Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 49. Якутская АССР

Эпоха социалистической реконструкции народного хозяйства СССР. 49. Якутская АССР. ЯАССР образована была в 1922 г. на территории дореволюционной Якутской области (без части Олекминского округа) с присоединением к ней северной части Киренского уезда Иркутской губернии и Хатанго-Анабарского района Енисейской губернии и занимала первоначально 4 023 тыс. кв. км (см. ХLI, ч. 3, прил. 37/39). В 1930—31 гг., в связи с образованием Эвенкийского и Чукотского национальных округов, от ЯАССР отошли некоторые ее части, и в настоящее время Якутия занимает территорию в 3 030,9 тыс. кв. км. В этих пределах площадь ЯАССР является наибольшей из площадей всех автономных республик и краев РСФСР, превосходя также и все остальные союзные республики СССР. Якутия расположена в северо-восточной части азиатского материка. С севера омывается морем Лаптевых и Восточносибирским морем. В состав ее входит ряд арктических островов: остров Бегичева, Новосибирские острова, Ляховские острова, острова Медвежьи и др. Самыми северными являются острова Де-Лонга, расположенные под 77° северной широты.

Вся огромная территория Якутии разделяется, примерно по 65° северной широты, на две части: северную и южную с резко выраженными особыми укладами хозяйства. Северная Якутия является страной промысловой, где царит пушной промысел, рыболовство, оленеводство при почти полном отсутствии земледелия и весьма ограниченном скотоводстве. Южная Якутия служит житницей республики, где основой хозяйства является земледелие и скотоводство. Здесь же находится и Алданский золотопромышленный район.

Северная Якутия занимает территорию в 2,15 млн. кв. км (70% всей территории и 12% всего населения Якутии). По рельефу местности, геологическим и климатическим особенностям ее северная Якутия делится на две части: восточную и западную. Восточная часть северной Якутии расположена к востоку от реки Лены; на юге ее границей служит нижнее течение реки Алдана. Рельеф местности характеризуется рядом горных цепей (хребты Верхоянский, Черского и др.) иногда значительной высоты (до 3 000 м), чередующихся с невысокими плато (300—500 м), которые к Северу переходят в низменности Колымскую и Индигирскую, разделенные Алазейским плато. Вся территория прорезается судоходными реками: Яной, Индигиркой, Колымой и др. Этот район отличается многочисленными месторождениями благородных, редких и цветных металлов. Климат района весьма суровый, здесь находится «полюс холода» (см. ниже). Население весьма редкое. В районе — два города: Верхоянск (470 жителей) и Средне-Колымск (1 200 жителей). Западная часть северной Якутии расположена на левом берегу р. Лены и включает полностью бассейны судоходных рек Анабары и Оленека; на юге границей ее является Вилюйский хребет. Местность представляет плоско-холмистое плато, постепенно снижающееся к северу (до высоты 60—80 м) и переходящее здесь в тундру. Население района чрезвычайно малочисленно, плотность — наименьшая во всей Якутии (менее 1 чел. на 100 кв. км). Наиболее крупным пунктом является поселок Булун на Лене.

Южная Якутия разделяется по своему ландшафту также на две части: центральную, или «Вилюйско-Ленско-Алданское плато», и южную. Первая представляет обширное невысокое плато, ровное или плоско-холмистое, постепенно повышающееся с востока на запад; она включает среднее течение Лены, бассейн р. Вилюя и нижнее течение Алдана и занимает площадь в 542,8 тыс. кв. км, значительная часть которой покрыта лесом. Основой хозяйства является скотоводство и земледелие; здесь сосредоточено 92% всего поголовья крупного рогатого скота Якутии и 98% всех посевных площадей. В районе находится почти вся обрабатывающая промышленность республики — кожевенный и кирпичный заводы, лесопильные заводы, судостроительная верфь и т. д., а также большая часть предприятий промысловой кооперации. Городов в центральной части — 3: Якутск (23 000 чел.), Олекминск (2 600 чел.) и Вилюйск (1 770 чел.). В центральном районе проживает ¾  всего населения Якутии. Южный район расположен по верхнему и среднему течению р. Алдана и представляет сильно гористую местность, покрытую лесом. До 1923 г. Алдан был охотничье-оленеводческим районом с крайне редким кочевым населением, состоящим почти исключительно из эвенков; теперь это — главный центр золотой промышленности Якутии. Климат здесь холоднее, чем в центральном районе, а осадков выпадает в два—три раза больше, чем в Якутске.

Климат почти всей Якутии резко континентальный. Зима — суровая, малоснежная и продолжительная — тянется не менее семи месяцев. Зимние морозы чрезвычайно жестоки. На «полюсе холода», в районе Верхоянск — Оймекон наблюдаются самые низкие температуры в мире (—70°); в г. Якутске морозы достигают —64°. Средняя температура января месяца — самого холодного в году — составляет в Верхоянске —50,1°, в Якутске —43,3°. Весна — чрезвычайно коротка, осень — непродолжительна, лето — теплое; жара в Верхоянске доходит до + 35°, в Якутске до + 38°. Средняя температура июля месяца — самого теплого в году — в Верхоянске +15,5°, в Якутске + 19,1°. Количество выпадающих за год осадков незначительно (в Якутске 187 мм). Наибольшее количество осадков выпадает во вторую половину лета (август). Средняя глубина снежного покрова достигает в Якутске 34—37 см, а в Верхоянске — 25—27 см. Благодаря жаркому лету и продолжительности летнего дня количество тепла, получаемого почвой в течение летних месяцев, весьма значительно, что позволяет сеять хлеб почти во всех районах к югу от полярного круга. Вся Якутия является страной вечной мерзлоты. Глубина нижней поверхности слоя вечной мерзлоты еще невыяснена; в Якутске она свыше 136 м. Летом в зависимости от ориентации склонов, растительности, влажности грунтов и пр. глубина оттаивания почвы различна; наибольшая наблюдается в песчаных почвах, наименьшая — в торфяно-болотистых. Так, в Якутске оттаивание в песчаных почвах достигает 1,4—2 м, в торфяно-болотных — 0,6— 0,8 м, а на морском побережье в песчаных почвах — 1,2—1,6 м, в торфяно-болотных — 0,2—0,4 м. Вечная мерзлота является серьезным препятствием при постройке дорог, мостов и каменных сооружений; она вызывает медленный рост деревьев, содействует заболачиванию почвы и образованию озер, которыми так богата Якутия, но препятствием для развития земледелия не является, — наоборот, постоянный мерзлый грунт, находящийся в подпочве, будучи водонепроницаем, хорошо сберегает в почве запас весенней снеговой воды и летних дождевых осадков. Без этого запаса, по мнению некоторых исследователей, вся земледельческая область Якутии превратилась бы в безводную пустыню.

Почвы центрального района Якутии благоприятны для земледелия; здесь они слабо оподзоленные, легкие, часто каштановые и карбонатно-солончаковые. Карбонатные почвы на суглинках богаты перегноем и достаточно плодородны. Они распространены по всей Якутско-Вилюйской котловине. В северной части почвы болотные и подзолистые, такой же характер имеют они и в гористой части Якутии.

Большая часть Якутии покрыта тайгой. Общая площадь лесов государственного лесного фонда исчисляется в 277,2 млн. га, а лесопокрытая — в 116,6 млн. га. В Якутии процент лесистости (отношение лесопокрытой площади к территории республики) составляет 37,9. Господствующей породой является лиственница, занимающая 89,9% всей площади насаждений; сосна, растущая в южной части Якутии, занимает 7,3%; далее идет береза, занимающая около 2,0%, и, в незначительном количестве, кедр и ель. Благодаря климатическим и почвенным условиям добротность и качественное состояние лесных насаждений невысокое; производительность ниже средней по Союзу. Запасы древесины составляют свыше одной седьмой части всех запасов древесины в СССР. Изученность лесного фонда Якутии очень слаба. На 1/І 1934 г. было изучено лишь 1,9% общей лесной площади, к этому же времени во всем Союзе было изучено в среднем 35,8%. Колоссальные запасы леса используются в ничтожной доле лишь для нужд местной промышленности и населения (в 1937 г. вывозка леса составляла лишь 1 047 т. куб. м плотной массы, в том числе деловой древесины — 332 тыс. куб. м и дров — 715 тыс. куб. м). Огромное количество леса гибнет ежегодно от пожаров. Леса Якутии богаты ценными видами пушных зверей; наибольшее промысловое значение имеют: белка, лисица, горностай, а в тундре и лесотундре — песец.

Якутия изобилует запасами разнообразных полезных ископаемых. Чрезвычайно важное и решающее значение для всей экономики Якутии имеют запасы благородных, редких и цветных металлов. Наиболее богата Якутия золотом; по добыче его она занимает одно из первых мест в Союзе. Важнейшие месторождения находятся в южно-горном районе Якутии, главным образом в бассейне верхнего течения Алдана с его притоками Учур и Тимптон. Разработка этих месторождений производилась частично и в довоенное время, преимущественно трудом старателей; но добыча золота в широких масштабах, на основе современной техники, поставлена в этом районе лишь при советской власти, начиная с 1926 г.

Богатое месторождение золота недавно открыто и разрабатывается на реке Аллах-Юнь в Томпонском районе; к числу разрабатываемых месторождений относится также русловое россыпное золото на реке Вилюе; здесь вместе с золотом встречается и платина. Из обнаруженных месторождений наибольшего внимания заслуживает рудное золото Оймекон-Сеймчанского плоскогорья.

За последние годы второй пятилетки в недрах Якутии открыты крупнейшие месторождения олова, и Якутия занимает теперь первое место в Союзе по запасам олова (37,2% всех запасов в Союзе). Среди оловорудных месторождений особенно выделяется Эге-Хайское месторождение в районе Верхоянска, крупнейшее из известных в настоящее время оловорудных объектов в Союзе, на котором уже ведутся горные работы, идет подготовка к строительству электростанции, обогатительной фабрики и рабочего поселка. Значительный интерес представляют также Дербеки-Нальгехинская группа и Бургавлинское месторождение; детальная разведка установила в них крупные запасы олова («Геологическая изученность и минеральная сырьевая база СССР к XVIII съезду ВКП(б)», издание Главного геологического управления, М., 1939).

В западном Верхоянье обнаружены также достаточно крупные месторождения свинцово-цинковых и медно-цинковых руд; из первых наиболее интересно Мангазейское. Кроме указанных, в западном Верхоянье установлено наличие и других цветных и редких металлов, как-то: сурьмы, висмута, вольфрама, молибдена и пр. Часто встречаются в Якутии железные руды.

Угольных месторождений, преимущественно типа бурых углей и богхедов, насчитывается выше 60. Ряд мощных угольных месторождений обнаружен в коренных берегах Лены, между Якутском и Булуном; почти сплошной полосой тянутся угли вдоль реки Вилюя; на десятки километров прослежены угольные месторождения по реке Алдану и его притокам; уголь обнаружен в системе р. Индигирки и на Нордвике и т. д. Из всех этих месторождений разработка ведется только на Кангаласском и Сангарском, на реке Лене, на Нордвике и на реке Зырянке. Общие геологические запасы оцениваются в 203 млрд. т, а по категориям А+В в 8,7 млн. т (на 1937 г.). За последние годы обнаружено на побережье моря Лаптевых, на мысе Нордвик, месторождение нефти, имеющее богатые перспективы, находящееся сейчас в стадии разведки. Проявления нефти открыты также и в центральной Якутии на реках Толбе и Амге.

В Вилюйском районе находятся известные Кемпендийские и Багинские солеисточники и ближайшие к Лене Пеледуйские и Наманинские, а на Нордвике — залежи каменной соли, которые в одной соляной сопке, под названием Туз-Тах, достигают 48 млн. т. В Якутии обнаружены также разнообразнейшие виды других полезных ископаемых, как-то: исландского шпата, слюды, гипса, фосфоритов, целестины, серного колчедана, и стройматериалы (мрамор, гранит, базальт, огнеупоры, минеральные краски и пр.). Летом 1938г. около г. Якутска разведана цементная база, обеспечивающая строительство завода малой мощности, хотя по геологическим условиям месторождения запасы эти можно увеличить до практически неограниченных размеров.

Насколько богата Якутия природными ресурсами, настолько же она бедна главной производительной силой — людьми. Людей в Якутии слишком мало. На всем огромном пространстве в 3 с лишком млн. кв. км живет всего, по переписи 1939 г., 400 544 чел. (предварительные данные), в том числе 78 667 чел. городского населения. Население Якутии растет значительно быстрее, чем по всему Союзу. В 1926 г. на территории большей, чем занимает Якутия в настоящее время, числилось 283,2 тыс. жителей (в т. ч. городского населения было 12,8 тыс.); следовательно, к 1939 г. население Якутии увеличилось на 41,4%, при росте населения за это время по всему Союзу на 15,9%. Особенно значительно выросло городское население, увеличившись за те же годы больше чем в 6 раз, в то время как городское население Союза увеличилось на 112,5%.

По последней переписи городское население Якутии составляет 19,6% всего населения против 4,5% по переписи 1926 г.

Среди народностей, населяющих Якутию, первое место занимают (по данным на 1/1 1933 г.) якуты — 81,1%, за ними следуют русские — 10,4%, потом идут эвенки (тунгусы) и эвены (ламуты), затем татары, луораветланы (чукчи) и пр. Якуты заселяют компактной массой южные сельскохозяйственные районы Якутии (92,5% всего населения); в северных районах якутов живет немного, но благодаря общему безлюдью они численно преобладают в большинстве районов, составляя 64,09% всего населения; только в южно-горном районе якуты уступают по численности (7,35%) русским и эвенкам. Русские составляют больше половины городского населения и около 42% населения золотопромышленных районов; значительными группами они встречаются в долине Лены выше Якутска. Эвены живут в северных районах, а эвенки — в золотопромышленных; луораветланы кочуют в низовьях р. Алазеи.

Резкое несоответствие между обилием природных богатств и незначительностью трудовых ресурсов представляет сильнейший тормоз в развитии производительных сил Якутии.

В царское время Якутия представляла одну из самых заброшенных и отсталых окраин российской империи. Господствующей системой хозяйства якутов в южных районах было скотоводство, вполне первобытное, основанное на простом использовании естественных сил природы. Все благополучие якутского хозяйства держалось на скоте, количество которого определялось количеством сена, заготовленного в короткий летний период на долгие зимние месяцы. Заготовка сена имела первенствующее значение для якутов, ей подчинялся весь уклад их жизни. Когда случался неурожай трав, то хозяйство в полном составе с чрезвычайной легкостью снималось с места и перекочевывало, обычно в пределах своего рода, туда, где сбор трав был обеспечен, иногда за сотню километров от своей первой усадьбы, и возвращалось в последнюю обратно через некоторый промежуток времени. Кроме этих дальних перекочевываний, якут регулярно каждый год перекочевывал в начале мая на расстояние 5—10 км от своего зимника, расположенного обыкновенно в лугах, в летник, поставленный в горных падях, над речкой или на покосах; в летнике хозяйство оставалось до первой половины сентября, до окончания сенокоса. Этот полукочевой образ жизни, вытекавший из полной зависимости хозяйства от естественных лугов, предопределял характер расселения якутов; селились они разбросанными хуторами, по 2—3 юрты с населением в 15—20 человек, и каждый якутский наслег (место обитания рода) растягивался на десятки километров.

Направление скотоводства, в основном, было молочно-мясное и носило исключительно потребительский характер; молочные продукты являлись основным питанием якутов. При слабом развитии земледелия для семьи в четыре человека якуты считали нормой, необходимой для существования, 10 голов скота; выше этой нормы начинался достаток, ниже — нищета. По данным переписи 1917 г. распределение хозяйств по числу голов скота было следующее; без скота — 6,5%, от З до 7 голов — 57,1%, от 7 до 10 голов — 17,2% и свыше 10 голов — 19,2%. Таким образом, свыше 63% хозяйств вело голодное или полуголодное существование.

Земледелие в Якутии начало развиваться с XIX столетия; у русских оно часто носило товарный характер, особенно у ссыльных скопцов, использовавших высокие местные цены на хлеб и дешевые рабочие руки якутов; у якутов, за исключением родовой знати, земледелие являлось подсобной отраслью хозяйства с чисто потребительскими целями; преобладали хозяйства с весьма незначительными размерами посева. Среди якутского населения южных уездов в 1917 г. было хозяйств: без посева — 14,9%, с посевом до 0,3 га — 23,1%, от 0,3 до 0,5 га — 20,1%, от 0,5 до 1,1 га — 22,2%, от 1,1 га и выше — 19,7%.

Система полеводства у русских была двухпольная, у якутов — подсечно-переложная; земля использовалась до полного истощения. Обработка земли была примитивной: из 51 850 хозяйств лишь 1 521, или 3% хозяйств, располагало сельскохозяйственным инвентарем; по переписи 1917 г. в Якутии числилось: 1 403 плуга, 408 борон, 74 сеялки, 108 жаток, 42 сенокосилки, 6 конных граблей и 71 конная молотилка. Из зерновых культур якуты сеяли главным образом ячмень, который в 1917 г. занимал 58% всех посевных площадей. Огородничество являлось исключительно монополией русских; под Якутском, Олекминском и на приисках оно носило чисто товарный характер. Якуты огородничеством почти не занимались; так, в Олекминском округе лишь 1% якутских хозяйств имел огороды, ничтожные по размерам, засаженные только картофелем.

В северных районах население жило охотой, рыболовством и оленеводством; содержание и разведение касалось лишь ездовых оленей, а основной массив стада состоял из полудомашних оленей. Земледелием в этих районах никто не занимался.

Все трудящееся население подвергалось жесточайшей эксплуатации со стороны своей родовой знати — тойонов и купцов. Все покосные площади распределялись между членами наслега по классам в зависимости от зажиточности хозяйства, измерявшейся количеством скота и налоговой платежеспособностью. Наиболее зажиточные получали по одному или несколько наделов лучшего качества и самого большого размера: среднее хозяйство — по половине или одной трети надела зажиточных, а иногда оставалось и без надела. Кроме того, применились разнообразные способы для дополнительного захвата земель, как-то: получение надела на несовершеннолетних, на подставных лиц, на воспитанников, за несение общественной службы и т. д. Все это приводило фактически к сосредоточению в руках тойонов наилучших сенокосных угодий и пастбищ, а в отдельных случаях и к образованию крупных земельных поместий. По переписи 1917 г. хозяйства, имевшие до 5 десятин, составлявшие 42,3% всех хозяйств, пользовались 20,7% площади всех надельных земель, хозяйства, имевшие от 5,1 до 10 десятин (39% всех хозяйств), — 39% надельных земель, а хозяйства от 10,1 десятин и выше (18,7% всех хозяйств) сосредоточивали 40,3% площади всех надельных земель.

В северных районах 5% кулацких и полуфеодальных хозяйств владело 67% всего оленьего стада. Торговля была сплошным обманом и грабежом, приводившим к закабалению; господствующая система хозяйства — примитивное скотоводство — при сложившихся классовых отношениях обрекала большинство якутов на периодическое голодание. В феврале и марте месяце, когда коровы стоят стельные и запасы зерна с микроскопических участков посева иссякали, две трети якутского населения голодало, питалось отваром из разных растений и заболонью (древесной мукой); для бедняков голодовка тянулась и по нескольку месяцев. «Тогда», говорили они, «мы больше лежим, покрывшись одеялом».

Пища якутов, как указывалось, состояла главным образом из молочных продуктов; мяса якуты ели немного. Квасить тесто и печь хлеб большинство не умело; мука подсыпалась в похлебку или из нее делали пресную лепешку. Овощей якуты не ели.

Жили якуты в юртах, грязно и тесно. Стены юрты складывались из бревен, поставленных стоймя с наклоном, и снаружи обмазывались глиной и коровьим навозом. Маленькие окна затягивались бычачьим или рыбьим пузырем, а зимой прикрывались толстыми льдинками, так что солнечные лучи не проникали в юрту. К юрте примыкал хотон — якутский коровий хлев, отделенный от жилья стеной с проделанной в ней дверью; часто они разделялись лишь тонкой бревенчатой перегородкой, а иногда хотон составлял существенную часть юрты, а жилой уголок занимал в ней самое незначительное место. Но даже капитальная стена не спасала жилье от проникновения острого аммиачного запаха коровьей мочи, который пропитывал все, что находилось в здании: платье, волосы, тело людей, посуду, даже свежеподоенное молоко. Благодаря наличию скота в хотоне вокруг юрты накапливалось иногда так много навоза, что якуты бросали из-за него старые жилища и уходили на новые.

Бедняки не пользовались бельем, а зажиточные, раз надев, никогда его не меняли, полагая, что от стирки белье портится и скорее рвется. У большинства якутов отсутствовали элементарные гигиенические навыки: мытье тела, рук, лица, уборка помещения. Тяжелые бытовые условия благоприятствовали массовым заболеваниям. Накожные болезни разного вида, туберкулез, трахома свирепствовали среди якутов. От оспы и тифа вымирали целые селения. Медицинской помощи не было, и при заболеваниях обращались к шаманам, лечившим больных при помощи заклинания «злых духов».

Таковы были жизнь и быт коренного населения Якутии в царской империи.

Якутская автономная советская социалистическая республика была образована 27/ІV 1922 г., но не могла приступить к мирному строительству. Контрреволюционные банды, вытесненные из центров, пользуясь отдаленностью и труднодоступностью Якутии, скитались на необъятных просторах тайги и тундры. Борьба с ними и очищение территории закончились лишь к 1927 г. В силу этого социалистическое строительство в Якутии развернулось значительно позже, чем в центральных районах СССР.

Уничтожение национального угнетения и классовой эксплуатации, свержение власти русских чиновников и феодалов-тойонов, организация советов, передача земель и стад в руки трудящихся, ликвидация частной торговли и замена ее государственным снабжением и кооперацией, а затем проведение коллективизации, социальная и техническая реконструкция сельского хозяйства коренным образом изменили положение трудящихся масс в Якутии. Беспросветная голодная жизнь якутского крестьянства ушла в безвозвратное прошлое. Якутский крестьянин, объединенный в колхозы (на 1/1 1939 г. насчитывалось 1 259 колхозов, объединяющих 76,5% хозяйств, в том числе в южных районах — 83,4% и в северных — 69% хозяйств), быстрыми шагами завоевывает себе сытую и счастливую жизнь. Вся посевная площадь в 1938 г.увеличилась больше чем в 6 раз по сравнению с 1913 г. (1913 г. — 15,8 тыс. га, 1938 г. — 100,5 тыс. га), почти тот же рост наблюдается и в отношении посева зерновых культур (в 1913 г. — 15,3 тыс. га, в 1938 г. — 96,4 тыс. га). Северная граница зерновых посевов проходит теперь уже в ряде пунктов севернее полярного круга. В районах крайнего севера, где до революции почти не было посевов, в 1938 г. засеяно 1 300 га зерновых культур. В 1917 г. валовой сбор выражался в 230 т. ц, а в 1938 г. он составил 880 тыс. ц, из которых на колхозы и совхозы приходится около 800 тыс. ц. Тот «исторический минимум» потребности — около 1,5 ц на душу, как он сложился перед революцией, теперь далеко превзойден. Одним из главных достижений в зерновом хозяйстве Якутии является внедрение пшеницы, площадь посева которой увеличилась в 15 раз (в 1913 г. — 2,0 тыс. га, а в 1938 г. — 30,2 тыс. га). Ячмень, преобладающая продовольственная культура прошлого, становится исключительно кормовой. Вместо ячменной лепешки колхозник ест теперь пшеничный и ржаной хлеб. Взамен примитивной обработки полей широко внедряются зяблевая вспашка, паровая обработка, внесение навоза, рядовой сев, механизированная и машинизированная уборка, обмолот, сортировка. Большую работу проводят колхозы по массовому отбору семян лучших местных сортов. Идет быстрое освоение новых земель. Площадь пашни, в 1917 г. составлявшая 60 тыс. га, в 1938 г. достигла 150 тыс. га. С 1932 по 1938 г. колхозами и МТС освоено 59 тыс. га, в том числе 7 тыс. га раскорчевано вековой тайги. Первобытная деревянная соха исчезла. Хозяйства коллективизированного населения обслуживают и МТС. На полях Якутии работают 435 тракторов мощностью в 11 100 л. с., 90 комбайнов, 10 560 конных плугов, 1 300 уборочных машин, 1 300 сортировочных машин и т. д.

В результате улучшения агротехники значительно повысилась урожайность. В 1938 г. урожайность по средней оценке составила 9 ц на га вместо 7 ц в 1917 г. Но многие колхозы добились в 1938 г. значительно более высокой урожайности — 15—16 ц пшеницы с га. Свыше 50 колхозов имели урожаи за 2 последние года в 10 ц с га. Одновременно с зерновыми посевами растут также огородничество и посевы картофеля, площади которых, по сравнению с довоенным временем, увеличились более чем в семь раз (в 1913 г. — 0,4 тыс. га, в 1938 г. — 3,0 тыс. га). Посевы картофеля и овощей в открытом грунте внедряются и расширяются и за полярным кругом — в Ср.-Колымске, Верхоянске, Жиганске. Овощи и картофель входят теперь в пищевой рацион якутского колхозника.

Растет также и животноводство, но темпами более замедленными, чем земледелие; раны, нанесенные вредительской деятельностью кулачества, заживают не сразу. Поголовье лошадей превысило довоенный уровень, быстро развивается новая отрасль животноводства — свиноводство, но поголовье крупного рогатого скота растет в несколько замедленном темпе; на 1/1 1938 г. в ЯАССР насчитывалось лошадей 161,8 тыс., свиней – 14,2 тыс., крупного рогатого скота — 391,2 тыс.

Ведущую роль в борьбе за увеличение численности поголовья и улучшение его качественного состава выполняют колхозные фермы, поддерживаемые всем активом колхозников. Темные, грязные скотные постройки заменены в большинстве ферм светлыми, чистыми, типовыми хотонами. В широких размерах проводится метизация скота; вводится практика сочных кормов (в 1938 г. засилосовано 36,6 тыс. т). Начинают появляться посевы кормовых (в 1938 г. засеяно 1,1 тыс. га кормовыми культурами), которых в 1913 г. совсем не было. Общее число молочно-товарных ферм в колхозах достигает теперь 676; в них — 54 тыс. голов скота; кроме того, есть еще 20 коневодческих и 29 свиноводческих ферм. Значительно выросла кормовая база животноводства. Площадь сенокошения увеличилась почти в полтора раза (в 1917г. — 316 тыс. га, в 1938 г. — 463 тыс. га), а число сенокосилок — с 42 в 1917 г. до 3 тыс. штук в 1938 г. Крепнут и богатеют колхозы. Вот, например, артель «Кысыл-Ынохсыт» Намского района. «Пришли в колхоз со старыми деревянными боронами, пятью сенокосилками, одиннадцатью плугами, 208 лошадьми и 276 голов скота, а теперь колхоз имеет 500 га пахотной земли, 436 лошадей, 466 голов скота, 18 двухлемешных плугов, 10 сеялок, 6 жнеек, 19 сенокосилок, 12 конных граблей и т. д.» («Социалистическая Якутия», 17/Х 1938). И таких колхозов много. Передовые колхозники получают сотни пудов хлеба, много других продуктов и тысячи рублей денег. Свыше 15 кг хлеба на трудодень выдавал в 1938 г. колхоз «Искра» Олекминского района.

Большую роль в подъеме сельского хозяйства играют совхозы, которых в Якутии 10 (1 зерновой, 4 смешанных молочно-овощных, 2 мясомолочных, 2 оленеводческих и 1 свиноводческий). В зерноводческом и овощных совхозах выводятся сорта растений, обладающие особой морозоустойчивостью, засухоустойчивостью и быстрым периодом созревания. Животноводческие и оленеводческие совхозы снабжают племенным материалом окружающие колхозы. В горнопромышленном Алданском районе совхозы обеспечивают теперь полностью снабжение населения картофелем и в значительной части молочными продуктами.

В царское время Якутия являлась страной, лишенной дорог. Малочисленное и редкое население, расстояния между населенными пунктами, измеряемые сотнями, а иногда и тысячами километров, сильная заболоченность почвы, примитивность хозяйственного уклада основной массы населения создавали непреодолимые препятствия дорожному строительству; да в последнем царское правительство не было и заинтересовано, оно возлагало его всецело на местное население.

Существовавшие тогда так называемые тракты, как, например, якутский тракт на Иркутск, являлись по существу вьючными тропами, по которым движение в распутицу совершалось лишь участками. Но и таких трактов было немного; в большинстве случаев дорогами служили редкие вьючные тропинки, часто теряющиеся в болотах и каменистых местах, а иногда тропы диких оленей и других животных. Удобными путями сообщения являлись только реки, по которым передвигались летом на лодках, часто на «берестянках» (лодки из березовой коры), зимою—по льду на нартах. Единственной артерией, соединяющей Якутию с внешним миром, была Лена (несудоходная до Усть-Кута). Грузы, следующие в Якутию, направлялись через Иркутск гужом до Качуги (верховья р. Лены), отсюда они сплавлялись до Усть-Кута или Киренска (частью до Якутска) и далее следовали за пароходом. Для сплава пользовались карбазами, грузоподъемностью в 30—50 т, примитивными полубаржами, полуплотами, управляемыми при помощи шестов. Карбазы строились сотнями, сплавлялись вниз, а на месте назначения разбирались и употреблялись на топливо. От Иркутска до Якутска грузы проходили от 5 до 10 месяцев, а до с. Сунтар на р. Вилюе и до Томмота на р. Алдане — 6,5—11 месяцев. Флот состоял из 39 самоходных и 107 несамоходных мелких единиц, принадлежавших 21 частному судовладельцу. Постоянное пароходное сообщение существовало только до Якутска. По главным притокам и по Лене ниже Якутска пароходные рейсы носили только случайный характер. Завоз товаров составлял не более 12 т. в год, а количество пассажиров исчислялось сотнями.

Сейчас разрешение транспортной проблемы Якутии значительно продвинулось вперед. Лена продолжает оставаться основной артерией, соединяющей Якутию с внешним миром, но она обеспечена теперь паровым флотом, позволяющим установить связь между отдаленными пунктами обширной территории Якутии. На 1/1 1937 г. флот состоял из 135 самоходных и 296 несамоходных единиц с общей грузоподъемностью в 95 тыс. т. Перевозки одного только Ленского пароходства (ЛУРП) составили в 1938 г. 232 т. т, вместо 65,4 тыс. т  в 1932 г. и 52 т. т  в 1911 г. Установлены регулярные рейсы по всем главным притокам Лены; в 1932 г. перевозки по ним не совершались, а в 1938 г. перевезено по р. Алдану 15,5 т. т, реке Вилюю — 5,6 тыс. т, р. Витиму —6,6 тыс. т. До 1933 г. перевозок грузов и пассажиров в низовья  Лены не производилось, в 1933 г. впервые было перевезено 4,3 т. т; весь флот тогда состоял из 1 самоходной и 1 несамоходной единицы. В 1938 г. флот для низовьев Лены возрос до 12 самоходных и 72 несамоходных единиц с грузоподъемностью в 34,6 т. т, в составе которого появились такие великолепные теплоходы, как «Первая пятилетка», «Партизан Щетинкин» и пр. Наиболее крупным достижением второй пятилетки является установление правильных рейсов по Северному морскому пути. В 1933 г. впервые совершили рейс из Мурманска в устье Лены 3 грузовых парохода, доставившие 4,4 тыс. т. В 1935 г. по заданию правительства начата нормальная эксплуатация Северного морского пути коммерческими судами. В 1935 г. завезено грузов 12,4 тыс. т, в 1936 г. — 13,6 тыс. т. Теперь в одни северные районы завозится больше грузов, чем во всю Якутию в довоенное время. В устье Лены, в глубоководной бухте Тикси, строится Усть-Ленский порт, который позволит каботажным флотом обслужить все побережье Якутии. Установлены пароходные рейсы по важнейшим северным рекам: в 1936 г. освоены реки Яна и Индигирка, в 1937 г. — реки Анабара и Оленек. Река Колыма освоена в период 1932—35 гг.; на ней работают теперь до двух десятков больших пароходов, курсирующих от устья до верхнего течения. Развитие морского и  речного транспорта коренным образом изменило жизнь северных районов Якутии. Население их, почти не получавшее никаких товаров, хронически голодавшее, получило возможность приобщиться к культурной и обеспеченной жизни. Значительно улучшились и сухопутные связи Якутии с внешним миром. В 1929 г. закончена постройкой Амуро-Якутская магистраль от ст. Большой Невер до центра алданской золотопромышленности. Продолжением этой магистрали служит автозимник, проведенный до Лены (к Чурану). Значительно облегчена доставка грузов к отправным пунктам сплава по Лене в Якутию из Иркутской области (Усть-Кут, Качуга) благодаря постройке автомобильной дороги Заярская—Усть-Кут и улучшению шоссе Иркутск—Качуга. Наибольшее значение для Якутии будет иметь постройка Байкало-Амурской железной дороги, частичный ввод в эксплуатацию которой в III пятилетии [о чем сообщал в  своем докладе тов. Молотов на XVIII съезде ВКП(б)] позволит передавать грузы непосредственно с железной дороги на воду и ликвидирует перевозки их из Иркутска гужом и самосплавом.

Создан и растет автомобильный парк республики; в 1933 г. он состоял из 107 грузовых машин, а в 1938 г. — из 580 машин (в т. ч. 60% трехтонных). Началась эксплуатация ряда трактов для автомобильных перевозок; сейчас начато освоение тракта Кылыгыр — Сегенкель — Эге Хая.

С 1929 г. Якутия получила новый вид транспорта — авиацию, которая быстро развивается. Регулярно обслуживаются линии; Иркутск—Якутск — бухта Тикси, Якутск — Алдан — Б. Невер, Якутск — Сеймчан, Якутск — Вилюйск. В 1929 г. было перевезено по трассе Якутск — Иркутск 121 пассажир и 1,5 т багажа, а в 1938 г. по этой же трассе перевезено 1 600 пассажиров и 99 т грузо-багажа. Всего в 1938 г. перевезено 3 600 пассажиров, 55 т почты и 392 т грузо-багажа.

Значительно выросла телеграфная и телефонная связь. В 1929 г. протяжение телеграфной сети составляло 3 тыс. км, в 1932 г. — 5,51 тыс. км, а в 1938 г. — 11, 9 тыс. км. В царское время никто и не думал о телефонной связи в Якутии. Теперь, кроме Якутска и Алдана, телефонизацией охвачено 119 сельсоветов, 80 колхозов, все МТС и большинство совхозов; протяжение телефонной сети в 1938 г. достигало 4 129 км. В 1938 г. в Якутии работало 40 радиопередатчиков общей мощностью 37,9 кВт.

До Октябрьской социалистической революции вся промышленность Якутии ограничивалась несколькими мелкими предприятиями: типография с 32 рабочими, мукомольно-лесопильный завод, электростанция мощностью в 180 кВт и три кустарных кожевенных завода с продукцией в 8 000 руб. в Якутске; в Верхоянском районе был построен свинцово-плавильный завод кустарного типа с 20 рабочими; в Сунтарском районе добывалась соль в количестве 500—800 т в год, а в Кангалласком — уголь (1,5 тыс. т в 1914 г.). На юге, в Сутамском и Тимптонском районах имелись золотые прииски, но большая часть их к 1915 г. закрылась, а на оставшихся работа производилась почти исключительно старателями.

Социалистическая революция коренным образом изменила лицо промышленности Якутии. Выросли крупные центры золотопромышленности, широко развернуты работы по разведке олова и нефти, значительно увеличилась добыча каменного угля, построен ряд предприятий местной промышленности.

За две пятилетки капитальные вложения в народное хозяйство Якутии, по предварительным данным, исчисляются в 432 млн. руб., из них в промышленность было вложено 210 млн. руб. Энергетическая база промышленности выросла с 0,3 т. кВт в 1928 г. до 3 652 кВт в 1938 г. На 1 апреля 1938 г. число рабочих и служащих в промышленности Якутии составляло около 30 тыс. человек, вместо 2,0 тыс. чел. в 1928 г. и 18,7 тыс. чел. в 1932 г. Важнейшей отраслью промышленности, созданной в Якутии после революции, является алданская золотая промышленность. Заняв одно из первых мест в Союзе по добыче золота, Алдан одновременно дал толчок к развитию всех отраслей народного хозяйства ЯАССР: кожевенной, рыбной, лесной, строительной и пр.; рост посевных площадей и конского поголовья в Якутии тесно связан с развитием Алдана.

До революции там, где находится сейчас центр золотопромышленности, г. Алдан, царила глухая, непроходимая тайга. Лишь ходили слухи о наличии богатых золотых россыпей на Алдане, но немногие смельчаки отваживались добраться до них, и редкий возвращался обратно: чересчур суров и дик был край, таящий золото. Только в 1923 г. разведочная партия, организованная НКТоргом Якутии, проникла вглубь алданской тайги и в русле высохшего ключа, впадающего в речку Ортосалы, обнаружила богатое содержание золота; ключ этот был ею назван «Незаметный». После периода золотой лихорадки, длившегося около двух лет, в течение которого население района с 65 человек в июне 1923 г. поднялось до 13 000 чел. в октябре 1925 г. за счет золотоискателей, собравшихся со всех концов Союза, лишь начиная с 1926 г. организуется планомерная, хозяйственно поставленная добыча золота. Теперь Алдан является одним из крупнейших промышленных предприятий, состоящий из 7 приисковых управлений с десятками шахт, снабженных паровыми и электрическими драгами, гидравликами, электростанцией, бегунной фабрикой и пр., а прииск Незаметный из рабочего поселка превратился в большой город с магазинами, клубами, кино и театром. В 1939 г. Незаметный переименован в гор. Алдан и сделан центром новообразованного Алданского округа. В глухой дикой тайге создался крупный культурный центр. В 1938 г. на Алдане находились: 1 центральная больница на 120 коек и 4 участковых поликлиники, 4 амбулатории, 6 фельдшерских пунктов, 9 детских яслей и пр.; в районе работает 31 врач и 91 человек среднего медперсонала. Для учащейся молодежи на Алдане к 1938 г. построено: 8 начальных школ, 10 неполных и 4 полных средних школы; в них учатся 6 094 детей и работает 123 учителя. Дошкольники обслуживаются 10 детскими садами. Кроме того, открыты: Горный техникум и три школы для взрослых. Другой возникающий крупный центр золотопромышленности находится в Аллах-Юнь Томпонского района. В 1934 г. там было несколько палаток. В 1938 г. — это крупный промышленный и культурный центр; на его территории более тысячи домов, 6 школ с 889 учащимися, 4 больницы, 10 стационаров, амбулатория, детские сады, ясли и пр. Промышленные центры являются очагами культуры для местного населения.

Значительные успехи достигнуты в местной промышленности. Добыча угля в Кангаласских и Сангарских копях быстро растет; основные кадры рабочих — якуты; в 1938 г. развертывается добыча угля на Нордвике. Построены: кожевенный завод в г. Якутске с продукцией 70 тыс. пар обуви; лесопильный двухрамный завод; Пеледуйская судоверфь, выпустившая с 1935 г. по 1937 г. включительно 156 барж; 34 масло- и сырозавода и ряд других мелких предприятий. Заканчивается постройкой новый кирпичный завод в Покровске мощностью в 6 млн. кирпичей. Значительно выросла кустарная промышленность: в 1925 г. ее продукция исчислялась в 273 тыс. руб., а в 1937 г. она превысила 14 млн. руб.

Много сделано для экономического и культурного подъема наиболее отсталого населения северных районов [эвенков, одулов (юкагиров), луораветлан]. Там, где прежде безраздельно господствовал тойон, теперь совхозы и колхозы владеют 72% всего оленьего стада (121 тыс. голов); больше половины его находится в оленеводческих колхозных фермах (34 тыс. голов) и двух оленеводческих совхозах — Булунском и Н.-Колымском (30 тыс. голов). Благодаря этому широко внедряется в оленеводство правильный скотопригон и использование пастбищ, строительство кораллей, улучшенный уход, зооветеринарные мероприятия.

Поголовье оленей быстро растет: в 1933 г. в северных районах имелось 142 тыс. голов оленей, а в 1938 г. их стало 169 тыс. Большое значение в северных районах имеют оленеводческие совхозы и как проводники культуры среди местного населения. Колхозники севера вместо дымных очагов в своих тордохах устанавливают железные печи. Кочевые колхозы начинают строить дома на охотничьих участках, рыболовных местах и ягельных пастбищах. В колхозах «Чукачий Бадул» Н.-Колымского района, «Ерчен» Аллайховского района и пр. построен ряд новых домов.

Для культурной работы среди национальных меньшинств организованы особые культурные базы, включающие школы с интернатом, больницу с амбулаторией, ветлечебницу, показательные хозяйства и т. п. Таких баз существует 3: в Оленекском, Томпонском и Усть-Майском (наиболее отдаленных и оторванных) районах.

Значительные сдвиги внес колхозный строй и в пушной промысел. На основе колхозной организации труда лучше используются охотничьи угодья. Организована сеть производственно-охотничьих станций, благодаря чему освоены новые промысловые участки. Охотники обеспечены в значительной степени оборудованными избушками, снабжаются совершенными орудиями охоты и лова и пр. Внедрен бригадный способ охоты, соцсоревнование и ударничество. В 1936 г. было заготовлено пушнины на 16 млн. руб. вместо 13 млн. руб. в 1935 г.

Наибольшие успехи достигнуты Якутской республикой в области культурного строительства. Перепись 1897 г. обнаружила, что грамотность всего населения Якутии составляет лишь 2%; среди якутов грамотных насчитывалось не более 0,7%, а прочие народности, эвенки, эвены и др., были поголовно неграмотны. В школах учились только дети русских и богатых якутов, но и для них существующая школьная сеть была явно недостаточна: насчитывалось лишь 169 начальных школ с 3 265 учащимися и 9 неполных и полных средних школ  с 1 035 учащимися. Преподавание и в начальных школах велось только на русском языке; среди учащихся в начальных школах якутских детей насчитывалось не свыше 50%. Положение это коренным образом изменилось после установления советской власти. Введение всеобщего начального образования в объеме 4-летки и постепенный переход к всеобщему обучению в объеме полной семилетки вызвали к жизни густую школьную сеть и охват десятков тысяч ребят учебой. В 1932 г. уже существовало 474 начальных школы (первый концерн) с 41 422 учащимися и 58 полных и неполных средних школ (второй концерн) с 4 928 учащимися — всего 532 школы и 46 350 учащихся; учителей работало в обеих группах школ 1 384 чел. Школой были охвачены как дети города, так и села. По данным 1934 г. распределение учащихся между городом и селом было следующее: в начальных школах — 85,9% учащихся в селе и 14,1% учащихся в городе; в средних школах — 39% учащихся в селе и 61% учащихся в городе. В последующие годы число учащихся колеблется в пределах цифры 1932 г. с небольшими отклонениями (на 1/Х 1936 г. учащихся было 45,9 тыс. человек), но происходят резкие сдвиги в распределении учащихся по классам: так, в 1932 г. учеников V—VII классов было 5,7 тыс., а VIII—Х классов — лишь 30, а на 1/Х 1937 г. учеников V—VII классов — 12,5 тыс. и VIII — Х классов — 400. Создаются будущие кадры собственной интеллигенции Якутии: выросло число учителей — вместо 1 384 чел. в 1932 г. число учителей в 1937/38   учебном году достигло 1 969 человек; дети якутов уже в 1932 г. составляли 65% всех учащихся в начальной школе, где преподавание ведется на родном языке. Если учесть широкую сеть ликбезов, то станет понятным быстрый рост грамотности в Якутии; еще в 1926 г. грамотность населения выражалась в 12,4%, теперь она свыше 60%, а в возрасте от 8 до 50 лет достигает 80%. Открыт ряд специальных учебных заведений; сейчас в Якутии 13 техникумов, 2 рабфака, совпартшкола и 3 ФЗУ. В 1934 г. открыт первый вуз Якутии — педагогический институт, а в 1935 г. — учительский институт. В г. Якутске работают: научно-исследовательский институт языка и культуры, ветеринарный бактериологический институт и отделение Всесоюзного арктического института; существует музей и государственная библиотека, книжный и журнальный фонд которой составляет 221 тыс. экземпляров.

Письменность якутские массы получили лишь после Октября. Так называемый алфавит академика Бетлинга не был рассчитан на создание якутской письменности. На нем не было издано ни одного учебника на якутском языке. Им воспользовались лишь для издания образцов изустного творчества якутов, собранных экспедицией Сибирякова. 1925 год является началом усовершенствованной якутской письменности (в начале латинизированной, а с 1938 г. переведенной на русский алфавит). С тех пор чрезвычайно выросла печать. Издается 21 газета, из них 8 на якутском языке. Расширяется издательская деятельность; в 1913 году была издана одна книга на якутском языке тиражом 2 тыс. экз.; в 1937 г. издано 76 книг тиражом 763 тыс. экземпляров. Переведены на якутский язык произведения классиков марксизма-ленинизма — Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, а также произведения Пушкина, Лермонтова и советских писателей. Книги, изданные тиражом в 10—15 тыс., моментально поглощаются массовым читателем.

Сейчас нельзя себе представить якутского колхозника, школьника, рабочего, женделегатку, комсомольского активиста и др. без газеты и книжки.

В Якутии на 1/ХІ 1937 г. насчитывалось  16 домов социальной культуры, 132 клубных учреждения, 92 массовых библиотеки, в т. ч. 39 в сельских местностях, 91 киноустановка, 225 изб-читален и 7 красных кибиток (подвижных политико-просветительных пунктов).

Окреп якутский государственный национальный театр (переименованный в 1938 г.в Государственный якутский театр), который проводит большую художественную работу в республиканском масштабе. Создан оригинальный репертуар, умело осваиваются классические произведения. Кроме него, работают еще 3 театра, из них один колхозный. Значительные улучшения достигнуты и в области здравоохранения. В царское время во всей Якутии имелось лишь 10 больниц с 330 койками; в них работало 19 врачей и 38 человек среднемедицинского персонала. Для населения, 70% которого страдало трахомой, 30% туберкулезом, а 60% детей умирало в возрасте до 1 года, подобная медицинская помощь являлась, конечно, совершенно недостаточной, но о здоровья населения тогда никто и не заботился.

На 1/1 1938 г. в Якутии насчитывалось 57 больниц (1 177 коек); из них 34 больницы в селе, 10 здравниц, 38 фельдшерских и акушерских пунктов, 91 врачебно-амбулаторно-поликлиническое учреждение (в т. ч. 48 в сельских местностях), 4 родильных дома (в т. ч. 3 в селах), 12 колхозных родильных домов и пр.; открыты 6 тубдиспансеров, 4 тубсанатория и 3 малярийные станции; общее число коек — 1 319; во всей медицинской сети работают: 134 врача, из них 39 человек в селе, и 291 чел. среднего медицинского персонала. В сравнении с довоенным временем число врачей увеличилось в 7 раз, а число коек в 4 раза, но и этот рост еще недостаточен, поэтому правительство Якутии ежегодно увеличивает бюджет здравоохранения; в 1924/25 г. на здравоохранение было отпущено 420 тыс. руб., в 1937 г. — 15,3 млн. руб., а в 1938 г. — 27 млн. руб., или 22% всего бюджета республики.

Колхозный строй сделал неузнаваемым облик якутского села — наслега. Везде вместо юрт бросается в глаза свежая белизна выстроенных жилых домов. Проводится почти повсеместно отделение хотонов от жилищ. В наслегах строятся бани. За короткое время, например, в Амчинском районе выстроено 14 бань в Западно-Кангаласском — 44 (из них 39 колхозных), в Чурапчинском — 24 колхозных бани. Идет массовая постройка русских печей для улучшения отопления жилья и лучшего приготовления пищи. Молодежь — комсомольцы, пионеры и школьники — и женский актив пропагандируют делом новый быт и внедряют отдельное полотенце, мыло, зубной порошок, щетку, отдельную кровать для детей, мытье полов и т. д.

Кочевое население переходит на оседлость. В районе бывшей деятельности Главного управления Северного морского пути, в местах, самых отдаленных и заброшенных, изъявили желание перейти на оседлость 43 колхоза с 820 хозяйствами (37% кочевых хозяйств в районе).

Колхозы перестраивают старый наслег. Вот, например, самый отдаленный наслег Нюрбинского района — Мегежский. Как и в других наслегах, здесь до революции царили бесправие и темнота. Лучшие земли принадлежали двум тойонам. Только после революции зажили по-настоящему трудящиеся наслега. Созданы три колхоза — Хоты, Мечежек и Тала; коллективизировано в них 96% хозяйств. В 1934 г. на том месте, где когда-то хозяйничал тойон, началось строительство новой колхозной деревни. На средства самих колхозников выстроены прекрасная школа, клуб, дом колхозника, баня, десятки просторных и светлых жилых домов. В наслеге имеется радио, телефон. Почти все колхозники ликвидировали свою неграмотность, и малограмотность. Колхозники живут культурно и зажиточно.

Колхозный строй выковал многочисленные кадры строителей новой жизни. За годы первой и второй пятилеток и 1938 г. подготовлены 4 000 чел. председателей колхозов и счетоводов, 4 900 бригадиров полеводства и огородничества; 5 350 заведующих молочно-товарными фермами и бригадиров животноводства, доярок, конюхов, свинарей и ветеринарных санитаров; 1 800 трактористов, шоферов, комбайнеров, машинистов. Широко вовлечены женщины в колхозное и советское строительство. По 8 районам Якутии учтено в составе председателей колхозов женщин 15%, руководителей животноводческих бригад — 34%, трактористок — 16%.

Повышение материального и культурного уровня трудящихся находит свое отражение в росте товароснабжения Якутии. В 1924 г. в Якутию было завезено 13,3 тыс. т, преимущественно хлебопродуктов; в 1936 г. завоз товаров составил 41,5 тыс. т (без Золотопродснаба), а в плане 1938 г. он установлен в 42 тыс. т. С учетом поступления товаров на Алдан лишь через Большой Невер (19 тыс. т) завоз товаров в Якутию, по сравнению с царским временем, увеличился в пять раз.

Одновременно изменяется состав и расширяется номенклатура завозимых товаров. Так, в товароснабжении Главсевморпути отмечается уменьшение доли товаров продовольственного значения за счет товаров промышленного значения; на север завозятся теперь патефоны, книги, платье городского покроя, обувь, шелк и пр., — словом то, чего Север никогда раньше и не знал. Количество торговых точек с 383 в царское время возросло до 857 в 1937 г. (по плану 1938 г. — 924).

Развивается в Якутии и общественное питание; работает 95 хлебопекарен, из них 35 в селе — наслеге; даже в северных районах хлеб выпекается сотнями тонн.

Появились новые рабочие поселки — Аллах-юнь, Кабактан, Джеконда, Нижне-Сталинск, Пеледуй и др. — и ряд районных центров — Усть-Мая, Покровск, Намцы и т. д. Облик районного центра стал неузнаваем. В Покровске до революции стояли три церкви, волостное правление, почта, несколько купеческих лавок, а в стороне 7—8 крестьянских изб. Теперь в Покровске: почта, телеграф, радиоузел, дом социальной культуры, больница, тубдиспансер, средняя школа, опытная сельскохозяйственная станция; на одной центральной улице свыше 40 домов. Или другой районный центр — Усть-Мая. В прошлом здесь стояла лишь деревянная церковь да поповский дом. Теперь там выросло большое село с неполной средней школой, домом социальной культуры, больницей, родильным домом и пр.; имеется звуковое кино, колхозный театр. Раньше в наслегах района жили в юртах, разбросанных по тайге, теперь — в уютных новых домах.

Номер тома58
Номер (-а) страницы546
Просмотров: 13

Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я