илимский и Столовые возвышенности, из которых некоторые имеют высоту в 900—1 000 м. С юга и юго-востока, область окаймлена дугой горных возвышенностей Восточных Саян, Байкальских гор и Забайкальского нагорья, расположенных в большей своей части в пределах Бурят-монгольской АССР. На северо-восточной окраине Иркутской области лежит Патомское нагорье со средними высотами в 1 200 — 1 300 м, резко возвышающееся над приленской частью среднесибирской платформы. Иркутская область орошается реками, принадлежащими в основном к бассейнам Енисея и Лены и имеющими направление на север и северо-запад. Центральную и западную части области прорезает система р. Ангары, крупнейшего притока Енисея (см. III, 6/8). Другая крупная водная артерия области, р. Лена, на протяжении 1 500 км течет на территории Иркутской области и служит главным путем связи Якутии с другими районами Союза. На окраине южной, наиболее заселенной и освоенной части Иркутской области лежит самое большое в Европе и Азии пресноводное озеро Байкал (см.), питающее своими огромными водными ресурсами одну из самых мощных в энергетическом отношении рек Сибири — Ангару, являющуюся его единственным истоком. Байкал имеет исключительное хозяйственное значение в качестве мощного источника дешевой гидроэнергии и постоянного регулятора стока вод Ангары и оказывает громадное влияние на климат окружающей местности.

Удаленность Иркутской области от теплых морей на несколько тысяч километров и значительная высота над уровнем моря определяют ясно выраженный континентальный характер климата области, с большими годовыми и суточными колебаниями температуры, незначительными зимними и обильными летними осадками и продолжительностью солнечного сияния. Среднегодовые и зимние температуры на территории области везде ниже средних температур других местностей, расположенных на тех же широтах. Наиболее заселенная, южная, часть области, вдоль предгорий Саян и в Предбайкалье, охватывается годовыми изотермами от —1° до —3°. Количество осадков невелико (в приангарской лесостепи 250—300 мм в год). Небольшая их величина не имеет в большей части области вредного влияния на сельское хозяйство, вследствие более длительного, под влиянием низких температур, периода их испаряемости и ввиду того, что наибольшее количество осадков приходится на теплую часть года, и поэтому растения в период вегетации не испытывают недостатка влаги. Так, в Иркутске за 5 теплых месяцев (май—сентябрь) выпадает  75% годовых осадков.

Незначительная толщина снежного покрова при низких зимних температурах  обусловливает наличие почти на всей  территории области явлений вечной мерзлоты. На севере области мощность слоя вечной мерзлоты доходит до 50—60 м, в южной части колеблется около 10—15 м. Неблагоприятное влияние вечной мерзлоты на сельское хозяйство умеряется   островами талой почвы, особенно часто   встречающимися в южных районах, и обилием солнечных лучей, легко пpoгpeвaющих маломощный почвенный покров и содействующих выделению поверхностью мерзлого слоя влаги, восполняющей недостаток атмосферных осадков. В южной части Иркутской области явления вечной мерзлоты не препятствуют поэтому разведению большинства сельскохозяйственных культур, встречающихся в средней полосе Европейской части Союза.

Большая часть области занята тайгой, которая только в южной части нарушается отдельными пятнами лесостепей и степей. В предгорьях Восточных Саян и Предбайкалья южная тайга переходит незаметно в горную тайгу. Преобладающей лесной породой можно считать лиственницу, сибирскую на  западе, а восточнее Лены даурскую. За ней следуют сосна, кедр, пихта, ель, береза и осина. Общая площадь лесов составляет около 65 млн. га, или почти 80% территории области, причем собственно лесопокрытой площади (исключая гольцы, болота, гари и т. д.) имеется не меньше 50% всей территории. Около 95% лесной площади считается государственным фондом; остальная часть принадлежит лесам местного значения. Громадные лесные мacсивы области, состоящие больше чем на 9/10 из высококачественных хвойных  пород, еще мало изучены и эксплуатируются лишь в незначительной части.

Вся таежная зона характеризуется преимущественно подзолистыми почвами, переходящими местами в болотные. В лесостепных районах, вклинившихся в   южную тайгу, подзолистые почвы сочетаются с черными суглинками и черноземом, например, в Тулунско-Иркутском лесостепном районе, являющемся самым восточным черноземным районом всего Среднесибирского плоскогорья.

Разнообразнейшие естественные богатства области в прежнее время не только не разрабатывались, но и не изучались должным образом. После Великой Октябрьской социалистической революции   изучение природных богатств области приняло планомерный и методический характер. И хотя отдаленность области, слабая населенность и труднодоступность многих ее районов не позволяли до последнего времени придать этим исследованиям необходимые темпы, все же даже за небольшой период поисковых работ открыты и исследованы огромные энергетические богатства в виде крупнейших запасов ископаемых углей, а также исключительных по мощности и дешевизне гидроресурсов в сочетании с большими запасами разнообразнейшего промышленного сырья.

Первое место среди природных богатств Иркутской области принадлежит ее колоссальным запасам водной энергии, главнейшим источником которой является система р. Ангары с ее притоками. По подсчетам Ангарского бюро Гидроэлектропроекта, на систему р. Ангары приходится около 40% всей возможной дешевой гидравлической энергии Советского Союза. При условии осуществления генеральной схемы Ангарстроя здесь может быть получено около 73 млрд. кВт/ч. энергии в год с исключительно низкой стоимостью ее. Сочетание столь мощных и дешевых источников электроэнергии, при большом разнообразии полезных ископаемых Ангаро-Байкальского района, с тепловой энергией черемховских углей может превратить, в более отдаленной перспективе, Иркутскую область в центр крупнейших энергоемких и теплоемких производств мирового масштаба: углехимии, электрохимии, алюминия, ферросплавов и мн. др. Наибольший интерес с точки зрения технической возможности и экономической целесообразности строительства представляет так называемый байкало-черемховский комплекс Ангарстроя. Этот энергетический узел обладает тем преимуществом перед другими, что вся его энергия будет зарегулирована (озеро Байкал) и поэтому может быть полностью использована в течение всего года. Кроме того близость черемховских углей дает возможность начать развитие района на тепловой энергии и развивать в районе не только электроемкие, но и теплоемкие производства.

Среди полезных ископаемых Иркутской области первое место занимают угли и по количеству запасов, и по их разнообразию, определяющему их не только как энергетическое топливо, но и как сырье для углехимической промышленности. По запасам углей область занимает третье место в Союзе. Запасы эти распределяются между Иркутским бассейном, целиком лежащим в границах области, и Канским и Тунгусским бассейнами, только частично выходящими на территорию области, а своими главными площадями, расположенными в пределах Красноярского края. Наиболее изученный к настоящему времени Иркутский каменноугольный бассейн, занимающий площадь около 40 тыс. кв. км, протянулся в виде полосы, параллельной Восточно-Саянскому хребту, вдоль Сибирской магистрали, от Нижне-Удинска почти до озера Байкал. Общая длина этой полосы 500 км при средней ширине около 80 км. По химическим своим свойствам угли Иркутского бассейна относятся к гумусовым каменным и к сапропелитам. Наиболее распространены газовые каменные угли, главным образом в центральных районах бассейна. Местами, особенно на более значительных глубинах, встречаются спекающиеся угли, как, например, угли Забитуйского и Владимирского угольных районов. Иркутский бассейн отличается особо благоприятными условиями залегания углей: в преобладающей части угленосные толщи залегают почти горизонтально, обычно не глубже 50—70 м, а угольные пласты достигают 8 м мощности. Крупные разведки и угледобыча ведутся пока лишь в Черемховском — центральном — районе бассейна. Общие геологические запасы Иркутского бассейна, исчислявшиеся до революции в 58 млрд. т, к 1/І 1937 г. возросли, по данным Восточно-Сибирского геологического треста, до 75 млрд. то, из которых 3 млрд. относится к категории А+В+C1, в том числе 748 млн. т — промышленных запасов.

На северо-западе области находится южная часть Тунгусского каменноугольного бассейна, расположенного, как указывалось, основной своей частью в Красноярском крае. Здесь встречаются самые разнообразные угли — от гумусовых с малым содержанием летучих и небольшой зольностью до газовых углей с высоким содержанием летучих и сапропелитов. Тунгусский бассейн очень мало разведан. За последние 3 года изучена лишь южная часть бассейна в районе среднего течения р. Ангары, в западной части Иркутской области, причем большинство изученных  месторождений охватывает только узкую приречную полосу, на которой выявлен ряд ценных месторождений (Бадарминское, Мало-Яросамское, Зятейское и др.). Из общих геологических запасов Тунгусского бассейна, исчислявшихся на 1/1 1937 г. в 400 млрд. т  с лишком, на территорию Иркутской области приходится около 140 млрд. то категории С2. Тунгусский бассейн еще не разрабатывается.

К западу от Иркутского бассейна, начиная от р. Бирюсы, расположен Канский буроугольный бассейн, также еще очень мало изученный. Общие геологические запасы Канского бассейна, расположенного на территории Иркутской области и Красноярского края (см.), на 1/1 1938 г. определены в 42 млрд. т, из которых на Иркутскую область приходится, по подсчетам, опубликованным Энергетическим институтом Академии наук, 20 млрд. т.

Необходимо еще указать на наличие в области значительных запасов торфа, использование которых, однако, осложняется явлениями «вечной мерзлоты». К тому же и изученность этих запасов, вследствие отсутствия пока еще спроса на торф со стороны сельского хозяйства и слабо развитой промышленности, чрезвычайно мала. Из общих запасов торфа по Союзу на 1/1 1937 г. в 145,3 млрд. т  (по материалам «Энергетических ресурсов СССР», т. II, М., 1938) на долю Восточной Сибири (включая и Читинскую обл.) приходится около 1,5 млрд., которые в главной своей части располагаются на площади Иркутской области.

Иркутская область имеет первоклассную железорудную базу. Представление о бедности Восточной Сибири и, в частности, Иркутской области железными рудами, существовавшее до недавнего времени, было опровергнуто первыми же систематическими исследованиями железорудных месторождений. До революции насчитывали во всей Восточной Сибири не более 5 млн. т  железных руд; даже еще в 1930 г. запасы Иркутской области определялись лишь в 25 млн. т, а к 1/1 1938 г. они, вместе с железистыми кварцитами, установлены уже официально в 476 млн. т, в том числе руды без кварцитов 407 млн. т (см. «Геологическая изученность и минерально-сырьевая база СССР», М.—Л., 1939).

Наиболее изученный Ангаро-Илимский железорудный район, расположенный в среднем течении р. Ангары, в 250—300 км от железнодорожной магистрали, представляет собой базу высокопроцентных железных руд — магнетита с содержанием железа в 50—57% вполне удовлетворительного качества. Общие геологические запасы Ангаро-Илимского месторождения определяются не менее чем в 400 млн. т. Больше половины всех запасов, а именно 222 млн. т, относятся к категории А+В+C1 в числе которых — 60 млн. т промышленных запасов. Этот район представляет интерес не только для будущей металлургии Иркутской области, но и для Кузбасса, до которого расстояние после постройки Ленской дороги будет на 400 км меньше, чем от горы Магнитной, и вдвое короче (1 110 км) при условии создания дороги Клюквенная — Батени — Кузбасс. Кроме Ангаро-Илимского месторождения, интерес представляет Охотский железорудный район, находящийся в 110 км к юго-востоку от станции Черемхово в предгорьях Восточных Саян. Запасы этого района, содержащего, главным образом, железистые кварциты криворожского типа, оцениваются примерно в 70 млн. т.

Столь необходимый для металлургического производства марганец также имеется в Иркутской области — в Ольхонском районе по западному берегу Байкала и на самом острове Ольхон, откуда получали марганец еще в XIX в. бывший Николаевский и Лучихинский заводы. Имеющиеся три группы месторождений Ольхонского района, Озерская, Кутульская и Хонкойская, представлены в основном залежами манганита, с содержанием марганца в 33,5%, запасы которого, относимые пока еще к категории С1, оцениваются на 1/1 1938 г. в 50 тыс. т.

На северо-востоке Иркутской области расположен один из богатейших в СССР Лено-Витимский (Бодайбинский) золотоносный район, который занимает обширную площадь около 100 тыс. кв. км, ограниченную с запада и севера рекой Леной, с юга — рекой Витимом и с востока — рекой Чарой. Встречается также золото, хотя и в меньшем масштабе, в Восточных Саянах, в системе рек Бирюсы и Китоя, а также на западном побережье Байкала. Несмотря на то, что золотопромышленность Иркутской области насчитывает почти 100 лет своего существования и что некоторые месторождения золота считаются выработанными, несомненно, что запасы золота в области превышают в несколько раз добытое количество: открываются и осваиваются новые золотоносные районы и вовлекаются в работу громадные площади хотя и с недостаточно богатым содержанием золота с точки зрения прежнего примитивного мускульного труда, но вполне пригодные для применяемой ныне механизированной добычи.

Иркутская область обладает наиболее ценными во всем Союзе месторождениями слюды, которая встречается и в виде белой слюды — мусковита, и темной — флогопита. Поисковые работы по слюде начались лишь при советской власти, с 1926 г. К настоящему времени Иркутская область заняла первое место в Союзе по запасам слюды: до 80% запасов слюды в СССР сосредоточено в Иркутской области. Слюда концентрируется в трех районах: Мамском, Биргосинском и Слюдянской, из которых в первом, крупнейшем не только в Союзе, но и во всем мире, может быть организована механизированная добыча слюды в громадных масштабах. Мамско-Витимский слюдоносный район занимает свыше 6 тыс. кв. км в средних течениях рек Мамы и Б. Чу и, что равно общей площади двух крупнейших мировых слюдоносных районов Индии и не уступает им по обилию слюдоносных пегматитов, по степени насыщенности слюдой и по качеству самой слюды. Ориентировочные запасы мусковита Мамского месторождения оцениваются в 10—15 млн. т (см. «Слюды СССР», изд. Главного Геологического управления НКТП, М.—Л., 1937). Запасы Бирюсинской слюдоносной полосы, занимающей в западной части области приблизительно 1,5 тыс. кв. км, исчислялись на 1/1 1936 г. в 500 —1 000 тыс. т мусковита. Наконец, третий слюдоносный район — Слюдянский, с единственным в Союзе месторождением флогопита, интересен тем, что в 1936 г. в нем открыта разрабатываемая ныне жила исключительной мощности, в среднем 6 м, при максимальной мощности в 15 м, причем выход сырца флогопита вместо обычных 15—20% достигает 50—60% и даже больше. Запасы Слюдянского района составляют 300—500 тыс. т.

Иркутская область располагает большими соляными ресурсами, представленными многочисленными источниками, выходящими на земную поверхность, и пластовыми залежами. Важнейшим соленосным районом области является Усольский (вблизи Иркутска), где еще с середины XVII в. возникла соляная промышленность на базе выварочных солей из соляных растворов, а в 1922 г. была обнаружена каменная соль. Общие запасы соли в Иркутском районе достигают (ориентировочно) 30 млрд. т (см. «Восточносибирская Правда» от 23/III 1939 г.).

Найдено на территории Иркутской области также сырье для алюминиевой промышленности в виде алунитов — в районе среднего течения р. Оки, в Зиминском районе. Огромные запасы алунитизированных пород залегают здесь на площади свыше 100 кв. км при средней мощности пластов 40 м и при среднем содержании окиси алюминия до 10%; запасы металлического алюминия оцениваются до 3 млн. т.

К другим полезным ископаемым, из которых многие еще недостаточно разведаны, следует отнести: медистые песчаники долины р. Лены, ниже Киренска, каолины и огнеупорные глины с высоким содержанием глинозема в Тулуно-Половинском районе Восточносибирской ж. д., кварциты и кварцевые пески в Иркутском и Черемховской районах, гипс, найденный в огромных количествах между ст. Тыреть и р. Ангарой, флюсы — известняки и доломиты по рекам Ангаре и Белой и, наконец, разнообразнейшее строительное сырье, как глина, гравий, песчаники, граниты и др., известные во многих районах, тяготеющих к железной дороге и водным путям.

Приведенный перечень минеральных ресурсов далеко не полностью характеризует действительные размеры ископаемых богатств Иркутской области, систематическое изучение которых началось сравнительно недавно. Каждый год вносит изменения в наши представления о них. Так, в последнее время появились данные о наличии полиметаллических руд в Восточных Саянах, бокситов в Черемховском районе и т. п.

Иркутская область принадлежала к числу самых отсталых краев в царской России, в чем большую роль играла значительная удаленность ее как от внешних рынков, так и от основных индустриальных центров страны. Большее развитие получили лишь отрасли, дававшие транспортабельную и ценную продукцию на вывоз: золотопромышленность и пушное хозяйство, а также мелкие предприятия, преимущественно кустарного или полукустарного характера, удовлетворявшие местные потребности, главным образом в продуктах переработки сельхоз сырья. Большую роль играли винокуренные заводы, развитие которых всячески стимулировалось царским правительством и купцами, излюбленным приемом которых в эксплуатации и закабалении туземного населения было его спаивание. Неудивительно поэтому, что душевое потребление водки в дореволюционной Восточной Сибири в два раза превышало среднероссийские нормы.

Проведение Сибирской железнодорожной магистрали в конце XIX в. оказало известное влияние лишь на экономику районов, непосредственно прилегавших к полосе железной дороги или связанных с нею водными путями. Здесь стали возникать небольшие частновладельческие предприятия по переработке пищевого сырья и продукции лесного хозяйства. Появилась и первая промышленная добыча каменного угля в Черемховской районе. Вместе с тем стали хиреть и даже закрываться другие предприятия, находившиеся в стороне от дороги, как, например, николаевские металлургические заводы, закрывшиеся ввиду конкуренции уральских заводов.

Вся промышленность дореволюционной Иркутской губернии была технически очень слабо оснащена, предприятия получали устарелое и уже сильно изношенное оборудование. Механизация трудовых процессов отсутствовала даже в такой трудоемкой отрасли промышленности, как каменноугольная, где господствовали кайло и лопата. Сельское хозяйство Иркутской области также влачило жалкое существование.

В 1917 г. из 95 тысяч крестьянских дворов в Иркутской губернии 10 тыс. дворов не имело посевов, 11,5 тыс. не имело вовсе скота и 18,4 тыс. не имело рабочего скота. Небольшие потребности Иркутской губернии в хлебе не удовлетворялись собственным сельским хозяйством, сводившим баланс по хлебу с дефицитом, примерно, в 75 тыс. т.

После Великой Октябрьской социалистической революции хозяйственное лицо Иркутской области в корне изменилось. Пережив почти два года жестокой белогвардейской реакции, господство Колчака и иностранных интервентов, оставивших своими карательными экспедициями, истязаниями и расстрелами страшный след в истории Восточной Сибири, область, после периода почти полного упадка народного хозяйства во время гражданской войны, вступила с момента установления советской власти прочно на путь быстрого социалистического развития. Это, прежде всего, относится к промышленности, которая в экономике дореволюционной Иркутской губернии играла крайне незначительную роль.

За восстановительный период и особенно за две сталинские пятилетки промышленность Иркутской области неузнаваемо выросла и почти полностью создана заново. Продукция промышленности более чем на три четверти выпускается в настоящее время заводами, построенными или реконструированными при советской власти. Этот процесс полного обновления производственных фондов особенно характерен для так наз. «старых» отраслей — каменноугольной и золотой, имевших решающее значение в дореволюционной промышленности Иркутской области.

Наивысший довоенный уровень производства был достигнут каменноугольной промышленностью уже к 1928—29 г., а перекрыт в 1930 г., когда было добыто 1 010 тыс. т угля против 822 тыс. т в 1912 г. В последующие годы полной реконструкции Черемховского угольного бассейна добыча угля резко возросла, достигнув в 1932 г. 1,5. млн. т, а в 1936 г. — 3 млн. т, превысив тем самым дореволюционные размеры добычи почти в 4 раза, причем весь добытый в 1936 г. уголь выдан вдвое меньшим количеством шахт, чем было в довоенное время. В целом за годы 2-й пятилетки в Иркутской области добыто угля 13 140 тыс. т вместо 5 240 тыс. т, добытых в первой пятилетке. Шахты, построенные целиком при советской власти и вступившие в строй на смену старым мелким шахтам, значительно более крупные, технически прекрасно оснащенные, с механизацией большинства производственных процессов. Средняя мощность новых шахт доходит до 500 тыс. т в год, а вступившая в 1933 г. в эксплуатацию шахта-гигант им. С. М. Кирова, рассчитанная на добычу 2 млн. т угля в год, относится к числу крупнейших шахт в Советском Союзе. Если до революции весь уголь в Черемховской бассейне добывался исключительно ручным способом, то сейчас ручная добыча заменена машинной, а ручное бурение — перфораторным. Все шахты Черемховского бассейна снабжены тяжелыми врубовыми машинами, электросверлами. Темные штреки превратились в хорошо освещенные галереи с стационарным освещением и искусственной вентиляцией. Ручная откатка на большинстве шахт отошла в историю. Уголь тянут уже не шахтеры на лямке. Доставка угля из забоя к откаточным путям производится конвейерными приводами, на некоторых шахтах уголь доставляется еще в вагонетках с загоном их в забои вручную. Откатка же по откаточному штреку к стволу шахты производится электровозами, бесконечной канатной откаткой или частично еще лошадьми, что зависит от различия условий залегания угольных пластов. Подъем угля на поверхность, производившийся прежде в лучшем случае паровым подъемником, а чаще конным воротом, в настоящее время в большинстве случаев электрифицирован. Ручная погрузка в железнодорожные вагоны заменена механизированной — бункерной. На 1/1 4936 г. в Черемховской бассейне насчитывалось уже 39 тяжелых врубовых машин, 9 легких, 268 электросверл, 12 электровозов, 141 конвейерный привод и 13 погрузочных машин. Растет армия шахтеров-стахановцев, составивших к 20-й годовщине Октября внушительную цифру в 1 058 человек. Производительность труда выросла в годы 2-й пятилетки до 30,4 т на 1 рабочего в месяц вместо 25 т в первой пятилетке.

Наибольшему разрушению в период гражданской войны и хозяйничанья оккупантов подверглась золотопромышленность, добыча которой в 1920 г. составила по Восточной Сибири меньше 1/10 добычи 1913 г. Советская власть в корне изменила облик золотопромышленности, хотя основной золотодобывающий район Иркутской области — Ленские прииски — позже других районов золотопромышленности вступил на путь реконструкции. Еще в 1925—1930 гг. прииски принадлежали концессионной фирме «Лена-Гольдфильдс», которая не только не сделала ничего для улучшения и развития производства, но, наоборот, продолжала дореволюционную политику хищнической эксплуатации приисков, ведшую к их постепенному разрушению. С ликвидацией концессии положение резко изменилось: на приисках начался бурный процесс их восстановления и реконструкции. За время с 1930 по 1937 г. только на одно машинное оборудование Ленских приисков затрачено около 150 млн. руб. Золотодобыча за это время возросла на 780%. Все шире и глубже осваивается золотоносная зона Ленского района. Открываются новые месторождения. Оборудуются десятки новых шахт. Создано новое Нижне-Бодайбинское управление, в котором производятся крупные гидравлические работы. Строится крупнейшая шахта им. С. Орджоникидзе. Введено в эксплуатацию несколько драг. Об их мощности можно судить по драге № 2, работающей с 1937 г. на глухом таежном прииске Тетеринском: около трех лет должен напряженно работать один человек, чтобы добыть и выкатать из котлована столько золотоносной породы, сколько выдает эта новая драга за три восьмичасовых смены. Ввод в эксплуатацию драг привел, кроме того, к значительно болев полному извлечению золота из породы.

Коренным образом изменилась и жизнь рабочих золотых приисков. На Лене, в Бодайбо, где в 1912 г. под пулями царских палачей погибла лучшая часть ленского пролетариата, расцветает ныне новая социалистическая жизнь. Вместо грязных бараков, «номеров», в которых зимой от холода волосы примерзали к нарам, появились новые социалистические поселки с ярко освещенными улицами, автобусами, с целым рядом культурно-образовательных учреждений. За годы второй пятилетки на Лене выросли новые рабочие поселки: Красноармейский, им. Серго, Каменистый, Васильевский, Стахановский. В корке изменились условия снабжения рабочих продовольствием. Бодайбинский район своего сельского хозяйства не имел. Рабочие снабжались продуктами питания предпринимателями, стремившимися и здесь поживиться за счет поставки недоброкачественных продуктов. Сплошь и рядом постоянное питание несвежими продуктами, соленым мясом и пр. и почти полное отсутствие овощей приводили к массовым заболеваниям цингой и другими болезнями. На огромной территории Бодайбинского района (142 тыс. кв. км) до революции было всего 76 га обработанной земли, которая использовалась под крохотные огороды администрации золотых приисков. В годы сталинских пятилеток здесь создано было собственное сельское хозяйство: в 1933 г. посевные площади района составляли 929 га, в 1938 г. под посевами и огородами было занято уже 1 768 га. В районе 2 совхоза, 3 сельскохозяйственные базы при приисковых управлениях, большое количество коллективных и индивидуальных огородов. В 1938 г. ленские рабочие получили со своих индивидуальных огородов 5 240 т картофеля и 748 т овощей. В районе положено начало также и развитию зернового х-ва (см. «Восточносибирская Правда» от 16/IV 1939 г.). В г. Бодайбо в 1938 г. было уже 19 600 чел. населения (в 1924 г. — 2 405). В нем построены 2 радиовещательных станции, 14 радиоузлов, 5 тыс. радиоточек. При царизме на приисках был один клуб — «Собрание», где собирались только служащие и жандармы. Сейчас на Ленских приисках — 12 клубов, 15 стационарных и 23 передвижных библиотеки, 4 избы-читальни, 40 красных уголков, разбросанных по шахтам и террасам. В 7 клубах работают звуковые киноустановки. Вместо нескольких дореволюционных церковно-приходских школ с 500 учащихся Бодайбинский район имеет сейчас 9 полных средних школ, 6 неполных и 35 начальных школ, рабфак и техникум. 245 учителей обучают сейчас 11,5 тыс. детей ленских горняков. В самом городе Бодайбо функционируют 6 школ, горный техникум и рабфак, в которых обучается более 3 тыс. человек. Кроме того, около тысячи служащих, рабочих и домохозяек учится в 22 вечерних школах. На приисках прежде было только две больницы и два врача. Теперь — 8 больниц, 13 амбулаторий, 12 фельдшерских пунктов, районная физиотерапевтическая лечебница, дом отдыха на 1 200 человек в год, пункт переливания крови. В районе 49 врачей и 90 фельдшеров. Свыше 20 детских учреждений — садов, площадок, яслей — обслуживают детей горняков.

В Иркутской области появились и быстро развиваются новые отрасли промышленности. Так, до революции в области не было никакого машиностроения, за исключением иркутских обозных мастерских. За годы первой и второй пятилеток здесь создано машиностроение. Кроме ряда мелких металлообрабатывающих предприятий, в области имеются Черемховский горно-механический завод и Иркутский механический завод им. Куйбышева (около 2 тыс. рабочих), производящий драги, золотопромывальные чаши, буровые инструменты, вагонетки, запасные части и т. п. Новой отраслью промышленности не только для Сибири, но и для всего Союза является добыча слюды. Слюдяным промыслом, по сведениям первых исследователей Сибири, занималось население Восточной Сибири еще с середины XVII века. Однако, добыча слюды велась не регулярно, неоднократно прекращалась, а к середине XIX века совсем замерла. Возобновилась она лишь при советской власти с открытием Майского и других месторождений (см. выше). Сейчас добыча ведется на крупных рудниках на Маме, Бирюсе и Слюдянке. В Иркутске пущена в эксплуатацию слюдяная фабрика. В 1936 г. слюды добыто уже на 16 млн. руб. по ценам 1926—27 гг. Иркутская область по добыче слюды занимает ведущее место в СССР: за 10 лет, с 1924 по 1934 г., в области добыто 9 081 т мусковита на Маме и Бирюсе и 21 355 т флогопита на Слюдянке, что вместе составляет около 88% всей добычи слюды в Советском Союзе. Развитие слюдяной промышленности Иркутской области позволило СССР уже в 1930 г. занять по добыче слюды третье место в мире, имея впереди только Индию и США, а в 1932 г., опередив США, выдвинуться на 2-е место в мире после Индии.

Значительно возросла в области заготовка леса. Если в 1913 г. по всей Восточной Сибири (включая и Читинскую область) было заготовлено лишь 300 тыс. куб. м древесины, т уже в 1933 г. объем заготовок одних только крупных леспромхозов областного значения, а также лесного отдела Восточносибирской ж. д. составил 1 240 тыс. куб. м, а в 1935 г. — 2 350 тыс. куб. м. Кроме того, не меньше половины этого количества заготовлено было еще и прочими лесозаготовителями, в том числе райлесхозами местного значения. В 1937 г. объем лесозаготовок в Иркутской области достиг 6  153 тыс. куб. м плотной массы, из которых 67,8% приходилось на деловую древесину. За годы второй пятилетки лесозаготовки по основным заготовительным трестам выросли в 2 раза, а по областному управлению лесами местного значения — почти в 5 раз. Значительно возросла во 2-й пятилетке механизация вывозки леса: с 1,5% до 56% по «Востсиблесу» и с 2,2% до 46% по «Транслесу». Появилось больше десятка лесопильных заводов. В предприятие союзного значения вырос выстроенный в 1917 г. Зиминский лесозавод, дававший ранее едва 100—150 куб. м пиломатериалов в день. Сейчас на заводе вырабатывается в день в среднем 1 530 куб. м пиломатериалов. В 1939 г. вступил в строй Усольский фанерный завод, который будет выпускать до 22 200 кубометров фанеры в год. Почти заново создана легкая и пищевая промышленность. В Иркутске выстроены: чаеразвесочная фабрика, давшая в 1937 г. 3,5 тыс. т прессованного и развесного чая, макаронная фабрика, мелькомбинат, мясокомбинат, мыловаренный завод, обувная фабрика; в Усольи — солеваренный завод и завод по выделке хромовых кож; в Хайте — фарфоровая фабрика. Производство пищевых продуктов выросло во 2-й пятилетке более чем в 4 раза, в том числе: переработка мяса в 2,5 раза, выработка колбасных изделий в 6 раз, хлебных изделий в 4 раза, муки в 3 раза.

Широкое развитие как по числу предприятий, так и по масштабам получило производство кирпича, извести, алебастра, камня и других строительных материалов. В одной Лисихе (в 4 км от Иркутска), крупнейшем месторождении кирпичных глин, на 2 кирпичных заводах Востокзолота и Облместпрома в 1936 г. было выпущено 22,5 млн. шт. кирпича, в то время как до революции выработка составляла здесь лишь 0,8—1 млн. шт. В 1937 г. в Иркутской области было произведено 89,6 млн. шт. строительного кирпича и 2 млн. шт. силикатного.

Крупная промышленность области насчитывала в 1936 г. уже 394 предприятия с 72 357 рабочими вместо 119 предприятий с 17 929 рабочими в 1913 г. Если число предприятий возросло по сравнению с 1913 годом в 3 раза, а число рабочих в 4 раза, то продукция увеличилась в еще большей степени — в 6,7 раза.

Динамика крупной промышленности Иркутской области

Мелкая промышленность представлена разнообразными отраслями. За последние годы возникли новые отрасли, в частности: хлебопечение в сельских местностях, производство художественных изделий, авторемонтные мастерские, мебельное производство и др. В дореволюционное время незначительная по размерам промышленность Иркутской области была преимущественно добывающей; теперь в ней уже больший удельный вес принадлежит обрабатывающей промышленности, отличающейся своей технической оснащенностью от прежних мелких производств полукустарного типа с примитивной техникой. Достаточно сказать, что мощность электрогенераторов в промышленности Восточной Сибири (включая и Читинскую область) увеличилась в 1936 г. по сравнению с 1917 г. в 40 раз. Если раньше электроэнергия в промышленности Иркутской области почти не применялась, то уже в 1936 г. на 1 человеко-день потреблено было в целом по Восточной Сибири 6,1 кВт  механической энергии, а электровооруженность труда достигла уже 4,5 кВт/ч на 1 человеко-день. Общая выработка электроэнергии в Иркутской области за годы двух пятилеток увеличилась почти в 20 раз.

Малоблагоприятные природные условия для развития сельского хозяйства Иркутской области (горный рельеф, лесистость, суровый климат), наряду с отдаленностью края от культурных центров, были издавна причиной того, что переселенческая волна из Европейской России в Сибирь оседала, главным образом, в Западной Сибири. Так, если, по данным бывшего Переселенческого управления, в Сибири было устроено переселенцев на собственных хозяйствах за 1906—1912 гг. 2 695 400 чел., из которых в Томской губернии осели 555 тыс. человек, а в Енисейской — 186 тыс. чел., то в Иркутской губернии устроено было только 58,5 тыс. чел. Слабое переселенческое движение и общая низкая плотность населения прежней Иркутской губернии в свою очередь задерживали развитие сельского хозяйства, прежде всего земледелия, имевшего распространение преимущественно в полосе, тяготеющей к железнодорожной магистрали, и особенно в южной лесостепной части области, а также по долинам крупных рек (Ангары, Лены, частично Нижней Тунгуски). Несмотря на то, что после революции сельское хозяйство области оставило далеко позади свой дореволюционный уровень, все же земледелие в Иркутской области развито несравненно ниже, чем в целом по Союзу: при территории, равной 4% общесоюзной, посевные площади в 1938 г. составили лишь 0,6% общей площади по Союзу.

Господствовавшее когда-то по всей Сибири залежно-паровое хозяйство уже задолго до революции сменилось в Иркутской губернии паровым хозяйством двухпольного типа, которое во многих районах области уступило теперь место трехполью. Одновременно расширяются районы, применяющие навозное удобрение.

Социалистическая реконструкция резко изменила лицо сельского хозяйства. На смену раздробленному и отсталому хозяйству с примитивной техникой пришли крупные государственные и коллективные сельхоз предприятия. Сабаны, косули сейчас исчезли из употребления и заменены плугами; появились сеялки, сноповязалки и мощный парк комбайнов, тракторов и автомашин. Проводниками механизации сельхоз труда в области явились машинно-тракторные станции. К   концу 1938 г. число МТС достигло 61, в т время как в начале 2-й пятилетки их насчитывалось только 16. В 1938 г. МТС обслужили подавляющее большинство колхозов области (80,2% по посевной площади). Машинный парк МТС области состоял в 1937 г. из 2 428 тракторов (против 659 в 1933 г.) мощностью в 45 753 л. с. (9 805 в 1933 г.), 373 комбайнов, полученных в последние 2—3 года, 2 541 тракторного плуга, 802 тракторных зерновых сеялок, 648 сложных молотилок и ряда других сельскохозяйственных машин. Во всем сельском хозяйстве Иркутской области в 1938 г. работало 3 076 тракторов, 832 комбайна и 869 грузовых автомобилей. Высокая сельхоз техника потребовала создания квалифицированных кадров. В 1937 г. на полях колхозов области работало около 5 тыс. трактористов, комбайнеров, шоферов и машинистов сложных с.-х. машин. Новые кадры механизаторов, руководителей колхозов готовятся на массовых курсах в районных и межрайонных школах и на курсах при МТС.

92,4% всех крестьянских дворов объединены в колхозы, которых насчитывалось в 1938 г. 1 407. По посевной площади коллективизация достигла почти 100% (99,08%). В 1938 г. вся посевная площадь распределялась уже только между совхозами и колхозами, причем на долю колхозов падало около 95% всех посевов. Все это привело к значительному росту посевных площадей в период первых двух сталинских пятилеток: с 608,3 тыс. га в 1928 г. до 735,8 тыс. га в 1938 г., что превышает довоенную площадь на территории Иркутской области (461,3 тыс. га в 1913 г.) на 59,5%. Рост посевов происходил за счет освоения прежней залежи, введения севооборотов и отчасти за счет вовлечения новых земель.

Полеводство области сделало также большие успехи в смысле изменения своей структуры. В 1913 г. посевы пшеницы составляли 15,4% всей посевной площади Иркутской области, а под урожай 1938 г. пшеница заняла первое место; посевная площадь ее составила 26,7% всех посевов, посевы ржи отодвинулись на второе место. Полеводство проникает глубоко в восточные и северные районы и даже в такие относительно малоблагоприятные для сельского хозяйства районы области, как Катангский и Бодайбинский, где раньше не знали земледелия совсем или где насчитывались лишь единицы десятин посева.

Развивается огородничество, которое раньше было разбросано только отдельными островами вокруг городов и не получило развития в районах, удаленных от железной дороги. Овощи играли ничтожную роль в пищевом рационе жителя Восточной Сибири, который в 1912 г. потреблял лишь 10,5 кг овощей в год, в т время как среднероссийская норма доходила до 50 кг. Социалистическая реконструкция промышленности и сельского хозяйства, увеличение городского населения и общий рост материального благосостояния обусловили интенсивное расширение овощных культур. Так, в 1938 г. площадь овощебахчевых культур и картофеля в Иркутской области возросла по сравнению с 1913 г. на 302%, в то время как вся посевная площадь увеличилась только на 59,3%. Почти в 2 раза увеличились посевы технических культур (с 4,4 тыс. га в 1911 г. до 8,1 тыс. га в 1938 г.), из которых засевается главным образом северная конопля. В 3,7 раза увеличились посевы кормовых культур.

Растет урожайность зерновых культур. Так, средняя урожайность всех зерновых культур показала устойчивое повышение по сравнению с довоенным уровнем в 1 ½  раза. В предвоенное пятилетие (1909—1913) на территории современной Иркутской области собиралось в среднем 6,3 ц с га, а в пятилетие 1933—1937 гг. — 9,3 ц. Сбор хлебов в Иркутской области увеличился больше чем в 2 раза (2 812 тыс. ц в 1913 г. и 5 849 тыс. ц в 1937 г.).

Бурными темпами растет животноводство, имеющее в Иркутской области молочное и молочно-мясное направление. Подъем начался здесь, как и по всему Союзу, с весны 1934 г. Уже тогда имел место прирост по всем видам скота, кроме лошадей, по которым продолжалось сокращение, хотя и пониженными темпами, а с 1935 г., благодаря успехам полеводства, дальнейшему организационно-хозяйственному укреплению колхозов и увеличению числа животноводческих ферм, темпы роста поголовья повысились, причем впервые наблюдался уже и рост численности лошадей. Из года в год происходит непрерывное увеличение стада. Общая численность скота в области увеличилась с 1934 г. по 1938 г. (на 1/I): лошадей с 147,3 тыс. голов до 162,7 тыс. голов (10,5%), крупного рогатого скота с 310 тыс. гол. до 436,1 тыс. (40%), овец и коз с 211 тыс. гол. до 294,4 тыс. (40%) и свиней с 140,6 тыс. гол. до 181,0 тыс. (28,8%). В области проделана большая работа по созданию и укреплению колхозно-товарных ферм, куда поставлено больше 90% всего колхозного скота. К 1/1 1932 г. по Иркутской области было только 245 колхозно-товарных ферм; за 5 лет — к 1/1 1937 г., число их увеличилось в 8 раз, достигнув 1 927. За эти же пять лет численность скота на фермах увеличилась: по крупному рогатому скоту с 19,1 тыс. голов до 127,5 тыс. гол., по овцам и козам с 1,4 тыс. до 111,8 тыс. гол. и по свиньям с 11,6 тыс. до 30,2 тыс. гол. Наряду с этим растет из года в год обеспеченность колхозников скотом индивидуального пользования. В 1932 г. на 100 хозяйств колхозников находилось в личном пользовании: крупного рогатого скота 98 голов, свиней 50 гол., овец и коз 105 гол., а на 1/1 1938 г. в личном пользовании колхозников на 100 хозяйств было: 227,4 гол. крупного рогатого скота, 116,1 свиней и 158,1 гол. овец и коз, а вместе с обобществленным скотом на 100 хозяйств приходилось голов: крупного рогатого скота — 394,8, свиней — 155,7, овец и коз — 310,2, лошадей — 154,5. Ликвидирована уже в основном бескоровность колхозников: бескоровных хозяйств насчитывалось к началу 1937 г. не больше 5—6%. Структурные изменения, произошедшие в стаде крупного рогатого скота эа последние несколько лет и характеризующиеся повышением удельного веса молодняка, снижением удельного веса маток при абсолютном их росте, говорят о том, что в области создается и укрепляется база для все увеличивающихся темпов роста поголовья стада.

Большие успехи сельского хозяйства Иркутской области открывают богатые перспективы дальнейшего роста, особенно в связи с наличием в лесостепи и таежных полях Предбайкалья больших площадей земли, пригодной для земледелия, но еще не освоенной. Эта задача будет разрешаться одновременно с промышленным и транспортным строительством и заселением новых районов. По постановлению партии и правительства приступлено к организованному переселению сюда ив Европейской части Союза семей колхозников.

Огромная роль в дальнейшем укреплении и развитии сельскохозяйственной базы области должна принадлежать введению правильных севооборотов и другим агротехническим мероприятиям, которые до последнего времени не получили еще необходимого размаха. Между тем, область имеет уже многолетний опыт Тулунской опытной станции по полеводству, нескольких опытных полей (Баяндаевского, Иркутского, Бодайбинского), ряда сортоиспытательных участков и опытной станции по животноводству. Тулунская селекционная опытная станция вывела уже ряд высокопродуктивных и морозоустойчивых культур, как, например, озимую рожь «зеленозерная», пшеницу 81/4, овес 86/5, горох «бета», ячмень «червонец», картофель «снежинка» и др. Баяндаевское опытное поле разработало вопросы обработки пород, внесения навозного удобрения, норм высева, сроков посева и др.

В жизни сельского населения области большую роль играет охотничий промысел. В дореволюционное время пушной промысел, сопровождавшийся жесточайшей эксплуатацией туземного населения Сибири, стал быстро сокращаться вследствие хищнического истощения охотничьих угодий. Туземец-охотник находился в полной кабальной зависимости от кулака-скупщика, который действовал на правах монополиста и при помощи кабального кредита цепко держал его в своих руках. Грубый произвол по отношению к коренному промысловому населению, крайне невыгодная для него широко распространенная система меновой торговли, постоянное спаивание, вытеснение его из лучших угодий — вот характерные черты дореволюционной «организации» пушного промысла. Полная противоположность этому наблюдается в организации охотничьего промысла в области при советской власти.

Прежде всего, изменены целиком условия скупки пушнины. После 1932 г. полностью ликвидирован частник-скупщик. Вся скупка пушнины у всех охотников, в том числе и у промышляющих в неорганизованном порядке, производится государственными и кооперативными организациями по твердым ценам, уровень которых вполне обеспечивает восстановление и дальнейшее развитие охотничьего хозяйства. Кроме того, путем товарного завоза и организации разветвленной торговой сети в охотничьих районах сдатчикам пушнины обеспечивается возможность приобретения по регламентированным ценам необходимого им продовольствия и других предметов потребления, а также орудий промысла в государственных и кооперативных торгующих организациях. Большая работа проведена в области по внутрихозяйственному устройству промысловых угодий и по организации охотничьего промысла через колхозы. Производится приписка охотничьих угодий к колхозам. Организовано уже несколько специальных государственных (ондатровых и соболиных) и колхозных хозяйств. В колхозах области к концу 1938 г. было 63 зверофермы, в т. ч. 35 смешанных, 16 — уссурийских енотов и 12 — лисьих. Развертывается в последние годы работа по охотничье-хозяйственному устройству территории. Все же темпы охотоустроительных работ еще очень медленны, и в 1935 г., по данным специальной переписи, только 16% всех охотников промышляло в организованных угодьях. И хотя большинство охотников — 70% — колхозники, только 28% всех охотников участвовало в 1935 г. в колхозных охотничьих бригадах и около 2% в специальных охотничье-промысловых артелях. Остальные промышляли в  бригадах единоличников и в неорганизованном порядке.

Основной вид промысловой фауны области — белка; ее удельный вес в выходе товарной продукции пушнины северных таежных районов составляет свыше 75%, а в Ангаро-Ленском охотничье-промысловом районе достигает 90%. В последние годы в области развертывается акклиматизационная работа по заселению территории новыми видами пушного зверя, как, например, американской мускусной крысой-ондатрой и американской норкой. Охотничий промысел продолжает до последнего времени занимать большое место в доходах сельского населения области, особенно в отдаленных северных районах.

Реконструкция сельского хозяйства внесла коренные изменения в   жизнь старой сибирской деревни, перед которой социалистическая система хозяйства открыла неограниченные перспективы. Яркий пример этому — жизнь одного из лучших колхозов Иркутской области, артели им. Сталина села Новая Уда Усть-Удинского района. Новая Уда до революции была небольшим таежным селом, в которое в конце 1903 г. был сослан тов. Сталин. Хозяевами глухого села были 10—12 кулаков; остальные 80—90 крестьян были их батраками и поденщиками. Сейчас в селе нет ни одного колхозника, не имеющего собственного дома, годового запаса хлеба и 5—6 голов разного скота. Два года назад валовой сбор хлебов в колхозе не превышал 5—6 тыс. ц, но за эти два года артель освоила около 400 га новых земель, и в 1937 г. сбор хлебов достиг уже 20 тыс. ц. В 1937 г. артель завоевала самый высокий в области урожай зерновых — 19 ц с га в среднем. 20 кг чистого зерна было выдано, в результате такого высокого урожая, на каждый трудодень. На полях этого села, где самым усовершенствованным орудием считался раньше единственный одноконный плуг, работает ныне женская тракторная бригада, вспахавшая в 1937 г. 873 га. Неузнаваемо изменилась и культурная жизнь села. За последние 3—4 года в селе построена 2-этажная средняя школа, оборудован прекрасный колхозный клуб, организована новая МТС, открыты большие ясли. В селе работает сельская сберегательная касса, имеется медицинский пункт, ветеринарная лечебница. Выстроенные торговые магазины имеют полумиллионный годовой оборот. Сильно выросли культурные потребности колхозников.

Успехи колхоза им. Сталина не являются исключением. Вот пример другого, рядового села — Кундуй Чеботарихинского сельсовета. В бесправии и нищете жили крестьяне этого села до революции. 29 кулацких хозяйств владели тогда 1 200 га земли, в то время как остальные 180 бедняцких хозяйств имели лишь 130 га. На месте этих раздробленных крестьянских хозяйств, находившихся в полной кабале у кулацкой верхушки села, возник в 1928 г. крупный колхоз «Годовщина Октября», получивший в вечное пользование 4 000 га земли. Прежний непосильный труд, примитивные сельхоз орудия сменились в колхозе высокомеханизированным трудом: на полях колхоза работали в 1938 г. 5 тракторов, 3 комбайна, 3 молотилки и много других сельхоз машин. Тщательно обработанная колхозниками земля дает обильный урожай, который, увеличиваясь из года в год, достиг в 1938 г. 15 ц с га, превысив среднеобластной уровень. Хозяйственные успехи колхоза дали ему возможность развить обширное подсобное хозяйство в виде свинофермы, паровой мельницы, зверофермы, пасеки, зерносушилки, крупорушки, маслобойки, автохозяйства в числе трех машин. Несколько сот тысяч рублей вложил колхоз в строительство села Кундуй, которое превратилось в крупный культурный поселок. Колхоз вырастил за последние годы свою сельскую интеллигенцию и кадры квалифицированных работников: 9 учителей, 5 бухгалтеров, 7 счетоводов, 25 трактористов, 4 комбайнеров.

Более слабое развитие по сравнению с другими отраслями народного хозяйства получил в Иркутской области транспорт, оказывающий до последнего времени, несомненно, сдерживающее влияние на развитие народного хозяйства области. Железнодорожный транспорт представлен лишь отрезком Сибирского пути, прорезающим незначительную южную часть территории области. Вся остальная территория обслуживается водными путями рек Лены и Ангары, несколькими трактами, многочисленными грунтовыми дорогами и развивающимися в последнее время воздушными путями сообщения. Из водных путей наибольшее значение имеет Ленский водный путь, осуществляющий переброску подавляющей части грузов для Якутской АССР и для золотопромышленности Ленского бассейна. Однако Ленский путь не соединен непосредственно с железнодорожной магистралью, и переброска грузов от последней к верховьям Лены осуществляется по специальным автогужевым трактам: 1) давно существующему Якутскому тракту, от Иркутска до Качуга, протяжением в 256 км, до последнего времени сохраняющему значение основной автогужевой магистрали, ведущей к Ленскому водному пути, 2) Тыреть-Жигаловскому, от ст. Тыреть до пристани Жигалово на реке Лене, длиной в 275 км, также старой, запущенной грунтовой дороге, используемой для зимних гужевых перевозок, и 3) Ангаро-Ленскому тракту, от пристани Заярской по реке Ангаре до пристани Осетрово на р. Лене, протяжением в 275 км, строительство которого хотя и было начато в 1918 г., но развернулось в широком масштабе лишь с 1933 г. Из этих 3 трактов первые два соединяют железную дорогу с верхним мелководном плесом р. Лены и только третий, Ангаро-Ленский, доходит до ее судоходной части. С окончанием его строительства и искусственным покрытием грунта на всем его протяжении он будет служить главным путем для переброски грузов к Ленскому водному пути. Однако, проблема Ленского пути будет решена окончательно лишь с проведением Ленской железной дороги, вопрос о которой обсуждается непрерывно на протяжении 3 последних десятилетий, но только лишь в самое последнее время приблизился к своему разрешению. По последнему проекту, разработанному на основе изысканий 1931—1935 гг., Ленская железная дорога пересекает среднее течение р. Ангары в районе Ангаро-Илимского железорудного месторождения и соединяет с железной дорогой ценнейший бассейн реки Лены, открывая широкие перспективы развития металлургии на базе богатого высококачественной рудой Ангаро-Илимского района, использования гидроэнергетических ресурсов Ангары, освоения лесных массивов и пригодных, но неосвоенных площадей для сельского хозяйства, разработки углей юго-восточной части Тунгусского бассейна и т. д.

Для центральной и южной части области большую роль также играет водный путь по реке Ангаре, судоходной от озера Байкал до Братских порогов. Но полную значимость он приобретет лишь с предполагаемой организацией сплошного транзитного пути р. Ангара — о. Байкал — р. Селенга, так как до последнего времени на этом пути имелось два неиспользованных участка: по Ангаре — от Иркутска до Байкала, и по Селенге — от Байкала до Улан-Удэ, и, кроме того, байкальский флот по своим габаритам не входил ни в Ангару, ни в Селенгу. Такой транзитный водный путь позволит разгрузить железную дорогу в восточном направлении от ст. Черемхово до Улан-Удэ и одновременно принять в обратном направлении сырье и продукцию забайкальских заводов.

При громадных пространствах Иркутской области и слабом развитии благоустроенных путей сообщения большое значение в последнее время приобретает воздушный транспорт. Гражданская авиация существует в области с 1928 г. Первой была организована гидроавиалиния Иркутск—Якутск, длиной в 2 700 км, захватывающая более населенные пункты Витимо-Олекминского округа, Бодайбинский и Киренский районы. За ней была открыта самостоятельная гидролиния Иркутск—Бодайбо, протяжением 1 800 км. По обеим линиям с 1929 г. открылось и зимнее сообщение. Если путешествие от Иркутска до Якутска отнимает водным путем в лучшем случае 20—25 дней, а зимой по льду 30—40 дней, то самолет уже на вторые сутки (с ночевкой в пути) доставляет пассажиров из Якутска в Иркутск. Быстрое развитие воздушного сообщения по этим двум линиям видно из того, что в т время как в 1928 г. было налетано по ним 28 777 км, к 1936 г. это количество увеличилось в 37 раз, достигнув 1 051 280 км. С 1929 г. открылось почтовое сообщение, а с 1932 г. — почтово-пассажирское с Москвой; в том же году эта линия была продолжена до Владивостока. Наконец, в последующие годы был открыт ряд линий местного значения, в частности большая сухопутная воздушная линия от Нижне-Удинска до Бирюсинских слюдяных и золотых приисков.

Хозяйственное развитие Иркутской области и особенно ее промышленности сопровождается ростом населения и изменением его социального состава. В дореволюционной Иркутской губернии, близкой по своей территории к Иркутской области, насчитывалось 750 тыс. чел., или 0,9 чел. на 1 кв. км, а по переписи 17/I 1939 г. население области увеличилось до 1 286 696 чел., причем плотность возросла более, чем в полтора раза, достигнув 1,46 чел. на 1 кв. км. Этот рост населения произошел, главным образом, за счет городского населения; удельный вес последнего в Иркутской области был всегда выше, чем во многих других районах и даже более, чем в среднем по Союзу, что объясняется крайне низкой общей плотностью населения, группировавшегося в виду отдаленности и неосвоенности огромных таежных районов, главным образом, вдоль линии железной дороги, в городских поселениях и рабочих поселках. Почти половина городского населения области, составившего на 17/1 1939 г. 43,7% общей численности населения, приходится на город Иркутск — административный центр области.

Основное население области — на 4/5 русское. Белорусы, украинцы, поляки насчитывают единицы процентов. Из туземных народностей, представленных на юго-западе тофаларами (тофами), на севере и северо-востоке, отдельными поселениями эвенков и якутов (в основном проживающих за границами области) и на юге и в центре бурятами, последние имеют наибольший удельный вес. Буряты, или бурят-монголы, группируются в пределах Иркутской области, главным образом, на территории Усть-Ордынского бурят-монгольского национального округа (см. ниже), где издавна проживали потомки двух крупнейших бурятских племен — булагатов и эхиритов. Но и за пределами этого округа встречаются в смежных районах нижнеудинские буряты, ашехабадские (к западу от реки Оки), улейские и молькинские (по реке Ангаре) и верхоленские.

Весьма значительны сдвиги на культурном фронте Иркутской области. Одним из крупнейших достижений является осуществление всеобщего обучения. В 1908 г., по официальным данным, только 19% населения Иркутской губернии знало грамоту, а среди иркутских бурят грамотные составляли лишь 5%. Сейчас основная масса жителей области грамотна. Сеть школ больше чем удвоилась, а число учащихся увеличилось в 7 раз. В 1911 г. в Иркутской губернии было всего 711 учебных заведений, в том числе 661 начальная школа и 19 средних и неполных средних учебных заведений. Всех учащихся было около 30 тыс. чел. А в 1938 г. в области было уже 1 516 начальных и средних школ, в т. ч. около 200 средних и неполных средних, в которых обучалось 236 тыс. учащихся. В частности, за годы 2-й пятилетки количество школ увеличилось на 260. Контингент учащихся в общеобразовательных школах вырос за это же время на 48%.

Особенно значительно выросла сеть школ в районах области. Например, в Куйтунском районе до революции было 29 школ, где обучалось 1 100 детей, сейчас в районе имеется 80 школ, в которых учатся 10 тыс. учащихся. Если раньше на весь район приходилось только 29 учителей, то сейчас число учителей достигло 261. Большая работа проведена по обучению взрослого населения. В 1924 г. в школах для взрослых обучалось только 6 тыс. чел. неграмотных и малограмотных, а в 1937 г. обучалось уже 111,5 тыс. чел. Быстро развивается высшее и среднее специальное образование. Только в 1914 г. в Иркутске было основано первое и единственное высшее учебное заведение — учительский институт с 64 учащимися. При советской власти развернулся как мощное высшее учебное заведение с рядом факультетов иркутский университет, открытый в годы гражданской войны. За 20 лет он выпустил около 5 тыс. научных работников, врачей, педагогов, юристов, химиков и др. Сейчас в области насчитывается 9 вузов: университет и институты: медицинский, педагогический, сельскохозяйственный, финансово-экономический, цветных металлов, советской торговли, горный и высшая коммунистическая сельхоз школа. Общее число студентов достигает 5 тыс. человек. Растет сеть специальных средних учебных заведений. В области сейчас есть 9 техникумов, 6 педагогических училищ, библиотечный техникум, музыкальное училище, художественное училище, 11 рабфаков и 24 школы ФЗУ. Создана заново большая сеть научно-исследовательских учреждений в области тяжелой промышленности, сельского хозяйства, гидрометеорологии, здравоохранения, культуры, пушного хозяйства, транспорта, в частности институт по изучению золота и платины, биолого-географический институт, байкальская лимнологическая станция Академии наук и ряд других.

Широко развернулось в области дело дошкольного воспитания детей, возникшее лишь после революции. Контингент воспитанников детских домов в 1937 г. возрос по сравнению с 1932 г. в 2,5 раза. На 1 ноября 1937 г. число детских домов достигло 134 (в т. ч. 49 на селе), а количество воспитанников — 5 805 (в т. ч. 1 294 на селе). Много сделано по организации досуга и культурного обслуживания детей. Созданы: детское кино «Пионер», областной дворец пионеров, театр юного зрителя, 9 пионерских клубов, 11 детских технических станций, детские стадионы, туристские станции, пионер-лагери и т. п. Выросла также большая сеть культурно-просветительных учреждений. В 1937 г. область насчитывала 701 клуб и клубных учреждений, в числе которых имелось 293 сельских избы-читальни и 233 колхозных клуба. С ростом грамотности ширится и сеть библиотек. В области числилось на 1/ХІ 1937 г. 509 массовых библиотек, из них 367 в селах. Большая областная научная библиотека в г. Иркутске располагает фондом в 900 тыс. томов.

Общему подъему просвещения и культуры сопутствует рост просвещенских культурных кадров. В 1937 г. в общеобразовательных школах области работало около 6 тыс. учителей, а в детских садах 1 000 с лишним дошкольных работников. Уже имеется около 300 библиотекарей и свыше 1 000 избачей и работников колхозных клубов и районных домов культуры.

Значительны сдвиги и в области искусства. До революции Иркутская губерния имела лишь один иркутский театр. Теперь область уже насчитывает три стационарных театра, два приисковых и три передвижных колхозно-совхозных театра. 335 кружков самодеятельного искусства охватывают более 44 тыс. чел. Всеобщее распространение имеет кино, проникающее в самые глухие районы севера. К началу 1938 г. в области было уже организовано 292 киноустановки, в т. ч. 147 на селе.

С каждым годом растет печать. В области издается более десятка разнообразных журналов. Вместо пяти довоенных городских газет с небольшим тиражом, в области в 1938 г. выпускается 55 газет, в том числе 26 районных, 10 фабрично-заводских и 8 транспортных, с общим тиражом свыше 200 тыс. экз. Яркий пример роста культурных запросов советского села: на всю дореволюционную Куйтунскую волость выписывалось всего только 10 экземпляров газеты «Русское слово» и 3 экземпляра «Ведомостей святейшего Синода». Подписчиками были урядник, поп и несколько местных торговцев. А в 1939 г. колхозники и интеллигенция Куйтунского района выписывали 7 446 экз. газет и журналов.

Крупная роль в культурном подъеме Иркутской области принадлежит радио, проникшему и в отдаленные таежные районы на севере Иркутской области. На территории всего Восточносибирского края (в старых его границах) насчитывалось в начале 1935 г. 70 радиоузлов Наркомсвязи и 19 061 радиоточка, а с 1939 г. одна Иркутская область имеет уже 84 радиоузла и 33 252 радиоточки. Произведена радиофикация всех районных центров Иркутской области, причем 21 районный центр имеет при радиоузлах собственные электростанции. Радиовещание ведется в области не только на русском языке, но и на бурятском, якутском и даже китайском языках.

Большая работа проведена в области здравоохранения. Сеть медицинских учреждений, по данным бывшего Переселенческого управления, в 1910 г. ограничивалась во всей Иркутской губернии 19 врачебными участками, 40 фельдшерскими пунктами и 80 больницами с 1 810 кроватями. Советской властью эта сеть лечебных учреждений значительно расширена. В 1938 г. в области, по сведениям областной газеты «Восточносибирская Правда», имелось уже 108 врачебных амбулаторий, 182 фельдшерских и акушерских пункта и 106 больниц с 4 295 койками. Кроме того, в области открыты лечебно-профилактические пункты нового типа, каких дореволюционная Иркутская губерния не знала, как, например, женские и детские диспансеры и врачебные пункты, малярийные и трахоматозные пункты и пр. На 1 /I 1938 г. в области было 84 женских консультации и 425 детских яслей, в которых состояло около 14 тыс. детей. Чрезвычайно показателен рост числа врачей и медицинского персонала. В 1911 г. в Иркутской губернии был 121 врач, 184 фельдшера и 54 акушерки, а к началу 1938 г. в Иркутской области работало уже 755 врачей и 1 823  человек среднего медперсонала. На каждого врача в довоенное время приходилось от 5 до 6 тыс. человек, а сейчас на 1 врача приходится уже не свыше 1 700 чел.

Смертность и заболеваемость значительно снижены, особенно среди рабочих, условия труда которых коренным образом улучшились. Так, если среди рабочих Черемховского угольного бассейна число дней, пропущенных по болезни, составляло в 1927 г. в среднем на 1 застрахованного 20,3, то в дальнейшие годы оно непрерывно снижалось и в 1935 г. составило уже только 11,7  дней, или 37% от уровня 1927 г. При этом произошло (что особенно ценно) резкое снижение нетрудоспособности по туберкулезу (на 58%) и по болезням органов пищеварения (на 57%). Это является прямым следствием повышения материального уровня жизни рабочих, улучшения их бытового (жилище, питание) и медико-санитарного обслуживания.

Экономическое развитие области, социалистическая реконструкция народного хозяйства и крупное культурное строительство сказались особенно ярко на росте старых городов и деревень. Иркутск (см.), один из самых старых сибирских городов, насчитывающий почти три столетия своей истории, до революции был относительно крупным культурным и торговым центром Восточной Сибири. Он рос быстрее других сибирских городов. Население его, составившее в 1897 г. 51 473 чел., за последующие 15 лет увеличилось почти на 80%, достигнув к 1/1 1912 г. 90 800 чел. Но, несмотря на быстрый рост Иркутска и его большое значение в хозяйственной и культурной жизни всей Сибири, он оставался все же мало благоустроенным городом с неразвитой промышленностью. В нем до самой мировой войны не было ни одного высшего учебного заведения, ни одного крупного промышленного предприятия. После революции, в результате крупного промышленного и культурного строительства в годы сталинских пятилеток, Иркутск превратился в крупный индустриальный центр с несколькими машиностроительными заводами, кожевенно-обувным заводом, швейной, трикотажной и слюдяной фабриками, широко развитой пищевой промышленностью, с несколькими десятками школ и рабфаков, 9 техникумами, 8 вузами и несколькими театрами. Заканчивается строительством новый водопровод с проектной мощностью в 10 тыс. куб. м в сутки. С вводом его в эксплуатацию общая протяженность водопроводной сети города достигнет 50 км. Отсталый участок коммунального хозяйства Иркутска — канализация, которой город до сего времени не имеет. Иркутск, обходившийся раньше жалким понтонным мостом через Ангару, в конце 1930 г. получил новый мост. Ангарский мост — самый большой в Советском Союзе, длиной в 1 245 м, с двухпутным трамвайным, автогужевым и пешеходным движением. Население Иркутска возросло с 90 800 чел. на 1/І 1912 г. и 108 129 чел. на 17/ХІІ 1926 г. до 243 380 чел. на 17/1 1939 г., увеличившись за последние 12 лет на 125,1%.

Сильно изменился за годы революции центр угольной промышленности — Черемхово. Его население выросло с 1926 г. в 4,5 раза, достигнув к 17/1 1939 г. 65 907 чел. Превратилась в крупный культурный город Слюдянка — центр Слюдянского района. Появились новые рабочие поселки в Черемховской бассейне и в Бодайбинском золотопромышленном районе. Неузнаваемо изменилось лицо районных центров. Вместо лучины и керосиновых коптилок там появилось электричество, проникающее в самые глухие уголки сибирской деревни. Построены и заканчиваются строительством электростанции в Качуге, Куйтуне, Братске, Олонках, Казачинско-Ленском, Киренске и Балаганске. О том, как выросли и изменились районные центры и села, можно судить по пристанскому селу (на Лене) Качуг, в прошлом этапном пункте для ссыльных, шедших по Якутскому тракту.

Село Качуг имело до революции две церкви, 1 двухклассную школу, фельдшерский пункт, несколько постоялых дворов и кабаков. Сейчас Качуг — рабочий поселок, центр коллективизированного района, в котором находятся две МТС и мясной совхоз с многочисленным парком тракторов, комбайнов, автомашин. Имеются одна средняя и две начальных школы с 2 тыс. учащихся, прекрасная больница с рентгеновским кабинетом. Огромное строительство, охватившее оба берега Лены, разделило село на Старый и Новый Качуг. Новый Качуг принял облик индустриального поселка. В нем расположены пристанские пакгаузы, верфь Дальстроя, гаражи и мастерские Ленгоспароходства, Лензолотофлота, Золототранса, Автогужтреста, Слюдотранса. Качуг обслуживается несколькими мелкими электростанциями, широкой радиофикацией, клубами, газетами, киноустановками, своей печатной газетой. Качуг не является исключением. Такие сдвиги, явившиеся результатом социалистической реконструкции хозяйства и быта, характерны для всей Иркутской области.

Усть-Ордынский бурят-монгольский национальный округ образован одновременно с Иркутской области в сентябре 1937 г. В округ вошли 3 западных, предбайкальских аймака Бурят-Монгольской АССР и 4 сельсовета Кировского и Балаганского районов бывшей Восточно-Сибирской области, вклинившиеся в территорию округа. Административный центр — с. Усть-Орда. Территория округа — 28,3 тыс. кв. км. Население состоит на 60% из  бурят. Плотность населения округа, примыкающего к наиболее обжитой юго-восточной части Иркутской области, по данным 1935 г. втрое выше, чем в среднем по всей области — 3,7 чел. на 1 кв. км, а в западном, Аларском, аймаке плотность (8,5) даже выше, чем в среднем по Союзу. Большая часть округа расположена на ровном плоскогорье (350—550 м средней высоты), изрезанном долинами рек и занятом степью с богатой травяной растительностью, стелющейся на выщелоченных черноземах и каштановых почвах с пятнами сухих солонцеватых участков. По краям этого плоскогорья лежит лесостепь с господством хвойного и лиственного леса. Благоприятные естественные условия содействовали развитию в округе сельского хозяйства — земледелия (зерновых культур) и животноводства, преимущественно молочного и молочно-мясного направления.

Использование благоприятных природных данных для развития сельского хозяйства стало возможным лишь в результате перестройки хозяйства на новой, социалистической основе. Более 90% крестьянских хозяйств объединено теперь в   колхозы, оснащенные передовой техникой. В округе работает до 15 МТС с мощным парком тракторов, комбайнов и других сложных сельхоз машин. В одном Боханском аймаке имеется 5 МТС (1938) с 223 тракторами, 68 комбайнами, 67 сложными молотилками, 48   тракторными сноповязалками, 57 автомашинами и 350 жатками и лобогрейками. Больших  успехов на новой социальной и технической базе добилось земледелие. Посевные площади выросли с 1923 по 1935 г.: в Аларском аймаке в 2,5 раза, Боханском в 2,1 раза, Эхирит-Булагатском в 3 раза, и достигли в целом по округу в 1935  г. 122,7 тыс. га1).

1) Приводимые здесь и ниже цифровые данные по округу исчислены бее учета вошедших в состав округа 4 сельсоветов бывшей Восточносибирской обл.

Быстро развивается и животноводство. Уже в 1935 г. на 1 жителя приходилось в округе 2,7 головы. К 1936 г. была создана 471 колхозно-товарная ферма, в том числе 164 фермы крупного рогатого скота, 101 овцеводческая, 168 смешанных,  30 свиноводческих, 7 коневодческих и 1 козоводческая.

Заметное значение приобретает в округе отсутствовавшая до революции промышленность. В округе обнаружено большое   количество разнообразных полезных ископаемых: головинские и забитуйские угли (принадлежащие Забитуй-Заларинскому району Иркутского угольного бассейна), с общим запасом в 485 млн. т, из которых 150 млн. т коксующихся; разнообразные строительные материалы (гипс, алебастр, огнеупорная глина и др.); богхеды («гагат») и др. В частности, многочисленными выходами полезных ископаемых выделяется восточная горная окраина округа. Большая часть этих природных богатств еще не разрабатывается. Промышленность округа, за исключением Головинских копей, разработка которых началась с 1932 г., — мелкая, большей частью кустарная и состоит из маслосыроваренных заводов, мельниц, кирпичных заводов, ремонтных мастерских и хлебопекарен.

Коренное население округа, буряты, в эпоху царизма было одной из самых угнетенных национальностей. Еще 20 лет назад большинство бурят вело примитивный кочевой и полукочевой образ жизни и находилось под двойным гнетом: русского торгово-промышленного капитала и администрации, с одной стороны, и «своей» феодально-родовой знати (нойонов) и духовенства, с другой.

Грамотность бурят Иркутской губернии составляла по переписи 1897 г. в среднем лишь 5%. Иркутские буряты принадлежали до революции к народностям, уменьшавшимся в своей численности. В отличие от забайкальских бурят, проявлявших гораздо большую жизнеспособность, буряты Иркутской губернии на протяжении четырех десятилетий перед переписью 1897 г. почти не увеличивались в своей численности, дав за годы 1859—97 средний ежегодный прирост всего в 0,1 %, причем в 3 крупных округах, Иркутском, Балаганском и Верхоленском, где проживала главная масса бурят Иркутской губернии, наблюдалась в эти годы даже их убыль, в среднем по 0,3% в год. А с конца XIX в. и в XX столетии численность иркутских бурят стала резко уменьшаться, и за 20 дореволюционных лет, с 1897 по 1917 гг., число бурят, населявших Иркутскую губернию, сократилось с 110 745 чел. до 95 562 чел., или на 13,5% (см. М. Помус, «Бурят-Монгольская АССР», М., 1937, стр.  123).

Гигантские социально-экономические сдвиги послереволюционного времени, явившиеся прямым результатом сталинской национальной политики, коренным образом изменили культурное и социальное лицо бурят-монгольского народа. Вместо катастрофического сокращения численности, в последние годы наблюдается увеличивающийся естественный прирост. Если в 1924 г. он выразился в 3,7 чел. на 1 тыс. жителей, то в 1928 г. он поднялся до 10,8, а в 1931 г. до 14,8 чел. Уже несколько лет, как введено всеобщее обучение. Аларский и Боханский аймаки стали районами сплошной грамотности. Для детей бурят построено 224 школы, в которых обучается 25 018 детей колхозников, 11 380 взрослых посещают организованные для них вечерние школы, ликвидируя там свою неграмотность и малограмотность. В высших учебных заведениях, техникумах, рабфаках Иркутской области учатся 277 студентов из бурятской молодежи, 792 чел. получили за последние 10 лет высшее и среднее образование. Резко изменилось положение женщины-бурятки. Прежде забитая, находившаяся целиком во власти домашнего очага и мужчины, бурятская женщина ныне борется наравне с мужчинами на передовых позициях советского строительства. Раньше бурятки были почти поголовно неграмотны. Еще в 1926 г. грамотных женщин-буряток было лишь 11%; к 1935г. их было уже 58%.

Почти все бурятское население округа имеет уже оседлые формы хозяйствования и быта. В открытых степях и речных долинах возникли новые колхозные улусы (деревни) со школами, клубами, больницами, детскими яслями и т. д.

Претворяется в жизнь мечта о зажиточной и культурной жизни бурятской деревни. Вот, например, улус Олой (Эхирит-Булагатского аймака). Он был до революции глухим некультурным селом, в котором большинство бурят — батраков и бедняков — находилось в полной кабале у шаманов, нойонов и кулаков, владевших лучшей половиной земель. Беднякам оставалось не больше десятины земли на 1 хозяйство, и к тому же худшей, каменистой земли. Октябрьская революция возродила улус Олой. С 1929 г. в нем развивается и крепнет колхоз им. С. М. Кирова, объединивший прежних бедняков и батраков. В 1938 г. колхоз объединял уже 106 хозяйств и имел 7 157 га земли, полученной в вечное пользование. На полях колхоза в 1938 г. работали 3 трактора, вспахавших 220 га целинных земель. Колхоз имеет косилки, грабли, молотилки и др. сельхоз машины. Достаточно велико и животноводческое хозяйство колхоза, насчитывающее обобществленного стада: 727 голов крупного рогатого скота, 203 лошади и 207 овец и коз.

В колхозе полностью ликвидирована бескоровность у колхозников, которые в личном своем хозяйстве имеют 300 голов крупного рогатого скота и 250 овец и коз. Хозяйственные успехи колхоза дали возможность выплатить в 1937 г. на каждый трудодень по 4 кг хлеба, 100 г мяса и др. продукты. Неузнаваемо изменилось культурное лицо улуса, раньше сплошь неграмотного. Сейчас здесь имеется начальная школа. Молодежь Олоя учится в средних и высших учебных заведениях области. Для взрослых действуют 5 пунктов по ликвидации неграмотности. В колхозе есть клуб, в котором организован культурный отдых колхозников, ставится кино, пьесы и пр. Есть и радио. Колхоз выписывает газеты и журналы. Достижения Олоя показательны для большинства колхозов округа, который становится одним из наиболее образцовых, технически насыщенным и высоко товарным сельскохозяйственным районом Иркутской области.

Номер тома58
Номер (-а) страницы445
Просмотров: 14

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я