Речь Посполитая. Польша после 1905 г.

8. Польша после 1905 г. Участие   Царства Польского в новых учреждениях России было минимальное. На  выборы в Государственный совет Польша посылала трех выборщиков от варшавского университета, одного от лодзинского комитета торговли и промышленности и двух от биржевого комитета Варшавы и Лодзи. Дворянская курия вовсе не была представлена, ибо в Польше не было дворянских организаций. Вместо выборщиков от земств землевладельцы посылали от себя 6 человек. В Государственной Думе, в силу постановления от 6 ноября 1905 г., Царство Польское было представлено 36-ю депутатами. Варшава посылала 2-х депутатов, промышленная Лодзь — одного. В среднем на губернию приходилось от 2 до 5 депутатов. Выборы в Думу происходили по куриальной системе: 1) от курии землевладельцев и владельцев недвижимых имуществ, 2) курии городов, 3) крестьянской курии и 4) курии рабочих, на основании закона от 24 декабря 1905 г. (от Варшавской и Петровской губернии1). Социалистические партии бойкотировали выборы в Думу, и победа была обеспечена н.-д.

1) Законом 24 декабря 1905 г. был прибавлен один депутат от православного населения губерний Седлецкой и Люблинской.

 

Польское коло в 1-й Думе (см. ХVІ, 193) отстаивало идею автономии, признало проект аграрной реформы на началах принудительного отчуждения земли, но отказалось подписать Выборгское воззвание (см. XVI, 199/200) на том основании, что это будет на руку рабочим партиям. Выборы во 2-ую Думу происходили при другой обстановке. ППС отказалась от бойкота Думы; против н.-д. выступили прогрессисты, хотя они не имели особенного влияния. Они настаивали на необходимости идти в ногу с русскими конституционалистами. Польское коло выступило во 2-ой Думе с проектом введения автономии. Коло могло энергично проводить свои взгляды, ибо по соотношению партий его голосование в Думе имело решающее значение. Так, вопрос о новобранцах был решен голосами кадетов и коло. Новым положением о выборах, 3 июня 1907 г. (см. XVI, 204), выборные права Царства Польского были сокращены. Царство Польское получило только 14 представителей: 10 для губерний, по одному от гор. Варшавы и Лодзи, и 2 от православного населения, из них один от русского населения Варшавы. Закон о выборах показал, что политика лояльности, которой держалась буржуазия, не принесла результатов. Национальные требования оставались без удовлетворения. Русский язык оставался официальным языком в суде и администрации. Правда, дана была возможность более широкого употребления польского языка в частных школах. Закон 17 апреля 1905 г. прекратил полицейские гонения на униатов и обращение их в православие. (В 1912 г., однако, из состава Царства Польского была изъята Холмщина; см. Холмская Русь). Остальное все оставалось по-старому.

После революции 1905 г. в Польше наступила жестокая реакция. Рабочий класс, имея против себя буржуазию и полицейский аппарат, вынужден был воздерживаться от выступлений. В эти годы ППС еще более отошла от рабочего класса и его революционных настроений. Однако, революционный год, научив польского рабочего лучше бороться за свои интересы, все же принес некоторые устойчивые достижения и в отношении оплаты труда, и в отношении общих условий работы. Так, в хлопчатобумажной промышленности Петроковской губернии средний годовой заработок рабочего повысился с 241 руб. в 1905 г. до 323 р. в 1910 г., т. е. на 34%, в то время как в Московской губернии в той же промышленности и за то же время годовой заработок увеличился только на 20%, а в среднем для империи лишь на 14%. Годы 1906—1908 являются временем депрессии для польской промышленности, как и упадка для рабочего движения. С 1909 г. начинается промышленный подъем в связи е благоприятной рыночной конъюнктурой. Все виды промышленности увеличили свое производство. Только добыча руды сократилась: в Царство Польское стали привозить криворожскую руду, избыток которой замечался на юге. В связи с этим и вследствие русской конкуренции металлургия в Польше падает. В 1909 г. добыча руды составляла 125 тыс. тонн, немногим больше добычи 1870 г. (111 тыс. тонн). В 1870 г. добыча руды в Польше составляла 14,4% всей добычи в России, а в 1909 г. только 2,4%. Привоз южного чугуна повлек за собой замирание доменного производства. В связи с этим сократилось количество рабочих в металлургии. В 1910 г. их было 15 354, а в 1909 г. — 17 494. Положение металлургической промышленности немного улучшилось к 1913 г. Общее производство увеличилось на 7%, но это была благоприятная конъюнктура временного характера. При конкуренции южной руды и чугуна польская металлургия не могла развиваться. Рост промышленности вызвал увеличение добычи каменного угля на 39% в течение 1906—1912 гг. Однако, своего угля не хватало. Приходилось привозить верхнесилезский уголь. Привоз угля в 1911 г. составлял 22% продукции Царства Польского. Но другие отрасли промышленности развивались чрезвычайно успешно. В промышленности, подчиненной надзору фабричной инспекции, т. е. промышленности более крупной, механизированной и имеющей в предприятии не менее 16—20 рабочих, в 1907 г. насчитывалось 2 263 предприятия, занимавших 243 тыс. рабочих, в 1911 г. предприятий этой категории было 3 151, а число рабочих в них достигало 296 тыс.; число рабочих в более крупной капиталистической промышленности увеличилось, таким образом, на 21,5%, при этом число предприятий возросло еще более — на 39,2%; В 50 губерниях Европейской России промышленность, подчиненная надзору фабричной инспекции, заключала в 1907 г. 11 927 предприятий и занимала 1 504 тыс. рабочих, а в 1911 г. она состояла из 12 794 предприятий,  имевших 1 708 тыс. рабочих, т. е. число предприятий увеличилось на 7,3%, число рабочих — на 13,5%. Темп индустриализации в Польше, был, таким образом, значительно выше, чем в России, но характерна при этом для Польши большая живучесть мелких предприятий. По специальному обследованию русского департамента торговли, включающему, кроме предприятий, подчиненных надзору фабричной инспекции, также горнозаводскую обработку металлов, в 1908 г., при общем числе рабочих во взятых предприятиях в Царстве Польском в 270 тыс. и стоимости продукции в 524 млн. руб., ровно половина и числа рабочих, и продукции падала в Польше на текстильную промышленность, 18% рабочего состава и 16% продукции приходилось на обработку металлов, а 13% числа рабочих и 14% продукции — на обработку питательных и вкусовых веществ. В текстильной промышленности первое место принадлежало хлопчатобумажной; в ней было занято 61,5 тыс. рабочих, а продукция ее оценивалась в 124 млн. р.; в шерстяной промышленности рабочих было 48,7 тыс. при продукции на 100 млн. р.; производство смешанных тканей занимало 13 7 тыс. рабочих и вырабатывало изделий на 20,8 млн. р.; кроме того, 12,8 тыс. рабочих и 17,2 млн. руб. продукции приходилось на обработку льна, пеньки и джута, 1,7 тыс. рабочих и 4 млн. руб. продукции — на обработку шелка. Ясно из этого, что вся индустриализация Польши зиждилась на текстиле, а текстиль — на сбыте бумажных и шерстяных тканей в Россию. И, несмотря на значительный рост промышленности в России, Польша и в 1908 г., заключая всего около 7,5% общего состава населения империи (без Финляндии), давала 12,4% всей промышленной продукции империи (по отраслям и предприятиям, обнимаемым обследованием департамента промышленности), а в шерстяной промышленности, сбывавшей свою продукцию в Россию, эта доля ее достигала даже почти полной трети — 32,5%.

Реакционнейшее статистическое учреждение России — Варшавский статистический комитет в 1906 г. («Труды», вып. 22, «Экономическое и культурное развитие Царства Польского за 40 лет») с большим удовлетворением цитирует прогноз непримиримого врага царизма и капитализма,  Розы Люксембург, сделанный за 8 лет до того: «Польше не только не предстоит экономического обособления от России, но, наоборот, тенденция, вытекающая из общей внутренней природы крупнокапиталистического производства, будет с каждым годом все сильнее прикреплять ее к России» (ср. ниже гл. VI). Но Статистический комитет не счел нужным поставить рядом то громадное центробежное движение, которое к 1906 г. уже вполне выяснилось как явление не ослабевающее, а быстро нарастающее, — выход на заработки за границу и эмиграцию — движение, которое он сам в эти годы обследовал и которое ясно показывало, что одной индустриализацией польский вопрос не разрешается.

Номер тома36 (часть 1)
Номер (-а) страницы691
Просмотров: 578




Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я