Речь Посполитая. Революция 1863 г.

5. Революция 1863 г. «Народный комитет» сильно рассчитывал на русское революционное движение в предположении, что «Земля и Воля» является мощной революционной организацией. Он завязал сношения с Герценом и Огаревым (см. XIV, 407). В октябре 1862 г. в «Колоколе» был опубликован манифест, который содержал социал-политическую программу «Комитета». Манифест гласил, что крестьяне имеют право на землю, которую они обрабатывают (помещики должны получить вознаграждение за уступаемую землю), и польский народ имеет полное право на распоряжение своей судьбой. Манифест вызвал большое раздражение среди «белых». Бакунин, Огарев, Герцен, стоя на стороне польского движения, опасались, однако, что преждевременное начало повлечет за собой неудачу революции и все окончится торжеством царского деспотизма. Среди русских офицеров было немало сторонников освобождения Польши. В декабре 1862 г. офицерский комитет опубликовал воззвание, в котором заявлял о близости момента, когда офицерству придется решить, «стать ли в роли палачей Польши или вместе с ней восстать». «Центральный комитет» закупал за границей оружие. Транспорт с 5 000 ружей попал в Пруссию и был перехвачен. «Комитет» намеревался отложить восстание до весны, но это ему не удалось. На 3 (15) января 1863 г., отчасти с целью изъятия беспокойных элементов, был объявлен рекрутский набор, и это явилось толчком к революционным выступлениям; уклонившиеся от набора скрылись из Варшавы и образовали повстанческие отряды, которые начали нападения на русские войска и полицию. 10 (22) января в различных местах Царства Польского произведено было до 15 нападений на войска, застигнутые врасплох. «Народный комитет» прекрасно понимал, что революция может окончиться успешно только при поддержке со стороны крестьян; того же 10 (22) января 1863 г. был опубликован манифест «красных» о наделении крестьян землей в имениях частных владельцев, церковных и казенных. Манифест читался во всех костелах. Землевладельцам назначался выкуп за землю. «Красные» опирались на земельную и безземельную, среднюю и мелкую шляхту, рабочих и ремесленников. Известная часть крестьян также была привлечена к участию в революции. Рабочие, подвергавшиеся жестокой эксплуатации эпохи «первоначального накопления», также частью примыкали к революционному движению. Партия «белых» была против восстания, особенно буржуазные ее элементы, перед которыми союз с Россией открывал широкие торгово-промышленные перспективы. Аграрии были напуганы постановкой крестьянского вопроса, грозившей гибелью капиталистическому сельскому хозяйству, сокращением хлебного экспорта и разорением помещичьего класса. «Белые» признавали революцию безумством, но не могли мириться и с существующим режимом. Они хотели изменить правовое положение Царства Польского, не меняя социального строя, и всего менее могли пойти за «красными» — своими классовыми врагами.

Восстание началось в Варшаве и скоро охватило все Царство Польское. Однако, сила революционного движения была далеко не одинакова во всех частях Царства. Во второй половине 1863 г. революционные действия сосредоточиваются в восточных воеводствах, перекидываясь на Волынь и до самой Подолии. «Центральному комитету» было очень важно с самого начала расширить территорию революции, подняв движение в Литве, Белоруссии и на Украине, что затруднило бы сношения русского правительства с его армией, разделило военные силы и облегчило дело революции. Кроме того, западная Белоруссия была с Царством Польским связана торговыми отношениями. «Комитет» обратился к Литве, Подолии, Волыни и Жмуди с предложением взяться за оружие. «Центральный Комитет» считал эти земли польскими. Почва для революции здесь также была подготовлена. Русская политика вызывала недовольство в шляхетских кругах. «Разбор» шляхетского сословия (см. шляхта, L, 292), в силу которого тысячи шляхтичей были вынуждены записаться в сословие граждан или свободных крестьян, создал основные кадры для революции. Мелкая шляхта, разоренная аграрной реформой 1861 г., готова была принять участие в революции. Казенные крестьяне, оставшиеся в прежнем положении, были раздражены эксплуатацией со стороны арендаторов и всяких держателей земли, особенно в Литве и Виленщине. Городские ремесленники влачили жалкое существование. Частновладельческое крестьянство, непрерывно волновавшееся в течение 1861—62 гг., казалось также возможным участником движения. Крупное польское землевладение было недовольно политикой насаждения русского землевладения и раздражено обще-полицейским режимом. Реформа 1861 г., по существу очень выгодная для крупного хозяйства, все же не удовлетворила аграриев. Мелкая буржуазия была охвачена народническими идеалами, ей удалось перетянуть на свою сторону часть крестьянства. В основе своей она держалась ориентации на Польшу. Наконец, и католическая церковь, лишенная своих привилегий, также заняла враждебную России позицию. Против себя революция имела: русское землевладение, чиновничество, администрацию, православное духовенство, но самое главное — войска, основную массу крестьянства.

Революционная армия насчитывала 85 000 чел. Диктатором был назначен Мерославский, приехавший в начале февраля из Парижа. Этим «белые» были очень раздражены. Мерославский был известен своими радикальными социальными взглядами. В военном и финансовом отношении революция не была подготовлена. Не было также и дипломатической подготовки. Пруссия должна была, как и в 1830 г. стать на сторону России. В конечном итоге и Австрии, первоначально поддерживавшей революцию, пришлось занять ту же позицию. Надежды на помощь извне не оправдались. Многие польские офицеры, служившие в армии, приняли участие в революции, но воззвания офицерского комитета не имели широкого успеха. Революционные действия происходили преимущественно вне городов. На улицах городов не было ни баррикад, ни сражений. Революционеры были рассеяны по всей территории Царства Польского, укрывались в лесах и оттуда совершали партизанские нападения на русские войска. В течение 1863 г. и до мая 1864 г. на территории между Просной и Днепром произошло до 1 000 битв. Партизаны не давали возможности русским развернуть армию. Скрывшись в лесах, зная выходы и входы, революционные отряды имели возможность нередко наносить поражения воинским частям, нередко не знавшим местности. Революционное движение на Литве, в Белоруссии и на Украине началось позднее, чем в собственной Польше, с конца марта и начала апреля, но уже в первой половине 1863 г. оно было там подавлено. Главным районом революции оказалось Царство Польское, где до мая 1864 г., а в Августовской губернии до конца 1864 г., продолжалась упорная и настойчивая борьба.

Сначала революционное движение происходило под диктатурой Мерославского. Диктатура его, однако, была кратковременной. Уже в феврале он потерпел два поражения, был контужен в голову и удалился в Пруссию. Революция на время осталась без вождя. Этим воспользовались «белые». Они решили принять участие в революции и придать ей желательное для них направление. Они потребовали от «Народного комитета» назначения более умеренного вождя. «Красные», в надежде на дипломатические связи «белых», пошли на уступки и выдвинули в качестве диктатора М. Лянгевича, организатора восстания в Краковском округе. Но и диктатура Лянгевича (со 2/14 III) оказалась кратковременной, — он скоро попал в руки австрийцев. Неудача двух диктатур заставила «красных» пойти еще дальше навстречу «белым». Было приступлено к образованию «Временного народного правительства», а 28 апреля/10 мая было организовано постоянное народное правительство — «Ржонд народовый» (Rząd narodowy). Это усилило позицию «белых» и вместе с тем улучшило международное положение революции. Появилась надежда на выступление европейских держав. Но вместе с тем революционный подъем слабел, сила сопротивления уменьшалась. А когда надежды на европейское вмешательство не оправдались, снова выступили «красные». Они разогнали народное правительство и организовали новое. Революционное сопротивление на время усилилось. «Красные» стали на путь террора и политических убийств. Народное правительство в это время пользовалось большим авторитетом. Его приказания немедленно исполнялись. Оно имело свои газеты, администрацию, почту, бюджет, поддерживало дипломатические сношения с Европой. Русское правительство сменило командующего войсками Рамзая (см. XXIII, 674) и заменило его Бергом (см. V, 377). Наместник великий князь Константин был отозван. В Белоруссию и Литву генерал-губернатором вместо Назимова (см. ХХIIІ, 671) 1/13 мая 1883 г. был назначен Муравьев (см), уже известный своей деятельностью как гродненский губернатор, как враг шляхты и католического духовенства. Берг (с 19 октября 1863 г. сделанный наместником; состоял в этой должности до 6 января 1874 г.) и Муравьев действовали безжалостно. Террором и казнями они хотели прекратить движение. В ответ было устроено безуспешное покушение на Берга. «Белые» заняли враждебную позицию по отношению к  «народному правительству», и «красным» снова пришлось пойти на уступки. В ноябре 1863 г. диктатура переходит в руки Р. Траугута, бывшего русского офицера и гродненского землевладельца, принимавшего участие в организации революционного движения на Пинщине. В надежде на помощь со стороны крестьян, новое правительство следило за тем, чтобы январский декрет о наделении крестьян землей приводился в исполнение. Траугут снова стал рассчитывать на вмешательство держав, но в апреле 1864 г. он был арестован вместе со всем правительством (24/VІІ, а 5/VIII 1864 г. он был повешен вместе с другими членами ржонда последнего состава: Краевским, Точинским, Езеранским). Революция осталась без руководства. Революционное движение в Белоруссии кончилось уже к осени 1863 г., в Царстве Польском оно затянулось до конца 1863 г. и стоило русскому правительству громадных усилий и жертв.

Революция началась в пределах Царства Польского и, как было сказано, с конца марта 1863 г. захватила Литву, Жмудь, Волынь, Белоруссию, Инфлянты, Краковское и Сандомирское воеводства. Галиция оставалась спокойной, и Австрия вначале даже разрешила организацию шляхетских отрядов на помощь революции. Прусская Польша — Познанское княжество — также не было затронуто движением. В Литве и Жмуди организатором революции являлся Сераковский (см. ХLI, ч. 6, 564/65), на Подляшье — Бориловский, на Пинщине — Траугут, на Гродненщине — Вроблевский, на Инфлянтах — Платер, на Украине — Падлевский, в восточной Белоруссии — Жвердовский. Во всех этих районах также существовало деление на «красных» и «белых». Положение здесь было затруднено уже состоявшейся реформой. «Народный комитет» не мог объявить освобождения крестьян, т. к. отмена повинностей была фактически произведена указом 1 марта 1863 г. Манифестом 21 марта 1863 г. народное правительство обещало наделение землей батраков и безземельных, которые примут участие в борьбе против «москалей». В политическом отношении «белые» и «красные» сходились, общей их целью была независимость Польши, Литвы и Руси, объединенных в границах 1772 г.

Революция 1863 г. и Европа. С началом революции Россия обеспечила себя соглашением с Пруссией от 27/I—8/II 1863 г. Этот договор заставил Австрию, враждебную Пруссии, занять враждебную позицию и по отношению к России. Англия (Рэссель) предлагала Франции и Австрии совместно выступить перед русским правительством. Франция, имея ввиду возможность франко-русского союза, намечавшегося вскоре после Крымской кампании, отказалась. Англия сделала самостоятельное представление прусскому и русскому правительствам, ссылаясь на гарантии Венского конгресса. Австрия, которой неудобно было ссылаться на этот последний, и Франция в своем представлении ограничивались общими фразами. Выступление 5/17 апреля 1863 г. не дало никаких результатов. К декларации главных европейских держав присоединились Италия, Испания, Швеция, Дания, Голландия, Португалия, даже Ватикан. Русское правительство ответило манифестом, по которому давалась амнистия всем, кто положит оружие до 1/13 мая 1863 г. Манифест не имел никакого успеха. Горчаков в ответных нотах (апрель 1863 г.) запросил державы о тех средствах, которые могут успокоить Царство Польское. Державы через 2 месяца, в половине июня, предлагали восстановление конституции 1815 г., введение польской администрации и польского языка в школе, суде и администрации, всеобщую амнистию, установление закономерности и правильности в рекрутских наборах. 1/13 июля Горчаков дал ответ на эти представления держав, в котором заявлялось, что поляки имели все это раньше и что европейские державы не имеют права вмешиваться во внутренние дела России. В конце августа по почину Франции последовало еще одно совместное выступление Англии, Франции и Австрии, и после сжатого и сухого на него ответа Горчакова дипломатическая переписка по польскому вопросу прекратилась. Ожидания, возлагавшиеся поляками на Францию, не оправдались, а Австрия вступила в соглашение с Россией и Пруссией ввиду начавшегося в ней самой революционного движения. Русская политика одержала верх. Надежды «белых» потерпели крушение. Это заставило их отойти от революции и даже назвать ее несчастьем для Польши.

В России дворянство, и не только крепостническое, с самого начала революции 1863 г. относилось к ней враждебно и целиком одобряло политику правительства, что особенно выразилось в связи с нотой 1/13 июля. Дворянство засыпало правительство верноподданническими адресами. Выразителем правительственной и дворянской точки зрения на движение явился в печати Катков (см. ХХIII, 621/22). Купечество, православное и старообрядческое, стояло на той же точке зрения. Дворянство боялось потерять в Царстве Польском земли и должности, купечество – выгоды  оживленной торговли. Предостерегающий голос Герцена и Огарева потонул в шуме этих националистических выступлений; радикальная интеллигенция, разделявшая их взгляды, оказалась совершенно бессильной помочь революции делом; революционные кружки были разгромлены (об отношении их к революционному движению в Польше достаточно говорят тона, в каких обрисован Сераковский — под именем Соколовского — в «Прологе к Прологу» Чернышевского).

Номер тома36 (часть 1)
Номер (-а) страницы668
Просмотров: 636




Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я