Речь Посполитая. Царство Польское накануне революции 1863 г.

4. Царство Польское накануне революции 1863 г. Кончалась Восточная война (1853-56). «Демократическое общество» снова послало своих эмиссаров в Царство Польское для поднятия восстания. Но и эта затея не имела успеха. Демократы, при поддержке консерваторов, хотели ввести в Царство Польское организованные ими легионы, но Англия и Франция были против этого. Часть поляков приняла участие в Восточной войне на стороне турок под именем султанских казаков. Организаторами их были М. Чайковский (Садык-паша, см. XLV, ч. 3, 545/46) и В. Л. Замойский, между которыми все время шла борьба. Заключение мира разрушило польские ожидания. Еще до этого, в 1855 г., умер Николай I, а в следующем году и Паскевич. Наместником Царства Польского был назначен Горчаков (см. XVI, 90), командовавший армией в Восточную войну. При заключении Парижского мира (1856) французское правительство хотело поставить на рассмотрение польский вопрос, но англо-французский антагонизм не позволил приступить к его обсуждению.

Однако, полное крушение политики Николая и Паскевича было очевидно: польский народ не был уничтожен и продолжал существовать. В то же время Царство Польское после отмены таможенной границы все теснее экономически связывалось с Россией. Для польской промышленности русский рынок получал все большее значение. Понятно, что польская буржуазия хотела только спокойствия. С своей стороны и шляхта, боявшаяся своих крестьян, также хотела мира. Благоприятная хозяйственная конъюнктура поддерживала эти настроения господствующих классов. Считаясь с этим, правительство Александра II взяло более примирительный курс в отношении Царства Польского: военное положение было отменено, цензура облегчена, в Варшаве   учреждена медико-хирургическая академия. Однако, присутствие Муханова (см. XXIII 671), директора правительственной комиссии внутренних дел и попечителя учебного округа, все же говорило о старом курсе правительства. В мае 1856 г., при посещении Варшавы (см. II, 150), новый император произнес на приеме дворян, сенаторов и высшего духовенства большую речь, которая уничтожила надежды поляков. Он заявил, что установленный порядок останется без перемен, и советовал полякам оставить всякие мечтания («point de reveries», повторил дважды Александр). Эта речь вызвала большое раздражение в эмигрантских кругах.

Облегчение условий политического существования содействовало развитию политической самодеятельности в Польше. Европейская политическая обстановка, борьба Италии за объединение содействовали укреплению этих национальных демократических тенденций. На этом землевладельцы сходились с буржуазией. Центром политической деятельности аграриев сделалось «Земледельческое общество» («Towarzystwo rolnicze»), председателем которого был А. Замойский (см.), показавший себя прекрасным политическим организатором. Общество ставило себе задачей заниматься сельским хозяйством и устройством крестьянского быта. Муханов был против организации общества, но Горчаков поддержал эту идею. Аграрии и буржуазия не стремились к разрыву с Россией, но считали необходимым изменение политических условий жизни Царства Польского. Съезд в Варшаве трех императоров (1860) являлся предостережением для польских партий. Буржуазия и аграрии образовали консервативную партию, известную под названием «белых». Противоположная группа — «красные» — составилась из ремесленников, мелкого мещанства, студенческой молодежи, средней и мелкой землевладельческой шляхты, во главе с Янковским и Новаковским. И «белые», и «красные» были сторонниками независимости Польши, но шли они разными путями. «Белые» хотели добиться политической независимости, не подымая крестьянского вопроса; «красные» считали необходимым поставить его в первую очередь; они помнили о неудаче революции 1830 г. Была еще третья организация, группа Велепольского (см. ХІI, 130/35), самая непопулярная; она отказывалась от всякого восстания и хотела добиться автономии в единении с Россией. К этой группе принадлежали крупные аграрии и фабриканты. Политический вес ее оказался незначительным, хотя самому Велепольскому принадлежит большая роль в последующих событиях.

Общее недовольство положением Царства Польского дало возможность «красным» захватить инициативу в свои руки. «Красные» находились под влиянием Бакунина и были довольно решительны. Начались патриотические манифестации; в мае 1860 г., при похоронах вдовы ген. Савиньского, участника революции 1831 г.; в октябре 1860 г., при свидании трех императоров, эти патриотические манифестации повторились. 30-я годовщина революции 1830 г. (17/29 ноября) вызвала церковную манифестацию, организованную епископом Фиалковским. В феврале 1861 г. была попытка организовать манифестацию в память Гроховской битвы, но манифестанты были рассеяны казаками. Манифестация кончилась расстрелом, — было убито 5 чел. (15/27 февраля). Похороны последних превратились также в грандиозную манифестацию 2 марта, но порядок при этом не был нарушен. «Белые» испугались стремительности политики «красных» и спешили взять инициативу в свои руки. В купеческом собрании состоялось совещание, на котором было постановлено отправить к наместнику депутацию с протестом против действий администрации. Горчаков принял депутацию, приказал освободить арестованных, удалил в отставку целый ряд лиц (среди них обер-полицейского Трепова, см.). Адрес государю, редактированный Замойским, был отправлен наместником в Петербург. В адресе сообщалось о состоянии страны, и выражалась надежда на милость императора. Ответ Александра II был весьма неопределенным, но Муханова все же удалили в отставку. Ее, несомненно, надо поставить в связь с адресом «Земледельческого общества». Велепольский был назначен главным директором вновь учрежденной комиссии религиозных исповеданий и общественного просвещения. Он находился в ссоре с Замойским, был непопулярен в обществе, но решил, что наступает время для реализации его политической программы (ср. XII, 132/35).

Политика Велепольского сводилась к восстановлению в Царстве Польском самоуправления на почве Органического статута 1832 г. Петербург пошел навстречу программе Велепольского только тогда, тогда все население Царства Польского уже пришло в крайнее возбуждение. Указом 14/26 марта 1861 г. был восстановлен государственный совет, учреждались избирательные городские и уездные советы. Давалось обещание на  открытие новых учебных заведений. Эти уступки не успокоили поляков. «Красные» и «белые» понимали их как показатель слабости правительства и не соглашались ни на какое примирение. Сам Велепольский подрывал авторитет этих мер своим надменным поведением. Так, он закрыл «Земледельческое общество». Указ о веротерпимости, который менял положение католической церкви, вызвал озлобление со стороны духовенства — противника примирительной политики. Как представитель крупного землевладения, Велепольский был против наделения крестьян землей; он был сторонником очиншевания по заявлению одной из сторон. Реформы Велепольского никого не удовлетворили и не успокоили. Сменявшиеся наместники: Сухозанет (июнь—август;  см. XXIII, 676) и граф Ламберт (сентябрь—октябрь; см. ХХІІI, 668) совсем не разделяли взглядов Велепольского и не поддерживали его. Политика примирения потерпела крах. И «белые», и «красные» готовились к борьбе. После отставки Ламберта и вторичного временного назначения Сухозанета (октябрь 1861 г.), Велепольский подал в отставку и был вызван в Петербург.

Общественное настроение отражалось и на церковных выступлениях в 1861 г. Все они, так или иначе, принимали характер политических демонстраций. Панихиды по Леловеле (29 мая) и Чарторижском (15 июня) вылились в грандиозные церковные манифестации. Такой же характер носили похороны архиепископа Фиалковского. Шла подготовка к манифестациям в годовщину смерти Костюшко и Иосифа Понятовского. Ламберт под влиянием генерал-губернатора Герстенцвейга решил принять военно-полицейские меры. В костелы были введены войска для ареста присутствующих. На этой почве произошел ряд столкновений. Исполняющий обязанности заведующего епархией прелат Бялобжеский распорядился закрыть все костелы и прекратить в них всякую службу. Генерал-гуернатор Герстенцвейг покончил жизнь самоубийством. Арестованные почти все были выпущены.

Новый наместник генерал Лидерс (см. XXIII, 669), принявший должность от Сухозанета в ноябре, стал применять террор и не шел ни на какие уступки. Костелы оставались закрытыми.

Тем временем Белопольскому удалось усилить свое влияние в Петербурге и убедить правительство в необходимости новых уступок. Военная власть в Польше была отделена от гражданской. Начальником последней был назначен Велепольский, а наместником сделан великий князь Константин (см. XXIII, 67/69), брат государя (8 июня 1862 г.). Велепольский приступил к открытию новых средних и низших школ. В Пулавах (см.) были открыты сельскохозяйственный и лесной институты (1862). Под видом Главной школы был вновь открыт варшавский университет. Университет получил внутреннюю автономию (25 мая 1862 г.). Вводилось также местное самоуправление; указом 5 июня 1862 г. было введено равноправие евреев. Майский указ 1862 г. вводил обязательное очиншевание. Средние и мелкие землевладельцы отнеслись к указам отрицательно. Половинчатые реформы Велепольского не успокоили ни «белых», ни «красных». Они, как и прежде, истолковывались как показатель слабости правительства и способствовали подъему революционной волны. Покушения на бывшего наместника Лидерса (15/27 VI 1862 г.), на великого князя Константина (21/VІ - З/VII 1862 г.), наконец, два покушения на Велепольского (рабочий Рылль) свидетельствовали о напряженности атмосферы. Представители аграриев и буржуазии, «белые», руководимые дирекцией во главе с Замойским, хотели в форме адреса «Земледельческого острова» наместнику осудить покушения. На зов дирекции отозвалось много землевладельцев. «Белые» были готовы поддержать правительство при условии присоединения к Царству Польскому литовско-белорусских губерний. Велепольский стоял на почве конституции 1815 г. и не соглашался передать адрес. Тогда «белые» свои взгляды высказали в виде обращения к Замойскому. Текст этого обращения был доставлен и великому князю Константину. Замойский был вызван в Петербург и оттуда выслан за границу. Эти факты усилили «красных», сторонников решительной борьбы с Россией. Ими был организован «Народно-центральный» комитет («Коmitet centralny narodowy»), вступивший в сношение с эмиграцией и Мероским (см. XXIX, 486/87, и ниже).

Весь конец 1862 г. шла подготовка к восстанию. Собирали оружие и деньги.

Номер тома36 (часть 1)
Номер (-а) страницы663
Просмотров: 630




Алфавитный рубрикатор

А Б В Г Д Е Ё
Ж З И I К Л М
Н О П Р С Т У
Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ
Ы Ь Э Ю Я