Речь Посполитая. Революция 1905 г.

7. Революция 1905 г. Революционное движение 1904 г. подготовило рабочий класс к выступлениям в 1905 г. Польский пролетариат действовал одновременно с русским. Рабочий класс находился под влиянием ППС, Бунда и социал-демократы Польши и Литвы. Наметившиеся разногласия между ППС и социал-демократами Царства Польского и Литвы временно стушевались. Социал-демократы приобрели большое влияние на рабочую массу своим органом «Красное знамя» («Czerwony standart»). 27 апреля 1904 г., при захвате полицией днем тайной типографии, социал-демократами было оказано сильное вооруженное сопротивление, дорого стоившее победителям. Организатор типографии, рабочий Мартин Каспшек, принимавший участие в революционной работе с 1897 г., был захвачен и казнен. 8 сентября, во время разбора дела Каспшека, происходили рабочие демонстрации с революционными лозунгами. 23 октября произошло вооруженное столкновение рабочих с полицией; несколько рабочих было убито. В предчувствии назревающей русской революции, социал-демократы подготовляли польских рабочих для борьбы совместно с рабочим классом России. События 9 января 1905 г. вызвали стихийное движение польского пролетариата. Социал-демократам Царства Польского и Литвы удалось овладеть этим движением и придать ему организованный характер. ППС со своими политическими идеалами отошла на задний план. Январское забастовочное движение в Польше носило мирный характер. В феврале происходили отдельные забастовки, уличные демонстрации, митинги в закрытых помещениях. 1 мая 1905 г. состоялась рабочая демонстрация. Она была расстреляна по приказу генерал-губернатора Максимовича. По официальным данным, рабочие оставили 29 убитых и 34 раненых. Зверский расстрел смутил даже буржуазию, и она просила Максимовича назначить следствие для выяснения инициаторов этой расправы. Возмущение рабочих нашло боевое отражение в прокламации социал-демократов Царства Польского и Литвы. Расстрелы вызвали волну забастовок. Лодзь ответила вооруженным восстанием, баррикадами. Июньское лодзинское восстание было подавлено с неслыханной жестокостью. Под влиянием Лодзи забастовки стали принимать стихийный характер. Варшава, Люблин, Домбровский бассейн и др. фабричные центры ответили на  лодзинскую расправу единодушным выступлением. Положение становилось напряженным. Террористическая деятельность усиливалась. Октябрьская забастовка в России вызвала в конце октября забастовку во всей русской Польше. Прокламации социал-демократов Царства Польского и Литвы призывали рабочих на улицу для организации всеобщей забастовки. Последняя привела буржуазию в страшное негодование. Манифест 17 октября не обманул рабочего класса Польши. Царское правительство ввело в Польше военное положение. Рабочие организации послали в Совет рабочих депутатов в Петербург своих делегатов, которые 1 ноября выступили там с политическими заявлениями. Они указывали на необходимость введения самоуправления в Польше и отводили от себя обвинения в сепаратизме. В ноябре революционное движение несколько замирает. Но декабрьское восстание в Москве послужило толчком к новой волне рабочих выступлений. В борьбе с ними буржуазия полностью поддерживала самодержавие. Рабочее движение перекинулось и на деревню. Сельскохозяйственные рабочие, находившиеся в тяжелом положении, без нормированного рабочего дня, с ничтожной заработной платой, стали предъявлять требования об увеличении оплаты труда, в частности годовой платы для батраков. Батрацкое движение, стихийное и малоорганизованное, но охватившее всю Польшу, в конце концов, было задушено. Буржуазия выступила против него единым фронтом, от помещика и до кулацкого и националистически настроенного крестьянства. Польская буржуазия с удовлетворением приняла манифест 17-го октября. Она была заинтересована в сохранении и укреплении конституционно-монархического строя. Отдельные представители польской буржуазии выступали с дальнейшими требованиями создания в Польше условий, обеспечивающих национально-культурную и политическую жизнь ее. Мелкобуржуазные н-д. добивались изменения русско-польских отношений и разрешения польского вопроса на основе автономии. По отношению к рабочему движению н.-д. сохранили свою враждебную позицию. Пролетарское революционное движение не отвечало и видам ППС. Последняя принимала все меры к ослаблению революционного движения, но пропаганда ее успеха не имела. В 1905 г. ППС не пользовалась влиянием среди рабочего класса. Открытое выступление ППС против рабочего класса и революции еще более ослабило ее влияние. ППС считала революционную борьбу чуждой рабочему классу и полагала необходимым все национальные силы направить на борьбу за восстановление Польши. Однако, неуспех ее деятельности заставил ППС приступить к пересмотру своей программы и реорганизация. В конце февраля 1906 г. был созван VІІ-ой съезд партии ППС при участии 145 делегатов с решающим голосом. Съезд отказался от нелегальной работы и ограничил свои требования установлением федерации с Россией. Социал-демократы Царства Польского и Литвы стояли на точке зрения международной солидарности и считали возможным восстановление Польши, когда рабочий класс станет господствующим в крае. Эта программа раскрывала всю пропасть между ППС и социал-демократами Царства Польского и Литвы. В то же время ППС только формально сохраняла единство, но раскол в ее среде был неизбежен. Это прекрасно понимали вожди партии. Внутри партии стало формироваться отрицательное отношение к ее методам борьбы — к экспроприациям и террористическим актам. Раскол оформился на IX съезде партии 6 ноября 1906 г. На нем присутствовало 46 делегатов с решающим и 22 с совещательным голосом. Боевая фракция ППС была ликвидирована и исключена из партии. ППС отказалась от всяких революционных выступлений и превратилась в легальную партию. Наряду с тем разрыв между ППС и социал-демократами Царства Польского и Литвы стал полным  (О дальнейшем см. ниже, гл. VI).

После манифеста 17 октября 1905 г. буржуазные элементы начали объединяться вокруг лозунга автономии Польши. На всех митингах и собраниях выносили соответствующие резолюции. 29 октября (11 ноября) представитель промышленности Янтцейл, публицист Либицкий, граф Тышкевич, как председатель общества торговли и промышленности, явились к генерал-губернатору Скалону и заявили от имени всей страны о необходимости автономии. Скалой отделался уклончивым ответом. Другая депутация поехала к Витте и была им принята весьма сурово. Об автономии не могло быть и речи. Депутаты, бывшие у Скалона, были высланы в Архангельск, но с полдороги их вернули, разрешив им выехать за границу. В Петербург приехала делегация во главе с Дмовским. Она отказалась от свидания с Витте и напечатала в газетах составленную ею декларацию. Эта декларация поляков от 8 ноября, а также резолюция русского Академического съезда от 13-го обсуждались на последнем общем Земском съезде в Москве (см. XXI, 254/55). Съезд высказался за предоставление автономии Польше, подчеркнув, что автономия не имеет ничего общего с понятием об отделении Польши от России. Съезд признал необходимым немедленно отменить военное положение, поставить на очередь вопрос об автономии и ввести польский язык в школе и администрации. Но и эта скромная программа не получила осуществления.

Номер тома36 (часть 1)
Номер (-а) страницы688
Просмотров: 629




Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я